Книжный рынок и издательства   Библиотеки   Образование
и наука
  Конкурс
“Университетская книга”

Октябрь 2020
"Издательские технологии и бизнес-модели: цифровая трансформация"

  • Марина АБРАМОВА: «Цифра» и новая этика креативных индустрий
  • Локдаун: капканы и трамплины
  • Аудиорынок: гибридные форматы и время экспериментов
  • Открытая наука: цифровые сервисы и ресурсы



МультиВход

rukont

 

t8-03-2020

 

Интервью

Книжный рынок

Вузовские издательства

Искусство издавать

Библиотеки

Образование

Инновационные технологии

Электронные библиотеки

Культура книги

Библиогеография

Библиотехнологии

Выставки и конференции

Конкурсы и премии

Документы

Copyright.ru

КНИГА+

Год литературы

Журнал Онлайн



 

samiy-chitayuschiy-region


 

rgdb-podari-rebenku


Рассылка


Нож: Смерть, телесность и гендер вместо «Денискиных рассказов»
21.06.2020 08:01

На страницах портала «Нож» сотрудники детских издательств и книжных магазинов рассказывают о том, что происходит с детской литературой сегодня.

deti-chitayutСколько бы ни жаловались взрослые на то, что нынешнее поколение не читает, цифры говорят об обратном: продажи детских книг в последние годы стабильно растут. Другой вопрос, какими стали сегодня книжки для детей и о чем в них пишут — несложно заметить, что они отличаются от тех, на которых росли советские школьники. «Нож» решил выяснить, что сейчас происходит на этом рынке: каковы основные тенденции, как меняются тематика и жанры и многие ли родители спешат предложить своим чадам почитать что-нибудь интересное о смерти, телесности и гендере. Мы расспросили обо всем этом сотрудников детских издательств и книжных магазинов.

Как изменилась современная детская литература? Чем она отличается от той, что читали в советском детстве?

Мария Орлова, PR-директор издательства «Самокат»:

— В первую очередь, изменилась интонация авторов и темы, на которые они говорят с детьми. В России традиционно считалось, что детская литература — это сказки и назидательные истории, и во многом эти ожидания сохраняются до сих пор.

Реалистичные повести, где нет отчетливого воспитательного элемента и которые говорят с детьми о смерти, разводе, взрослении, телесности, сексе, конфликтах, войне и фашизме, по-прежнему табуированы, и родители их не принимают.

Такие книги часто называют «новой детской литературой» — с негативным оттенком. А между тем в мире всё это главная задача и призвание детской литературы вот уже несколько десятилетий.

Коренным образом детская литература поменялась после Второй мировой войны — в первую очередь благодаря Туве Янссон, Астрид Линдгрен и Роальду Далю. Из нее исчез назидательный тон и поучительные истории о том, что плохие детишки попадают в ад. Стали выходить книги, где ребенок — главное действующее лицо и все события читатель видит его глазами. Появилось понимание, что ребенок не маленький взрослый, но это не значит, что ему что-то недоступно и с ним нельзя говорить о серьезных вещах.

То, что мы уже несколько десятилетий видим в мировой детской литературе, — это разговор с детьми на равных, с уважительной интонацией. В России эту тенденцию начали переводные тексты, и сейчас русские авторы тоже этому учатся: не заигрывать с ребенком, не сюсюкать, не придумывать для него специальных ути-пути-словечек и сюси-пуси-персонажей. Чем дальше, тем больше становится детских книг на актуальные темы — от экологии до этнического разнообразия.

Екатерина Дмитриева, контент-менеджер издательства «Белая ворона» (Albus Corvus):

— Детская литература стала свободнее, и это «раскрепощение» ощущается всё больше с каждым годом. Раньше в ней было много героики и морализаторства, а проблемы, волнующие детей и подростков, замалчивались.

Сейчас темы, о которых не принято было говорить, активно и открыто обсуждаются: травля, депрессия, гомосексуальность, феминизм, сексуальное просвещение, экологические проблемы.

Развивается детский нон-фикшн: теория эволюции, генетика, медицина.

Елена Измайлова, главный редактор издательства Clever:

— Если говорить о художественной литературе, дети продолжают любить приключения и волшебство, это неизменно. Но произошел большой тектонический сдвиг: впервые за всю историю литературы появилось такое количество персонажей-девочек. Гендерный баланс, размывание социальных ролей, принятие отличий других людей, индивидуальность — то, что раньше было на обочине, стало мейнстримом. Сейчас даже странно вспоминать, что двадцать лет назад Джоан Роулинг вынуждена была сократить свое имя на обложке до инициала, потому что авторов-женщин не воспринимали всерьез.

Дарина Якунина, издатель («Поляндрия»):

— Однозначно прибавилось книг, затрагивающих сложные темы из реальной жизни: одиночество, развод родителей, болезни, потеря близкого. Даже книжки-картинки, ориентированные в основном на дошкольников, могут поднимать такие темы, просто они говорят о них понятным и вместе с тем очень метафоричным, образным языком.

В книгах для подростков часто поднимается тема школьной травли, они говорят о сложностях с принятием себя и налаживанием отношений с окружающими. Эти тексты более прямолинейны, чем книги для малышей, они называют вещи своими именами, но смысл остается неизменным: читая о переживаниях героя, понимаешь, что ты не один, видишь разные примеры взаимоотношений и жизненных ситуаций.

В целом можно сказать, что в детской книге появилось гораздо больше психологизма, больше внимания уделено переживаниям и чувствам.

Мария Зимина, основательница и директор книжного магазина «Чудетство»:

— Очень важно, что становится всё меньше табуированных тем. Современная детская литература обращена к современным детям и пишет о проблемах, которые их волнуют. О таких же детях, как они, чувствующих то же, что они.

Меняется и структура текста: в нем становится больше событий и душевных переживаний героев, самоанализа и психологического анализа происходящего. В современной литературе меньше длинных описаний. Раньше их часто использовали для того, чтобы читатель мог представить себе другие страны, пейзаж или устройство кораблей. Сейчас дети имеют возможность погуглить, у них обширная визуальная память. Им не так нужны длинные описания, важнее динамика книги.

Виталий Зюсько, издатель («КомпасГид»):

— Важное отличие современного читателя — объем его визуального опыта. Книге сегодня приходится конкурировать и с кино, и с реалити-шоу, и с непрерывным потоком постов в соцсетях.

Поэтому современный писатель, берущийся за приключения, уже не может описывать десять страниц подряд, как главный герой пробирается через джунгли. Это уже не так захватывает, ведь мы можем посмотреть, как выглядят джунгли, на ютубе.

Особенно ярко это заметно в жанрах фэнтези, фантастики и антиутопий. Здесь без динамичного сюжета писателю просто не справиться. Непродуманный сюжет и отсутствие интриги будут выглядеть как спецэффекты из 1980-х. Сегодня они не выдерживают никакой критики.

Продолжение материала читайте на сайте проекта «Нож»

 



telegram-1-1
 
Какие форматы доступа на электронную периодику для вас наиболее интересны?
 

 

  aski 30 


 


webbanner-08-video

 

 webbanner-07-nacproekt

 

 webbanner-01-neb

 

 webbanner-02-fz-o-kulture

 

webbanner-red-03-ebs

 

webbanner-red-04-kn-rynok

 

 webbanner-red-05period-pechat

 

 webbanner-red-06-ros-poligrafiya

 

webbanner-red-kult

 
Copyright © ООО Издательский дом "Университетская книга" 2011
Все права защищены.
Студия Web-diamond.ru
разработка сайтов и интернет-магазинов.