Книжный рынок и издательства   Библиотеки   Образование
и наука
  Конкурс
“Университетская книга”

Июнь 2022
"Поддержка науки и культуры: в поиске приоритетов"

  • Ада КОЛГАНОВА: "Наш приоритет — сочетание традиций и инноваций"
  • Проекты открытого доступа
  • Цифровая трансформация библиотек
  • Управление научным изданием: вопросы эффективности



МультиВход

Интервью

Книжный рынок

Вузовские издательства

Искусство издавать

Библиотеки

Образование

Инновационные технологии

Электронные библиотеки

Культура книги

Библиогеография

Библиотехнологии

Выставки и конференции

Конкурсы и премии

Документы

Copyright.ru

КНИГА+

Год литературы

Журнал Онлайн

 

ros-creative-nedelya-1



 

samiy-chitayuschiy-region


 

rgdb-podari-rebenku


Рассылка


Александр ИВАНОВ: «Сдаваться никто не собирается»
20.05.2022 09:16

Выпуск печатной продукции: от рекламных листовок до подарочных книг — целиком и полностью зависит от возможностей полиграфического производства. С начала марта отрасль находится в состоянии турбулентности — непонятно, что будет с бумагой, краской, комплектующими и запчастями: практически всё это импортного производства.

ivanov

«УК» обратился за разъяснениями к президенту Издательско-полиграфической ассоциации высших учебных заведений Александру ИВАНОВУ.

— Александр Васильевич, как Вы прокомментируете основные тенденции в работе полиграфических предприятий в условиях санкционного давления?

— Пока практически все предприятия работают, правда с перебоями. Основная тенденция — повышение цен для конечного потребителя. Причём процент увеличения стоимости у всех разный: от 15 до 200%. Например, офсетчики, выпускающие книжно-журнальную продукцию, увеличили цену сообразно росту стоимости бумаги, краски, пластин, т.е. в нижнем пределе. Другая ситуация с производством упаковки и этикетки, особенно с цифровым и флексографическим способами печати: там наблюдается иногда многократное повышение цен… Типографии объясняют такой тренд возросшими издержками на закупку сырья и материалов.

Для отрасли это не первый кризис за последние 30 лет. Пессимизм есть, но и пути выхода присутствуют. Судя по отдельным сюжетам, в полиграфии ищут и находят разнообразные способы продолжать вести дела в условиях санкций. Меня удивляет креативность бизнеса: люди ищут рецепты производства красок, моют тонер, печатают запасные части на 3D-принтерах, вспоминают рецепты работы с низкими сортами бумаги, устанавливают связи с заводами, где ещё есть токарно-фрезерное оборудование для производства запасных частей. Всё это, конечно, трудно и непрогнозируемо, но движется…

— Приостановка поставок в Россию сырья и расходных материалов для цифровой печати, повышение цен на бумагу, инфляция, курсовые разницы и регулярно вводимые пакеты экономических санкций вызывают много вопросов со стороны отрасли. Понятно, что рано или поздно сырьевые, логистические, технологические задачи будут решены. Но какой ценой и за чей счёт? Очевидно, что нагрузка ляжет на плечи конечного потребителя. Не думаю, что в нашем сегменте его финансовой подушки хватит надолго. Как Вы оцениваете масштабы удорожания конечной стоимости продукции и, как следствие, сокращения рынка полиграфических услуг?

— Тут не может быть общей оценки. Сокращение рынка уже произошло из-за приостановки деятельности некоторых торговых зарубежных компаний, снижения спроса на полиграфическую продукцию для туриндустрии, ресторанного бизнеса и рекламных агентств. Заказов стало меньше, но они пока есть.

Сокращение или перераспределение рынка зависит от продукта, который производится. Попытаюсь объяснить более подробно. Полиграфическое производство сегодня — это различные способы печати: от офсетной, глубокой, высокой, флексографской до высокотехнологичной цифровой (струйной, лазерной и т.д.).

Для традиционной высокой печати (менее 4% рынка) со времён Гутенберга требуются только бумага и краска, и тут масштаб бедствия не особенно велик: оборудование работает десятилетиями, оно ремонтопригодно из-за высокой долговечности службы основных деталей — до «наработки на отказ», шрифт можно перерабатывать в гартоплавках, производство краски в Торжке ранее существовало, бумага не требует особых свойств, как при других способах печати, и может использоваться практически любая. В этом сегменте рынок не сократится, а возможно, даже вырастет при длительном экономическом спаде.

