Книжный рынок и издательства   Библиотеки   Образование
и наука
  Конкурс
“Университетская книга”

Сентябрь 2019
"Революция Гутенберга 2.0 и будущее библиотек"

  • Сергей МАКАРЕНКОВ: «Издателю важно быть читателем...»
  • Библиотека университета 4.0
  • Российский книжный рынок: торжество non-fiction
  • Крымская пятилетка: обретения, потери, надежды



МультиВход

t8

 

Интервью

Книжный рынок

Вузовские издательства

Искусство издавать

Библиотеки

Образование

Инновационные технологии

Электронные библиотеки

Культура книги

Библиогеография

Библиотехнологии

Выставки и конференции

Конкурсы и премии

Документы

Copyright.ru

КНИГА+

Год литературы

Журнал Онлайн

 

obnar-zaimstv-2019

 

ufimskiy-salon-2019

 

lit-flagman1




 

rgdb-podari-rebenku


Рассылка


Вадим Дуда: «Ни один человек не был уволен по нашей инициативе»
28.02.2017 10:59

О том, что сейчас происходит в Библиотеке иностранной литературы, с её директором Вадимом Дудой побеседовал Дмитрий Саркисов. Материал опубликован на сайте «Ленты.ру» 27 февраля 2017 года.

dudaОсенью 2015 года, после смерти прежнего директора Екатерины Гениевой, новым руководителем Библиотеки иностранной литературы стал Вадим Дуда. Преобразования, которые он начал проводить, вызвали противоречивую реакцию. «Лента.ру» поговорила с Дудой и попросила его прояснить ситуацию.

«Лента.ру»: Во многих СМИ в последнее время появилась информация о проблемах в Библиотеке иностранной литературы: сотрудников заставляют увольняться, ликвидируются отделы, опечатано книгохранилище…

Дуда: Ничего не закрыто. Действительно, осенью прошлого года книгохранилище было опечатано судебными приставами в связи с претензиями к противопожарной безопасности. Но с первого декабря у нас нет никаких ограничений, библиотека полностью открыта.

Что вы можете сказать об увольнениях?

Ни один человек не был уволен по нашей инициативе. Я подписал в январе два внутренних документа. Первый касался международного книгообмена, второй — выставочного отдела. Про книгообмен — ранее в октябре уже был приказ о неукоснительном соблюдении правил документооборота и законодательства в международном книгообмене. Январский приказ приостанавливал деятельность книгообмена из-за очень серьезных расхождений с требованиями закона.

В чем заключались расхождения?

Это касалось оформления документов библиотечного учета. У меня есть все основания предполагать, что эта деятельность была, мягко говоря, непрозрачной. Суть в том, что поступление в фонд и «выход» книг за пределы библиотеки должны быть определенным образом документированы, чтобы всегда можно было определить, куда, на каких основаниях, с какой целью была отправлена книга. Существует ряд требований по такому учету.

То есть вы подозреваете, что на международном книгообмене наживались люди, отвечающие за этот процесс?

Я этого утверждать не могу, это не в моей компетенции. Я лишь могу констатировать: у меня есть все основания говорить о непрозрачности и незаконности этой деятельности и невозможности ее продолжения в таком виде в «Иностранке». Также отмечу, что библиотека не получала денег по результатам этой деятельности.

О суммах какого порядка идет речь?

Дело не только в суммах, хотя они были немаленькие. На мой взгляд, «Иностранка» с ее репутацией, созданной усилиями уважаемых и известных людей, просто не может быть частью каких-то серых, совсем непрозрачных схем.

В каком виде, по вашему мнению, должен проводиться международный книгообмен? Люди, работавшие раньше в библиотеке, в интервью «Открытой России» говорят, что «многие из старых партнеров уже отвернулись от "Иностранки", остальные продолжают сотрудничество по старой памяти».

