Книжный рынок и издательства   Библиотеки   Образование
и наука
  Конкурс
“Университетская книга”

Декабрь 2019
"В поисках новых форматов коммуникации с читателем"

  • Ольга ЯРИЛОВА: «Мы открыты для контактов на благо общего дела»
  • Инициативы открытого доступа
  • ЭБС: десять лет с правом на подписку
  • Краудфандинг: возможности для авторов и издателей



МультиВход

t8

 

Интервью

Книжный рынок

Вузовские издательства

Искусство издавать

Библиотеки

Образование

Инновационные технологии

Электронные библиотеки

Культура книги

Библиогеография

Библиотехнологии

Выставки и конференции

Конкурсы и премии

Документы

Copyright.ru

КНИГА+

Год литературы

Журнал Онлайн

 

 NF-21 web 200x100




 

rgdb-podari-rebenku


Рассылка


Заседание Общественного совета по вопросу внедрения глобальной лицензии
24.02.2015 22:10

18 февраля 2015 года состоялось заседание Общественного совета при Минкультуры России, на котором обсуждались различные антипиратские инициативы, в частности резонансный законопроект о глобальной лицензии. Предлагаем ознакомиться со стенограммой заседания, опубликованной на сайте Минкультуры.

pirat

ИВЛИЕВ Г.П.

Коллеги, добрый день! Извините, что задержали начало Общественного совета. Владимир Ростиславович сейчас придет и поприветствует нас на этом заседании. Он поручил мне открыть заседание с тем, чтобы мы смогли провести обсуждение очень важного и значительного для всей системы защиты авторских прав вопроса.

Как вы знаете, и в прошлом году, и в позапрошлом году Министерство культуры выступало с инициативой разработки антипиратских законов. И если в позапрошлом году наша инициатива антипиратская была внесена в проект, которым защищалось только кино в облегченном порядке, то инициатива прошлого года трансформировалась в принятие еще одного антипиратского закона, которым защищаются все объекты интеллектуальной деятельности в этом упрощенном судебном порядке. И закон этот вступит в силу с первого мая этого года. Мы надеемся, что законопроект даст новые рычаги для борьбы с пиратством в интернете, и вообще во всей нашей системе.

Но, несмотря на то, что закон, который вступает с первого мая, предусматривает досудебные урегулирования взаимоотношения интернет посредника и правообладателя, эта норма проведена, но она сделана только как регулятивная. К ней не было установлено механизма ответственности. Министерство культуры предлагало установить жесткую ответственность за не соблюдение этого досудебного порядка урегулирования в спорах о легальности размещения того или иного произведения в интернете. Этот вопрос остался на будущее. Но в целом наиболее острый вопрос, который родился уже после того, как закон был в Думе принят в этой редакции, очевидно, как реализация на неурегулированность этого вопроса, мы по-прежнему считаем, что с борьбе с пиратством мы сделали еще не все возможное и будем продолжать эту работу.

И как знаковый сигнал в этой сфере появилась инициатива деятелей культуры, которые обратились к Президенту продолжить меры по борьбе с пиратством, чтобы эту проблему решить. И как поняли, речь уже идет о так называемой глобальной лицензии. Это было поручение Президента и Правительства проработать этот вопрос. И этот вопрос, естественно, прорабатывался Министерством культуры. И мы именно по этой проблеме хотели бы вам доложить и посоветоваться, учитывая, что вопрос в общественной жизни приобрел очень резкое звучание. Мы измеряли общественное мнение в различных плоскостях. И мы полагаем, что должны профессионально доложить о том, какие предложение все-таки в итоге имеются, как они оформлены, как они сделаны, обсудить их, и затем принять решение в отношении этой инициативы.

Мы по предложениям, которые к нам поступили от деятелей культуры, разработали проект изменений в наше законодательство, который этим предложением о введении глобальной лицензии придает законодательную форму. Мы предварительно этот проект разослали в ряд министерств и ведомств, к чьей компетенции это относится, и получили от них их позицию. Позиция отрицательная, но это не означает, что мы закончили работу над этой темой. От нас ждут обстоятельного доклада с нашей позицией и с вашим мнением. И именно поэтому мы думаем, что целесообразно обсудить это на Общественном совете, и выйти уже в более широкое обсуждение.

Мы ту законодательную процедуру, которая сейчас предусмотрена, еще не начали. Следующий этап это представление на сайте, на котором проводится масштабное обсуждение в масштабе всей страны. Поэтому нам необходимо также посоветоваться о ходе дальнейшего общественного обсуждения этот вопроса. Мы предлагаем вне зависимости от того, какое мнение здесь будет преобладать, такое общественное обсуждение с заключением уже всей общественности, провести.

