Книжный рынок и издательства   Библиотеки   Образование
и наука
  Конкурс
“Университетская книга”

Апрель 2024
"Научное издательство: потенциал, авторы и инвестиции"

  • Леонид СУХИХ: "Миссия: инженер"
  • Субсидия-2023: эффективность использования
  • Научная этика: кризис добросовестности
  • Рейтинг вузов стран БРИКС: перспективы и приоритеты



МультиВход

Интервью

Книжный рынок

Вузовские издательства

Искусство издавать

Библиотеки

Образование

Инновационные технологии

Электронные библиотеки

Культура книги

Библиогеография

Библиотехнологии

Выставки и конференции

Конкурсы и премии

Документы

Copyright.ru

КНИГА+

Год литературы

Журнал Онлайн




 

samiy-chitayuschiy-region


Рассылка


 

rgdb-podari-rebenku

Роман Карманов: «Нужно осознавать, что мир вокруг — результат чьей-то творческой деятельности»
01.02.2023 17:53

1 февраля объявлен старт новой заявочной кампании Президентского фонда культурных инициатив (ПФКИ) по предоставлению грантов на реализацию проектов в области культуры, искусства и креативных (творческих) индустрий. Заявки принимаются по девяти основным направлениям: «Нация созидателей», «Культурный код», «Молодые лидеры», «Место силы», «Великое русское слово», «Я горжусь», «История страны. Вехи», «Многонациональный народ», «Мы вместе». Генеральный директор Фонда Роман Карманов рассказал IPQuorum о том, как осуществляется отбор победителей, о ведущей роли продюсеров и проектных менеджеров, а главное — о том, как творческие инициативы меняют жизнь целых регионов, и почему доверие — один из ключевых факторов успеха.

karmanov-fond-prezid-initsiativФото предоставлено пресс-службой Президентского фонда культурных инициатив

«Не бояться, а действовать»

— Какие цели ставит перед собой нынешний конкурс?

— Главное — это по-прежнему всесторонняя поддержка проектов в области культуры, искусства, креативных индустрий. То есть поддержка творческих людей. Собственно, ради этого Президентский фонд культурных инициатив и создавался, эта цель прописана у нас в уставе. Если говорить о направлениях, то, конечно, важны проекты, связанные с нашими героями, поддержкой СВО, распространением русской культуры и национального кода. Очень хочется, чтобы было больше заявок от стартапов. Мы готовы поддерживать нечто абсолютно новое, неожиданное и прорывное. Также было бы очень здорово, если бы предприниматели поняли, что грант — хорошая возможность получить деньги как на развитие своего дела, так и на запуск нового, полезного для людей бизнеса. Пока же некоммерческие организации существенно обгоняют коммерческие. Хотелось бы достичь баланса. Почему это важно? Мы заинтересованы в том, чтобы проект, поддержанный ПФКИ, то есть государственными средствами, продолжал жить. Чтобы работа по нему не заканчивалась вместе с грантовыми деньгами. Именно поэтому одно из обязательных условий подачи заявки на конкурс — авторы должны рассказать о том, как проект будет развиваться дальше. Главное, на чем бы нам хотелось акцентировать внимание, — это образ будущего, всестороннее развитие нашей страны.

— Бюджет Фонда на 2023 год — 10 млрд рублей. Сумма внушительная. Как думаете, почему сегодня уделяется такое внимание и Фонду, и грантам?

У нас трехлетнее финансирование. В 2022 году было выделено 9 млрд, в 2023-м — 10 млрд, на 2024 год тоже заложено 10 млрд рублей. Сейчас мы объявляем второй конкурс 2023 года, в ходе которого распределим уже вторые 4 млрд из тех 10, что у нас запланированы. Да, сумма большая. Никогда прежде в таком формате культура и искусство в нашей стране не поддерживались. Но это поддержка творческих команд со всей страны. Плюс, чтобы вы понимали, насколько велик запрос, скажу, что на первый конкурс в 2021 году было подано более 12 000 заявок на сумму 84 млрд рублей. А тогда наш бюджет составлял 3,5 млрд.