Более сложная ситуация с офсетным производством (примерно 46%). Здесь две основные проблемы: офсетные формы на алюминиевой основе и специальные краски. Чем современнее печатная машина, тем она более импортозависима: от программного обеспечения до требований к расходным материалам. Уже сейчас обнаружилось, что в России нет краски для ролевой печати, а именно на этом оборудовании производят массовые тиражи газет и журналов. Здесь масштаб удорожания будет определять стоимость расходных материалов и технического сервиса, и он составит от 25 до 50% к текущим ценам.

Производство цифровым способом печати (около 10%) может пострадать более серьёзно, чем другие. Помимо специальной бумаги, которая должна выдерживать определённые температуры и не пылить, возникает проблема с расходными материалами и запасными частями. Именно здесь сокращение рынка может оказаться наиболее существенным из-за удорожания конечной продукции. Пока ещё есть запасы, но при отсутствии импортозамещения (Китай далеко не всё способен заменить!) количество посредников поставщиков «расходников» и запасных частей может увеличиться настолько, что себестоимость цветной ксерокопии возрастёт с четырёх рублей до сорока.

Уже сейчас, например, заказчики этикеток для пищевой продукции меняют площадь этикетки с целью уменьшения цены, снижают требования к красочности и пытаются сократить издержки. У производителей упаковки и этикетки ситуация патовая: в России вообще не производится основное сырьё — сухая этикетка и самоклейка! А как приклеивать на бутылку этикетку?

Не думаю, что в ближайшее время будет серьёзное сокращение рынка полиграфических услуг; скорее произойдёт снижение требований к качеству готовой продукции и перераспределение способов печатного производства той же упаковки, книг, журналов. Упадут тиражи, визитки станут печатать в одну краску. Да, потребитель будет экономить, и прежде всего за счёт снижения качества. Это означает возврат к технологиям прошлого столетия.

— Бумага. В последние полтора месяца эта тема была приоритетной в профессиональных обсуждениях и новостных лентах и по большому счёту закончилось всё вмешательством ФАС России. Как Вы прокомментируете ситуацию на данный момент, что происходит в этом сегменте?

— Ощущается дефицит мелованных сортов бумаги, которые в России производят в очень ограниченном ассортименте и объёме. Ситуация с дизайнерской бумагой ещё печальнее: её вообще у нас не выпускают. Это приводит к росту цен и даже к отсутствию на рынке ряда позиций. Следует отметить, что пятый пакет санкций вызовет серьёзные проблемы с логистикой для поставщиков бумаги, и пока даже трудно предсказать уровень роста цен. Причина только в одном: у нас нет мощностей и требуемых химикатов. Если с «химией» что-то можно достаточно быстро решить, то вот построить целлюлозно-бумажный комбинат (ЦБК) — это от трёх лет, не меньше…

Иная ситуация с офисной бумагой: был некий ажиотаж, но сейчас цена для оптовых покупателей стабилизировалась на определённом уровне. В рознице творится некая вакханалия, но это должно скоро закончиться. Многие потребители закупились впрок, рынок уже насытился, госструктуры сокращают бумажный документооборот. Поступила информация, что некоторые средние по размерам ЦБК стали производить офисную бумагу у нас и в Белоруссии. Следует добавить, что ещё раньше, в 2021 г., в мире началось сокращение производства именно этого вида бумаги — скорее всего, из-за перехода на электронные средства информации, что сказалось и на нас.

— Александр Васильевич, Вы известный эксперт и в отрасли не одно десятилетие. Поясните, как случилось, что в России со всеми её природными богатствами не оказалось многих видов бумаги? Как получается, что мы, поставляя сырьё за рубеж, не смогли создать собственную полноценную импортонезависимую бумажную отрасль?

— Следует отметить, что мы смогли бы создать свою бумажную отрасль, просто не хотели. Это следствие экономической политики нашего государства, если отвечать на вопрос прямо. Было невыгодно и не приносило быстрых денег создание своих ЦБК, гораздо удобнее торговать древесиной и щепой. Более того, многие советские комбинаты были распроданы и теперь имеют владельцев из стран Евросоюза. Расходы на строительство полноценного бумажного комбината сопоставимы с затратами на космические программы, и тут надо ставить приоритеты: мы несём убытки и осваиваем Луну или занимаемся импортозамещением в бумажной отрасли?

