Книжный рынок и издательства   Библиотеки   Образование
и наука
  Конкурс
“Университетская книга”

Июль-август 2019
"Библиотека как площадка для новых практик"

  • Михаил ЭСКИНДАРОВ: «Главное достояние вуза - люди»
  • Библиотечные ассоциации мира
  • Selfpub: особенности национального рынка
  • Контрактная система: полная трансформация или новый этап реформирования?



МультиВход

t8

 

Интервью

Книжный рынок

Вузовские издательства

Искусство издавать

Библиотеки

Образование

Инновационные технологии

Электронные библиотеки

Культура книги

Библиогеография

Библиотехнологии

Выставки и конференции

Конкурсы и премии

Документы

Copyright.ru

КНИГА+

Год литературы

Журнал Онлайн

 

obnar-zaimstv-2019

 

lit-flagman1




 

rgdb-podari-rebenku


Рассылка


Рынок учебников: «негативные факторы в режиме нон-стоп». Ч. 2
30.03.2017 09:55

8 января 2017 г. вступил в действие приказ Минобрнауки РФ № 1651, согласно которому признаются утратившими силу ранее изданные ведомственные документы, связанные с утверждением минимальных нормативов обеспеченности вузов библиотечно-информационными ресурсами. Мы пригласили экспертов прокомментировать ведомственную инициативу.

Продолжение. Начало в Ч. 1

МНЕНИЯ ИЗДАТЕЛЕЙ, ПРЕДСТАВИТЕЛЕЙ ЭБС И КНИГОТОРГОВЫХ КОМПАНИЙ

rynok-uch-degtyarevМихаил ДеГтЯрёВ, Генеральный директор ОАО «ЦКБ «БИБКОМ»

Данный приказ может быть обоснован только с точки зрения «экономии на чём попало». Очевидно, что полная анархия в обеспечении литературой учебного процесса может привести к снижению уровня образования в вузах, а использование в качестве основного учебника неотредактированных учебных пособий, изобилующих ошибками и неточностями, безусловно, не будет способствовать повышению квалификации выпускников.

Уверен, что по издателям учебной литературы, которые и без того страдают от сокращения тиражей, принятый документ нанесёт сильный удар. Абсолютное большинство новых учебников и учебных пособий выпускается с учётом новых законов, изменяющихся требований ФГОС, новых ГОСТов и технических регламентов. Жизнь меняется. Поэтому, за небольшим исключением, невозможно качественное образование с использованием учебников 20-летней давности. А такой соблазн обязательно возникнет у некоторых руководителей вузов: лишь бы сэкономить и не выделять средства на комплектование библиотечных фондов. Чтобы этого не случилось повсеместно, нормативы устареваемости необходимо сохранить (за исключением некоторых дисциплин).

Создаётся впечатление, что есть стремление к полной ликвидации выпуска качественной учебной литературы серьёзными издательствами. И что же останется? Среди вузовских изданий, безусловно, есть очень неплохие, и результаты конкурса «Университетская книга» тому подтверждение. Но всё же значительная часть того, что издают вузовские редакционно-издательские подразделения, не выдерживает никакой критики.

Что касается выделяемых средств, то, по нашим оценкам, бюджеты на комплектование вузов последние два года снижаются в целом по стране на 10–15%. Есть университеты, которые практически не сокращают комплектование, но таких единицы. При этом появились учреждения и даже целые отрасли, где падение составило 70–90%. Так, существенное снижение финансирования Министерством сельского хозяйства РФ аграрных вузов привело в большинстве из них к практически полному прекращению приобретения литературы для учебного процесса. В 2017 г. ситуация ещё более ухудшится, в том числе из-за приказа № 1651.

rynok-uch-kudinovДмитрий Кудинов, коммерческий директор издательства «Юрайт»

Отменённые приказы регламентировали количественные и качественные характеристики учебной литературы в библиотечном фонде вуза.

Начнём с анализа количественных норм – тех самых, в которых говорилось об одном или о двух (в зависимости от уровня образования) учебниках на четырёх студентов, как в Великую Отечественную войну, когда выдавали одну винтовку на нескольких бойцов и – воюйте как хотите. Если страна стремится поднимать качество образования, то такие нормы выглядят несколько странно. Однако то, что их отменили, по сути, ничего не изменило. В новых ФГОС ВО точно так же прописано, что или студенты должны быть обеспечены одним печатным учебником на двух человек, или же минимум 25% учащихся одновременно должны иметь доступ к электронному учебнику по изучаемой дисциплине. На мой взгляд, просто устранили дублирование норматива.