83% всех наших проектов имеют софинансирование. На один рубль государственных денег приходится 90 копеек от тех проектов, которые подаются на грант. То есть в 2023 году сами заявители вложат в свои проекты порядка 9 млрд рублей.

Это совместная работа государства, культурного и креативного сообществ.

Решение об учреждении Фонда было принято во время пандемии, когда стало понятно, насколько сильно пострадали творческие люди, многие из которых лишились возможности заработка. Сейчас мы видим, что это решение было верным, потому что Фонд не только поддерживает, но и стимулирует творческих людей к действию. Судя по заявкам, которые подаются на конкурс, и по их количеству, люди воспрянули духом, поверили, что государство их поддерживает, что оно на их стороне. Это серьезно влияет на то, как эти люди себя чувствуют. Почему это так важно? Потому что именно представители культуры и креативного сообщества оказывают серьезнейшее влияние на общество, на людей, которые живут в разных уголках нашей страны. Своими проектами — будь то фестиваль, выставка, образовательная программа — они не только создают новые возможности, но и мотивируют людей жить и работать в полную силу.

— Вы отслеживаете судьбу тех, кого поддержал Фонд?

— Безусловно. Например, мы поддержали выставку-байопик «Виктор Цой. Путь героя». Сейчас команда, которая ею занималась, буквально нарасхват. Только что они сделали выставку-путешествие «Балабанов» в петербургском «Севкабеле». Впереди у них выставка, посвященная 300-летию русского балета в Санкт-Петербурге, и экспозиция к 100-летию русской анимации в Москве. А все началось с «Пути героя». Плюс мы видим, что отрасль, которая занимается выставочной деятельностью, очень позитивно отреагировала, оценив, насколько успешной может быть экспозиция. Есть отличный пример в Хабаровске. Ребята в 2021 году выиграли грант на создание анимационного кластера. После этого в Хабаровском крае поверили, что регион может стать дальневосточной столицей анимации. В прошлом году там прошел международный фестиваль «Анимур». Получение гранта для многих является признанием и доказательством того, что государство верит в творческие проекты, креативных людей, готово вкладывать средства. На сегодняшний день хороший проектный менеджер, руководитель команды, обладающий идеей и готовый активно продвигать свой проект, может привлечь довольно неплохие деньги на реализацию своей задумки. Причем не только от нашего Фонда, но и от других институтов. Например, серьезную грантовую поддержку осуществляют Министерство культуры РФ, Институт развития интернета (ИРИ).

— Но при этом есть целый пласт креаторов, которые опасаются подавать заявки на гранты. С чем это связано?

— Человек, который хочет реализовать проект, должен быть готовым к тому, чтобы привлекать все имеющиеся на данный момент возможности. Если у вас есть классная идея и желание ее воплотить в жизнь, то бояться поздно — нужно активно действовать. Лично мне странно слышать, что кто-то боится заполнить заявку, не может собрать документы по методическим материалам, которые выложены у нас на сайте, и не готов грамотно, ярко и четко презентовать свой проект. Так и хочется спросить: «Слушай, ты мечтаешь или не мечтаешь?»

Понятно, что никакие деньги не достаются по щелчку пальцев и за красивые глаза. Часто люди, которые подаются на грант, делают выводы на основе собственных ощущений. «Я считаю, что этот проект нужен» или «Мне кажется, что до меня такого никто никогда не делал». Но одной уверенности мало.  Необходимо провести исследование. Нужно доказать, что ваш проект уникален, что вы понимаете свою целевую аудиторию, что вы справитесь с тем, за что беретесь, что у вас есть команда, собственные средства, которые вы готовы вложить, а также ресурсы и поддержка. Нужно понимать, что вы участвуете в конкурсе, соревнуясь с такими же творческими людьми, как вы, у которых проект может быть проработан лучше. Это имеет очень важное значение. Мы поддерживаем каждый девятый-десятый проект. Из 44 000 заявок 4064 — победители.

Знаю, что вы выступаете против услуг профессиональных грантрайтеров. Почему?