А по какой причине старые партнеры отворачиваются? Я убежден, что работа с такими замечательными партнерами, как Государственная библиотека Берлина или Библиотека Конгресса, должна быть совершенно честной и взаимовыгодной. Приведу пример — сейчас мы не можем провести сверку взаиморасчетов с нашими партнерами, так как многие операции не фиксировались документально. Это значит, что мы не сможем предоставить никаких юридически значимых документов партнерам для аудита. А это может быть серьезной проблемой для любой крупной библиотеки. Если мы не будем полностью соответствовать законам, то обязательно будем терять и партнеров, и репутацию.

Сотрудники вашей библиотеки утверждают, что их вынуждали писать заявления на увольнение по собственному желанию и создавали обстановку, в которой они просто вынуждены были уволиться.

Я не очень хороший психолог или психотерапевт, но скажу так: если требования соблюдать закон и порядок — это оказание психологического давления, то мы действительно оказывали очень сильное психологическое давление. Сотрудники написали заявления на увольнение, так как несогласны с этими требованиями. Они занимались этим много лет, это их право. И они получили при увольнении компенсации.

Они говорят о том, что по отделам рассылали заявления на увольнение, без подписей, таким образом побуждая их подписать эти бумаги.

Что такое заявление на увольнение без подписи? Не знаю, имели ли вы дело с государственными или бюджетными учреждениями, но у нас не все так легко. Я не могу уволить сотрудника просто так. Есть определенные процедуры.

Значит, вы полностью отрицаете, что это было?

Рассылка заявлений на увольнение без подписи? Никто этого не делал — ни я, ни мои сотрудники.

Слухи о «расстрельных списках», о рассылке заявлений, на мой взгляд, создаются для того, чтобы напугать сотрудников, в корне не согласных с мнением уволившихся. Таких сотрудников подавляющее большинство, среди них авторитетные работники с многолетним стажем, наш золотой фонд… Я готов ответственно заявить, что нет никаких планов по сокращению сотрудников и нет никаких требований от Министерства культуры подобного плана. Особенно это касается сотрудников библиотечных подразделений — нашей элиты, мы всегда поддерживали и будем их поддерживать.

Пытались ли вы как-то работать над атмосферой в коллективе, сплотить его?

У нас сплоченный коллектив, костяк нашей команды — те самые библиотекари, которые посвятили «Иностранке» всю свою жизнь. Я с ужасом думаю о том, что кто-то из них захочет уйти на пенсию, потому что они не только кладезь информации и бесценного опыта, но и образец абсолютно честного служения своему делу. С подавляющим большинством сотрудников у нас полное взаимопонимание: куда мы двигаемся, какие приоритеты важны для развития современной библиотеки. И я хочу сохранить эту атмосферу, потому что я — часть этого уникального коллектива.

Негатив идет от внешних источников. Обсуждается информация, не подтвержденная документально, слухи и домыслы. Я уверен, как только все факты будут проверены, получат соответствующую оценку и будут опубликованы, пена схлынет.

По словам ваших сотрудников, вы говорили, что «каждый квадратный метр библиотеки должен продаваться», приносить деньги…

Про «продажу квадратных метров» — это не ко мне, я таких задач никогда не ставил. Я всегда за то, чтобы государственные средства расходовались максимально эффективно. Библиотека, как и любое другое учреждение культуры, заинтересована в росте посещаемости. Поэтому в 2015-2016 годах мы попросили освободить помещения всех арендаторов, не вписывающихся в концепцию развития библиотеки. Эта концепция была согласована Екатериной Юрьевной Гениевой с Попечительским советом в 2012 году.

Библиотека для вас — это прежде всего слаженно, оптимально работающее предприятие или просветительский проект?

Конечно же, просветительский проект. Это же библиотека! Но необходимость соблюдения норм законодательства совершенно очевидна. Библиотека не может быть частью каких-то странных схем.

Зачем был закрыт выставочный отдел?

Здесь необходимо расставить приоритеты — сначала библиотека, потом все остальное. Приведу пример. За два года рубль достаточно сильно обесценился, а мы покупаем книги за рубежом. Очень хочется сохранить объем поступлений, для чего нужно больше денег. У нас имеются серьезные проблемы с противопожарной безопасностью и еще очень много проблем библиотечного свойства, решение которых потребует затрат.