Суть проекта достаточно понятна и проста. Мы видим, что от пользования пиратским контентом правообладатели теряют значительную часть своих доходов. Это касается всех: и книжной деятельности, и кино, и музыки. Мы видим, как все сложно обстоит.

Предложение достаточно радикальное. Оно соответствует тому, что происходит у нас в обществе. Деятельность организаций по коллективному управлению правами, которая сейчас налажена, это деятельность, которая позволяет уже миллиарды рублей возвращать авторам от тех пользователей, которые это делают без их согласия. Свободное использование очень важно. При этом, конечно, мы должны смотреть на предлагаемое регулирование с точки зрения и авторов, и граждан, и интернет сообщества. Позиций здесь несколько. Они разные. Но этой теме придают такую резкость и остроту, как будто она появилась вот с этим письмом. Это не так. Ко мне в Министерство культуры уже дважды обращались крупнейшие интернет компании с подобным аналогичным предложением. При этом это предложение прорабатывалось на уровне правительства. Поэтому для нас это предложение не является новым. Но, очевидно, оно сейчас уже сформулировано настолько актуально, актуализировано и своевременно, что может быть реально оформлено в виде законопроекта. Могу сказать, что да, это уже не просто проект, предложенный группой деятелями культуры. Это проект, который проработан специалистами Министерства культуры в качестве самостоятельного законопроекта. И его рассмотрение и его принятие может привести к коренному изменению всей ситуации в интернете.

Это как бы мое вступительное слово. Я специально не формулирую позицию. Мы предложим сейчас высказаться инициаторам. Предложим высказаться членам Общественного совета. Мы пригласили специально Министерство связи, которое выскажет свою позицию. И чтобы обсуждение было ясным и понятным.

Я единственно, что прошу – говорить профессионально, без лишних эмоций, а то у нас бывает зашкаливание температуры обсуждений. Давайте в Министерстве культуры обсуждать это по существу, профессионально, чтобы говорить по сути вопроса, а не по личностям.

Слово Пожигайло Павлу Анатольевичу.

ПОЖИГАЙЛО П.А.

У нас записалось 30 выступающих, а хотели за час закончить. Я постараюсь все-таки объяснить, о чем идет речь, поскольку, когда сам был статс-секретарем, разрабатывал закон по авторским правам. Главная задача в законодательстве об авторских правах, чтобы деньги, которые эти общества собирают у населения, шли на мотивацию творчества, чтобы творческие люди по всей стране получали эти деньги и могли соответственно творить дальше.

Что сейчас предлагается? Предлагается за любое подключение к интернету человеку платить 25 рублей. Деньги идут соответственно на счет этих обществ управления правами, и ежемесячно 25 рублей человек платит, если он пользуется интернетом, независимо от того, скачивает он там что-то или не скачивает. 25 рублей с человека это примерно пол-миллиарда рублей в год будут собираться. И вопрос первый: чем мотивируются 25 рублей? Почему не пять, не десять? Ответа на этот вопрос нет.

Второе. Было бы хорошо, если бы общество, которое разработало этот закон, поделилось информацией, какой процент тратится на собственные нужды. Потому что законодательство позволяет в уставе предусмотреть некий процент от сбора этих средств на собственные нужды, и по нашей информации это 30%.

Возникает вопрос: куда тратятся эти деньги? Если эта информация не корректна, хотелось бы, чтобы в выступлениях инициаторы нам дали эту информацию. И, конечно, главный вопрос – как распределяются деньги. И было бы правильно, если бы, принимая такие серьезные решения, и еще раз повторяю, что вся страна начинает платить. А недавно при принятии такого же закона в Венгрии были митинги по всей стране и социальные волнения. И, конечно, ответственность в данном случае большая. Вот, например, люди пенсионного возраста, которые подключились к интернету, медицинское обеспечение получают, коммунальные платежи и так далее, они не скачивают ничего, но они тоже будут платить 25 рублей. И в этом смысле вопрос, конечно, наверняка возникнет.

Из всего, что я говорю, вытекает, во первых, открытость в распределении средств. А мы видим, что это миллионы людей, которые так или иначе имеют отношение к обществу, каждый из которых что-то получает. И имеет тогда смысл в интернете хотя бы открыть эти списки, чтобы было видно, сколько средств собрано, как они потрачены и кто эти люди, которые эти деньги получили. В настоящий момент такой информации нет.

