Книжный рынок и издательства   Библиотеки   Образование
и наука
  Конкурс
“Университетская книга”

Июнь 2019
"Библиотека - центр компетенций и прорывных проектов"

  • Илья БЫКОВНИКОВ: «Цифровизация - естественный процесс развития любой библиотеки»
  • Высшее образование: технологии на основе данных
  • Форсайт университетской библиотеки
  • Рунет: интенсификация развития



МультиВход

t8

 

Интервью

Книжный рынок

Вузовские издательства

Искусство издавать

Библиотеки

Образование

Инновационные технологии

Электронные библиотеки

Культура книги

Библиогеография

Библиотехнологии

Выставки и конференции

Конкурсы и премии

Документы

Copyright.ru

КНИГА+

Год литературы

Журнал Онлайн

 

obnar-zaimstv-2019

 

lit-flagman1




 

rgdb-podari-rebenku


Рассылка


Защита интеллектуальной собственности в Сети: достижения и «подводные камни» (окончание)

Начало в предыдущем номере

zaschita-yashin

Как отметил Олег ЯШИН, вице-президент ассоциации по защите интеллектуальной собственности «Русский щит», заметным событием 2016 г. стало внесение в чёрный список Роскомнадзора проектов RuTracker и RuTor. В связи с этим эксперт прокомментировал механизм блокировки.

— Когда речь идёт о блокировках в Интернете, нужно помнить, что это не обязательно запрет доступа на уровне провайдера (государственная блокировка). Удалению нелегальных копий книг в Сети более 30 лет, и изначально это называлось модерацией. Когда администратор сайта удаляет контрафактный контент за нарушение правил ресурса или законов государства, это тоже своего рода блокировка, и обойти её невозможно. Поэтому когда оппоненты говорят о том, что любая блокировка в Сети неэффективна, это представляется не совсем корректным.

Блокировка у провайдера ограничена территорией и не является полной, но Роскомнадзор занимается и территориальной, и абсолютной (непосредственно на сайте-нарушителе, через администрацию ресурса) блокировками. Позиция нашей ассоциации в отношении блокировки по суду RuTracker такова: это ошибка. На популярном ресурсе аудитория была платёжеспособной, а администрация трекера предпочитала общаться с правообладателями вне суда, в рамках претензионной работы. RuTracker изначально был за работу с жалобами, сотрудничал с Роскомнадзором, на ресурсе существовали 26 специальных аккаунтов правообладателей с возможностью оперативной блокировки пиратского контента. Трекер за это критиковали пользователи, была небольшая потеря аудитории (от ухода на сайты-клоны), но он существовал, и неплохо. К сожалению, АЗАПИ показала не лучший пример: сайт, который оперативно удаляет нелегальный контент, всё равно может попасть под блокировку, т.е. лояльное поведение по отношению к соблюдению прав не поощряется. Тем не менее после блокировки трекер не отказался от сотрудничества с издателями, хотя работа усложнилась, а круг партнёров сузился.

Если говорить о текущей практике по книгам и видео, то после внесения RuTracker в чёрный список пользователь, даже обойдя блокировку (при заходе на сайт не с территории России), видит объявление о том, что скачивание конкретного материала запрещено.

В то же время негативной тенденцией стало появление незаблокированных «зеркал», как «легальных» (от администрации трекера), так и созданных квалифицированными, но посторонними пользователями, скопировавшими базу раздач непосредственно с трекера. При этом агрегация и обновление происходят в автоматическом режиме; для обхода блокировки робот «зеркала» постоянно проверяет RuTracker, заходя на ресурс не с территории России. Это означает, что контент правообладателей, отказавшихся от претензий в пользу блокировки через суд, теряет территориальную защиту и становится доступным. Хотя по заблокированным альтернативно (по претензии) раздачам ситуация не меняется, на «зеркало» агрегируется только надпись «Раздача недоступна для вашего региона».