— Уточню. Я против грантрайтеров, которые на этом зарабатывают. Ведь стоимость своих услуг они, как правило, закладывают в грант. А Фонд не хочет платить людям за заполнение заявки. Мы считаем, что лучше, чем автор проекта, с этим никто не справится. А грантрайтеры зачастую некорректно передают смысл вашей идеи.

Еще раз повторю: сложность заполнения заявки сильно преувеличена, поскольку все методические материалы размещены у нас на сайте: просто собрать всю информацию о проекте и грамотно ее оформить. Нужно рассказать, для кого вы его делаете, почему он необходим, с кем вы собираетесь его реализовывать, а также доказать, что вы готовы грамотно и честно распорядиться теми деньгами, которые запрашиваете. Какую бы сумму вы ни запрашивали, вам нужно убедительно расписать, на что вы потратите эти деньги. Эксперт должен понять, на что пойдет каждая копейка из выданных вам средств. Так что в этом сложного? Почему за вас должен это кто-то делать?

На сайте выложен чек-лист. В нем есть все вопросы, которые вы должны себе задать, чтобы правильно заполнить заявку. Скачайте, сядьте с кем-то из команды и пройдитесь по нему. Мы понимаем, что творческий человек может не уметь создавать презентации, правильно сводить бюджет, но для этого у проекта и должна быть команда. Не можете чего-то сами — у вас должны быть люди, которые помогут вам с этим справиться. Опять же, наличие команды — обязательный пункт нашей заявки. Чем профессиональнее команда, тем выше шансы на победу. Поймите, когда в заявке указан и бухгалтер, и экономист, и юрист, и пиарщик, то доверие к вам повышается. Эксперт понимает, что команда профессионалов и цифры сможет корректно заложить, и отчитаться за них потом. Если информация об этих специалистах не указана, сразу встает вопрос: а кто это все будет делать?

Ну и последнее, почему я против грантрайтеров. В нашей практике были случаи, когда якобы профессиональные грантрайтеры подают заявку и проигрывают, получая низкие оценки. Эксперты ищут интересный замысел, а не стандартную, якобы верную формулировку. Им важно понять, что вы можете и готовы дать людям, на какой запрос общества ответить.

А можно получить отзыв эксперта, чтобы понять, что сделано не так?

— По регламенту Фонда эксперт должен объяснить, почему он выставил тот или иной балл. Но эти комментарии мы не высылаем авторам проекта. Эта внутренняя документация, потому что мы очень серьезно подходим к работе с нашими экспертами.

— Как же тогда заявителю провести работу над ошибками?

Эксперт выставляет оценку согласно методике, посмотреть которую вы опять-таки можете на нашем сайте. Плюс каждый заявитель получает в системе общий балл, нажав на который легко посмотреть баллыза каждый из десяти критериев, по которым оценивается заявка. Например, вы получили 65 баллов и видите, что по основным критериям у вас стоит 6-8 баллов, а в пункте «партнерская поддержка» — всего 2. Для вас это сигнал, что именно по этому критерию вы не справились. И опять же вы можете взять упомянутый чек-лист и посмотреть, что же вы там забыли указать.

— Бывает, что Фонд не согласен с оценкой экспертов?

— Скорее, бывают расхождения между экспертами.

— И как вы в этом случае действуете?

— Призываем третьего в качестве третейского судьи. Это происходит автоматически. Но, как правило, оценки судей примерно совпадают, разница достигает нескольких баллов.

— Работа Фонда пришлась на очень непростое для среды время: выход после пандемии, осложнения на международной арене, отмена русской культуры. Как реагируете на такие вызовы?

— С учетом того, что Фонд возник как институт поддержки, на все вызовы мы реагируем с азартом. У нас команда подобрана таким образом, что каждый настроен на выполнение поставленных задач, на преодоление препятствий, которые возникают.

«Эра креативной экономики»

— Чего, на ваш взгляд, сегодня не хватает креативной сфере для того, чтобы начать активнее развиваться?

