Книжный рынок и издательства   Библиотеки   Образование
и наука
  Конкурс
“Университетская книга”

Сентябрь 2019
"Революция Гутенберга 2.0 и будущее библиотек"

  • Сергей МАКАРЕНКОВ: «Издателю важно быть читателем...»
  • Библиотека университета 4.0
  • Российский книжный рынок: торжество non-fiction
  • Крымская пятилетка: обретения, потери, надежды



МультиВход

t8

 

Интервью

Книжный рынок

Вузовские издательства

Искусство издавать

Библиотеки

Образование

Инновационные технологии

Электронные библиотеки

Культура книги

Библиогеография

Библиотехнологии

Выставки и конференции

Конкурсы и премии

Документы

Copyright.ru

КНИГА+

Год литературы

Журнал Онлайн

 

obnar-zaimstv-2019

 

lit-flagman1




 

rgdb-podari-rebenku


Рассылка


Игорь Ильинский. Давать образование, а не просто обучение
09.05.2011 10:43

Накануне принятия нового закона об образовании все учреждения этой сферы обеспокоены своим будущим. Непростая ситуация в последние годы сложилась в секторе негосударственного образования.

О том, что несёт новое образовательное законодательство частным вузам, о тенденциях и перспективах развития этого сегмента рынка журнал «Университетская КНИГА» беседует с Президентом Национального Союза негосударственных вузов, Президентом Союза негосударственных вузов Москвы и Московской области, ректором Московского гуманитарного университета Игорем Михайловичем ИЛЬИНСКИМ.

— Игорь Михайлович, Вы как видный общественный деятель в сфере образования состоите в рабочей группе Экспертного совета при Комитете по образованию и науке Госдумы РФ по обсуждению проекта нового закона «Об образовании». Каковы Ваши общие впечатления от законопроекта?

— Ситуация была и остаётся до сих пор весьма странной. Аргументов в пользу того, что нужна новая редакция закона, немало: закон устарел, принято 200 поправок, 45 дополнительных законодательных актов, не стану перечислять все, они известны. Речь шла о необходимости создания «интегрированного» закона, своего рода образовательном кодексе. Но вот уже ясно, что ничего подобного не будет: в декабре был принят закон № 263, в котором до мельчайших деталей расписаны задачи Рособрнадзора по контролю за качеством образования, лицензированию и аккредитации. Новый закон его не отменит. Недавно я присутствовал на совещании, где обсуждались радикальные перемены в системе аспирантуры и докторантуры, о которых докладывал Председатель ВАК М.П. Кирпичников. По этому поводу, несомненно, тоже будет принят закон. Значит, в сфере образования будут действовать, как минимум, три закона. В этом году выборы в Думу, а затем президентские. Разумеется, тема образования в предвыборной борьбе будет одной из ключевых, появится немало новых идей и требований поправить существующий закон, если к тому моменту он будет принят. Логично предположить, что уже через полтора-два года появятся новые поправки и новые законопроекты, а значит, мы снова окажемся в том же положении, что и сейчас. Может, не стоит торопиться с принятием этого закона на данном этапе?

Вариант проекта уже сокращён на треть. Исчезли многие очевидные несуразности, текст стал более логичным, грамотным. Думаю, этому способствовали те замечания, которые были направлены в Минобрнауки РФ от имени Национального Союза негосударственных вузов и Союза московских вузов.

Хорошо, что предусмотрено бессрочное лицензирование. Обязательное наличие сайтов в Интернете у образовательных организаций – это тоже хорошо. Грамотно урегулированы в проекте вопросы образования в области искусства. Однако концепция законопроекта осталась прежней, что и для первого варианта. В этой концепции, на мой взгляд, были просто опасные идеи, и, прежде всего, идея детальной регламентации всех видов и типов образовательных отношений, в том числе негосударственных вузов. Это тотальный контроль «сверху», тотальное запретительство.

ilinskii may 2011 4
Маршал Советского Союза, Министр обороны СССР (1987–1991 гг.) Д.Т. Язов 29 апреля 2010 г. участвовал в церемонии «Поклонимся Великим тем годам», которую провёл МосГУ

Как человек законопослушный, я следовал и буду следовать предписаниям закона: «закон плох, но это закон». Однако по-прежнему считаю, что «егэизация», а теперь «бакалавризация» и «регламентация» российского образования принесут гораздо больше вреда, чем пользы.