Что касается проекта RuTor, его главный домен был разделегирован на международном уровне (блокировка в нашу страну пришла позже). Это не помогло: в 2016 г. были созданы 56 официальных «зеркал» главного сайта. Но трекер тоже не стал отказываться от профессиональной претензионной работы: издатель может обратиться к юристам RuTor и получить блокировку. При этом важно, чтобы правообладатель имел определённый авторитет, опыт и технические возможности. Например, по обращению могут заблокировать раздачу либо для IP-адресов издателя, либо для ограниченного круга адресов, либо не на все зеркала. Если правообладатель окажется настойчивым, станет проверять блокировки и писать новые претензии, в стоп-лист внесут все «зеркала» и все диапазоны IP.

По мнению О. Яшина, блокировка сетевой энциклопедии Lurkmore также стала важным событием 2016 г. Практика поставила точку в теоретическом обсуждении, эффективна ли территориальная (неполная) блокировка от Роскомнадзора. К энциклопедии было много разных претензий (экстремизм, детское порно, наркотики); по иску о персональных данных ресурс был заблокирован решением суда. Представляет интерес статистика посещаемости после блока. Обычно для её оценки используются LiveInternet или другие измерители (Alexa, SimilarWeb и т.п.). Существуют разногласия по методикам и способам независимого измерения, и в очень редких случаях данные по посещаемости озвучивает сам владелец ресурса, имеющий внутреннюю техническую информацию. В случае с Lurkmore данные привёл именно Давид Хомак, основатель и администратор ресурса. По его версии, до блокировки на сайте было 260 тыс. посетителей в день, после неё показатель снизился до 60 тыс. Значительный приток обеспечивали поисковые системы, и блокировка существенно снизила трафик, несмотря на то что у энциклопедии был серьёзный пул постоянной лояльной аудитории, состоящей из технически грамотных пользователей. В результате, несмотря на препирательства с Роскомнадзором и органическое неприятие любого модерирования со стороны государства, Д. Хомак заблокировал материалы, и энциклопедия была исключена из чёрного списка. Аудитория вновь выросла до 120–130 тыс. пользователей.

В ряд позитивных трендов, по мнению эксперта, следует поставить лояльные действия администрации социальной сети «ВКонтакте». В 2016 г. после многочисленных споров и неудачных попыток решения вопроса через суд по книгам был введён цифровой отпечаток (база блокированных материалов с проверкой по хешу). Это резко снизило число нелегальных копий книг, которые «Русский щит» удаляет в ручном режиме. Теперь пиратский контент блокируется автоматически в момент размещения. Кроме того, в сервисе «Поиск документов», который ранее был рассадником пиратства по книгам в соцсети, появились активные ссылки на покупку через легальные магазины. Параллельно развиваются персональные продажи от авторов (ордер- процессинг). Если у автора есть популярный блог или страница в соцсети, то там можно разместить кнопку «Купить». Нажав на неё, пользователь подключается к одной из платёжных систем (или к системе продаж издателя), оплачивает и получает файл с электронной копией. Это создаёт конкуренцию официальным крупным каналам и издателями и предоставляет автору пространство для манёвра. Например, С. Лукьяненко параллельно с продажами на «ЛитРес» разместил ссылку на свою книгу «КваZи» в «Живом журнале» и соцсетях по такой же цене. Таким образом решается важная задача — привлечение к легальному потреблению новой аудитории. В частности, пользователей, готовых платить автору напрямую и не желающих платить посреднику из-за незнания внутренней кухни издательского бизнеса, а также тех, кто по принципиальным причинам (из-за громких дел по блокировкам или неприятия монополий) не готов покупать что-либо через «ЛитРес» или другой крупный канал.

zaschita-1-1

Серьёзная проблема прошлых лет — поисковые системы, прежде всего «Яндекс» и Google. С Google решение есть: существует механизм претензионной работы DMCA. Долгое время реагировать принципиально отказывался «Яндекс»: поисковая система только ищет, обращайтесь к сайтам. Тем не менее лёд тронулся благодаря работе Роскомнадзора. Сохранённые копии «Яндекс» удаляет, а что касается выдачи данных того же RuTracker, то робот «Яндекса» до сих пор выходит из Голландии и для него вместо ссылки на контент выводится сообщение «Раздача недоступна для вашего региона».

