Книжный рынок и издательства   Библиотеки   Образование
и наука
  Конкурс
“Университетская книга”

Ноябрь 2019
"Книга и чтение в культурном коде человечества"

  • Михаил ШЕПЕЛЬ: «Ставка на личную мотивацию сотрудников и совместное управление библиотекой»
  • НЭБ, ФКС и возрастная маркировка контента
  • Аудиокниги: кроссмедийный подход и работа с аудиторией
  • Российские книжные: совместное будущее



МультиВход

t8

 

Интервью

Книжный рынок

Вузовские издательства

Искусство издавать

Библиотеки

Образование

Инновационные технологии

Электронные библиотеки

Культура книги

Библиогеография

Библиотехнологии

Выставки и конференции

Конкурсы и премии

Документы

Copyright.ru

КНИГА+

Год литературы

Журнал Онлайн

 

lit-flagman1




 

rgdb-podari-rebenku


Рассылка


Лодка «БИЧ»: хождение за три моря. Ч. 2
05.09.2016 09:20

Продолжение материала. Начало в Переход первый. Мировой океан: стремимся на берег зарубежный или плаваем в нейтральных водах?

Переход второй.

lodka-2-beylinaНаучное море: то штормы, то мели

ВЕДУЩАЯ – Елена БЕЙЛИНА, главный редактор журнала «Университетская КНИГА»

«ЭКИПАЖ»:

Александр КУЗНЕЦОВ, исполнительный директор НЭИКОН

Владимир ПИСЛЯКОВ, заместитель директора научной библиотеки НИУ «Высшая школа экономики»

Евгений СТРУКОВ, директор научной библиотеки Казанского федерального университета

Дмитрий СЕМЯЧКИН, директор научной электронной библиотеки «КиберЛенинка», директор Ассоциации «Открытая наука»


Елена БЕЙЛИНА: Мы переходим в научное море, к той ситуации, которая складывается с информационным обеспечением науки, исследований и разработок, бюджетами на приобретение зарубежных баз данных, научных журналов, доступом российских учёных к этой информации и, как следствие, к их публикационной активности. Ситуация складывается непростая. С одной стороны, у нас недостаточно средств на приобретение высокорейтинговых журналов (бюджет на науку в валютном исчислении сократился почти в два раза по сравнению с 2014 г.), соответственно, обеспеченность информацией резко падает. По информации ведущих экспертов в этой области, по пяти приоритетным направлениям в 2016 г. она сократится до 55–60%. С другой — государством поставлена задача увеличения доли российских статей в Web of Science до 2,44%, с третьей — последние годы активно развиваются принципиально новые сервисы и возможности доступа к научной информации: ресурсы Open Access. Как на сегодняшний день выглядит информационный ландшафт поддержки российской науки? Каков вектор развития?

lodka-2-kuznetsovАлександр КУЗНЕЦОВ: Не совсем корректно говорить, что бюджет сократился в два раза. Если оценивать финансирование информационного обеспечения науки, то со стороны министерств и ведомств оно выросло более чем в два раза, чего нельзя сказать об отдельных библиотеках. Другое дело, что у нас проблемы с рублём. Тенденция очевидная: библиотеки, университеты, институты стали экономить на всём. В контрактах на миллионы рублей с целью экономии вычёркиваются позиции на 20 тыс. рублей. Согласно нашей статистике, до 2014 г. было много запросов на «экзотические» науки, в отличие от тех, которые нужны большинству (физика, химия, математика), а сейчас нет ничего: интерес просел у библиотек, университетов, НИИ. Минобрнауки России в этот тяжёлый момент увеличило сумму средств, которые тратятся на подписку. Более того, в 2014 г. по всем контрактам было секвестрировано 10%, а по информационному обеспечению даже добавили.

Занимаясь поддержкой науки в России, тем более на английском языке, нужно быть оптимистом. Должен сказать, что структуры, отвечающие за развитие науки в нашей стране, обратили внимание на проблему. Без их участия мы бы вернулись в 1990-е, когда была разрушена система научных коллекторов, в институты не поступали периодические издания, через 10 лет полностью прекратилось цитирование западных авторов. Сейчас те люди, которые понимают важность информации, концентрируют своё внимание на этой теме. Ситуация сложная, но перспективная.

Должен сказать, что кризис вкупе с активностью западных исследовательских компаний толкают рынок к каким-то революционным свершениям, что очень печально. Западные издательства своей агрессивной финансовой политикой заставляют общество предпринимать активные действия. Я всегда за перемены, но за продуманность шагов, за систему.

Елена БЕЙЛИНА: Каковы сегодня бюджеты, выделяемые государством на информационное обеспечение науки? Насколько эти суммы сопоставимы с зарубежными?

Александр КУЗНЕЦОВ: По моим оценкам, в 2016 г. — около 3 млрд рублей. Но особенность нашей страны в том, что финансирование науки полностью лежит на государстве, поэтому мы все очень зависим от этих денег. В современной научно развитой стране государству принадлежит около 30% расходов, остальное вкладывают корпорации.