Было бы правильно, если мы рассматриваем такой серьезный вопрос на Общественном совете, чтобы члены Совета были в курсе всех этих цифр, чтобы цифры были аргументированы, чтобы была информация, и чтобы можно было принять это серьезное решение.

Это основные вопросы, которые вокруг этого обсуждаются. И просьба к тем, кто этот законопроект разрабатывал, ответить, может быть, в чем-то я не прав, и тогда с теми, кто будет выступать, мы подискутируем. Спасибо.

ВЕРЕЩАГИН Л.Э.

Коллеги, я просто реплику. Хочу сказать, что мы в своих вопросах, которые сейчас поднимаем, на самом деле я бы предложил разделить две вещи. Первое – принципиальная значимость подобного закона о глобальной лицензии для правообладателей, для пользователей интернета, для самих участников интернет процесса, вот значимость – нужно это или не нужно. А второе уже – каким образом мы это достигнем. Потому что, например, вопрос, который предлагается обсуждать, безусловно, важный, и я про вторую часть – что делать тем, кто не скачивает. Ну а что делать тем, кто, покупая мобильный телефон, платит абонентскую плату, а интернетом не пользуется. Им кажется, что интернет у нас бесплатный. А интернет у нас вовсе не бесплатный, просто мобильные операторы зашивают в абонентскую плату стоимость интернет услуг. И мы это не разделяем в данном случае. Сколько будет тратиться на нужды организации какой-то, которая, допустим, выигрывает тендер. Важнейший вопрос. А еще вопрос о том, насколько прозрачно будет само распределение, и каким образом это распределение будет осуществляться. Это вопрос технический, но тоже важнейший. И первичной, с моей точки зрения, является анализ ситуации, которая есть сегодня. А с точки зрения правообладателей в сфере кино, она сегодня такая, что мы тратим огромные деньги во время проката наших фильмов, чтобы определить, кто нелегально скачивает наш контент. Мы вводим в штат своих предприятий сотрудников, которые должны этим заниматься. Мы вводим в штат юристов, которые будут подавать соответствующие апелляции, и так далее, и так далее. Поэтому то, что предлагается сегодня, вот это надо обсуждать, с моей точки зрения. Это одним разом избавляет от всех проблем. Выигравшие правообладатели, которые получают справедливое вознаграждение за использование в сети своих произведений. В выигрыше оказываются сами интернет провайдеры, потому что им не надо будет больше не бороться, ни слушать возражения со стороны правообладателей, или со стороны недобросовестных конкурентов. В выигрыше оказывается государство, которое получает дополнительный налоговый поток. Вот с этой точки зрения нам принципиально нужно. Потому что да, закон принят, но он не работает так, как мы бы этого хотели. Поэтому мы тратим деньги. Мы на «Легенду 17» потратили примерно 30 тысяч долларов для того, чтобы каким-то образом сдержать нелегальное скачивание картины в интернете. Поэтому вот давайте определимся, нужно это или не нужно. С моей точки зрения безусловно нужно. И пусть нам расскажут, каким образом это достигается.

ПОЖИГАЙЛО П.А.

Каким образом в вашем обществе на собственные нужды заложено? В выигрыше это понятно, а в проигрыше народ и вся страна.

ДЕМЕНТЬЕВ А.Д.

Вопрос настолько серьезный. Вот я около 60 лет пользуюсь правами через РАО. И в свое время, когда не было сети интернет, было просто. А здесь в вопросе, который мы решаем, очень важен контроль. Вот один пример. Есть государство Израиль. Все, что там издается, все, что исполняется, это проходит мимо нас, мимо тех людей, которые являются правообладателями. Может быть, эта проблема там не самая главная. Самая главная это наша отечественная. И вот здесь контроль. И я считаю, что мы, правообладатели, создатели произведений мы многого не получаем, потому что идет этот плагиат, или не знаю, как его назвать. Идет пиратство, которое бьет по деятелям культуры. А наша национальная культура просто невозможна без достойной оплаты творческого труда, потому что творческий труд это и время, и нервы, и опыт, и так далее.

Я очень хочу, чтобы мы с вами обсудили со всех сторон эту проблему, и особенно остановились на контроле, как мы будем контролировать. Этот контроль не должен серьезно занимать интересы миллионов людей, которые не имеют отношения к самому творчеству, но, тем не менее, они участвуют в этом процессе.

