Книжный рынок и издательства   Библиотеки   Образование
и наука
  Конкурс
“Университетская книга”

Ноябрь 2019
"Книга и чтение в культурном коде человечества"

  • Михаил ШЕПЕЛЬ: «Ставка на личную мотивацию сотрудников и совместное управление библиотекой»
  • НЭБ, ФКС и возрастная маркировка контента
  • Аудиокниги: кроссмедийный подход и работа с аудиторией
  • Российские книжные: совместное будущее



МультиВход

t8

 

Интервью

Книжный рынок

Вузовские издательства

Искусство издавать

Библиотеки

Образование

Инновационные технологии

Электронные библиотеки

Культура книги

Библиогеография

Библиотехнологии

Выставки и конференции

Конкурсы и премии

Документы

Copyright.ru

КНИГА+

Год литературы

Журнал Онлайн

 

lit-flagman1




 

rgdb-podari-rebenku


Рассылка


Вячеслав НИКОНОВ: «Образование не услуга, а общественное благо»
02.02.2017 08:42

Выведение российских образования и науки на уровень, соответствующий современной экономике знаний в постиндустриальном обществе, – задача серьёзная. Законодательное обеспечение этой работы требует высокой квалификации и ответственности. В Государственной Думе пятого и шестого созывов были два профильных комитета – по образованию и по науке. Сейчас их объединили, а пост Председателя Комитета Государственной Думы по образованию и науке занял Вячеслав НИКОНОВ.

nikonov1


*Беседа состоялась в рамках пресс-конференции в МИА «Россия сегодня».

НОВАЯ СТРУКТУРА

В составе объединённого комитета 20 человек, в их числе шесть вновь избранных депутатов, ранее занимавших посты министров образования в регионах, и два члена РАН. Это весьма представительное сообщество, которое будет решать важные профессиональные задачи. Определённый оптимизм нам придаёт то обстоятельство, что сменилось руководство Минобрнауки России. Не скрою, что в предыдущие годы заседания Комитета по образованию совместно с представителями министерства порой напоминали корриду, сейчас этого нет. О.Ю. Васильева уже была на первом заседании, когда мы обсуждали планы нашей работы. Поддерживаем саму постановку вопроса: отказаться от взгляда на образование как на услугу и посмотреть на него как на общественное благо. Правда, для этого потребуется внести изменения в законодательство.

Серьёзный пакет законопроектов — числом 31 — мы унаследовали от Комитета по образованию, ещё 19 законопроектов — от Комитета по науке Государственной Думы шестого созыва. Большинство из них, на мой взгляд, не будут поддержаны новым комитетом, тем не менее их рассмотрение — это немалый объём работы.

ПРОБЛЕМЫ ШКОЛЫ

Мы абсолютно солидарны с подходом нового руководства Минобрнауки России, а именно с возвращением в федеральные государственные образовательные стандарты содержания образования. С нашей стороны уже предлагались соответствующие законодательные инициативы, но они последние годы не поддерживались. Сейчас, я уверен, эти вопросы начнут решаться. Работа ведётся, инициативы серьёзные, в том числе у РАН. Одно из приоритетных направлений — создание нового поколения учебников и решение проблемы их множественности. Например, сейчас только по начальной школе свыше 400 учебников, и многие из них не отвечают никаким требованиям. Очевидно, что такого количества не нужно. Был посыл — предоставить педагогам возможность выбора, но позитивного результата за этой инициативой не последовало. Представьте себе: 60 учебников русского языка и порой кажется, что это разные языки.

Работа пойдёт по тому же пути, который прошёл учебник по истории: концепция, затем творческий конкурс, в котором примут участие различные издательства и авторские коллективы, и в финале — решение жюри о создании единого учебника. Это не означает, что будет один учебник. Их может быть и два, и три, и больше, если они того заслуживают. Но они должны отвечать одной программе, не разрывающей единое образовательное пространство. Сейчас же ребёнок, переходящий из одной школы в другую, оказывается в иной образовательной среде.