— Поисковый механизм такой результат достаточно быстро пессимизирует; на наших глазах одна из нелегально размещённых книг опустилась с третьего места в выдаче на 101-е. По словам коллег из Ассоциации продюсеров кино и ТВ, получается убирать пиратский контент из «Яндекса» и другим способом. Происходит это в связке с результатами поиска в Google. Если раздача в Google убрана через претензию, то и в «Яндексе» сайт теряет позицию, особенно если это правильно стимулировать с помощью техподдержки поисковика.

Благодаря работе Роскомнадзора за последнее время в чёрный список были внесены 72 сайта-анонимайзера по причине предоставления доступа к материалам экстремистского и террористического характера. Многие из этих ресурсов (например, популярный «Хамелеон») пошли на переговоры с надзорным органом и стали блокировать запрещённый контент. Это имеет большое значение, так как реестр запрещённых сайтов общий и, если идёт фильтрация по списку, туда же попадают и пиратские копии. В прессе обсуждалось, что в 2016 г. начаты переговоры с руководством Opera, с тем чтобы браузер также подключился к системе Роскомнадзора и начал использовать в работе VPN чёрный список сайтов. Переговоры на начальной стадии, на Opera давят китайские акционеры, и есть надежда, что в 2017 г. решение появится. Приведение анонимайзеров и прокси в правовое поле существенно сокращает аудиторию, использующую обход территориальной блокировки.

Если говорить о торрент-трекерах как направлении, то в 2016 г. они постепенно теряли аудиторию. На их место приходят агрегаторы выдачи (активные и пассивные), которые постоянно мониторят крупные трекеры, агрегируют их базу раздач и начинают выдавать доступ к скачиванию без обращения к основному трекеру. Приходит эпоха хеш-агрегаторов, когда раздача привязана не к торрент-трекеру, а к хешу (цифровому отпечатку файла), который тоже можно убирать с их bt-сервера (BTS, координатор раздачи между скачивающими и раздающими) в случае активного аргегатора или при подключении к крупному независимому bt-серверу (пассивный агрегатор). Публичных BTS намного меньше, чем трекеров, и они более вменяемые. Их работа основана на больших массивах информации (Big Data), и меньшее значение имеет конкретная раздача (файл). Ассортимент будет всегда, ведь через трекеры и агрегаторы распространяется не только контент, защищённый авторским правом, но и свободно распространяемые, сиротские произведения, общественное достояние.

По мнению эксперта, обсуждаемый законопроект о «зеркалах» нужен, но сам по себе «зеркальный» метод Роскомнадзор уже успешно применяет. Издатель может обратиться в Мосгорсуд и получить решение по основному пиратскому сайту, на котором размещён нелегальный контент, а затем на основании этого постановления блокировать аналогичные файлы на других сайтах по методу территориальной или абсолютной блокировки. Этот способ не очень нравится сетевой общественности; активисты требуют судебного решения на каждую блокировку на каждом сайте, но официально опротестовать решения Роскомнадзора у представителей пиратов и юристов Роскомсвободы, а также других лояльных к нарушению прав общественных движений пользователей Сети не получилось.

Большим достижением 2016 г. стало то, что по инициативе АЗАПИ было заведено уголовное дело на руководство проекта LitMir. Теперь такую возможность учитывают в работе другие «серые» сетевые библиотеки.

Что касается легальных способов распространения, эксперт считает целесообразным присматриваться к опыту музыкальной и видеоиндустрии, которые в 2016 г. активно использовали стримминг и подписку. Пользователь за месячный платёж получает временный доступ к массиву контента, отдельно докупая новинки. Это шаг навстречу правообладателям: массовая аудитория приучается платить за контент, пусть сначала и не за конкретные произведения. Затем этот интерес хорошо конвертируется в покупки конкретных произведений. Легальным компаниям здесь открывается большое поле для работы, учитывая, что пиратское сообщество серьёзно ухудшилось в профессиональном плане. Это связано и с кризисом (у «общественников» стало меньше свободного времени), и с другими факторами (вымывание профи в более прибыльные области по продаже контента). Бoльшую часть книжного контрафакта сегодня размещают любители, а не профи. Часто действует «синдром "ЛитРес"» — на ресурсе широкий ассортимент и новинки. Активист покупает файл (а не сканирует книгу вручную), снимает защиту и распространяет на популярных пиратских площадках. DRM в данном случае панацеей не является; защиту обеспечить может только собственная среда воспроизведения.


zaschita-haritonovК разговору об эффективности государственной блокировки подключился исполнительный директор Ассоциации интернет-издателей Владимир ХАРИТОНОВ.