Если говорить о науке вообще, то наш бюджет приближается к мировому уровню, это отставание не на порядки, может быть, в разы. А что касается информационного обеспечения, то в среднем по миру около 5% расходов страны идут на науку. У нас в лучшем случае 0,5%.

lodka-2-1

Елена БЕЙЛИНА: А как складывается ситуация в ведущих вузах страны? Насколько результативность науки зависит от такого финансирования или вы решаете проблемы самостоятельно?

lodka-2-pislyakovВладимир ПИСЛЯКОВ: Действительно, в прошлом году мы отказались от некоторых коллекций. Отчасти это воспринималось как позитивный сигнал; мы смогли провести определённый аудит подписок, поскольку некоторые базы данных фактически дублировали друг друга. Задача оптимизации встала перед нами впервые за 15 лет, но приоритеты сразу стали понятны: от чего мы не сможем отказаться, даже если это очень дорого, и те ресурсы, без которых прожить можно. Совещание по оптимизации подписок длилось всего 50 минут, и те предложения, которые внесла библиотека, были приняты сразу. Но в то же время мы надеялись, что эта ситуация продлится недолго и мы сможем восстановить все ресурсы, которые у нас были.

В этом году бюджет увеличен, для того чтобы поддержать подписку, сложившуюся в предыдущий период, т.е. ту, в которой мы уже отказались от части ресурсов. Что будет дальше, не совсем понятно. Эти новости зависят не от чиновников, а от курса рубля. Рублёвый бюджет фиксированный, больше он не станет.

Что касается публикационной активности, хочу отметить, что благодаря Павлу Арефьеву я узнал, что мы всё-таки достигли заветной цифры — 2,44%. Просто нужно корректно считать, по правильным базам данных и правильным типам документов. Должен сказать, что для меня это странная цифра, потому что не совсем понятно, как она изначально была рассчитана, почему не 2,43 или 2,45? Сначала я был противником подобных положений, но мои коллеги из научно-библиометрического центра НИУ ВШЭ разъяснили это так, что если бы не поставили подобную сверхзадачу, то мы не достигли бы и этого. Такой искусственный административный приём, который вызывает соответствующую реакцию. Но в итоге сработало: показатели стали расти, люди больше публикуются.

lodka-2-strukovЕвгений СТРУКОВ: Мне кажется, что вузовская выборка в данной дискуссии не совсем репрезентативна. Мы всё-таки представляем вузы, которые играют в высшей лиге: и КФУ, и ВШЭ участвуют в проекте «5-100» и выделяемые нам деньги по сравнению с остальными российскими вузами несколько иные, да и задачи ставятся амбициозные. Бюджеты зарубежных университетов с отечественными можно сравнивать так: они в валюте получают столько же, сколько мы в рублях, при этом наши бюджеты оцениваются миллиардами рублей. Прошлогодний бюджет КФУ составил примерно 11 млрд рублей, сравнимо с бюджетом города Казани. Это достаточно много, но важно понимать, на что эти деньги расходуются. Затраты на информационную поддержку мизерные: из этих 11 млрд в прошлом году ушло около 50 млн рублей.

Очевидно, что бюджеты университетов сокращаются. В этом году они снижены официально на 10% по всем позициям. Но сюда не входит то, что относится к проекту «5-100». Есть ещё гранты по постановлениям 218, 219, 220, иные формы. С точки зрения оптимизации этот режим на «затягивание ремней» работает, и мы точно так же дифференцируем свои потребности. Единственный показатель в этом деле — реальная статистика использования и посещений. Когда мы её оцениваем, то сразу видим, что пользоваться ресурсами может незначительная часть коллектива. Что такое федеральный университет? Допустим, 50 тыс. студентов, 20 институтов и порядка 10 тыс. научно-педагогических кадров. Кто из них реально работает в науке? Думаю, от силы человек 500–600. Но когда что-то оказывается недоступным, мы сразу получаем шквал звонков. Нужно сказать, что вся инфраструктура, связанная с информационным обеспечением, с областью аналитики и статистики, сосредоточена в библиотеке. Я вижу картину в целом, и мне не нужно доказывать руководству вуза, что следует выписывать дополнительно, достаточно показать эффективность использования. При этом и ответственность лежит на нас, поэтому мы подходим к анализу подписки очень аккуратно. Всё-таки для вузов, участвующих в проекте «5-100», политическая и экономическая ситуация выгоднее, чем для всех остальных.

Елена БЕЙЛИНА: Если говорить об оценке общероссийской ситуации, то знаю, что НЭИКОН проводит ежегодный опрос и данные этого года достаточно печальные. Более 70% респондентов не имеют выделенных бюджетов на приобретение научных ресурсов, а оставшиеся назвали среднюю сумму в 500 тыс. рублей, чего с трудом хватает на пару высокорейтинговых журналов. Так ли это?