В профильном комитете созданы 18 экспертных советов, их возглавляют очень опытные и компетентные люди. Я руковожу экспертным советом по дебюрократизации системы образования. На мой взгляд, это важнейшая проблема, потому что и школы, и вузы, и даже детские сады погрязли в отчётности, совершенно не нужной и часто не имеющей отношения к деятельности Минобрнауки России и вообще к образованию как таковому. Очевидно, что необходимы поправки в действующее законодательство. Мы планируем идти по пути, который предлагал наш комитет ранее, а именно — запретить каким-либо федеральным, региональным, муниципальным организациям запрашивать у образовательных организаций информацию, которая имеется на их сайтах. Сейчас 85% информации, которая запрашивается у школ, размещена в Сети. Это лишняя бумажная волокита.

ПРОФЕССИОНАЛЬНОЕ ОБРАЗОВАНИЕ

Для среднего профессионального и высшего образования важно совершенствовать механизм целевого приёма. Федеральный закон «Об образовании в Российской Федерации» разделяет два понятия: целевой приём и целевое обучение. Целевой приём — это набор выпускников школ на целевые места в вузе. Целевое обучение — заключение договора о подготовке специалиста для конкретного рабочего места из числа старшекурсников. На наш взгляд, главная проблема заключается в том, что сегодня более 90% участников этой программы — выпускники школ, которые ещё не успели себя проявить, причём с более низким баллом ЕГЭ, чем поступающие по общему конкурсу. Очевидно, что целевой набор сегодня — это не подготовка требующихся экономике специалистов, а в значительной степени решение проблем детей, которые плохо учились в школе. Считаем, что в этих условиях бо́льший акцент нужно делать на целевое обучение, т.е. на заключение договоров со студентами, которые уже проявили себя в процессе обучения и могут представлять интерес для работодателя. Кроме того, как показывает анализ, более половины договоров не содержат никаких обязательств сторон, касающихся трудоустройства выпускника, и санкций в том случае, если он не придёт на работу. Этот формализм должен быть устранён.

Совместно с Правительством РФ мы готовим законопроект о возможности создания базовых учебных подразделений не по основному месторасположению вуза, а, например, на промышленных предприятиях или в научных учреждениях. Речь идёт о создании базовых кафедр вузов, где студенты станут обучаться в соответствии с требованиями, которые предъявляют работодатели, знакомиться с оборудованием. В связи с этим мы планируем принять поправки в законодательство об образовании.

Мы поддерживаем линию Минобрнауки России на прекращение практики оптимизации, слияния вузов. По этому вопросу с предыдущим руководством ведомства было много споров. Сейчас стало очевидным, что неожиданностей не будет.

Серьёзные изменения ждут систему оценки эффективности работы вузов, к которой было достаточно много вопросов. Вузы закрывались или сливались исходя из недостаточной эффективности, но её критерии не всегда вызывали одобрение. Недавно был создан национальный рейтинг вузов «Три миссии университета», а до этого мы действовали в системе координат зарубежных рейтингов, многие из которых выстроены таким образом, чтобы продвигать западные вузы. Очевидно, что в этих рейтингах никогда не будет такого критерия, как количество спутников, запущенных университетом. В этом случае МГУ имени М.В. Ломоносова, безусловно, занял бы первое место. Зато, к примеру, Гарвард выпускает много журналов, и этот показатель обеспечивает ему ведущие места в международных рейтингах. Существующие рейтинги во многом устарели, в ряде случаев они закладывают ложные ориентиры для развития образовательной системы. В новом рейтинге, созданном Российским союзом ректоров, участвуют не только российские вузы, но и университеты из стран СНГ и БРИКС, заинтересованные в независимой оценке. Те критерии, которые предложили составители рейтинга, и станут показателями эффективности вузов.

ВУЗОВСКАЯ И АКАДЕМИЧЕСКАЯ НАУКА

Изменения ждут и систему подготовки кадров высшей квалификации. Уже сейчас вступил в действие закон в отношении создания собственных диссертационных советов в Московском и Санкт-Петербургском государственных университетах, которые должны перейти к новому формату присуждения научных степеней к осени 2017 г. Но, вероятно, потребуется больше времени, в том числе и на подготовку списка других вузов и научных организаций, которые смогут создавать собственные диссоветы. Это важный шаг вперёд, и, думаю, он будет способствовать выстраиванию оптимальной системы присуждения научных степеней. Прошедшая в своё время кампания по закрытию диссоветов привела к тому, что во многих регионах сегодня сложно защитить диссертацию. Например, по медицине на Дальнем Востоке защититься просто невозможно.