— Креативному классу не хватает осознания себя как креативного класса. Многие по-прежнему существуют автономно. А креативная индустрия — это сфера, где всё взаимосвязано. Любая отрасль, которая хочет развития, должна собраться и продумать для себя дорожную карту. Ресурсы в стране есть, желание у властей поддержать — тоже. Другое дело, что никто, кроме самого профессионального сообщества, не определит, чего им не хватает и куда им двигаться дальше. Проблема в разрозненности. Чем быстрее творческие люди разных направлений объединятся между собой, тем быстрее будет идти развитие всей отрасли. Мы видим, как потихоньку сплачивают усилия мода, промышленный дизайн, анимация… Несмотря на трудности, процесс идет довольно быстро.

Не хватает навыков проектного менеджмента. Хотя Фонд активно занимается обучением этим инструментам.

Есть некоторые лакуны с точки зрения законодательной базы. Сейчас по этим вопросам ведется активная работа в Государственной думе.

Во многих регионах креативным людям не хватает условий для работы. А с учетом того, что креативные индустрии, как я сказал, — это командная история, люди должны постоянно общаться друг с другом. Даже у нас бывают случаи, когда мы приезжаем в тот или иной город и знакомим людей из одной сферы друг с другом. Но есть регионы, где серьезно подошли к открытию креативных пространств и кластеров. Возьмем для примера Якутию, где мы были не так давно. Попадая в такой кластер (прим. — «Квартал труда» открылся в конце 2022 года),понимаешь, что эффект от того, что команды начнут работать там, и для региона, и для страны будет высочайшим. Такое движение уже есть в Самаре, Казани, Ульяновске, Владивостоке, Хабаровске и так далее.

— По данным исследования, проведенного Высшей школой экономики, основной вклад в масштаб и динамику креативной экономики вносят специалисты современных специальностей, тогда как представители традиционных становятся все более редкими. И если верить, что в будущее возьмут не всех, то кто это будет?

— Я уверен, что креативных людей в будущее возьмут точно. И очень хорошо, что последнее время на этих людей в нашей стране стали обращать самое пристальное внимание. Сегодня очевидно, что впереди эра креативной, а не сырьевой экономики. В будущее возьмут тех, кто способен генерировать и воплощать в жизнь новые идеи. Это точно люди, которые участвуют в экономике впечатлений: художники, композиторы, писатели. Понятно, что все это невозможно без современных технологий. Следовательно, люди, которые обладают знаниями в этой области, тоже на этом корабле в будущее. А так как всем им должно быть удобно жить и творить, то, на мой взгляд, отличное будущее ждет строителей, инженеров. Думаю, что у нас очень хорошее время, когда люди, которые обладают знаниями, будут востребованы и обеспечены всеми необходимыми ресурсами. У нас в стране всё для этого есть.

— А как вы относитесь к проблеме оттока креативных кадров за рубеж?

Многие из тех, кто уехал, вернутся, потому что своя земля — это своя земля. Творческий человек живет там, где ему интересно. А потому отток кадров — управляемая ситуация. У нас есть отрасли, где люди работают и никуда уезжать не собираются. Более того, сейчас мы находимся на том этапе, когда возникло понимание, что это «интересно» нужно создавать. И оно создается. Важно, чтобы у человека была возможность самореализации. Упомянутый мною анимационный кластер в Хабаровске, который сейчас разрастается, направлен как раз на то, чтобы человек мог жить у себя дома. При этом его работа будет видима не только у нас, но и, скажем, в Азии, где огромный рынок. Зачем покидать родной город, когда у тебя есть условия заниматься любимым делом, когда родные рядом? Кому хочется отрываться от родных людей? Да никому. Наша задача — создать эти условия, а дальше пусть люди сами выберут, где им лучше. У нас есть все возможности, чтобы среда была доброжелательна к творческим людям. Это наша большая задача.

— «Я понимаю задачи, которые ставит государство. Я вижу плоды своей деятельности», — сказали вы в одном из интервью. Исходя из каких показателей вы лично оцениваете эффективность деятельности Фонда?

