Книжный рынок и издательства   Библиотеки   Образование
и наука
  Конкурс
“Университетская книга”

Июль-август 2019
"Библиотека как площадка для новых практик"

  • Михаил ЭСКИНДАРОВ: «Главное достояние вуза - люди»
  • Библиотечные ассоциации мира
  • Selfpub: особенности национального рынка
  • Контрактная система: полная трансформация или новый этап реформирования?



МультиВход

t8

 

Интервью

Книжный рынок

Вузовские издательства

Искусство издавать

Библиотеки

Образование

Инновационные технологии

Электронные библиотеки

Культура книги

Библиогеография

Библиотехнологии

Выставки и конференции

Конкурсы и премии

Документы

Copyright.ru

КНИГА+

Год литературы

Журнал Онлайн

 

obnar-zaimstv-2019

 

lit-flagman1




 

rgdb-podari-rebenku


Рассылка


Издательства, агрегаторы, библиотеки: диалог начался?
21.02.2013 10:37

Всем уже очевидно, что читатель не будет обращаться в библиотеку, если он не получит возможности доступа к полнотекстовым электронным базам, причём желательно в удалённом режиме. Это требование времени. При этом у библиотеки есть две возможности получить электронную копию книги и журнальной статьи: либо она их купит у издателей, либо сделает сама. Издатели, разумеется, выступают за то, чтобы э-копии покупались: это будет более профессионально и легитимно. Весь вопрос в цене. Предположим, библиотека на это пойдёт, значит, ей нужно увеличивать бюджет на комплектование в разы. Так ли это? Где здесь возможен компромисс?

libcom1

СУТЬ КОНФЛИКТА

Владимир ПРУДНИКОВ, главный редактор издательства «Инфра-М»

Мы постоянно слышим, что бедный мальчик из Абакана или Екатеринбурга не имеет возможности доступа к образовательным ресурсам. Это правда лишь отчасти. Последние пять лет демонстрируют, что розница обеспечивает лишь 30% продаж научной литературы, из них 67% обеспечивают пять главных магазинов страны. 26% приходится на физических лиц, которые приобретают книги напрямую, 16% – на сервис «Книга – почтой». 44 национальные и публичные библиотеки покупают 9% научной литературы, причём 65% этого объёма закупает самая продвинутая публичная библиотека – Свердловская областная, на которую приходится 4% тиражей. Далее следуют Тюмень, Саха, Хакасия. Поэтому мальчик из Абакана на самом деле живёт на территории, где библиотека входит в Топ-10 наиболее продвинутых.

Что же получится, если пойти по сценарию, предложенному в поправках к ГК РФ библиотеками? РГБ в качестве обязательного экземпляра получает монографию, оцифровывает её и через виртуальные читальные залы предоставляет доступ всем остальным, которые и так уже ничего не покупают. Получается, что издателю нужно выпустить 16 обязательных экземпляров, потратив на это 100 тыс. рублей (а именно такова минимальная стоимость создания учебной книги), и ждать. Вопрос – чего? Есть поговорка о том, что если вы не хотите кормить собственную армию, то будете кормить чужую. Тиражи научной и учебной литературы снизились за последние пять лет в четыре раза, многие издательства ушли с рынка. Сейчас обычный тираж «Экономической теории», которую изучает 1 млн студентов ежегодно, 1000 экз., а научной книги – 200 экз.

Стандарты высшего профобразования III поколения чётко предусматривают, что вуз обязан предоставить всем студентам доступ к ЭБС. Кому ещё нужен доступ, если он уже предоставлен целевой аудитории?

Николай КАЛЁНОВ, директор Библиотеки по естественным наукам РАН

С моей точки зрения, кризис не в том, что кто-то что-то хочет сканировать, а в качестве научной литературы. Теоретически по обязательному экземпляру мы должны получать 29 тыс. наименований научной литературы. У нас внедрена экспертная система комплектования, когда учёные в интерактивном режиме оценивают качество изданий. Выясняется, что всего 10% того, что называется научной литературой, представляет интерес для Академии наук. Зачем издаются остальные 90%, не очень понятно.