Александр КУЗНЕЦОВ: У нас слишком много институтов и, думаю, в среднем такой бюджет и выходит. Хорошо это или плохо, оценить однозначно не могу, но честно говоря, серьёзных университетов мирового масштаба в нашей стране около 140, остальные — не более чем название. А вот то, что у нас вузы не занимаются наукой, — это другая проблема. На самом деле это всегда так было, российские университеты не жировали в плане информационного обеспечения науки.

Елена БЕЙЛИНА: Один из трендов последних лет — ресурсы открытого доступа. Проект «КиберЛенинка» стартовал четыре года назад и сейчас активно развивается. Насколько он востребован российскими учёными?

lodka-2-semyachkinДмитрий СЕМЯЧКИН: Помимо платной подписки, на которую бюджеты сокращаются, сейчас активно развиваются альтернативные ресурсы открытого доступа, позволяющие читать научные статьи. Услышав новость о том, что мы достигли показателя в 2,44%, я задался вопросом: а за счёт чего действительно вырос индекс и увеличилась публикационная активность и как реально развивается наука? Недавняя статья в Science o ресурсе Sci-Hub, из которой следует, что все страны откровенно пользуются пиратскими ресурсами, выявила глобальную проблему доступа к научной информации. И этот ресурс действительно стал катализатором, когда, с одной стороны, мы говорим о развитии науки и легальном доступе, а с другой — очевидна проблема информационного неравенства и дефицита научных источников, когда учёные из бедных стран могут получить доступ к информации только из подобных ресурсов.

Создавая наш проект, мы также старались решить проблему доступа к отечественным научным изданиям и, полагаю, за четыре года достигли неплохих результатов. В нашей коллекции более 1050 журналов, 410 изданий из перечня ВАК, более 1 млн научных статей. Все материалы публикуем на основании лицензионных договоров. По каждой статье собираем статистику реальной востребованности, включая количество читателей, скачиваний, добавлений в избранное, упоминаний в соцсетях. По данным Webometrics, наш ресурс входит в топ-10 мировых хранилищ научных публикаций. Посещаемость — около 3 млн человек в месяц. За 2015 год нас посетили 22 млн человек, в их числе учёные, студенты, обычные люди. Статистика реальной востребованности научных изданий, размещённых в «КиберЛенинке», теперь учитывается при оценке результативности деятельности научных организаций в отчётах для ФСМНО.

Мы стараемся активно развивать разные сервисы, например science communication, когда научные изыскания объясняются простым, доступным языком, и scholar communication, делая акценты на взаимодействии между учёными по полным текстам научных публикаций.

Елена БЕЙЛИНА: Кто финансирует проект «КиберЛенинка»? Напомню, что на старте это была личная инициатива. Сейчас профильные ведомства его поддерживают?

Дмитрий СЕМЯЧКИН: К сожалению нет, пока работаем на энтузиазме.

Александр КУЗНЕЦОВ: Ваш проект действительно важный и полезный, поскольку сохраняет в открытом доступе статьи, которые предоставляют на легальных основаниях сами авторы и издатели. А упоминаемый здесь ресурс — это откровенное воровство, не имеющее никакого отношения к открытому доступу. Такие проекты подрывают деятельность издательств, выпускающих пусть дорогие, но качественные, проверенные продукты. Кроме того, он ещё и «подставляет» библиотеки, которые по незнанию открывают доступ к нему через свои серверы. Разрушить существующую систему просто, вместо таких краж надо создавать достойную альтернативу с современными технологиями легального доступа.

Несмотря на сегодняшнюю ситуацию, я с оптимизмом смотрю на перспективу. Я за открытый доступ и печалиться об исчезновении подписки не буду. Очень скоро вся информация окажется в открытом доступе, бесплатная и легальная. Но это будут принципиально иные модели ведения бизнеса, и участники рынка к этому готовы уже сегодня.

Евгений СТРУКОВ: Открытый доступ, безусловно, должен развиваться. Но с точки зрения научного открытого доступа «КиберЛенинка» пока стоит в самом начале пути, так как основной контент — за пределами авторского права. Открытый доступ должен идти от университетов, от тех, кто генерирует информацию, от авторов контента. А миссия библиотек существенно изменилась. Напомню известную аналогию: если раньше, в условиях дефицита информации, библиотекарь был сродни человеку, который, уйдя в пустыню, мог принести яблоко, то сейчас это тот, кто, зайдя в информационные джунгли, может принести именно то, что нужно читателю.

lodka-2-2

Продолжение в Переход третий. Морская этика: своих за борт не бросаем?

Опубликовано в номере июль-август 2016

 



Какие форматы доступа на электронную периодику для вас наиболее интересны?
 

 


webbanner-08-video

 

 webbanner-07-nacproekt

 

 webbanner-01-neb

 

 webbanner-02-fz-o-kulture

 

webbanner-red-03-ebs

 

webbanner-red-04-kn-rynok

 

 webbanner-red-05period-pechat

 

 webbanner-red-06-ros-poligrafiya

 

webbanner-red-10-sost-kultury

 
Copyright © ООО Издательский дом "Университетская книга" 2011
Все права защищены.
Студия Web-diamond.ru
разработка сайтов и интернет-магазинов.