Книжный рынок и издательства   Библиотеки   Образование
и наука
  Конкурс
“Университетская книга”

Ноябрь 2022
"Профессиональные компетенции: новые траектории"

  • Геннадий ЕРЕМЕНКО: "Академическая репутация и научная этика — не пустые слова"
  • Точка старта: "Гений места" в регионах
  • Отраслевое образование: наводим мосты
  • Национальная книжная платформа: новые функционал и сервисы



МультиВход

Интервью

Книжный рынок

Вузовские издательства

Искусство издавать

Библиотеки

Образование

Инновационные технологии

Электронные библиотеки

Культура книги

Библиогеография

Библиотехнологии

Выставки и конференции

Конкурсы и премии

Документы

Copyright.ru

КНИГА+

Год литературы

Журнал Онлайн



 

samiy-chitayuschiy-region


 

rgdb-podari-rebenku


Рассылка


В Правительстве обсудили меры по повышению эффективности целевого обучения и целевого приема
14.10.2016 18:42

14 октября 2016 года в правительственной резиденции «Горки» состоялось селекторное совещание о повышении эффективности целевого обучения и целевого приема. Стенограмма совещания опубликована на официальном сайте Правительства России.

Представляем вашему вниманию фрагмент стенограммы:

Д.Медведев: Мы договаривались обсудить одну тему, она довольно сложная, но важная для качества образования в стране, подготовки специалистов. Тема эта касается целевого приёма и целевого обучения в университетах, в высших учебных заведениях. Мы об этом говорили на заседании президиума совета по приоритетным проектам в конце августа. И специально в сегодняшнем разговоре пригласили участвовать руководителей ряда регионов и вузов, чтобы разговор был предметным и содержательным.

Тема для нашей страны не новая. Во время различных мероприятий очень часто её поднимают то представители общественности, то представители работодателей. Ещё в советское время существовала система распределения. После окончания вузов специалисты – инженеры, врачи, учителя, юристы – шли на заранее известные предприятия, в школы, больницы, государственные учреждения и обязаны были там отработать определённое время. Практически у каждого выпускника было рабочее место, а регионы получали необходимые кадры.

В 1990-е годы у нас экономика изменилась: в массовом порядке закрывались предприятия, государственный заказ на кадры потерял актуальность. Я думаю, что сегодня возвращаться к такой полномасштабной распределительной системе у нас нет ни оснований, ни необходимости. Рынок труда стал гораздо более мобильным и в целом конкурентным. Люди активно переезжают из города в город, из одного региона в другой регион, для того чтобы найти подходящую работу, комфортабельную жизнь. Тем не менее в отдельных отраслях, в отдельных регионах с особыми условиями дополнительные меры по закреплению кадров принять необходимо.

Это касается отдалённых уголков нашей страны, где не хватает учителей, врачей, социальных работников. Систему нужно настроить таким образом, чтобы университеты готовили действительно востребованных профессионалов, регионы и работодатели, соответственно, могли найти нормальных специалистов, ну а студенты после учебы гарантированно получали работу по специальности. Потому что у этой проблемы есть и оборотная сторона: кто-то хочет распределяться свободно, для того чтобы устроиться туда, с кем есть договорённость, а кто-то, наоборот, не может устроиться после завершения учёбы в университете и хотел бы даже, чтобы подобная система распределения или закрепления использовалась.

В прошлом году по программам целевого приёма и целевого обучения проходили подготовку свыше четверти миллиона студентов.

Квота для целевиков превысила 15% от общего приёма на бюджетные места, но в среднем по стране была выбрана лишь приблизительно на две трети. По отдельным отраслям эта цифра различается.

Система не работает эффективно, во всяком случае в полной мере, как мы рассчитывали, притом что целевой приём даёт преимущества абитуриенту. Абитуриенты идут по отдельному конкурсу. Средний балл по единому государственному экзамену у целевиков был 62,3 – это ниже среднероссийского на четыре единицы. Конкурс в среднем по стране составлял восемь человек на место, в то время как на каждое целевое место претендовал только один абитуриент. То есть, по сути, конкурса там не было.

Вот такие тепличные условия государство создаёт, и, конечно, оно должно быть уверено, что выпускник пойдёт работать туда, где он реально нужен, а каждый бюджетный рубль будет потрачен с максимальной отдачей. Считаю, что мы можем и должны предъявлять высокие требования к успеваемости будущих специалистов – и по результатам прохождения практики, и к тому, как они учатся.

Сейчас приблизительно в половине договоров о целевом приёме для молодого специалиста не предусмотрены меры социальной поддержки, а в большинстве случаев в таких соглашениях вообще не указан срок, в течение которого выпускник обязан отработать на предприятии. То есть это, по сути, профанация. Получается, что трудоустройство вообще не предполагается или можно отработать фиктивно, хоть один день. В результате бюджетные деньги потрачены, а та или иная государственная структура, школа или больница так и не дождались молодого специалиста.

Кроме того, заказчики целевого обучения – это, как правило, региональные и муниципальные власти, в то время как непосредственный работодатель, то есть та же школа, больница, предприятие, иные какие-то социальные структуры, органы государственного управления, которые должны быть заинтересованы в трудоустройстве выпускника, зачастую вообще не участвуют в подготовке и подписании этого соглашения. Стало быть, работодатель вообще не несёт никакой ответственности и не имеет нормальных прав.

И наконец, законодательство практически не позволяет подвергнуть выпускника каким-либо санкциям, чтобы вернуть государству потраченные на его обучение деньги, в случае если такой выпускник отказывается от исполнения договора. То есть механизм есть, но он юридически неэффективен.

