Книжный рынок и издательства   Библиотеки   Образование
и наука
  Конкурс
“Университетская книга”

Ноябрь 2019
"Книга и чтение в культурном коде человечества"

  • Михаил ШЕПЕЛЬ: «Ставка на личную мотивацию сотрудников и совместное управление библиотекой»
  • НЭБ, ФКС и возрастная маркировка контента
  • Аудиокниги: кроссмедийный подход и работа с аудиторией
  • Российские книжные: совместное будущее



МультиВход

t8

 

Интервью

Книжный рынок

Вузовские издательства

Искусство издавать

Библиотеки

Образование

Инновационные технологии

Электронные библиотеки

Культура книги

Библиогеография

Библиотехнологии

Выставки и конференции

Конкурсы и премии

Документы

Copyright.ru

КНИГА+

Год литературы

Журнал Онлайн

 

lit-flagman1




 

rgdb-podari-rebenku


Рассылка


Научная периодика: движемся к мировому признанию? Ч. 2
22.09.2016 09:29

Продолжение материала о состоявшейся в мае 2016 года Пятой научно-практической конференции «Научное издание международного уровня».

Начало

«Эффект Матфея» и цитатная выгода

nauchnaya-period-pislyakovНа отдельных аспектах международного сотрудничества остановился заместитель директора Научной библиотеки НИУ ВШЭ Владимир ПИСЛЯКОВ.

— В 2010 г. мы провели исследование «эффекта Матфея» — неравного распределения цитируемости авторов из разных стран. Оказалось, что публикации в зарубежных журналах цитируются по-разному в зависимости от того, написаны они исключительно отечественными учёными или в соавторстве с коллегами из-за рубежа. Это сказывается на цитируемости целых дисциплин. Так, в области химии международное сотрудничество ниже, чем в области физики, и поэтому нормализованная цитируемость в физике выше. Исследование также показало, что сотрудничество, ограниченное только двумя странами, приносит выгоду по сравнению с мононациональными статьями, но она меньше, чем по всему массиву международного сотрудничества. Статьи в международном соавторстве в три раза меньше остаются ни разу не процитированными; шанс, что кто-то заметит статью, написанную в партнёрстве, гораздо выше.

Эксперт пояснил, что цитатная выгода — это зависимость от того, с какой страной и в какой сфере мы контактируем, получая наивысшую цитируемость. Так, исследования показывают, что в области физики выгодно сотрудничать с Великобританией и США, в математике и химии — с Италией и т.п.

Высокая цитируемость определяется так. В конкретной научной области следует оценить все статьи, вышедшие в данном году, упорядочить их по цитируемости и выбрать 1% публикаций, возглавляющих список. Очевидно, что чем более высоко цитируется исследование, тем чаще оно бывает международным. К сожалению, как показывает анализ, доля участия российских исследователей в таких публикациях невелика — не более 5%.

Но что же в других странах? Возможно, Россия никак не выделяется на общем фоне?

— В анализе мы использовали данные по цитируемости публикаций учёных из США, Франции, Германии, Бразилии, Индии, Китая, Кореи, — рассказывает эксперт. — У ряда европейских стран (Италии, Франции, Германии, Испании) среди высокоцитируемых статей 70–80% составляют работы, написанные в международном соавторстве (рис. 3).

nauchnaya-period-r3

США в этом отношении довольно самодостаточны: доля высокоцитируемых международных статей у них составляет около 50%.  А в Бразилии, Индии и Южной Корее достаточно замкнута обычная наука, но высокоцитируемая, вовлечённая в международное партнёрство, — на европейском уровне. Россия на этом фоне отличается от других стран, и доля высокоцитируемых статей, написанных в интернациональном партнёрстве, составляет около 95%.