Мы никогда не ратовали за то, что нам надо что-то сканировать, закупая достаточно много зарубежных книг и оплачивая доступ. Сканировать текущую научную литературу – это значит стучаться в открытые двери, мы это и не поддерживаем. А вот что надо было бы сделать – создать архивы отечественных научных журналов. Сейчас через «НЭИКОН» на деньги Минобрнауки России куплены архивы зарубежных журналов, а с нашей периодикой – очевидные проблемы, связанные с авторским законодательством. Никто не может отсканировать старые журналы, и непонятно, кто должен давать разрешение. Это ни в коей мере не будет влиять на прибыли, поскольку издательства не получают отчисления за архивные статьи. Проблему надо решать, чтобы не хранить старые выпуски во всех библиотеках, это дело дорогостоящее, но удовлетворять спрос на них, который достигает 10%.

Олег НОВИКОВ, Генеральный директор издательства «ЭКСМО»

Мы пытаемся делить пирог, который с каждым месяцем становится всё меньше. Во многом это наша вина, потому что пока мы занимаемся делёжкой, вместо того чтобы думать, как печь пироги, на нашем рынке появляются новые люди и новые сервисы. Мы по-прежнему пытаемся искать ответ, кто больше прав, у кого больше прав, вместо того чтобы развивать наш рынок и соответствовать интересам читателей. Пока же их интересам больше соответствуют пиратские библиотеки. Завтра в отрасли появится Google, и если мы не поймём, в чём наши главные ценности, для кого мы работаем и что хотим сделать, то мы все вместе – и авторы, и издатели, и библиотеки, и агрегаторы – окажемся на обочине технического прогресса, как и многие другие отрасли.

libcom2Я считаю, что книги нужно делить не на научные и художественные, а на востребованные и невостребованные. Научная литература тоже может быть актуальной, и это задача издателей – производить востребованный контент и информировать об этом читателя, помогая нашим партнёрам – библиотекам, создавая новые технологии доступа и новые средства предоставления контента. Тогда Интернет и цифровые книги будут для нас не угрозой, а возможностью быть ближе к читателю, активно предоставлять ассортимент.

Я много раз слышал от коллег, что они издают хорошие книги, но товаропроводящие сети не работают, магазинов мало, поэтому литература не доходит до читателя. Сегодня читатель на расстоянии одного клика – пожалуйста, работайте с ним, но эти новые возможности мало используются.

Агрегаторы вместе с издателями могли бы решить проблему обеспечения библиотек, создав не каждый свою ЭБС, а некую единую, возможно, две-три конкурирующие, но не за счёт доступа к контенту, а за счёт технологий, качества интерфейса. При этом вполне возможна система абонентского обслуживания, пропорциональная количеству человек, которые посещают библиотеку, или объёму онлайн-чтения. Это была бы существенная экономия бюджетных средств, потому что стоимость доступа в разы ниже, чем бумажных книг. Библиотеки помогали бы читателям в поиске необходимой информации, консультировали по контенту и становились настоящими культурными центрами.

Александр ВИСЛЫЙ, Генеральный директор РГБ

Я согласен с коллегой. Скажите, у кого на что подписаться из русскоязычного научного и образовательного контента, и я подпишусь завтра. В СССР была налаженная система книгораспространения, работали бибколлекторы, была возможность довести тираж практически до любого уголка огромной страны. 20 лет назад мы отдали эту систему на откуп рынку, надеясь, что издатели и книготорговцы выстроят её на рыночной основе. Вот результат – не получилось. Теперь мы говорим, что в этом должно участвовать государство. Оно поучаствует точно так же, как и раньше – построит эту систему, но скажет, что издавать.

Борис ЕСЕНЬКИН, Президент ТД «Библио-Глобус»

Этот диспут идёт на протяжении длительного времени. ЮНЕСКО провозгласила: «Информация для всех». Как бы мы ни оценивали Советский Союз, информации было достаточно, вопрос – какой? Мы вступили в другое время, при этом серьёзно отстали. Сейчас нужно говорить о том, как обеспечить информацией нашу страну. В Конституции РФ написано, что интеллектуальная собственность охраняется законом. Законом мы и должны руководствоваться. Мы должны создать координационный совет, не бороться, а находить истину на базе закона. Давайте создадим информационную площадку, где будут возможны регистрация объектов авторского права и сервис приобретения для клиентов.

Дмитрий КУДИНОВ, коммерческий директор издательства «Юрайт»

На мой взгляд, сейчас возможности расширяются. Вы можете иметь доступ к издательским ЭБС, к ЭБС агрегаторов. У каждого свои сервисы, цены, уже есть из чего выбирать. Любая книга – объект авторского права, и если правообладатель не хочет её продавать в электронном виде, то это его право, мы не можем его отбирать. Издатели совсем не против, чтобы были электронные книги. Должна существовать площадка управления авторскими правами; когда у издателя нет сил и средств делать свою ЭБС, он может выкладывать книги туда и давать возможность доступа к этому контенту на определённых условиях читателям любой библиотеки.