Нужно обсудить эти накопившиеся темы, найти оптимальные решения, которые позволят модернизировать институт целевого приёма, целевого обучения и сделать его действительно современным и эффективным. Специально хотел бы ещё раз подчеркнуть: система целевого приёма, система обучения должна быть прозрачной, понятной, доступной, особенно для тех, кто действительно хочет помочь развитию родного региона, родного города или села. Поэтому нужно соответствующую подробную информацию о том, как поступить в университет на условиях целевого приёма, как заключить договор целевого обучения, размещать в интернете, в средствах массовой информации, чтобы здесь не было каких-то серых схем или проблем.

И, конечно, региональные и муниципальные власти должны более активно участвовать в отборе, подготовке и, главное, трудоустройстве будущих специалистов. Это в целом ваш интерес, интерес региональных властей, муниципалитетов, но это нужно и всей стране в целом.

О.Васильева: Я остановлюсь на самом основном, потому что многое Дмитрий Анатольевич уже сказал.

Подготовка кадров для нужд ОПК, социальной сферы, как известно, осуществляется не только в бюджетных рамках, но и в рамках особой целевой формы подготовки – целевого приёма и целевого обучения, когда студент ещё в вузе готовится к трудовой деятельности в конкретной организации.

Теперь самое важное. Какое различие между целевым приёмом и целевым обучением? Оно заключается в способе поступления в вуз. Для целевого обучения это стандартная процедура общего конкурса, а для целевого приёма – особый конкурс в пределах квоты. Такой механизм позволяет регионам направлять на обучение конкретных абитуриентов, однако он имеет и определённые недостатки, главные из которых были уже отмечены, – это низкие баллы ЕГЭ целевиков по сравнению с поступающими по общему конкурсу и низкий конкурс.

В ОПК в 2014–2015 годах трудоустроено 3 тыс. человек, и до 2020 года будет трудоустроено ещё 6 тыс. Что касается педагогического образования, там эксперимент по такой подготовке только начат. В основе эксперимента – взаимодействие «регион – вуз» и планирование потребности в учительских кадрах с перспективой до 10 лет с учётом возрастного состава учителей. Целевое обучение реализуется на основе трёхстороннего договора: вуз – регион – студент. Договор заключается по результатам конкурсного отбора лучших студентов, окончивших второй курс бакалавриата, или при поступлении в магистратуру по итогам комплексного экзамена, проводимого с участием представителей субъектов Российской Федерации.

В 2016–2017 годах в этой модели участвуют четыре площадки: Нижегородский государственный педагогический, Уральский государственный педагогический, Ульяновский государственный, Алтайский государственный педагогический. В 2017 году мы планируем расширить базовый эксперимент ещё на 12 регионов.

Теперь о проблемах. В этом году итоги были у нас неутешительные, потому что более 51% договоров о целевом обучении не содержит мер социальной поддержки студентов, более 62% договоров – сроков трудоустройства выпускников. Таким образом, несмотря на то, что в законодательстве установлены обязательства и заказчика целевого приёма, и студентов, на практике они не выполняются. Мы связываем это с рядом причин – с отсутствием у регионов средств для оказания мер социальной поддержки, а также с очень низкой заинтересованностью самих работодателей.

Что можно сделать? Суть предлагаемых изменений такова. В основе лежит трёхсторонний договор о целевом приёме, целевом обучении, заключаемый между образовательной организаций высшего образования, заказчиком и абитуриентом. Договор заключается до начала приёмной кампании, причём последней стороной, подписывающей договор и отвечающей за наличие в договоре взаимных обязательств абитуриента и заказчика, является вуз. Вуз оценивает качество договора. В случае отсутствия в договоре чётко прописанных обязательств и ответственности сторон вуз должен отказаться от подписания договора и не принимать данного абитуриента в пределах квоты целевого приёма. Предлагается наделить стороны договора следующими обязанностями.

Вуз. Первое – проверка качества договоров. Второе – организации конкурсов в пределах квоты целевого приёма. Третье – создание условий для освоения студентом образовательной программы.

Гражданин, он же студент. Успешное освоение образовательной программы. Критерий успешности освоения устанавливается вузом и прописывается в договоре. Трудоустройство и трудовая деятельность – не менее трёх лет в организации, указанной в договоре, на условиях, прописанных в договоре.

Заказчик. Первое – предоставление мер социальной поддержки. Данная норма закрепляет ответственность заказчика в части софинансирования обучения. Второе. Организация практики студента. И третье – трудоустройство выпускника в организации, указанной в договоре, в течение не менее трёх лет на должность, квалификационные требования которой соответствуют уровню полученного образования. За неисполнение обязательств по трудоустройству с гражданина взимается неустойка, штраф в размере средств, затраченных бюджетом на целевое обучение.

Конечно, это общее представление схемы, и мы прекрасно понимаем, что разработка вопроса потребует ещё большой работы. Более того, наверное, заинтересованным органам придётся заниматься изменением закона об образовании, а также разработкой информационных систем, которые обеспечат прозрачность данной схемы по целевому трудоустройству выпускников.

Допускаю, что и Бюджетный кодекс тоже требует своих изменений.

Продолжение стенограммы совещания читайте на сайте Правительства России

 



telegram-1-1
 
Какие форматы доступа на электронную периодику для вас наиболее интересны?
 

 


webbanner-08-video

 

 webbanner-07-nacproekt

 

 webbanner-01-neb

 

 webbanner-02-fz-o-kulture

 

webbanner-red-03-ebs

 

webbanner-red-04-kn-rynok

 

 webbanner-red-05period-pechat

 

 webbanner-red-06-ros-poligrafiya

 

webbanner-red-kult

 
Copyright © ООО Издательский дом "Университетская книга" 2011
Все права защищены.
Студия Web-diamond.ru
разработка сайтов и интернет-магазинов.