Сколько же у нас высокоцитируемых статей, если мы не работаем с коллегами из-за рубежа? Анализ рис. 4 показывает, что даже в Бразилии их число на уровне 0,12%, в то время как в нашей стране — на порядок ниже (0,04%).

nauchnaya-period-r4

В любой международной публикации обычно указывается reprint author — автор для корреспонденции, выделяемый в том случае, когда авторский коллектив большой. Такой автор автоматически считается руководителем научной группы. Здесь дела обстоят не так плохо, отмечает В. Писляков: в России в 14% случаев наш автор главный. Однако среди высокоцитируемых работ, написанных нашими партнёрами по БРИКС, авторы из этих стран занимают лидирующие позиции гораздо чаще (рис. 5).

nauchnaya-period-r5

Таким образом, статистика довольно неутешительная, и нам ещё есть к чему стремиться, сказал в завершение В. Писляков.

Зарубежный опыт

nauchnaya-period-hollandПо мнению Карен ХОЛЛАНД (Karen Holland), главного редактора журнала Nurse Education in Practice издательства Elsevier, цитируемость зависит от качества статьи и компетенции рецензентов. Научный контент, публикуемый в издании, должен быть признан прежде всего в своей стране, а ещё важнее, чтобы он пользовался успехом на международном уровне. В управлении контентом велика роль главного редактора. Нельзя позволить, чтобы какая-либо статья сыграла на понижение репутации издания.

При этом очень важно соблюдать научную и издательскую этику, работать с авторами и рецензентами как с ближайшими друзьями.

Эксперт большое значение уделяет перекрёстной проверке, когда все проверяют всё. Однажды таким образом удалось предотвратить публикацию статьи, в которой было 52% плагиата. Вообще, проверка на заимствования — задача весьма ответственная, считает К. Холланд: многие издатели смотрят сквозь пальцы на то, что в журнале, допустим, 10% заимствования. Но эти 10% могут оказаться в одной статье. Сейчас в издательстве, которое представляет К. Холланд, каждый автор, замеченный в плагиате, получает полный отчёт о проверке на заимствования.


nauchnaya-period-billТему издательской и научной этики продолжил Джеффри Бен БИЛЛ (Jeffrey Ben Beall), библиотекарь по научным коммуникациям Университета Колорадо (США).

Информационные технологии принесли в мир научной публикации новые возможности и новые угрозы. Одна из наиболее серьёзных — «паразитные», «хищнические», по определению эксперта, журналы, которые не дают развиваться нормальным изданиям.

Источник этой проблемы — деньги. Если в прошлом исследователи не платили издателям за публикации, то сегодня они в большинстве случаев вынуждены это делать. Введение финансовых трансакций между учёными и журналами делает эти отношения крайне коррумпированными. Модель открытого доступа — это серьёзное изменение в научном издательстве, но и этим изданиям, если они качественные, очень трудно конкурировать с фейковыми журналами.

В нарушение всех принятых норм такие издания посылают учёным персонализированный спам, в котором хвалят себя, одновременно предлагая услуги по публикации. Для привлечения внимания к себе они нередко перепечатывают материалы из солидных изданий, выдавая их за свои. Редакции этих изданий заявляют о том, что являются институтами, центрами, частью серьёзных организаций, а в действительности это, как правило, один человек с компьютером, сидящий где-нибудь в маленьком офисе. Фактически они обманывают читателей и авторов, заявляя о своём географическом расположении: на поверку журнал из Нью-Джерси оказывается индийским, а целое издательство с Пятой авеню в Нью-Йорке — пакистанским.

Принимают же они к публикации практически всё, что им сдают, не выполняя требований стандартов и тем самым дискредитируя имя научного журнала. Они специально используют в своих названиях слово «международный», потому что такой статус выше, чем национальный или региональный. На эту же задачу работает указываемый фейковыми журналами импакт-фактор, которого у них заведомо нет и быть не может. Срок, который проходит между подачей статьи и её публикацией, у таких журналов очень короткий — одна-две недели. Стоимость публикации для автора невысока — от 17 до 40 евро. Часто после включения фейковых журналов в чёрные списки (такой ведёт Дж. Бен Билл) они меняют название, но оставляют старые ссылки на свои сайты.