Николай КАЛЁНОВ

Я полностью это поддерживаю, и включил бы эту позицию в ФЗ «Об обязательном экземпляре», а также выступил за организацию такой площадки на базе РКП.

И ВСЁ-ТАКИ, РЫНОК ИЛИ ГОСУДАРСТВО?

Михаил ТОПОРКОВ, Генеральный директор ЭБС IQlib

Сейчас мы наблюдаем спрос на подключение к ЭБС городских, муниципальных и районных библиотек. Сами библиотеки, без какого-либо вмешательства государства, нашли решение. Они могли бы покупать электронные копии, разрешения на их производство, но, как правило, у библиотек нет на это ресурсов, поскольку надо содержать персонал, который будет заключать договоры, располагать технологической базой. Но если в библиотеке есть несколько компьютеров, можно подключиться к ЭБС и получить необходимый доступ к изданиям за значительно меньшие деньги, нежели формировать фонды за счёт прямых лицензий.

Константин КОСТЮК, Генеральный директор ЭБС «Университетская библиотека онлайн»

Когда речь идёт о ст. 1275, все очень быстро переходят к конфронтации издателей и библиотек. А суть проблемы – в сиротских произведениях. Очень много книг создано преподавателями региональных вузов, которых никто никогда не найдёт. За проблему сиротских произведений ещё не брались. Если под срок 10 лет подводить все произведения, то могут появиться авторы или их наследники, у которых нарушается авторское право. А если по предложению библиотек этот период будет сокращён до двух лет, то рынок вообще разрушится. Есть удачные предложения – об интеграционной площадке авторских прав, аккредитованном обществе по коллективному управлению правами, которое могло бы определять, какие книги могут оцифровываться. Если поправка будет принята в её последнем варианте, издателям останется издавать только новинки, а ЭБС – агрегировать новые книги. Всё остальное поле интеллектуальной собственности выйдет из игры. Рынок на этом маленьком «островке» создать невозможно, в результате мы все окажемся у разбитого корыта. По этому моё предложение – вернуться к сути и решить проблему огромного массива сиротских произведений.

Василий ТЕРЛЕЦКИЙ, Генеральный директор РАО «КОПИРУС»

Отрадно, что после серьёзных споров стороны друг друга не просто слушают, но уже слышат. Считаю, что необходимо договариваться о компенсациях за те виды использования, которые нужны в библиотеках, и тогда интересы сторон могут быть сбалансированы. Пока же мы наблюдаем только огромный ущерб и у издателей, и у библиотек. За рубежом большинство библиотек привыкло платить компенсационное вознаграждение за авторские права при вторичном использовании, покупая при этом экземпляры произведений как в цифровой, так и в традиционной форме. Издатели и авторы в Европе привыкли получать вознаграждение и за первичное использование, и за вторичное. И для них не создают проблем любые возникающие технические новшества. Если нужно больше свободы для читателей, нужно дать им эту свободу и хорошо подумать о компенсации. Если удаётся сбалансировать таким образом интересы, то решения принимаются быстро, механизм внедряется на пользу читателям. Пока мы дискутируем, в этом году Европа прошла путь создания, обсуждения и принятия закона о сиротских произведениях, который позволяет библиотекам свободно использовать более 50% того, что находится в их фондах.

libcom3

Александр ВОРОПАЕВ, начальник отдела книжных выставок и пропаганды чтения Роспечати

Вопрос – кто за всё будет платить? Естественно, государство. А теперь давайте подумаем: когда мы говорим «государство», мы кого имеем в виду? Роспечать, которая традиционно курирует издание и распространение книг? Минкультуры, которое ведает публичными библиотеками? Минобрнауки, которое занимается вузами и ЭБС? Мы, прежде всего, имеем ведомственно разобщённую отрасль, когда у нас не связаны даже издательства и библиотеки. И у каждого из этих ведомств имеются свои проблемы. Роспечать прекрасно понимает, что снижаются тиражи научной книги, что существует глубокий кризис системы книгораспространения. Минкультуры имеет свой набор проблем, связанный с финансированием библиотек и оптимизацией отрасли. Нет единства в подходах к решениям, здесь нужно понимать, как одним фронтом решить огромный комплекс проблем.