— Важный показатель нашей деятельности — это доверие людей, для которых мы работаем. Можно ли это измерить? В нашем случае — это количество заявок, которые мы получаем. Несмотря на то, что мы можем не поддержать проект с первого, второго, третьего раза, люди понимают, что это честное соревнование. Еще один фактор — несколько тысяч проектов (прим. — по итогам 7 конкурсов поддержано 4064 проекта), которые реализуются по всей стране, в том числе на новых территориях. Важно, что авторы проектов активно откликаются на повестку и события, которые происходят в мире, окружают их, не забывают про важные даты для страны. Так, например, есть проекты, приуроченные к памятным датам 2023 года. В день старта грантового конкурса, 1 февраля, в Волгограде начнутся мероприятия историко-патриотического проекта «Мост памяти», посвященного 80-летию Сталинградской битвы. В Иркутске — мероприятия, посвящённые 100-летию со дня рождения режиссера Леонида Гайдая. В Санкт-Петербурге открыта выставка-путешествие «Балабанов», она пользуется популярностью, за 3 месяца ее посетили более 100 тысяч человек. С успехом прошли кинопрокат и телевизионная премьера фильма «Петр I: Последний царь и первый император». В ЛНР, по оценке самих жителей, большой интерес вызывает передвижная выставка «Наши традиции», она создана при участия Музея Победы, достаточно яркий творческий проект — «Звук моего региона», он предусматривает сбор демо-записей песен талантливых людей, проживающих на территории Донбасса, прием заявок на него недавно завершился. Есть множество проектов, где принимают участие жители новых территорий, так буквально несколько дней назад завершилась работа Литературной мастерской Сергея Лукьяненко, цель которой — выявлять и поддерживать молодых талантливых писателей-фантастов.

Ну и конечно, важно качество этих проектов. Мы видим, что оно растет. У нас есть возможность оценить, что было в первую волну и что есть сейчас. Уровень замысла, презентации, проработки проекта гораздо выше, чем полтора года назад. Динамика очевидна. А значит, побеждают еще более сильные проекты и идеи.

— Вы сказали, что проект может не победить с первого раза. Много ли тех, кто заходит на второй круг?

— Конечно. Некоторые люди с седьмого раза добивались своего. По нашей практике, в каждой следующей волне половина победивших — это те, кто проиграл в прошлый раз. Это те, кто не отчаялся, а провел работу над ошибками.

«Не надо останавливаться»

— 2023 год объявлен президентом Годом педагога и наставника. Каковы в этом направлении планы Фонда?

— Каждый объявленный год влияет на те проекты, которые подаются к нам. Так что я уверен, что количество проектов, связанных с наставничеством, вырастет. Но и без этого у нас образовательные и наставнические проекты занимают первое место среди всех направлений. На них приходится треть нашего бюджета — около 3 млрд рублей.

— Не так давно был проведен Вахтанговский фестиваль театральных менеджеров. Фонд активно его поддерживает. Почему?

— Помимо Вахтанговского фестиваля театральных менеджеров мы поддержали инициативу Александринского театра — «Национальную театральную школу». Такие мероприятия очень нужны. Они позволяют специалистам собраться вместе, увидеть лучших менеджеров страны, послушать, позадавать вопросы. Плюс были приглашены внешние эксперты, чья деятельность влияет на развитие театральной среды. Например, я выступал как на ВФТМ, так и в «Национальной школе».

— Вы в прошлом — крупный медиаменеджер. Как вам кажется, какими главными качествами должен обладать руководитель культурного или креативного сегмента?

— Бывших медиаменеджеров не бывает. Любой менеджер, как я уже говорил, должен быть профессионалом в проектной деятельности. Те команды, которые на этот путь встали, и являются лидерами на данный момент. Почему? Потому что они могут моментально реагировать на меняющееся время, на запрос людей. Пандемия? Хорошо, будем искать новые возможности для выхода в онлайн. Ситуация снова поменялась. Будем использовать все сложности как возможности для роста. Задача руководителя в том и состоит, чтобы увидеть потребности людей, для которых он работает. Смог определить — значит, можешь реализовывать новый проект, который эту потребность закроет. И в итоге и коллектив займешь, и деньги привлечешь, и государство поблагодарит, и люди спасибо скажут. Отрицать изменения — первый шаг к забвению. Основной совет: используйте те возможности, которые дает жизнь.