— Учёные стараются избегать таких журналов, но последние, к сожалению, процветают, потому что в них печатаются студенты, аспиранты, которым не хватает опыта, для того чтобы отделить настоящую науку от «мусорной». Но одно название статьи «Математическое доказательство закона кармы» уже о многом говорит. Пожалуйста, не сдавайте статьи в такие журналы, — призывает эксперт.


Реальная альтернатива как фейковым журналам, так и крупным игрокам издательского рынка — издания открытого доступа.

Директория открытого доступа (Directory of Open Access Journal) была основана в университете Линда (США) более 10 лет назад, когда проиндексировали около 300 журналов. Сегодня коллекция включает около 8,8 тыс. изданий.

nauchnaya-period-olijhoek— Наша миссия — развивать систему научного взаимодействия в глобальном масштабе, — говорит Том ОЛИЙХОЕК (Tom Olijhoek), главный редактор Директории. Мы стали авторитетным органом, признанным Научным советом ЕС, уже принявшим решение о том, что все исследования должны публиковаться в открытом доступе с 2020 г., а научные журналы открытого доступа — индексироваться либо в Scopus, либо в Web of Science.

Когда говорят о журналах открытого доступа, всегда возникает вопрос о качестве. В DOAJ уже сегодня около 6 тыс. изданий высокого научного качества, в их числе 180 российских. Недавно из базы данных были исключены 3 тыс. журналов, к которым пользователи практически не обращались. Некоторые из них просто перестали выходить, другие вовремя не перерегистрировались. Сегодня критерии приёма журналов стали более строгими, и на перерегистрацию приняты заявки от 4 тыс. изданий. Соответственно, более 50% журналов остались «за бортом».

— Реальных научных доказательств того, что открытый доступ — это всегда плохое качество, нет, но контроль, безусловно, важен, — отметил Т. Олийхоек. Прежде всего необходимо выяснить, рецензировались ли публикации. Кроме того, следует оценивать техническое качество журнала. Издание должно иметь ISSN; те журналы, которые серийного номера не имеют, мы отвергаем. Кроме того, важно наличие прозрачного, понятного редакционного совета. Должны быть решены вопросы лицензирования контента и соблюдения авторских прав. Признак качества — наличие правильно оформленных метаданных.

Основная проблема научных публикаций, с точки зрения эксперта, заключается в том, что остаётся всё меньше рыночных механизмов регулирования. Сферу научной периодики контролируют несколько крупных игроков типа Springer. А если нет конкуренции, то отсутствует и мотивация повышать качество. Это приводит к необоснованному повышению цен, что, в свою очередь, мешает свободному распространению знаний, особенно в развивающихся странах.

— Мы должны поощрять конкуренцию в научных публикациях, создавая инфраструктуру, меняя отношение учёных к открытому доступу. При этом акцентировать внимание нужно на том, что об их трудах узнает намного больше людей, чем при публикациях в привычных подписных изданиях. А новые критерии оценки научных статей основаны как раз на их популярности: сколько людей обращаются к материалам, ссылаются на них в социальных сетях. В нашем понимании, открытый доступ неограниченный, и в этом смысле важно влияние идей исследователей на общество, когда об их работах говорят в Сети, по телевидению, в прессе. Считаю, что журналы открытого доступа в настоящее время представляют интерес и для учёных, и для инвесторов, и для читательской аудитории, — завершил своё выступление Т. Олийхоек.

Опубликовано в номере июль-август 2016

 



Какие форматы доступа на электронную периодику для вас наиболее интересны?
 

 


webbanner-08-video

 

 webbanner-07-nacproekt

 

 webbanner-01-neb

 

 webbanner-02-fz-o-kulture

 

webbanner-red-03-ebs

 

webbanner-red-04-kn-rynok

 

 webbanner-red-05period-pechat

 

 webbanner-red-06-ros-poligrafiya

 

webbanner-red-10-sost-kultury

 
Copyright © ООО Издательский дом "Университетская книга" 2011
Все права защищены.
Студия Web-diamond.ru
разработка сайтов и интернет-магазинов.