Ещё один вопрос, требующий законодательного вмешательства, — о связке аспирантуры и защиты диссертации. Сейчас её нет; по окончании аспирантуры выдаётся справка, но это никак не связано с защитой. На наш взгляд, этот разрыв следует устранить: если результатом обучения в вузе является защита дипломной работы, то и аспирантура должна завершаться защитой кандидатской диссертации. Подобную точку зрения разделяет и руководство Минобрнауки России.

Что касается сферы науки, то главная работа предстоит в отношении подготовки закона «О науке и научно-технической деятельности». Но ждать его проекта ранее 2018 г. было бы опрометчиво. Этот всеобъемлющий документ должен создать базовые условия для научной работы в нашей стране.

О БЮДЖЕТЕ

Самый сложный вопрос связан с бюджетом на образование, да и вообще с бюджетом страны. Весной 2016 г. усилиями профильного комитета и фракции «Единая Россия» удалось начать программу строительства новых школ. В ближайшие 10 лет предстоит создать 6,5 млн дополнительных школьных мест.

Весной мы заложили в бюджет 50 млрд рублей, деньги выделялись на софинансирование региональных программ строительства школ, но, к сожалению, регионы не смогли в полной мере их выполнить. Сокращение федеральных ассигнований, которое произошло в результате секвестра бюджета 2016 г., коснулось прежде всего этой статьи. Но тенденция увеличения расходов на образование в проекте бюджета на трёхлетний период существовала.

Считаю, что в современных условиях, когда мир вступил на путь экономики знаний, любое сокращение расходов на сферу образования и науки непродуктивно. Поэтому профильный комитет будет самым решительным образом отстаивать бюджет на образование и науку, учитывая, что в последние годы наблюдались положительные сдвиги. Достаточно сказать, что если в 2010 г. консолидированные расходы на образование составляли приблизительно 1,9 трлн рублей, то в 2016-м — 3,1 трлн рублей. По науке — 550 млрд и 850 млрд рублей соответственно. Подчеркну, что 2/3 расходов на образование — это региональные и муниципальные бюджеты, но нам нужно бороться и за федеральные расходы, которые прежде всего направляются на развитие высшего образования, и здесь экономить нельзя.

nikonov2

— В России, по статистике, 6% безработных, при этом выпускников вузов среди них от 20 до 40%. Как Вы считаете, нужно ли столько людей с высшим образованием, если экономика не в состоянии их «переварить»?

— Действительно, сегодня у нас студентов гораздо больше, чем было в РСФСР. А ещё три года назад у нас было больше вузов, чем в РСФСР, и многие из них не вели образовательную деятельность, а занимались выдачей дипломов за деньги. В предыдущем составе Государственной Думы мы приняли соответствующие поправки к Федеральному закону «Об образовании в Российской Федерации», которые упростили порядок лишения таких псевдовузов аккредитаций и лицензий. Количество реально закрытых вузов сегодня исчисляется сотнями. Работа близка к завершению; псевдовузы исчезнут из образовательного пространства России. Именно их выпускники могут давать от 20 до 40% безработных, потому что выданные ими дипломы не нужны никому, кроме тех, кто за них заплатил.

Сейчас бюджетными местами в вузах обеспечены 57% выпускников школ, в то время как в советское время никогда более 20% выпускников школ не становились студентами. Кроме того, достаточно много внебюджетных мест, поэтому доля людей, получающих высшее образование, в России очень высока. По количеству специалистов с высшим и средним профессиональным образованием мы сегодня занимаем первое место в мире — 60% взрослого населения. На втором месте Канада — 57%. Но считаю, что большого перепроизводства людей с высшим образованием на самом деле нет. Количество бюджетных мест в вузах определяется формулой, установленной в Федеральном законе «Об образовании в Российской Федерации»: 800 студентов от 10 тыс. населения в возрасте от 17 до 30 лет. Кроме того, сейчас количество студентов сокращается, потому что число выпускников школ с 2011 г. снизилось вдвое из-за демографического провала 1990-х. И эта тенденция продолжится до 2018–2019 гг., после чего ожидается рост.