На Первом канале вышел уже четвертый выпуск проекта «Подкаст.Лаб. Креативные индустрии». Как проект появился в вашей жизни, чем привлек?

Проект родился ровно из того же принципа, о котором я только что говорил. Мы искали новые каналы коммуникации с творческими людьми, чтобы показывать те перспективы, которые мы даем. В результате это привело нас на Первый канал. Так бывает: когда ты четко формируешь задачу, то тебе встречаются люди, которым с тобой по пути.

— В первом выпуске вы задали гостям — писателю Александру Цыпкину и продюсеру, соучредителю лейбла Black Star Пашу — вопрос про образ будущего. А как выглядит, по-вашему, образ будущего креативных индустрий?

— Сейчас очень небольшое количество людей в нашей стране отдает себе отчет в важности креативных индустрий. Происходит это потому, что не все понимают, как творческие индустрии влияют на их жизнь. Но уберите продукты, сформированные креативными и индустриями, и увидите, что жить станет значительно сложнее. Идеальный пример — смартфон, сосредоточение креативных индустрий в нашей руке. Без него сегодня никуда. Это касается почти всех предметов, которыми мы пользуемся в повседневной жизни. Любой предмет обихода — это креативная индустрия. Нужно осознавать, что мир вокруг — результат чьей-то творческой деятельности. Это понимание должно прийти ко всем. Тогда возникнет и понимание необходимости людей, которые эту реальность формируют, — дизайнеров, художников, музыкантов, архитекторов и урбанистов и так далее.

Креативные индустрии достигнут чего-то по-настоящему значимого, когда мы будем определять их на бытовом уровне, как это происходит. Вот такое будущее мне бы хотелось видеть.

— Там же в эфире был затронут вопрос актуальности. Бывает ли у вас чувство, что время вас обгоняет, и как вы с этим боретесь?

— Мне помогает то, что я медиаменеджер, и стал им тогда, когда на пике находились газеты, а никакого интернета не было и в помине. Прогресс шел буквально по нам. И не было ни одного года, когда можно было бы расслабиться. Изменения происходили не ежегодно, а ежемесячно. Рос интернет, теряли популярность традиционные СМИ, и приходилось постоянно находить баланс. Нерв, который позволяет постоянно удерживаться на этой волне, у меня хорошо натренирован. Стоит расслабиться — и перестанешь быть актуальным. Нужно постоянно следить за тем, что появляется, что в тренде, а что нет. Все, что связано с нашим смартфоном, обновляется ежесекундно. И это нельзя игнорировать никому: ни власти, ни бизнесу, ни нам с вами. Если говорить про Фонд, то у нас есть направление «стартап». Мы реально ждем проекты, основанные на новых технологиях.

— В первых двух выпусках героями становились продюсеры — Пашу и Игорь Матвиенко. Плюс ваша соведущая Елена Кипер. Случайно ли это? Считаете ли вы ПФКИ в некотором смысле продюсерским центром креативных индустрий?

— То, что мы начали с продюсеров и моя соведущая продюсер, — продуманное решение. Именно они меняют реальность, в их головах находится картинка, под которую они подбирают артистов, музыку, технологии. Сегодня самый главный вопрос: какое будущее нас ждет? Мы пытаемся собрать некий срез у людей, у которых эта картинка хотя бы на краткосрочный период есть. Мы живем в 2023 году. По сути, это начало века. Представьте 1923 год. Кто мог тогда предугадать появление всех Beatles, Queen, различных технических новинок? Никто. Хотя существовали визионеры, которые делали свои предсказания. Понятно, что если смотреть ретроспективно, то можно сказать, что все было понятно, но тогда, в 1923 году, вряд ли. Вот и сейчас так же. Можно попытаться предсказать, как будут развиваться все эти нейросети, искусственный интеллект и так далее. А потому нам интересно поговорить с теми, кто может выдвинуть хотя бы гипотезу, как это будет. За продюсерами будущее. Это те люди, которые понимают, в какой точке собрать ресурсы, чтобы получить результат. Роль Фонда — спродюсировать появление продюсеров. Чтобы они вышли из тени, взяли проекты и их реализовали. Я уверен, что они на это способны.