Убеждён, что в России должно существовать начальное профессиональное образование, что нет никакой особой надобности рушить веками сложившиеся виды образовательных учреждений («институт», «академия», «университет»), наделять колледж статусом высшего учебного заведения, а академии унижать до уровня курсов переподготовки кадров.

— Чем новый законопроект чреват для негосударственных вузов?

— Меня тревожит монополизация образования и недобросовестная конкуренция со стороны государственных вузов. Причём не всех, а группы так называемых «ведущих», Федеральных и им подобных. Сегодня в Центральном федеральном округе сосредоточено 13 вузов, наделённых особым статусом, плюс – особым финансированием. Я считаю ошибочными решения об «особых статусах», слиянии нескольких (по 5–7) вузов в «крупные». Никто не может дать гарантии, что в огромном вузе качество образования станет выше, чем в небольшом. Вообще-то науковедами давно доказано, что оптимальной с точки зрения управления является численность вуза в 5–6 тыс. студентов.

В целом, безусловно, проект подготовлен под нужды и интересы государственных и муниципальных вузов. Заметно, что разработчики плохо представляют специфику негосударственного образования. В прежнем составе Комиссии не было ни одного представителя этого сектора. Видимо, и в нынешнем их тоже нет.

— А какие тенденции характерны сегодня для негосударственного высшего образования в московском регионе? В целом по России?

— В Москве около 300 негосударственных вузов, это более половины того, что есть в России. О негосударственных вузах нужно рассуждать в системе высшего образования в целом. Если оставить в стороне образовательную политику, то остаются две основные причины, которые более всего влияют на положение дел. Это, во-первых, демографическая катастрофа, масштабы которой, к сожалению, многими не осознаны. Все говорят только о «демографической яме», но нужно понимать, что происходит процесс депопуляции российского населения. Поэтому выхода из этой «ямы» практически нет. Уже не хватает студентов для 600 государственных и примерно для такого же количества негосударственных вузов. 7,5 млн студентов – совершенно фантастическая цифра, но она сокращается. Во-вторых, финансовый кризис, о котором говорят, что он заканчивается. На самом деле Россия плохо преодолевает этот кризис. Недавно я подписал приказ об отчислении 200 студентов за неспособность оплачивать обучение. Вот наглядный пример ответа на вопрос, есть кризис или он заканчивается.

Государственные вузы объединяют волевым решением. С частными так поступать нельзя. Согласен, в своё время их возникло очень много, в том числе «халтурных». Сегодня они погибают.

В России существует сотня сильных, прочных вузов, у которых своя материально-техническая база, свой педагогический коллектив, здравая философия развития, где люди рассматривают образование как жизненное призвание. Такие вузы трудно, но выживают. И задача государства, на мой взгляд, заключалась бы в том, чтобы поддержать их хотя бы на законодательном уровне, как минимум, не третировать и не мешать работать. Жаль терять и преподавателей, и студентов. Поэтому мы собираемся, сообща думаем, как можно помочь, разрабатываем формы интеграции, взаимопомощи.

— Какие инновационные проекты в негосударственном секторе Вы могли бы отметить?

— Инноваций немало, но качество образования от этого лучше не становится, и понять эффективность от этих нововведений мы сможем не сразу. Всё хорошо в меру. Взять, к примеру, дистанционное образование. Я отношусь к нему как к компьютеру, как к Интернету. В нём, безусловно, есть свои положительные моменты, но есть и масса отрицательных. Конечно, для человека, у которого есть желание учиться, но нет для этого возможностей, должно быть право выбора формы и методов обучения. И дистанционное обучение – это выход. Но как бы нам ни хотелось, здесь страдает качество. Я называю то, что другие называют дистанционным, обычным заочным образованием. По сути ведь так оно и есть. Для большинства студентов сегодня, если говорить честно, процесс обучения необходимо контролировать. В российском исполнении многие западные ноу-хау не работают.

Мы используем эти новые формы, но в разумном пределе. На каждой кафедре есть соответствующие программы, мультимедийные учебные комплексы, студенты могут ими воспользоваться, но далеко не все это делают.

ilinskii may 2011 3
22 октября 2007 г. Большая премия и Золотая медаль Бунинской премии вручены поэту Андрею Дементьеву

— А что с ЕГЭ? Как это распространяется на негосударственные вузы?