Сколько людей с высшим образованием нам нужно, сказать сложно. Но если мы не обеспечим спрос на высшее образование, то это сделает кто угодно. Сейчас образование можно получить за рубежом, в коммерческих вузах. Кроме того, много рабочих профессий сегодня требуют высшего образования. Например, в ВПК это абсолютная норма: там очень сложное оборудование, станки с ЧПУ.

Регулирование будет осуществляться посредством контрольных цифр приёма (КЦП). Как показывает анализ, до 50% нетрудоустроенных — это выпускники по двум специальностям: юристы и экономисты. По этим специальностям КЦП сокращаются, в то же время они увеличиваются по тем специальностям, которые необходимы, прежде всего по техническим. Здесь тоже есть достаточно серьёзный прогресс, во всяком случае инженерные, естественнонаучные специальности получают в полтора раза больше мест, чем в РСФСР. И даже в МГУ имени М.В. Ломоносова количество бюджетных мест по менеджменту резко сократилось. Кроме того, заметна тенденция, при которой дети после окончания девятого класса идут в средние профессиональные учебные заведения. В этом году таких выпускников было 40%. Причём для них это не способ попасть в вуз «сбоку», а возможность получить хорошую профессию. Поэтому пока ситуация не внушает серьёзных опасений, кроме одной сферы — обеспечения кадров высшей квалификации для сельской местности и малых городов. Там проблемы есть, но они решаются через систему целевого приёма, а не количественными ограничениями.

— Вы сказали о нецелесообразности набора старшеклассников по целевому приёму. Но они могут себя проявить в конкурсах, олимпиадах. Как будет решаться этот вопрос?

— Пока мы не предполагаем никаких изменений. Если человек проявил себя на олимпиаде, то он приходит и поступает по общему конкурсу. Дело в том, что целевой приём — это отдельный конкурс по той же квоте, что и приём сирот. Как показывает анализ, средний балл поступивших на бюджетные места по целевому приёму на четыре пункта ниже, чем у тех, кто поступил по основному конкурсу, включая олимпиадников. Сейчас абсолютное большинство целевиков — это выпускники школы. Хотя, казалось бы, если предприятие хочет получить хорошего специалиста как можно раньше, то оно заключит с вузом договор о целевой подготовке четверокурсника. Но этого не происходит. Для меня очевидно, что в этой системе есть элемент профанации. Хотя существует и специфика, например, в транспортной отрасли. Профильные вузы нам доказывают, что необходимо сохранить целевой приём старшеклассников, потому что если на обучение не придёт житель маленького полустанка, то они никогда в жизни не найдут человека на это место. То же самое касается больниц. Этот подход тоже имеет право на существование, но я за расширение методологии целевого приёма.

nikonov3

— Считаете ли Вы целесообразным возвращение системы распределения выпускников вузов?

— Система распределения не соответствует Конституции РФ, потому что нельзя заставить человека заниматься тем, чем он не хочет. Если вернуть распределение, то каждый работодатель будет вынужден брать на работу тех, кого ему присылают. Но они тоже должны иметь право выбора, проводить конкурсы. Кроме того, для того чтобы всех распределять, нужно возвращаться к плановой экономике: не должно быть частного сектора. Считаю, что эту проблему необходимо решать исключительно через целевое обучение. Студента нужно заинтересовать, стимулировать. Например, в Нижегородской области была серьёзная проблема с кадрами для сельских школ. Сейчас там по целевому обучению человек получает дом, машину и гарантированное место работы. Были построены целые посёлки, где живут молодые специалисты. Через 10 лет они получат жильё в собственность, а на машине можно доехать до любой деревни. Это эффективная мера мотивации.

— Министр образования и науки О.В. Васильева поставила вопрос о педагогическом образовании очень остро. Предложения были самыми разными: от введения специалитета до подобия ординатуры, когда за молодым специалистом закрепляется эксперт, который оценивает его работу и получает за это зарплату, и диплом выдаётся только после этого. Как Вы оцениваете эту инициативу, что потребуется изменить в законодательстве?