Бросать все силы на создание своей бумажной отрасли никто не станет. Надо смотреть на то, что есть, и наращивать объёмы даже путём приостановки экспорта целлюлозы и некоторых видов бумаги в другие страны.

— Не менее сложна ситуация с химическими компонентами, расходными материалами, комплектующими, запчастями… Каковы, на Ваш взгляд, наиболее реальные решения в отношении каналов поставки, логистики?

— Сегодня многие российские компании нашли пути доставки требуемых расходных материалов. Контейнеры едут из Китая и Казахстана, из других стран. Например, рассыпной тонер уже сегодня активно используют для цифровых печатных машин и этим заменяют поставки готовых картриджей. Крупные типографии ищут каналы поставок напрямую и предлагают коллегам свою помощь. Логистика рано или поздно будет выстроена.

Гораздо более значимый вопрос — как производители печатного оборудования станут отслеживать отгрузку запасных частей и расходников в третьи страны. Если это будет жёстко контролироваться, то последствия мы ощутим очень быстро. И всё же, как это бывает, экономические интересы, возможно, смогут превалировать над политическими и бизнес будет продолжаться.

Ещё интереснее ситуация с «химией» для производства бумаги. В частности, с отбеливателем — хлоратом натрия, который получают из поваренной соли. Светогорский ЦБК встал именно по этой причине и начал производить так называемую экобумагу с низкой белизной. Любопытно, что этот химикат выпускают и у нас: в Волгограде и Новых Чебоксарах, но цена его из-за малых объёмов была выше, чем у финской компании Kemira (приостановила поставки отбеливателя в Россию). Нам ничто не мешает оперативно нарастить производство.

— Вы долгие годы работали с крупнейшими вендорами и поставщиками: Canon, Xerox, Ricoh, Konica Minolta. Лично знаете руководство компаний, совместно проводили многочисленные международные конференции. Немало российских вузовских издательств и типографий оснащены их оборудованием. Какова текущая политика ведущих компаний в отношении присутствия и дальнейшей работы на российском рынке?

— Руководители столь значимых компаний в России не отвечают на данный вопрос ни положительно, ни отрицательно. Ссылаются на режим временной приостановки поставок. Однако в ряде случаев гарантийные обязательства выполняют и сервисное обслуживание осуществляют. Более того, российские инженеры вышеуказанных компаний проявляют чудеса изобретательности: начинают делать мелкий ремонт крупного узла вместо его замены, которую производили раньше.

Текущая политика ведущих компаний пока выжидательная. Запасы у вузовских издательств, по моим опросам, пока ещё есть, закупки и торги прошли в 2021 г., но летом могут начаться сбои и остановки в работе.

Политика ведущих компаний зависит от макрополитической ситуации, и не надо забывать, что доля России в мировой экономике составляет лишь 1,8%, поэтому для глобальных игроков наш рынок не столь значителен, как нам представляется. Многие полагают, что бизнес будет управлять политикой, но это ошибочное мнение. И точно не в нашем случае.

— Какие срочные меры, на Ваш взгляд, должны быть приняты руководством профильных ведомств для стабилизации ситуации? Какие приоритетные направления следует избрать с целью ускоренной реанимации и оздоровления полиграфической индустрии?

— Есть несколько путей: от полноценного налаживания производства собственного оборудования и частичного импортозамещения до различных льготных преференций. И то и другое, на мой взгляд, в данной ситуации утопично. Объём полиграфического производства в допандемийный период составлял около 7 млрд долларов (или примерно 540 млрд рублей), объём того же ресторанного бизнеса и общественного питания — 1350,3 млрд рублей. Разница существенная. Полиграфия занимает очень скромную долю в ВВП страны — менее 1%, но имеет весьма серьёзное социокультурное значение, которое цифрами не измерить. Ресторанный бизнес не требует применения высоких технологий, но более ёмкий и без них. Стабилизация ситуации в полиграфии может произойти как раз благодаря помощи государства, и тут всё зависит от политической воли руководства…