— Абсолютно в полном объёме, никаких скидок. ЕГЭ, как и инновации, это возможно, но только это не должно быть единственной формой оценки знаний. Я был против того, чтобы ЕГЭ включали в проект нового закона. Может случиться так, что через 2–3 года мы от него откажемся, как отказываются на Западе. Тестировать ПАМЯТЬ – это одно. А в Великобритании, откуда изначально пошла эта форма, теперь тестируется ПОНИМАНИЕ! Согласитесь – это разные вещи. Сейчас основной результат образования – знания, умения и навыки. А для меня это – знания, понимание и умения. Я отношусь к ЕГЭ иронически, когда он абсолютизируется. Нельзя ничего абсолютизировать в этой жизни, часто истина лежит посередине.

— Прошло два года с момента введения ЕГЭ, как Вы оцениваете сегодня уровень подготовки абитуриентов?

— Честно говоря, никаких специальных исследований мы не проводили, но по оценкам наших специалистов, деканов и заведующих кафедрами качественный уровень абитуриентов значительно ухудшился.

ilinskii may 2011 2
22 октября 2008 г. в Московском гуманитарном университете c Народной артисткой СССР А.Н. Пахмутовой

— Чем Вы привлекаете студентов в сегодняшних непростых условиях? Какие программы мотивации, удержания студентов используете?

— Вы знаете, это не вопрос разовых проектов и программ, это процесс, который осуществляется годами. Обклеить вагоны метро рекламой – это, конечно, способ привлечения, но ещё не показатель эффективности. Мы никому не говорим: «Мы дадим образование 21 века», или 22-го. Мы стремимся постоянно повышать качество. Ведётся методическая работа – обеспечение образовательного процесса качественными современными учебными пособиями, приглашаем известных специалистов, проводим мастер-классы. В общем, всё вертится вокруг качества. Это единственный способ ответить на вызовы времени. Мы стараемся создать максимально комфортные условия и дружелюбную обстановку в коллективе. Наш вуз – для людей, которые хотят получить образование, а не просто обучение. Мы занимаемся воспитанием, к слову сказать, я никогда не исключал из штатного расписания должность проректора по воспитательной работе. А ведь в начале 90-х годов из высшей школы (как и из средней) воспитательная работа была изъята.

Мы давно и регулярно проводим исследования и опросы среди студентов и преподавателей – что нравится, что хотелось бы изменить, добавить в процесс обучения. Раз в год у меня поочерёдно собираются старосты факультетов, с которыми мы обсуждаем разные вопросы. Всё учитывается, обобщается. С некоторыми преподавателями приходится расставаться. Я всегда призывал относиться к студентам как к своим детям, помогать и поддерживать их. Ставить крест ни на ком нельзя. Опыт показывает, что в будущем «посредственные» студенты нередко становятся выдающимися учёными, а отличники куда-то исчезают.

— Какие специальности у Вас наиболее востребованы?

— Для начала то, что не идёт. У нас есть такие факультеты и специальности, которые мы сохраняли очень долгое время – это социальная работа и культурология. Я всегда считал, что такие квалифицированные специалисты нужны обществу, и их необходимо готовить. Первый в России факультет социальной работы был открыт именно в нашем вузе. Это – не «рыночная» специальность. В таком же положении находился факультет культурологии. В этом году, к сожалению, набор на очное отделение этих специальностей пришлось закрыть: люди не могут платить даже такие деньги (около 40 тыс. рублей за семестр).

Наиболее востребованный у абитуриентов – факультет рекламы. Мы были первыми, кто в 1998 году открыл такую специальность, разрабатывали государственные стандарты по этому направлению. При всех разговорах о перепроизводстве и переизбытке специалистов, самый крупный, по-прежнему, факультет экономики и управления. Набор в прошлом году упал, но не намного.

— Вы как-то помогаете студентам с тру до устройством?

— У нас есть соответствующая служба, есть студенческое сообщество, сами факультеты устанавливают договорные отношения с разными фирмами, богатый набор практик в престижных организациях и фирмах. Многие студенты трудоустраиваются во время практики.

— А как у Вас поставлена работа по повышению квалификации преподавательского состава?

— Это обязательный для университета и очень важный момент. У нас разработаны собственные курсы для молодых преподавателей, поскольку уровень и знание методики преподавания оставляет желать лучшего. В этом смысле работа в педвузах поставлена слабо. Но есть и прекрасные педагоги. Мне очень нравится работать с молодыми коллегами, я всегда считал, что очень важно раскрыть потенциал такого специалиста, дать возможность движения вперёд, свободу для реализации идей и методик. Например, декану юридического факультета, заведующему кафедрой истории едва за 30 лет.