— Согласен, что есть нелепость в том, что человек, закончивший бакалавриат, уже может идти в школу и преподавать. Насчёт ординатуры я не уверен, но система специалитета или магистратуры вполне разумный вариант. В любом случае шестилетнее образование лучше, чем четырёхлетнее. Педагогические вузы сейчас нужно сохранять, закрывать и сливать их теперь не будут, но восстановить уже «оптимизированные» сложно. Педагогические факультеты и отделения в университетах тоже должны быть. Сейчас мы видим позитивную тенденцию: число абитуриентов, поступивших в педвузы, выросло на 4 тыс. человек. Это даже больше, чем количество вакансий в школах.

— Серьёзное внимание уделяется программе «5-100». Как Вы оцениваете результаты и перспективы её участников?

— Если говорить о топ-100 институциональных рейтингов, то ни один российский вуз в него не войдёт, просто потому, что рейтинги составлены в интересах вузов, которые входят в первую десятку. Конечно, повышать качество работы наших вузов нужно, следует стремиться попасть в профессиональные рейтинги: по математическому, техническому образованию. Считаю, что сама по себе программа была правильной, поддержка ведущих вузов сохраняется, продвижение в рейтингах, даже в интегральных, есть. Но бросать все силы ради того, чтобы попасть в топ-100, бессмысленно, тем более что за 10 лет в сотне меняются не более 10 вузов. Как показывает практика, большинство новичков — это китайские вузы, и делается это за большие деньги.

— Пока закон «О науке и научно-технической деятельности» в стадии подготовки, какие проблемы российской науки будут решаться в первую очередь?

— Всё, что я говорил о диссертационных советах, имеет отношение к науке. Что касается непосредственно научной деятельности, то у нас созданы советы, которые и будут вносить предложения по повестке дня. Экспертный совет по прикладным и фундаментальным научным исследованиям возглавляет Жорес Алфёров. Он для себя выделил сферу, связанную с деятельностью научно-исследовательских университетов. Владимир Кононов, бывший первым заместителем председателя Комитета по науке в прошлом составе Государственной Думы, возглавил экспертный совет по инновациям и интеллектуальной собственности в сфере образовательных технологий. Кроме того, в работе всех советов мы выделяем вопросы, связанные с наукой. Та же дебюрократизация касается не только образования, но и науки. Остро стоят вопросы, связанные с соблюдением прав работников образования и науки. Мы рассматриваем все эти вопросы в комплексе и не разрываем проблематику.

— Несмотря на введение обязательного экзамена для мигрантов, уровень русского языка у приезжих оставляет желать лучшего. Планируются ли какие-то поправки в законодательство в связи с этим?

— Да, планируются. Об этом вопросе шла речь на первом заседании нашего комитета, подняла его Министр образования и науки РФ О.Ю. Васильева. Мы приступили к работе.

— Как обстоят дела с обучением иностранных студентов в России?

— Это исключительно важная тема. По сравнению с советскими временами мы серьёзно просели по количеству иностранных студентов, да и традиции, к сожалению, утратили. Но в последние годы тенденция к росту есть, выделяются бюджетные места, их распределением занимается Россотрудничество. Конечно, хотелось бы больше. Кроме того, существует проблема в том, что, обеспечивая бюджетные места в российских вузах, мы не решаем вопросы логистики (не компенсируем стоимость приезда студентов), не даём стипендии. Всё это связано с темой финансирования. Что касается платного обучения, то рост идёт за счёт стран СНГ и Китая.

Важное направление — русский язык за рубежом. Раньше программы изучения русского языка в различных странах гораздо шире финансировались и поддерживались.

— Расскажите о приоритетных проектах фонда «Русский мир».

— Фонд активно продолжает грантовую программу, поддерживает целый ряд проектов, связанных с деятельностью межгосударственных структур, в частности Межнационального комитета по БРИКС. Не так давно мы приняли участие в Академическом форуме БРИКС. У нас много планов. В ближайшее время предстоит открытие центров в Иране, в Македонии, в ряде европейских стран. Мы продолжаем работать, несмотря на те непростые обстоятельства, которые сложились в последнее время. Интерес к изучению русского языка растёт, по мере того как повышаются позиции Российской Федерации, а на Западе начинают понимать, как плохо они знают Россию.