— Роскомнадзор закрыл 64 сайта. Хорошо это или плохо? По большому счёту никак. В Сети около 100 млрд сайтов, 64 из них заблокированы — это о многом говорит в отношении работы той машины, которая была построена, для того чтобы бороться с нелегальным контентом. Есть вполне измеримые вещи. Можно открыть сайт similarweb.com и оценить посещаемость одной из самых известных нелегальных библиотек — Flibusta. На сайте RuTracker перед блокировкой пользователи начали обсуждать, стоит ли на это реагировать. В голосовании приняли участие около 1 млн пользователей, две трети из которых придерживались мнения, что делать ничего не нужно. В феврале 2016 г. на ресурсе был самый большой трафик — около 100 млн человек. Такой посещаемости нет ни у одного сайта СМИ, телеканалов. Позже трафик уменьшился и вернулся к прежним значениям. О RuTracker узнали даже те, кто о нём ничего не слышал. После этого сайт заблокировали, но как было 80 млн, так и осталось. На заблокированном «Либрусеке» примерно 11 млн посетителей в месяц. Руководитель Роскомнадзора А. Жаров заявлял о том, что посещаемость ресурса упала на 70%. Подозреваю, что ему показывали данные с LiveInternet.

Система не работает по очень многим причинам. Пользователи делятся на три категории: одни считают, что Интернет — это «Яндекс», другие — что «Одноклассники», и третьи — что Интернет это Интернет. Блокировка осуществляется одинаково, но соцсети живут своей жизнью, а мессенджеры, трекеры, Википедия — своей. Сообщество тоже формируется по-разному.

Вспомним, с чего началась блокировка RuTracker. Представители правообладателя сказали, что нужно закрыть книгу «451 градус по Фаренгейту». Человек, который это придумал, довольно талантливый тролль. Но эффект был достигнут противоположный. Мы как читатели помним, о чём это произведение: как уничтожали книги. И вот приходит правообладатель и говорит: «сожгите» её, пожалуйста.

Таким образом, непонятны ни реальная эффективность блокировок, ни политическая составляющая. Отсутствуют верифицированные критерии оценки. Экономических примет того, что борьба с пиратством приносит результаты, нет. Связь между тем, что контент блокируют, и увеличением его продаж тоже отсутствует. Возможно, это работа на перспективу, но сколько ещё ждать? Может быть, стоит заняться другими вещами: расширением ассортимента, решением проблемы с лицензированием переводной литературы, а вместо того чтобы придумывать очередной бесполезный антипиратский закон, решить проблему с сиротскими произведениями? А издательскому сообществу — прекратить тешить себя иллюзиями, что в технологической войне можно кого-то победить? Код всегда победит закон.


zaschita-darijДиректор издательства «Юрайт» Сергей ДАРИЙ выразил несогласие с мнением о том, что бороться с пиратами не нужно, а лучше развивать ассортимент и модели доступа.

— Мы этим занимаемся; ежемесячно выходят 100–150 новых книг. При этом стараемся делать наш контент максимально доступным для вузов, развиваем продажи в самых разных форматах: и в традиционном бумажном, и в цифровом в составе ЭБС, как для юридических, так для физических лиц. Например, студент может подключиться к учебнику за 150 рублей и целый год им пользоваться. Но пираты в нашем сегменте тоже активно работают. И специфика такова, что один украденный учебник убивает всю линейку. Наука не стоит на месте; учебники устаревают, их нужно переиздавать, а это означает неоднократные вложения средств: в редактирование, корректуру, вёрстку и т.п. При этом продажи крайне низкие. Наш потребитель — это не вся страна, а студенты и преподаватели, и эта аудитория постоянно сокращается, как и финансирование образования. Тираж среднего учебника — 200 экземпляров в год. Пираты реально разрушают наш бизнес.