Оценим качественные характеристики. Тут появились как правильные, по моему мнению, нововведения, так и неоднозначные. Правильно, что отменили норму наличия грифованной литературы. Она противоречила как Федеральному закону «Об образовании в Российской Федерации», так и письму замминистра образования и науки РФ А.А. Климова подведомственным учреждениям от 16 сентября 2015 г. № АК-2692-05, в котором разъяснялось, что «образовательные организации высшего образования и профессиональные образовательные организации самостоятельны в выборе используемой литературы при реализации образовательных программ. На законодательном уровне не установлено требований по обязательному рецензированию или присвоению определённых грифов учебным изданиям, а также их соответствия профессиональным стандартам, используемым при реализации основных образовательных программ».

Таким образом, было устранено противоречие, которое вносило неопределённость в работу библиотекарей, и теперь работать станет легче.

Относительно отмены нормативов устареваемости литературы не могу однозначно сказать, что это хорошо и правильно. С какой целью это делалось? Чтобы государство могло сэкономить при выделении средств на комплектование фондов? Этот норматив и раньше неидеально исполнялся по многим причинам, прежде всего из-за того, что:

·         выделяемых большинству библиотек бюджетов едва хватает на комплектование новых дисциплин, не говоря уже об обновлении;

·         некоторые преподаватели считают, что учить основам своей дисциплины нужно по старым классическим учебникам, и не включают в рабочие программы новые книги;

·         по части дисциплин с прошлого века не издавались новые учебники и студентов учат по старым книгам просто потому, что других нет.

Это наша реальность, но хочется видеть не только её фиксацию, но и стремление профильного министерства к её улучшению.

Говоря о последствиях подобных инициатив, должен отметить: библиотекари некоторых вузов уже информируют нас о том, что в связи с новым приказом руководство рекомендует им учитывать в книгообеспеченности имеющуюся в наличии литературу, которую раньше включать было нельзя. Где-то начинают уменьшать бюджет на комплектование печатными книгами.

Можно представить ситуацию, при которой в вузе единственным источником обучения студентов останется старый фонд печатных книг и самая дешёвая или вообще бесплатная электронная библиотека, которая будет формально обеспечивать учебные дисциплины методичками и учебными пособиями, неважно, какой свежести. А дальше? Издателям станет невыгодно вкладываться в новые учебники и обновления прошлых изданий. Авторы перестанут писать новые книги, ведь это большой многомесячный труд. И как результат, студенты будут вынуждены учиться по литературе из старых фондов, ведь новая перестанет выходить. И даже если у библиотеки потом появятся деньги на закупку учебной литературы, то обратиться уже будет некуда. Равновесие сейчас очень хрупкое; попробуйте посчитать, скольких издателей учебной литературы вы знаете. По сути, обеспечение книгами образования в стране держится на небольшом количестве людей, которые работают исключительно на самоокупаемости. А ведь лучше, чем книга, средства передачи знаний следующим поколениям человечество пока не придумало.

Надеюсь, что повсеместно вышеописанной ситуации с комплектованием мы не увидим. Сейчас растёт мобильность студентов и конкуренция за абитуриентов между вузами. Качество образовательного процесса не скроешь, и в вузы, где плохо учат, не будут поступать. Поэтому спрос на качественные учебники останется. Их будут покупать сами студенты в магазинах и заказывать те учебные заведения, которые хотят оставаться конкурентоспособными и следят за уровнем образования. Но точка равновесия, конечно, сместилась.

На мой взгляд, руководству вуза следует помнить о приоритетах. Если среди них есть качественный образовательный процесс, то его надо обеспечивать и квалифицированными преподавателями, и современным оборудованием, и учебно-методической поддержкой в виде учебной литературы. Нужно, чтобы у каждого студента был свой личный учебник или доступ к его электронной версии. В критериях качества я бы учитывал наличие в учебниках не только теории, но и современных практик и практикумов. И конечно же, издания должны быть современными. Нобелевские премии за научные открытия присуждают каждый год. Мы в издательстве следим, чтобы учебник обновлялся по меньшей мере раз в два года. Пусть наши студенты знают современное положение дел в науке, а не пяти- или десятилетней давности.