Если рассуждать глобально, то у нас в стране был ряд заводов: Ленполиграфмаш, Ейский полиграфмаш, Рыбинский… Там уже тишина, и производство еле теплится, если это можно вообще назвать производством. Даже в СССР мы не имели своего развитого полиграфического машиностроения, использовали оборудование производства ГДР, Чехии и ряда других европейских стран. Говорить сегодня о частичной реанимации данной отрасли, скорее всего, неправильно, но вот развернуть производство красок, офсетных пластин, ряда химических реактивов, некоторых запасных частей можно. Вопрос цены: стоит ли игра свеч? Ресурсное техническое обеспечение всех видов типографий можно оценить приблизительно в 600 млн долларов в сегодняшних ценах. Будет ли кто-то этим заниматься со ставкой рефинансирования в 17% и сроком окупаемости в 10 лет?

Приоритетными являются направления наибольшего благоприятствования со стороны профильных ведомств в логистике и поставках, решение вопроса достаточного производства бумажного сырья и картона.

Для адресных мер требуется эффективная обратная связь с отраслью, серьёзная аналитика и профессиональный подход. Госполитика в нашей сфере производства должна осуществляться в прямом контакте с отраслевыми общественными объединениями, представляющими все пласты бизнеса: от малого в регионах до крупного в федеральных центрах. В полиграфии их несколько, но слушают ли их? У издателей, например, есть своё лобби в федеральных органах власти в лице Российского книжного союза с политиком такого уровня, как Сергей Степашин, но и уровень монополизации у издателей весьма высок…

— История свидетельствует о том, что за подобными кризисами всегда наступает ренессанс. Какие возможности Вы видите для рынка?

— Мы технологически очень глубоко интегрированы в мировую экономику. Если раньше мы считали это благом, то теперь впору задуматься о степени глобализации во всех отраслях. Конечно, северокорейский сценарий моноэкономики для страны неприемлем и оставаться в стороне от трендов в разделении труда не следует. Исследовать узкие места в полиграфическом производстве и попытаться закрыть их с помощью развёртывания своих малых производств и партнёрства с дружественными странами необходимо. Выводы надо делать сейчас, пока ещё ренессанс не наступил. Потом уже будет снова поздно…

Рынок отыграет своё падение в любом случае. Это касается прежде всего печати продукции производственно-технического назначения (упаковки, этикетки, маркировки и т.д.). Производство книжно-журнальной продукции в какой-то степени уйдёт в Интернет, но бумажный носитель всё равно был, есть и будет. Выпуск печатных изданий в развитых странах в пандемийный период показал существенный рост. Мы снизили показатели, но всё равно произойдёт их увеличение независимо от кризиса.

Для активного ренессанса потребуется хорошо подготовленный кадровый потенциал. И уже сейчас надо думать именно об этом. Как руководитель Совета по профессиональным квалификациям в области издательского дела и полиграфического производства вижу, что у нас в ряде регионов серьёзно буксует система профессионального образования, и это надо исправлять. В Москве подготовка кадров среднего звена ведётся весьма живо и целенаправленно, другая ситуация в Санкт-Петербурге и региональных центрах. У меня складывается впечатление, что образование стало неким гарантированным бизнесом: туда люди приходят не учить, а получать некий доход. Это неправильно. Мы должны быть обеспечены кадрами на будущее.

Судя по активности бизнеса в социальных сетях, мессенджерах и на очных встречах, сдаваться никто не собирается. Энергичности у наших предпринимателей хватает, и это вселяет надежду на то, что после кризиса скачок в отраслевом развитии будет существенным. Нам нужно только помочь выстоять сейчас.

— Спасибо за глубокие и содержательные ответы на актуальные вопросы.

Опубликовано в номере май 2022

 



telegram-1-1
 
Какие форматы доступа на электронную периодику для вас наиболее интересны?
 

 

    rks20 


 


webbanner-08-video

 

 webbanner-07-nacproekt

 

 webbanner-01-neb

 

 webbanner-02-fz-o-kulture

 

webbanner-red-03-ebs

 

webbanner-red-04-kn-rynok

 

 webbanner-red-05period-pechat

 

 webbanner-red-06-ros-poligrafiya

 

webbanner-red-kult

 
Copyright © ООО Издательский дом "Университетская книга" 2011
Все права защищены.
Студия Web-diamond.ru
разработка сайтов и интернет-магазинов.