Книжный рынок и издательства   Библиотеки   Образование
и наука
  Конкурс
“Университетская книга”

Ноябрь 2019
"Книга и чтение в культурном коде человечества"

  • Михаил ШЕПЕЛЬ: «Ставка на личную мотивацию сотрудников и совместное управление библиотекой»
  • НЭБ, ФКС и возрастная маркировка контента
  • Аудиокниги: кроссмедийный подход и работа с аудиторией
  • Российские книжные: совместное будущее



МультиВход

t8

 

Интервью

Книжный рынок

Вузовские издательства

Искусство издавать

Библиотеки

Образование

Инновационные технологии

Электронные библиотеки

Культура книги

Библиогеография

Библиотехнологии

Выставки и конференции

Конкурсы и премии

Документы

Copyright.ru

КНИГА+

Год литературы

Журнал Онлайн

 

lit-flagman1




 

rgdb-podari-rebenku


Рассылка


Э-ресурсы: от компромиссов к новым сервисам
31.05.2012 14:18

В отличие от публичных библиотек, в библиотеках высших учебных заведений ситуация с электронными ресурсами на порядок более прозрачная. Прошлогодние правовые баталии, завершившиеся небезызвестным приказом Рособрнадзора № 1953, утвердившим, наконец, критерии оценки ЭБС, обусловили тот факт, что участники рынка уже живут в относительно понятном правовом поле. Самое время обсудить – как живут? Насколько востребованы эти ресурсы, как меняются тенденции в обслуживании, какова статистика по используемым ресурсам? Сколько нужно обращений к конкретной книге, чтобы считать эффективными её продажи? Кто и как может повлиять на статистику посещений ЭБС и более активное использование электронного контента?

Эти и другие вопросы вызвали немалый интерес аудитории, принявшей участие в дискуссии «Электронные ресурсы в библиотеках – а как это работает на практике?», в рамках конференции «Фонды библиотек в цифровую эпоху: традиционные и электронные ресурсы, комплектование, использование».

ЭЛЕКТРОННЫЕ РЕСУРСЫ В БИБЛИОТЕКАХ: ПРАКТИКА ОТБОРА И ИСПОЛЬЗОВАНИЯ

 

karpova-mayМарина Эдуардовна КАРПОВА, заместитель директора Научной библиотеки Санкт-Петербургского государственного университета

Думаю, все со мной согласятся в том, что библиотеки являются проводниками идей «сверху» и «отдуваются» за всё «снизу»: мы испытываем давление как со стороны пользователей, которые хотят всё и сразу, так и со стороны издателей и агрегаторов, в чьём понимании мы должны ещё и охранять авторские права, не говоря уже о надзорных структурах.

По поводу статистики, думаю, это вопрос только времени, потому что идею вложить деньги и через год- два получить от них достойную отдачу считаю иллюзорной. Это уже не первое профессиональное собрание, на котором совершенно забывают о том, что те же университетские библиотеки накопили миллионные бумажные фонды, и они тоже активно используются. Мы говорим об электронных отечественных изданиях, но этот рынок только создаётся, хотя ситуация, на мой взгляд, стала лучше. Но бумажные фонды никуда не делись, и вы прекрасно помните, что срок устаревания научной литературы – 10 лет. В нашей библиотеке в 2000-е годы, после провала 1990-х, были потрачены десятки миллионов на покупку учебников, и мы их теперь имеем нужное количество. Думаю, что коллегам надо быть более терпеливыми.