Кстати, по сведениям из разных источников, в Минобрнауки России намерены снова переписывать ФГОС. И в них легко может появиться такой же пятилетний критерий устареваемости литературы, какой есть сегодня во ФГОС для СПО. Поэтому я бы не торопился с включением старых изданий в списки литературы в рабочих программах по дисциплинам и в карты книгообеспеченности.

По нашим оценкам, объёмы выделяемых на комплектование средств не растут, вряд ли это большая новость. Внутри бюджетов мы наблюдаем всё большее перераспределение средств в сторону электронных книг и библиотек. А об уровене бюджета на 2017 год вернее всего можно будет судить в конце декабря. Кстати, независимо от того, каким окажется бюджет на книги в библиотеке, для всех студентов и преподавателей страны на сайте издательства с 6 февраля мы открываем новый проект – «Юрайт-Академия», где будут размещаться видеолекции по различным дисциплинам от авторов из лучших вузов.

rynok-uch-kostyukКонстантин Костюк, Генеральный директор «Директ-медиа»

Вузовское книгоиздание продолжает нести потери, хотя и так за последние семь лет это один из наиболее пострадавших книжных сегментов. Причины кроются в том, что спрос здесь не имеет природы популярности, как в других сегментах. Популярность – возможность собрать для темы и книги читателей и обеспечить тираж. Научная и учебная литература сопровождает учебный процесс, она служит как читателям, так и авторам, поскольку является отчётом о работе учёного. Рост цифровых возможностей обеспечил огромный потенциал публикации научных работ, но полностью подорвал рыночные основы продаж, по сути, уничтожил тиражный подход. Мало кто задумывается, что этот сегмент уже давно субсидирует государство посредством предписываемых норм библиотечной обеспеченности учебного процесса. Вот эти нормы сейчас отменяют. Фактически мы говорили о лишении субсидий, что не может не сказаться на отрасли, и последствия трудно предсказать. Речь идёт о либерализации вопроса библиотечного обеспечения в вузах. Некачественное образование может обойтись вообще без книг. Статусные вузы стремятся обеспечить информационное сопровождение самостоятельно. Цифровые технологии, практикуемые преподавателями, позволяют пользоваться книгами, обходясь без бумаги и покупок. Мне кажется, последствия почувствуют прежде всего традиционные издатели, поскольку нормы обеспеченности бумажными книгами остаются высокими (50 книг на 100 учащихся), в то время как эту аудиторию свободно может обслужить один электронный экземпляр. Отказ от грифов, т.е. экспертной сертификации учебника, от срока давности – всё это удар по издателю. Добавим сюда сокращение затрат на науку, на образование, обязательный электронный экземпляр – негативные факторы в режиме нон-стоп.

По сути, ФГОС ВО остаются серьёзной, а теперь и единственной опорой вузовского книгоиздания. Но стандарт – это требования к одной-единственной программе по обучению. В нём содержится показатель обеспечения программы основной учебной литературой. Получается, что остальных книг вроде бы и не нужно. С начала действия ФГОС мы заметили тренд на сужение интереса вузов до конкретных учебников. Ну, будет несколько десятков книг на несколько десятков дисциплин. Это что – высшее образование? Или модель средней школы? За рубежом нет субсидий для учебников, как у нас, зато требования к качеству научной библиотеки очень жёсткие.

Во ФГОС содержится требование к наличию информационно-библиотечных ресурсов, ЭБС. Но вузы нам прямо говорят, что в ЭБС их интересует только основная учебная литература и что они не готовы платить за научный контент. если уж разрабатывать нормативы, то в основе должна лежать потребность в качественном, широком, репрезентативном отражении лучшей научной и учебной литературы в библиотеке вуза.

По нашим наблюдениям, последние два года рынок ЭБС стагнирует, несмотря на то что электронная книга развивается. Я подозреваю здесь влияние общего падения нашего книгоиздательского научно-учебного сегмента. Негативные тенденции особенно усилились во второй половине 2016 г. Надеюсь, 2017-й их не подхватит, хотя и ожидаю продолжение снижения рыночных показателей.

rynok-uch-molchanovАнтон Молчанов, Генеральный директор компании «Политехресурс» (ЭБС «Консультант студента»)

Отмена действующих приказов без выпуска новых ничего хорошего высшему образованию, разумеется, не сулит, так что необходимость и целесообразность подобных действий весьма сомнительны. С другой стороны, закономерность подобного шага после массового слияния вузов и последовавшей за этим смены власти в Минобрнауки России вполне понятна. Это не столько своевременно, сколько современно, т.е. в духе времени. «Ни мира, ни войны, а армию распустить». Цитата Троцкого почти столетней давности звучит сегодня очень актуально.