Мы боролись с ними всегда. До появления «антипиратского» закона занимались этим самостоятельно; специально выделенный сотрудник мониторил Сеть по названию издательства, фамилиям авторов. Была заготовлена форма претензии, мы искали владельцев пиратских сайтов, направляли им письма. В целом на них реагировали 50–60% адресатов, которым несложно было убрать 5–10 учебников. В какой-то момент мы поняли, что это борьба с ветряными мельницами и нужна системная работа.

После появления закона число пиратов, снимающих контент, резко возросло — до 90–95%. Кроме того, многие из них стали легализовываться, т.е. обелять контент, заключать лицензионные договоры или размещать контент, не защищённый авторским правом.

Конечно, сложности остались. Например, когда книга перевыпускается, меняются год издания, название или правообладатель, ISBN. И становится сложнее идентифицировать произведение, чтобы собрать доказательную базу.

Кроме того, проблема заключается в тотальной правовой неграмотности авторско-преподавательского сообщества. Бывает так, что авторы сами пиратят свои книги: размещают в Сети вёрстки, которые отправляет на согласование издатель. Затем мы их вылавливаем по торрентам, в профессиональных группах в соцсетях. Например, психологи в Facebook регулярно делятся книгами, это тоже нелегальное распространение. Пираты меняют тактику: нарезают книгу фрагментами и выкладывают на сайтах по определённой тематике. И в этом случае невозможно вычислить ни автора, ни издателя. Мы вносим изменения в бизнес-процессы: при приёмке рукописи обязательно проверяем её через «Антиплагиат», оцениваем, как она представлена в Интернете, при переиздании проводим ту же процедуру. Выявленные в свободном доступе копии стараемся убирать.

В какой-то момент мы поняли, что своими силами нам не справиться и вступили в ассоциацию «Русский щит». Борьба с пиратством должна быть системной, а точечные удары ничего не решают.


zaschita-busarginРуководитель направления AntiPiracy Group-IB Андрей БУСАРГИН уверен, что пиратство — не альтруизм, а реальный бизнес. У них есть свои офшоры, схемы по выводу денег, системы платежей, рекламные сейлеры. Это теневая индустрия с оборотом в десятки миллионов долларов, сопоставимая по своему размаху с легальным рынком.

— Пока мы всегда оказываемся в роли догоняющих, а нужны предупредительные меры, — уверен эксперт. — Важно определить стратегию, а для этого провести анализ и разведку.

Системный анализ позволяет определить, откуда исходит поток контента, оценить способы монетизации, применяемые пиратами. Стратегия, по мнению А. Бусаргина, должна включать три основных элемента: следует лишить бизнес пиратов источников заработка, «сломать» инфраструктуру, т.е. каналы распространения информации, и заводить реальные уголовные дела.


zaschita-romanovaТак может ли быть эффективной технология защиты авторских прав в Сети? По мнению юриста Центра корпоративной правовой защиты Надежды РОМАНОВОЙ, каждый из этапов этой работы: поиск нарушений, проверку результатов поиска, выявление ответственных лиц, направление им претензий, сбор информации и подготовку документов для обращения в суд и Роскомнадзор — можно автоматизировать.

Разработанная ПБ «Омега» автоматизированная система содержит комплект шаблонов для формирования документов, базу контактных данных ответственных лиц, выявленных ранее. В числе возможностей действующей версии системы — поиск ссылок по выдачам «Яндекса» и Google, формирование и рассылка претензий владельцам сайтов, учёт проектов, объектов права, принятых судебных актов.

Следующий этап развития системы — автоматизация поиска ответственных лиц, направления им претензий, проверки принятых мер, сбора информации для Роскомнадзора и суда, формирования отчётов о проделанной работе.

zaschita-2-1

Опубликовано в номере апрель 2017

 



Какие форматы доступа на электронную периодику для вас наиболее интересны?
 

 


webbanner-08-video

 

 webbanner-07-nacproekt

 

 webbanner-01-neb

 

 webbanner-02-fz-o-kulture

 

webbanner-red-03-ebs

 

webbanner-red-04-kn-rynok

 

 webbanner-red-05period-pechat

 

 webbanner-red-06-ros-poligrafiya

 

webbanner-red-10-sost-kultury

 
Copyright © ООО Издательский дом "Университетская книга" 2011
Все права защищены.
Студия Web-diamond.ru
разработка сайтов и интернет-магазинов.