Возвращаюсь к электронным ресурсам. Конечно, с одной стороны, наш вуз в привилегированном положении, как и МГУ, и живёт немного по своим правилам, с другой, мы 10 лет работаем с электронными ресурсами и всегда говорим, что проблема агрегации в нашей стране не должна опускаться до проблемы работы с конкретными ЭБС. Это лишь одно из направлений. Первой появилась периодика, думаю, что все знают платформу Научной электронной библиотеки, теперь стоит проблема отечественных изданий, и я полностью поддержу всех, кто говорит о том, что есть наработанный зарубежный опыт поставщиков электронной информации, которые сделали эти ошибки гораздо раньше. Это нужно учитывать, чтобы не допускать своих. Поэтому наша библиотека при общении с отечественными агрегаторами электронной информации стоит на позициях, скажем так, образовательных. За 10 лет удалось построить систему, по которой всё, что касается иностранной периодики и книжных коллекций, у нас есть в доступе. Поэтому, когда мы подошли к проблеме отечественных э-ресурсов, мы уже понимали, как это должно работать, и что мы хотим получить от поставщиков. Вот отсюда, как кажется партнёрам, наши завышенные требования к тому, как это должно быть устроено.

Если в целом обрисовать картину, то электронные ресурсы занимают большую долю наших фондов, это 110 уникальных ресурсов, в книжной коллекции 50 тыс. названий, 40 тыс. названий журналов. В зарубежной профессиональной литературе считается, что соотношение бюджетных средств на бумажные издания и на электронные ресурсы должно быть 50/50. Мы перешли этот барьер давно и сейчас это 40/60. Не буду говорить о 2011 г., он был очень удачен для покупки электронных ресурсов, поскольку изменилась схема финансирования, и мы сделали закупки крупнейших э-ресурсов на три года вперёд. На бумажные книги и периодику в 2008–2010 гг. выделялось примерно одинаковое количество средств, это по 15 млн рублей на книги и по 4 млн рублей на подписку. Это без внебюджетных средств. При этом факультеты имеют право тратить свои внебюджетные фонды в соответствии со своими нуждами. В целом на э-ресурсы в 2010 г. было потрачено 42 млн рублей, в 2011 г. усреднённо – 50 млн рублей. Отечественные ресурсы занимают скромную долю, меньше 10%.

Востребованность э-ресурсов в целом большая, статистика – хорошая, в моём понимании, она несколько стабилизировалась, есть небольшой рост, но определённое ядро пользователей уже сложилось. Мы не считаем количество обращений к одной книге, потому что подписка осуществляется на коллекции, мы оцениваем ситуацию в целом. Решение по приобретению того или иного ресурса принимается по результатам и статистике тестовых доступов, а также на основании письменно выраженных мнений наших пользователей. На самом деле, комплектование и бумажными, и электронными ресурсами в университете очень сходны. Библиотекари не принимают решения сами, они действуют в соответствии с пожеланиями и рекомендациями специалистов. Но поскольку меняется подход к репертуару и количество самих ресурсов (с 2007 г. их количество увеличилось в 2,5 раза), мы считаем, что репертуар сложился и довольно стабилен. Теперь мы обратились к архивным коллекциям. Сейчас у нас на сайте проходит активная дискуссия относительно списка, предложенного поставщиками – пользователи сами должны сказать, какие коллекции наиболее востребованы.

Что касается критериев отбора, то он у нас один – это контент, поскольку речь идёт не просто об электронных коллекциях книг, а об учебниках. Поэтому обязательно наличие в ЭБС учебников, включённых в наши учебные планы и программы. На бумажные журналы при наличии их в электронной форме мы деньги не тратим.

batova-mayЛюдмила Львовна БАТОВА, директор Научной библиотеки РГГУ

Наш первый опыт работы с электронными ресурсами относится к концу 1990-х гг., когда в России появилась фирма EBSCO, и с этого момента мы постоянно работаем с разными информационными ресурсами. Процесс развивался достаточно понятным образом, потому что наличие электронной зарубежной периодики естественным образом вытеснило закупку печатных версий. Когда появилась российская электронная периодика, мы задумались о сокращении бумажной подписки. Затем стали предлагаться зарубежные э-книги и возможность их приобретения на условиях не доступа, а архивов, и это тоже внесло свои коррективы в политику комплектования библиотеки. Полученный опыт стимулировал нас на создание собственного электронного ресурса, и сегодня наша электронная библиотека составляет более 8,5 тыс. документов, которые опубликовали наши преподаватели. Выполнение приказа Рособрнадзора № 1953 это плавное, понятное и естественное развитие событий деформировало, внесло свои коррективы. Если до сих пор перед руководством библиотек стояла задача обеспечить информационное сопровождение учебного процесса, поддержку научных исследований, то с появлением этого приказа стала более сложно решаемой задача аккредитации университета, направлений подготовки и т.д. Пока есть время сориентироваться и сделать правильный выбор, потому что альтернативы «покупать – не покупать» ЭБС при наличии всего, что мы имеем, не существует, мы обязаны всё это купить.