Говоря о последствиях этих инициатив, следует отметить, что они будут печальными, но не быстрыми. Публика у нас инертная, а главное – все привыкли действовать по старому армейскому принципу НСВО: «Не спеши выполнять – отменят!» То есть в оптимистичном варианте всё ещё можно исправить. В пессимистичном – очевидное снижение объёмов продаж, тиражей, гонораров авторов, качества учебников – по цепочке.

Что касается финансирования, в 2014–2015 гг. оно держалось на уровне. В 2016-м бюджеты снизились на 10%. В этом году возможно 20%-ное снижение. Такие сигналы поступали уже в январе из разных регионов.

rynok-uch-nikiforovАлександр Никифоров, директор издательства «ЛАНЬ»

Я не берусь судить о своевременности и актуальности отмены некоторых предыдущих приказов и появления нового, но что касается средств, выделяемых на комплектование библиотек в последние два года, то факт очевидный и всем известный: в большинстве вузов они сокращались.

На мой взгляд, в новом приказе главным нововведением является вовсе не отмена минимальных нормативов книгообеспеченности: ФГОС довольно чётко всё прописывает, а отмена нормативов устареваемости. К чему это приведёт? Ответ очевиден: к ещё большему сокращению средств, выделяемых на приобретение традиционных книг на бумажных носителях в некоторых вузах, и соответственно к ещё большему сокращению продаж у издателей. Если бы такой приказ появился лет пять назад, для издателей он стал бы если не смертельным, то почти. Сейчас – когда тиражи превратились в микротиражи – издатели, конечно, это почувствуют, но выживут. Уверен.

Кроме того, так как образовательная среда в принципе не склонна к резким движениям, то есть надежда, что и руководство вузов займёт позицию «посмотреть, подумать, взвесить», а не «резать финансирование сразу».

Возможно, это сигнал о том, что кризис только нарастает и денег настолько мало, что при сохранении норматива вузы не смогут должным образом комплектоваться и, соответственно, проходить аккредитацию. Звучит как абсурд, и, надеюсь, им останется.

rynok-uch-petryakovВячеслав Петряков, Генеральный директор издательства «Флинта»

Насчёт необходимости и актуальности принятия данного документа что-либо сказать сложно, поскольку в последнее время даже некоторые законы принимаются вопреки здравому смыслу. (Например, закон об обязательном электронном экземпляре). По сложившейся традиции, время для введения в действие приказа выбрано «удачное»: конец года, впереди новогодние праздники, соответственно никаких комментариев и разъяснений. В очередной раз хочется выразить недоумение: любой документ, принятый на таком высоком уровне, не должен вызывать столько вопросов у тех, кто прямо или косвенно обеспечивает образовательный процесс в вузах. Что касается последствий, то для всех участников рынка оцениваю их как негативные. Не берусь комментировать нормы книгообеспеченности, которые сегодня регулируют только ФГОС ВО, но, на мой взгляд, каждому студенту учебная книга должна быть доступна как в бумажном, так и в электронном виде. При этом норматив устареваемости должен быть обязательно возвращён, возможно с новыми сроками.

rynok-uch-dashkovЛеонид Дашков, Генеральный директор Издательско-торговой корпорации «Дашков и Ко»

Отмена приказов Министерства образования и науки РФ, утверждавших порядок формирования фондов вузовских библиотек и минимальные нормативы обеспеченности вузов учебной и научной литературой и другими библиотечно-информационными ресурсами, стала логичным продолжением проводимой уже несколько лет политики ведомства по снижению уровня финансирования вузов и одновременному требованию повышения заработной платы профессорско-преподавательскому составу в связи с необходимостью выполнения майских (2012 г.) указов Президента РФ. Это привело к практике выделения денежных средств на формирование фондов вузовских библиотек по остаточному принципу, что вынудило Минобрнауки России отменить вышеупомянутые приказы. Ведь как можно требовать от государственных вузов соблюдения нормативов обеспеченности учебной и научной литературой, если при значительном росте цен на книги объём выделяемых государством денег на закупку этой литературы не только не увеличивается, но и существенно сокращается?