— Когда вы покидали должность вице-мэра Владивостока, то был такой заголовок: «Медиаменеджер не захотел становиться чиновником». Сейчас вас можно считать чиновником или нет?

— Де-юре я не являюсь чиновником. Фонд — это некоммерческая организация. Внутри команды мы стараемся, работая с креативными людьми, и сами не забыть про творчество. Это помогает нам общаться с креативными людьми на одном языке. У меня даже в рабочем кабинете стоит гитара. Конечно, я на ней играю, но она здесь еще и для того, чтобы люди, которые ко мне приходят, понимали, что попали в свою среду. Наша задача — показать, что мы дружественная организация для тех людей, для которых работаем. Взамен просим креативные идеи, и нам бы хотелось, чтобы их было больше.

— У вас популярный Telegram-канал. Сами ли вы его ведете, и что он вам дает?

— Я начал его вести, когда еще работал в «Комсомольской правде». Это помогало мне оставаться в повестке. В отличие от блогов, Telegram — это средство массовой информации. Я использую этот канал коммуникации, чтобы донести информацию о наших проектах и деятельности Фонда. Плюс время от времени я реагирую на какие-то события, что дает мне возможность высказать мою точку зрения. В идеале канал должен работать как маленькая редакция. Мне помогают мои сотрудники, присылают мониторинги, осматривают посты и комментарии. Для меня очень важно, чтобы информация была из проверенных источников. Эта приписка даже есть у меня в описании.

Но далеко не все так относятся к Telegram и проверяют информацию. Насколько, как вам кажется, сильно его влияние?

— Конечно, влияние есть. Больше того, я считаю, что Telegram — вполне себе традиционное медиа. Это еще один канал, как газетная полоса, радио или телеэфир. Я уверен, что недалек тот час, когда Телеграм-каналы от анонимности избавятся. И это вопрос не каких-то ограничений, это произойдет само собой, так как у людей мало свободного времени, и они будут читать только тех, за кем стоят реальные имена и кому можно доверять. Я не раз высказывал свою позицию, что информационные каналы должны работать по тем же правилам, что и СМИ: они должны быть зарегистрированы, они должны нести ответственность за информацию, которую публикуют.

— Из нашего разговора получается, что самые дорогие ресурсы — это время и доверие.

— А так оно и есть. Доверие — это огромная ценность. Современные медиа пока не осознают всей его важности. А это ключевой фактор успеха любого дела, не только медиа.

— Создается ощущение, что вам очень нравится то, чем вы занимаетесь. Но очевидно, что такая активная деятельность требует очень больших энергетических затрат. Как восстанавливаете силы, что мотивирует двигаться вперед?

— Просто не надо останавливаться. Нет пауз, нет времени подумать о том, что надо восстанавливаться. Пока работа работается, будем двигаться вперед, а отдохнем на пенсии. Энергия порождает энергию. Я стремлюсь к тому, чтобы как можно больше общаться с людьми. Любое выступление — это не только расход, но и получение энергии от аудитории. Чем интенсивнее этот обмен, тем больше сил реализовывать поставленные перед собой задачи. Чувствуешь, что устаешь, — значит, надо выйти к людям пообщаться. Когда я вижу, сколько человек смотрит эфиры, как много людей в зале, то понимаю, что занимаюсь нужным делом.

Беседовала: Ксения Позднякова

IPQuorum

 



telegram-1-1
 
Какие форматы доступа на электронную периодику для вас наиболее интересны?
 

 


webbanner-08-video

 

 nac-proekt-kultura-geniy-mesta

 

prioritet2030

 

 

ebs-2023-banner

 

webbanner-red-04-kn-rynok

 
Copyright © ООО Издательский дом "Университетская книга" 2011
Все права защищены.
Студия Web-diamond.ru
разработка сайтов и интернет-магазинов.