— Вы являетесь автором многочисленных исследовательских работ, монографий. Недавно вышли книга о В. Молотове и четырёхтомник «Понять Россию». Несмотря на занятость, как успеваете писать и на кого рассчитаны эти издания?

— «Понять Россию» — это пособие для учителей истории, обществознания, четырёхтомник включает методическую часть. Там и вся история нашей страны, и российские идеи, и современное российское общество. «Молотов» — это биография моего деда, над которой я работал с издательством «Молодая гвардия» в серии ЖЗЛ, но материала получилось больше. Адресована книга всем, кто интересуется историей нашей страны. В.М. Молотов прожил 96 лет: родился при Александре III, скончался уже при М.С. Горбачёве и на протяжении 40 лет представлял высшие эшелоны государственной власти.

Писать успеваю, если честно, в пробках. Совершенно спокойно работаю над книгами в машине.


NB!

nikonov4Вячеслав Алексеевич НИКОНОВ, Председатель Комитета Государственной Думы VII созыва по образованию и науке, декан факультета государственного управления МГУ имени М.В. Ломоносова

Родился 5 июня 1956 г. в Москве.

После окончания исторического факультета МГУ имени М.В. Ломоносова в 1978 г. работал на кафедре новой и новейшей истории, был секретарём комитета ВЛКСМ, секретарём парткома исторического факультета.

В 1989 г. переведён на работу в ЦК КПСС в качестве инструктора, а затем заведующего сектором идеологического отдела.

С 1991 г. – помощник руководителя аппарата Президента СССР. После августа 1991 г. – помощник председателя КГБ СССР.

С 1992 г. – советник департамента политических и межнациональных проблем Международного фонда экономических и социальных реформ (фонд «Реформа»), преподавал в калифорнийском технологическом институте (США).

В 1993 г. избран в Государственную Думу от Партии российского единства и согласия (ПРЕС). Занимал пост председателя подкомитета по международной безопасности и контролю над вооружениями комитета по международным делам.

В 1997–2001 гг. был членом Политического консультативного совета при Президенте РФ, комиссии по правам человека при Президенте РФ, экспертного совета комиссии при Президенте РФ по противодействию политическому экстремизму.

С 2003 г. по н/в – президент фонда «Единство во имя России».

В 2006-2009 гг. – член Общественной палаты Российской Федерации, руководитель комиссии по международному сотрудничеству и общественной дипломатии.

В 2007-2012 гг. – исполнительный директор правления фонда «Русский мир».

C 2007 г. по н/в – Председатель Российского национального комитета Азиатско-Тихоокеанского совета сотрудничества по безопасности.

С 2011 г. – декан факультета государственного управления МГУ.

С 2012 г. – председатель правления фонда «Русский мир».

С апреля 2013 г. занимал должность председателя комитета Государственной Думы по образованию.

Награждён медалью ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени, орденом Святого благоверного князя Даниила Московского II степени.

Член Общественного совета при Минобороны России, член Общественного совета при МВД России, член научного совета при МИД России. Главный редактор журнала «Стратегия России», заместитель председателя редакционного совета журнала «Россия в глобальной политике», президент «Клуба-93», член президиума Совета по внешней и оборонной политике, член правления Российского общественно-политического центра.

Опубликовано в номере январь-февраль 2017

 



Какие форматы доступа на электронную периодику для вас наиболее интересны?
 

 


webbanner-08-video

 

 webbanner-07-nacproekt

 

 webbanner-01-neb

 

 webbanner-02-fz-o-kulture

 

webbanner-red-03-ebs

 

webbanner-red-04-kn-rynok

 

 webbanner-red-05period-pechat

 

 webbanner-red-06-ros-poligrafiya

 

webbanner-red-10-sost-kultury

 
Copyright © ООО Издательский дом "Университетская книга" 2011
Все права защищены.
Студия Web-diamond.ru
разработка сайтов и интернет-магазинов.