В такие достаточно непростые времена тратить 11 миллионов рублей на 12 выставочных проектов в год — в корне неверно, мы просто не можем себе этого позволить. Кроме того, у нас есть отдел культурных программ, с очень похожими функциями. 5 из 10 сотрудников выставочного отдела написали заявления об увольнении по соглашению сторон, с выплатой компенсации, остальные остались в библиотеке, продолжат заниматься этой деятельностью.

Проблема с противопожарной безопасностью стояла с 2010 года. Почему она не была решена?

Основная претензия — отсутствие системы автоматического пожаротушения в книгохранилище и еще целый ряд других нарушений. Предписания выдавались с 2010 года, и это выглядит так: сначала выписывается предупреждение, потом штраф, потом штраф лично на директора. И в какой-то момент эти возможности кончаются, можно только обратиться в суд и потребовать закрытия библиотеки, особенно учитывая недавнюю историю с пожаром на Алтуфьевском шоссе и в библиотеке ИНИОН.

По многим причинам финансирование — а это весьма внушительная сумма — организовано не было. Хочу отметить, что в конце прошлого года нам удалось договориться о финансировании со стороны Министерства культуры, государственный контракт подписан. Автоматическая система пожаротушения будет внедрена в июле этого года.

В библиотеке был Американский культурный центр…

Почему вы говорите в прошедшем времени? Американский центр ни на секунду не был закрыт, он и сейчас открыт, и там ровно то же, что и два года назад. Мы прекратили получать деньги от посольства потому, что тип соглашений, подписанных между библиотекой и Госдепартаментом США, к сожалению, во многом не соответствовал нормам. Так что мы продолжаем поддерживать деятельность этого центра, и делаем это успешно.

Ваш проект «Франкотека» получил от посольства Франции 9000 книг, но сотрудники библиотеки говорят, что в посольстве просто не знали, куда их списать.

Странно слышать о таком отношении к книгам от библиотекарей, пусть даже и анонимных... Наверное, поэтому и побоялись выступить открыто... У посольства Франции есть организация Institut Francais. У них есть проблемы с библиотечными площадями, и когда мы договаривались о проекте «Франкотека» с послом Франции, идея состояла в том, чтобы не создавать ненужную конкуренцию. Мы — библиотека, они — культурный центр. Поэтому мы в какой-то мере взяли на себя библиотечное обслуживание этой организации. Не вижу здесь каких-то проблем. «Франкотека» востребована нашими читателями, помогает нам увеличивать аудиторию, в том числе и за счет полученных книг.

Как будет развиваться библиотека?

Прежде всего мы — библиотека. Будем усиливать комплектование, постараемся переломить негативную тенденцию последних 15 лет, когда неуклонно сокращалось количество наименований периодики, будем выстраивать систему, которая позволит лучшим зарубежным книгам оказаться на полках библиотеки как можно быстрее. Будем улучшать пространство библиотеки, делать его более привлекательным и современным. Откроем книжный клуб и книжный магазин на первом этаже. Продолжим проводить мероприятия и выставки, открывать международные культурные центры.

Например, 28 февраля у нас будет открытие еще одного Американского центра, совместно с издательством Pearson. На очереди Итальянский и Иберо-американский центры. Мы активно развиваем библиотеки в регионах и считаем, что, как крупная федеральная библиотека, должны им помогать. «Иностранка» не останется в стороне и от развития цифровых технологий. За год мы стали достаточно заметны в области виртуальных сервисов — около 200 региональных библиотек пользуются нашими услугами как агрегатора цифровых книг.

Lenta.ru

 



Какие форматы доступа на электронную периодику для вас наиболее интересны?
 

 


webbanner-08-video

 

 webbanner-07-nacproekt

 

 webbanner-01-neb

 

 webbanner-02-fz-o-kulture

 

webbanner-red-03-ebs

 

webbanner-red-04-kn-rynok

 

 webbanner-red-05period-pechat

 

 webbanner-red-06-ros-poligrafiya

 

webbanner-red-10-sost-kultury

 
Copyright © ООО Издательский дом "Университетская книга" 2011
Все права защищены.
Студия Web-diamond.ru
разработка сайтов и интернет-магазинов.