Андрей ГЕЛЬМИЗА, директор ЗАО «РостМедиа», директор фонда «КНИГАБАЙТ»

Понятно, что издательское сообщество работает на открытом рынке, и одним из заказчиков является государство. Частично эта функция реализуется через библиотеки. Социальный заказ, выполняемый библиотеками, обеспечивает определённый спрос на рынке издательского продукта. Государство, таким образом, выполняет две задачи: обеспечивает доступ к знаниям и экономическое развитие государства, в частности в издательском бизнесе. Та позиция, которая сегодня складывается, вносит некоторый дисбаланс в эту ситуацию. Если государство перестаёт через систему библиотек закупать издательские продукты, это означает, что оно реализует другую схему, в которой рано или поздно библиотека сама должна будет выполнить издательскую функцию, т.е. создать контент.

Мне кажется, что ситуация совсем не безвыходная. Более того, прозвучало несколько разных формул того, как взаимодействовать на этом уровне. И если можно искать инновационные методы взаиморасчётов, которые рождаются в связи с развитием технологий, это нужно делать обязательно. Можно просто попытаться в современном электронном мире реализовать ту схему, которая была всегда: библиотека покупала один экземпляр книги, и дальше по системе межбиблиотечного обмена или в своих собственных залах предоставляла читателям. Когда нужна была вторая книга, покупался второй экземпляр. Абсолютно такая же схема может работать и с электронными изданиями, если мы будем воспринимать экземпляр не просто как файл, к которому может иметь доступ бесконечное количество людей, а как возможность одному пользователю единовременно пользоваться этим файлом. Если мы обеспечим контроль за использованием электронных книг, издательское сообщество будет уверено, что один экземпляр используется одним читателем, то проблем не будет. А если библиотеке понадобятся новые копии, то эта задача может быть решена разными способами – через ЭБС, через покупку нового экземпляра.

Владимир ХАРИТОНОВ, исполнительный директор Ассоциации интернет-издателей

В нашей стране всё очень быстро меняется, и за 20 лет рынок выстроился не так, как мы ожидали. Мы не смогли ни сохранить инфраструктуру, которая была в советские времена, ни создать новую. К этому не прилагали усилий ни издатели, которые вполне могли бы объединиться, ни библиотеки, ни ведомства. Но вот наступили новые времена, когда электронные книги стали совершенно естественной частью нашей жизни. В Америке уже сейчас книжный рынок на 20% состоит из электронных книг, в Великобритании – на 12%, в Германии – на 6%. Мы все уже живём в этих условиях, и библиотеки должны на это реагировать. А вот издатели опять действуют медленно и вяло. Когда они говорят «купите у нас книги», возникает вопрос – вы их продаёте? Много ли книг в ассортименте, который предлагают научные и образовательные издательства на рынок? Далеко не все книги, которые выходят на бумаге, продаются в электронном виде. Издатели сами не готовы к тому, что происходит. Я вполне понимаю логику законодателя, который попытался статьёй 1275 каким-то образом переломить ситуацию, позволив библиотекам выполнять их функцию – хранить и распространять информацию. Издатели им не могут в этом помочь, поэтому законодатель пошёл радикальным путём, предложив разрешить оцифровку книг. Можно долго обсуждать, правильно или неправильно, 10 лет или два года, но проблема действительно есть, и если издательское сообщество не смогло предложить решение, то такое решение предлагает законодатель.

Пришло время подумать над реформой авторского права, необходимость которой уже назрела и которая в Европе уже идёт. Решение о сиротских произведениях – фактически частичный выход из Бернской конвенции, и Франция постепенно из неё выходит, и во многих других странах принимаются решения, которые напрямую противоречат традиционной системе авторского права, сложившейся ещё в XIX в. Возможно, и в России следует всё тщательно продумать и что-то поменять с самого начала, заново рассмотреть проблему баланса интересов между издателями, библиотеками, читателями и авторами.

Опубликовано в номере январь-февраль 2013

 



Какие форматы доступа на электронную периодику для вас наиболее интересны?
 

 


webbanner-08-video

 

 webbanner-07-nacproekt

 

 webbanner-01-neb

 

 webbanner-02-fz-o-kulture

 

webbanner-red-03-ebs

 

webbanner-red-04-kn-rynok

 

 webbanner-red-05period-pechat

 

 webbanner-red-06-ros-poligrafiya

 

webbanner-red-10-sost-kultury

 
Copyright © ООО Издательский дом "Университетская книга" 2011
Все права защищены.
Студия Web-diamond.ru
разработка сайтов и интернет-магазинов.