Отмена нормативов обеспеченности вузов необходимыми для осуществления учебного процесса и научной деятельности библиотечно-информационными ресурсами крайне негативно скажется как на формировании фондов вузовских библиотек (соответственно и на качестве обучения студентов), так и на рынке учебной литературы в целом. если раньше пройти аккредитацию вуза без достижения нормативов обеспеченности учебной литературой было невозможно и поэтому руководство вуза вынуждено было выделять деньги на комплектование библиотеки в соответствии с установленными требованиями, то сегодня этот барьер устранён. А при остром дефиците финансовых средств становится очевидным дальнейшее сокращение ставших «не обязательными» средств на формирование библиотечных фондов вузов. Всё это, естественно, приведёт к некоторому снижению издательской активности на рынке учебной литературы для вузов и отрицательно скажется на финансовом состоянии издательств, занимающихся выпуском учебной и научной литературы для системы высшего образования.

В условиях ярко выраженного дефицита финансирования вузы уже в настоящее время практически все денежные средства, выделяемые на комплектование библиотечных фондов, тратят на приобретение доступа к электронным книгам в составе ЭБС. Более того, расходы на формирование электронно-библиотечных систем также стали уменьшаться. Что касается бумажных книг, их покупка вузовскими библиотеками сократилась в последние годы на порядок. При отмене минимальных нормативов книгообеспеченности и устареваемости учебной литературы отмеченные выше проблемы только обострятся. Если эти показатели не будут учитываться при аккредитации вузов, то в перспективе можно предположить заметное замедление обновления и пополнения библиотечных фондов. Исключение могут составлять лишь федеральные и национальные университеты, где финансирование пока ещё держится на относительно приемлемом уровне. Это позволяет им сохранить определённый баланс в приобретении бумажных и электронных книг, современных изданий и классических учебников, так как уровень книгообеспеченности студентов, к счастью, продолжает оставаться важным показателем конкурентоспособности высших учебных заведений.

rynok-uch-uljanovarynok-uch-simakovЕлена Ульянова, директор Информационно-библиотечного центра Тюменского государственного университета; Сергей Симаков, директор Издательства Тюменского Государственного университета

Решение Минобрнауки России от 26 декабря 2016 г. было долгожданным для университетского сообщества: настоящим приказом устранены противоречия между новыми и старыми нормативами.

Несомненно, будут неприятные последствия для издателей в отношении и переиздания учебной литературы, и снижения использования подписных электронных ресурсов, так как в целях экономии часть библиотек, возможно, откажется от продления подписки в пользу уже имеющегося печатного фонда.

Что касается образовательного процесса, то здесь всё на совести профессорско-преподавательского состава, собственно, как и прежде. Только автор курса может привести обучающихся в библиотеку или порекомендовать использовать ЭБС, а если он привык пользоваться нелегальными ресурсами свободного доступа, «прикрывая» учебные комплексы лишь для галочки, то и отмена сроков устаревания литературы здесь ничего не изменит. На рынке учебной литературы будет продолжаться тенденция перехода изданий в цифровой формат и снижения тиражей.

Приоритеты нашего текущего комплектования пересмотрены в сторону приобретения фундаментальных научных изданий по актуальным направлениям научной и образовательной деятельности, учебные же издания приобретаются в основном в электронном формате, а бумажные в минимальном количестве.

Бюджет ИБЦ на протяжении последних лет остаётся неизменным, но инфляция вносит свои коррективы, и объёмы поступлений в библиотечный фонд с каждым годом снижаются.

Опубликовано в номере март 2017

 



Какие форматы доступа на электронную периодику для вас наиболее интересны?
 

 


webbanner-08-video

 

 webbanner-07-nacproekt

 

 webbanner-01-neb

 

 webbanner-02-fz-o-kulture

 

webbanner-red-03-ebs

 

webbanner-red-04-kn-rynok

 

 webbanner-red-05period-pechat

 

 webbanner-red-06-ros-poligrafiya

 

webbanner-red-10-sost-kultury

 
Copyright © ООО Издательский дом "Университетская книга" 2011
Все права защищены.
Студия Web-diamond.ru
разработка сайтов и интернет-магазинов.