Наши усилия в последнее время направлены на выбор той системы, которая могла бы устроить нас и наших студентов. Мы имели возможность тестировать несколько систем по нескольким областям. Пять ЭБС нами были хорошо изучены на практике. Каковы наши требования для принятия решения о покупке ЭБС? Во-первых, мы солидарны с коллегами из Петербурга, это, конечно, контент, т.е. никакие требования лицензирования не должны перекрывать самую важную задачу – предоставить возможность работы с нужными изданиями. Поэтому это должны быть лучшие издания, востребованные в программах наших преподавателей и самые последние. Именно потому мы пришли к выводу, что нам придётся покупать продукцию не какого-то одного агрегатора, поскольку вполне логично, лучшие издания издательства придерживают у себя. Мы приняли решение приобретать 2-3 базовых системы; если будет возможен точечный отбор учебников под определённые профили, то будем делать именно таким образом. И количество подключений тогда будет зависеть от количества студентов, обучающихся по этим направлениям. Если условием будет доступ ко всему контенту, мы тоже будем его приобретать, при условии что большая часть того, что входит в ЭБС, это издания, рекомендованные нашими преподавателями.

Мы говорим о ценах, мне кажется, не об этом сейчас важно думать агрегаторам. Дело в том, что если вы сейчас пойдёте навстречу библиотекам, и не будете настаивать на своих ценовых ориентирах, то это значит, что вы заложите перспективу взаимоотношений на перспективу 2-3 лет, а возможно и дольше, и при- обретёте себе постоянного клиента, на которого сможете рассчитывать в дальнейшем. Если агрегаторы будут ставить во главу угла материальную сиюминутную выгоду, то выиграют те, кто будет работать на перспективу.

Вторая позиция – доступ для студентов. Большинство западных ресурсов у нас доступны для студентов по прокси-серверу РГГУ. Когда появляются три ЭБС, и каждая со своими форматами и паролями, это для большинства студентов сигнал – с этим не работать, поскольку это сложно применить на практике. Мне кажется, здесь должен быть сделан такой шаг – для тех библиотек, которые к этому готовы, дать доступ по прокси-серверу университета, таким образом к минимуму сведя все пароли, которые есть у студентов. И второй момент – продавать не книгу, а лицензии на одновременное количество свободных доступов. Как только мы почувствуем, что не хватает одновременных подключений, мы будем их докупать. А если из 1000 книг по договору реально востребовано 10 или 100, то во многом это продажа воздуха, который ни чего, кроме неправомерной траты бюджетных средств университетов, не влечёт. Мне кажется, правильней идти от реальной практики, получая для себя постоянных долговременных партнёров, с которыми можно строить отношения.

Третья позиция – ситуация, когда мы покупаем за приличные деньги доступ, должна предполагать другую логику работы: доступ к архивам и т.п. Что я считаю важным для нашей библиотеки – если мы выходим на этот общий рынок, вступаем в ВТО, это означает, что к нам придут с образовательными услугами другие университеты. Поэтому те, кто имеет подписку на качественную зарубежную информацию, этот сегмент должны обязательно сохранить. Важно, насколько наши студенты могут конкурировать со студентами, которые заканчивают зарубежные университеты, и это далеко не последний вопрос.

mac-mayЛюбовь Викторовна МАЦ, заместитель директора Научной библиотеки Санкт-Петербургского университета экономики и финансов

Если говорить о тех финансах, которыми мы располагаем, это всего 5 млн рублей, из которых 2,5 млн тратится на печатные издания, и на электронные ресурсы – 1,5 млн, поэтому когда я думаю о том, что придётся подписываться на несколько ЭБС, возникает главный вопрос – где брать деньги? Увеличение финансирования библиотеки не входит в приоритетные задачи нашего университета. Исходя из имеющихся возможностей, нам нужно будет купить и зарубежные, и отечественные научные базы данных, и, в том числе, ЭБС.