— Вас знают как опытного специалиста в области молодёжной политики. Ваша оценка, почему молодёжь перестаёт читать?

— Я думаю, серьёзное влияние оказывает избыточность информации, и Интернет в этом смысле играет свою отрицательную роль. Общество потребления воспитывает потребителя. В наше время был культ знания, при этом был дефицит хороших книг. Мы стремились что-то узнать, и источником этого знания была только книга. А сейчас любознательных очень немного, любая информация, в любом объёме – в открытом доступе, причём часто недостоверная и поверхностная. Но она удовлетворяет первичный спрос потребителя и очень редко провоцирует к более серьёзному изучению предмета. Тенденции уже носят разрушительный характер – зависимость от виртуальной жизни и привязанность к чтению электронного контента. В Европе многие семьи, которые всерьёз озабочены воспитанием детей, уже не пускают их к телевизору и Интернету. У моей дочери, которая 20 лет прожила в Париже, а сейчас работает в Москве, двое детей младшего возраста. Она сознательно не ставит дома телевизор.

ilinskii may 2011
Патриарх Московский и всея Руси Алексий II и председатель правления Союза писателей России В.Н. Ганичев.

— Вы являетесь Председателем жюри литературной премии им. И. Бунина. Расскажите о ней.

— Идея возникла в 2004 году. Премия учреждена с целью поддержания русской словесности, лучших традиций отечественной литературы. Все говорят о том, что русский язык умирает, литература умирает... Что тут говорить – делать надо. Мы учредили эту премию и каждый год я лично собираю деньги, рассылаю письма бизнесменам, банкам. Далее всё как обычно, собираем книги на конкурс, приглашаем экспертов. В жюри, которое возглавляет С. Бэлза, выдающиеся специалисты. Работа непростая, но она доставляет удовольствие людям, которые ею занимаются, когда видишь благодарность авторов за их труд. Пару лет назад был такой случай. Мы вручали премию Андрею Битову. Ему присудили первую премию – 500 тыс. рублей. Всё было очень торжественно, 800 человек в зале, концерт, медаль из чистого золота. Перед вручением я обратил внимание, что он очень бледный и вялый. Спрашиваю, что случилось. Оказалось, он не обедал и не завтракал — не на что. Я его спрашиваю – как же так, вы известный человек, у вас тиражи, гонорары... Какие там гонорары! Наша премия в тот момент, как он признался, была для него спасением.

— Вы руководите Русским интеллектуальным клубом. Расскажите об этой организации.

— Мы его создали в 1999 г. Федерико Майор был тогда Генеральным директором ЮНЕСКО. У него была идея, выдвинутая им ещё в 1996 г. – культуры мира и демократии с целью преодолеть войну в сознании людей. И мы создали вместе с Майором такую структуру – Институт «Молодёжь за культуру мира и демократии». Через два года я выпустил брошюру «О "культуре" войны и Культуре мира». На одной из конференций дал её Н.Н. Моисееву, после чего мы договорились создать этот клуб — место, где будут обсуждаться самые актуальные глобальные и российские проблемы. Сейчас прошло уже 23-е заседание клуба. Входят в клуб очень яркие личности. Это Ю.И. Журавлёв – математик, который заведует прикладной математикой в РАН, а у нас он руководит Центром математического и компьютерного моделирования, генерал Л.И. Шершнёв, генерал-лейтенант В.В. Серебряников – самый крупный теоретик современных войн, писатель А. Лиханов. Мы обсуждаем и образование, и молодёжь, отношения России и Китая, русский вопрос: что значит быть русским в России, терроризм... По итогам этих заседаний выпускаем книги, рабочие материалы. Очень хочется надеяться, что кому-то в дальнейшем это пригодится.

— Спасибо!

Беседовала Елена Бейлина

Опубликовано в номере май 2011

 

Читать по теме


Какие форматы доступа на электронную периодику для вас наиболее интересны?
 

 


webbanner-08-video

 

 webbanner-07-nacproekt

 

 webbanner-01-neb

 

 webbanner-02-fz-o-kulture

 

webbanner-red-03-ebs

 

webbanner-red-04-kn-rynok

 

 webbanner-red-05period-pechat

 

 webbanner-red-06-ros-poligrafiya

 

webbanner-red-10-sost-kultury

 
Copyright © ООО Издательский дом "Университетская книга" 2011
Все права защищены.
Студия Web-diamond.ru
разработка сайтов и интернет-магазинов.