В настоящий момент мы выписываем всего понемногу. Работая долгие годы и проводя опросы пользователей, мы поняли, что в нашем вузе язык до сих пор остаётся барьером, поэтому мы отдаём предпочтение российским базам данных (East View, ИД Гребенникова и т.д.), а из иностранных выписываем только ЕBSCO. Как и многие другие вузы, мы проводили тестирование разных ЭБС, но свой выбор остановили на Ibooks. Основным фактором было, в первую очередь, то, что это ЭБС нашего региона. В работе нередко возникают такие ситуации, когда требуется оперативное взаимодействие с разработчиком. Вместе с тем, наши преподаватели предпочитают издавать свои книги в издательстве «Питер», а его контент – один из основных направлений в этой ЭБС. Кроме того, по сравнению с другими ресурсами Ibooks предложил нам самый выгодный способ доступа к ресурсу наших пользователей. Нам был предложен онлайновый доступ по IP-адресу нашего сервера, а, кроме того, все наши пользователи имеют читательские билеты с уникальными штрихкодами, и по этим номерам каждый студент и преподаватель со своего компьютера может входить в ЭБС и работать с ресурсом из любой точки, где есть Интернет. Это оказалось очень востребованным. Не нужно было покупать специализированное программное обеспечение, и с 1 декабря мы начали работу в этой системе. В данной ЭБС неплохо организован поиск и навигация, и, кроме того, мы надеемся в будущем привлечь к пропаганде этих сервисов наших преподавателей, книги которых есть в системе. В итоге по статистике, которую мы получили за эти месяцы, мы видим резкий рост посещаемости.

Кроме приобретённой ЭБС, у нас есть своя собственная электронная библиотека, которая включает учебные пособия, изданные преподавателями нашего вуза. Электронная библиотека является наиболее востребованной, она представлена на сайте университета в свободном доступе. Таким образом, обеспеченность э-учебниками мы строим на основе ЭБС и нашей электронной библиотеки. Единый электронный каталог, который интегрирует эти ресурсы, делает поиск простым и удобным. Анализируя статистику востребованности и отказов, мы пришли к выводу, что в настоящее время внутри вуза утрачена связь между библиотекой и преподавателями. Пришло поколение студентов, которые не знают, что такое качественный электронный контент, чем хорошая книга из легального источника отличается от контента из Интернета, т.е. отсутствует обычная информационная культура. Поэтому воспитательная и консультационная роль библиотеки – опять в зоне повышенного внимания.

Обязательное наличие электронных ресурсов и ЭБС в частности потребовало изменить стратегию развития самой библиотеки. Для того чтобы приблизить электронные ресурсы к пользователю, мы разработали регламент обеспеченности информационно-библиотечными материалами, в котором закреплены обязанности всех подразделений вуза и их порядок работы с библиотекой. Кроме того, мы разработали проект «Куратор», который призван восстановить связь библиотеки и преподавателя, научить его работать с новыми ресурсами и сервисами, оказывать ему разъяснительные и консультационные услуги.

vershinina-mayОльга Викторовна ВЕРШИНИНА, директор Научной библиотеки Тверского государственного университета

Политика Минобрнауки свидетельствует о том, что в первую очередь будут сокращаться именно региональные вузы. Наш университет в регионе – достаточно большой, но в масштабе России – маленький.

Одним росчерком пера мы оказались в совершенно другой эре. Если раньше мы отбирали и приобретали качественные традиционные книги, то сейчас мы не очень понимаем, как правильно действовать. Последние два года наша библиотека очень активно работала и с агрегаторами, и с издательствами, которые продают свой контент. В прошлом году мы подписались на восемь ресурсов, но вынуждены констатировать – несмотря на закрепление за факультетами и кафедрами всевозможных видов работы и проведённые мероприятия по их привлечению к этой работе, в конце года «посчитали и прослезились». Нашим агрегаторам и издательствам надо учитывать, что в такой ситуации, как мы, оказались все региональные вузы. Очевидно, что преподаватели по большей части не привыкли работать с такими ресурсами. А если преподаватель не покажет и не порекомендует, то не пойдёт работать и студент.

Отдельный вопрос – финансирование и ценообразование. Когда мне озвучили сумму выделенных средств на текущий год, иллюзий не осталось: она однозначно обрезает мне возможность попытки найти баланс между приобретением бумажных изданий и электронных ресурсов: обычные книги я уже не смогу покупать. Учитывая тот факт, что мы вынуждены проходить аккредитацию, нет необходимости говорить о том, на что пойдут деньги. В условиях конкуренции вузов выиграет тот, кто постоянно расширяет спектр специальностей, а в этих условиях мы никак не можем выдержать этой «гонки вооружений». Тестируя и используя разные ресурсы, мы для себя определили, что ни одна система не даёт нам того контента, который действительно нужен. Чтобы соответствовать критериям обеспечения дисциплин учебниками, мы должны покупать как минимум три ЭБС. Вопрос – с чем мы останемся в следующем году? С книжными издательствами у нас сложились определённые формы работы, безусловно, бумажные книги пока более востребованы, поэтому на этапе становления и продвижения ресурса в вузе нужно договариваться, искать какие-то компромиссные варианты взаимодействия с поставщиками электронного контента. Зарубежные агрегаторы, например, предоставляют нам свои архивы.

voroshilova-mayТамара Ивановна ВОРОШИЛОВА, заведующая отделом комплектования Донской государственной библиотеки

Анализируя собственные статистические данные за последние несколько лет, мы наблюдаем тенденцию существенного увеличения числа удалённых читателей. При этом география пользователей весьма обширна: Ростовская область, Москва, Санкт-Петербург, Германия, США, Великобритания. Одна из причин этой активности – электронные ресурсы, которые есть в нашей библиотеке, в т.ч. собственные. В первую очередь, это Донская электронная библиотека, которая начала функционировать с конца 2010 г. и сейчас наиболее востребована. Библиотека состоит из более чем 30 коллекций по истории Донского края, казачества, Отечест венной войны 1812 г., её основу составляет оцифрованный фонд нашей библиотеки. Мы активно развиваем этот ресурс, есть много планов по его расширению, взаимодействию с муниципальными биб лиотеками, созданию корпоративных ресурсов. Мы подписываемся на базы удалённого онлайн-пользования. Спрос, в первую очередь, на российские ресурсы: East View, ИД Гребенникова, E-library. Самый востребованный из зарубежных ресурсов – EBSCO.

Статистика использования публичным библиотекам тоже очень важна, т.к. мы отчитываемся за каждый потраченный рубль, но, к сожалению, от многих поставщиков мы её не получаем, а если получаем, то нерегулярно. К ЭБС наши читатели получают доступ по IP-адресам в стенах библиотеки. Но тенденции таковы, что читатели не хотят приходить в библиотеку, им требуется уже другой сервис, в первую очередь доступ в удалённом режиме. В любом случае, на наш взгляд, библиотека должна предложить оба варианта доступа, а читатель вправе выбирать, где и с чем ему предпочтительнее работать.

Опубликовано в номере май 2012

 



Какие форматы доступа на электронную периодику для вас наиболее интересны?
 

 


webbanner-08-video

 

 webbanner-07-nacproekt

 

 webbanner-01-neb

 

 webbanner-02-fz-o-kulture

 

webbanner-red-03-ebs

 

webbanner-red-04-kn-rynok

 

 webbanner-red-05period-pechat

 

 webbanner-red-06-ros-poligrafiya

 

webbanner-red-10-sost-kultury

 
Copyright © ООО Издательский дом "Университетская книга" 2011
Все права защищены.
Студия Web-diamond.ru
разработка сайтов и интернет-магазинов.