(реплику из зала не расслышала)

Это требует всестороннего обсуждения со всех точек зрения. Здесь есть и отрицательное, и положительное, и надо будет учесть эти дела, потому что я поддерживаю позицию РАО, я поддерживаю глобальное лицензирование, которое поможет решить проблему. Но нам нужно и очень серьезно заняться контролем, чтобы никто не был обижен, и чтобы не было таких ситуаций, что кто-то получит плюс, а кто-то получит минус, не заслужив этого минуса.

Спасибо.

ИВЛИЕВ Г.П.

Спасибо. Кричевский Андрей Борисович – Генеральный директор Общероссийской общественной организации «Общество по коллективному управлению смежными правами «Всероссийская Организация Интеллектуальной Собственности».

КРИЧЕВСКИЙ А.Б.

Добрый день, уважаемые дамы и господа!

Прежде всего, позвольте поблагодарить Министерство культуры России и членов Общественного совета за возможность представить вашему вниманию Концепцию глобального лицензирования и привлечь внимание к вопросам защиты интеллектуальной собственности.

В начале ХХ1 столетия появления цифровых сетевых технологий породило простой и универсальный способ неограниченного копирования и распространения в цифровой форме фактически любых видов результатов интеллектуальной собственности.

ПОЖИГАЙЛО П.А.

Простите, здесь задали конкретные вопросы. Вы можете ответить на вопросы? Или будете рассказывать в целом об авторских правах?

КРИЧЕВСКИЙ А.Б.

Если позволите, я все-таки представлю концепцию и обязательно удовлетворю ваше любопытство.

Итак, для того, чтобы говорить, откуда появилась эта идея и почему она должна быть реализована, нужно говорить о том, в каких условиях мы сейчас находимся. Говоря о цифровой среде, необходимо зафиксировать тот факт, что существует возможность неограниченного копирования и распространения цифрового контента. Есть огромное количество фактов нелегального распространения этого контента. И да, у нас в стране были приняты законодательные меры антипиратского характера. Антипиратский закон пытались принять в разных странах, не только в Российской Федерации. Однако, несмотря на исключительную актуальность таких мер, следует признать, что они позволяют бороться лишь с конкретными фактами нарушения, а не решать проблему в целом.

Этот вопрос неоднократно становился предметом обсуждения на самом высоком уровне. Президент Российской Федерации В.В.Путин в ходе обсуждения последних антипиратских законодательных мер, отметил: « «Принятые в области защиты интеллектуальной собственности в сегменте кинематографии решения, как показал последний анализ, работают не столь эффективно, как планировалось. Достаточно на каком-то сайте неделю прокрутить фильм – и весь эффект от принятых законов сводится к нулю. Необходимо серьезно подумать о новых, дополнительных законодательных шагах».

К сожалению, подобная ситуация сложилась не только в сфере кинематографа, но также и в сфере музыки и книгоиздания. Вместо того, чтобы заниматься творческой деятельностью, авторы и иные правообладатели вынуждены обивать пороги судов и правоохранительных органов в тщетных попытках защитить свои права.

Из-за отсутствия единой структуры, куда владелец интернет-сайта мог бы обратиться и получить разрешение сразу на все, ему приходится получать тысячи, десятки тысяч разрешений от каждого правообладателя. Они сегодня порой вынуждены заниматься пиратством, даже если этого не хотят, потому что легальную лицензию получить на весь контент невозможно.

Кроме того, крупнейшие пиратские сайты зарабатывают на рекламе более четверти миллиарда долларов в год.

По данным проведенного в 2014 году исследования международной компании «Синоват Сомпон» меньше трети российских интернет-пользователей платит за контент. При этом подавляющее большинство активных пользователей, более 95% - потребляет в сети интернет фильмы, видео, музыку или книги. В Айтью (?) один фильм стоит в среднем 150-200 рублей, один музыкальный альбом 100 -150 рублей. За довольно ощутимую сумму мы с вами приобретаем лишь право смотреть или слушать купленный фильм и музыку в домашнем кругу. Однако возможность поделиться понравившимся произведением в сети интернет законом не предусмотрена и будет квалифицироваться как пиратство. Интернет-пользователи помимо своего желания вынуждены пользоваться нелегальным контентом и сами становиться пиратами.

Действующее законодательство, а также любые предлагаемые антипиратские инициативы имеют своей целью лишь ограничение доступа к нелегальному контенту. Однако на практике такие меры напоминают попытку остановиться лавину при помощи временного ограждения.

Нарушения интеллектуальных прав, ежедневно совершаемые миллионами пользователей, носят настолько массовый и системный характер, что никакие механизмы запретов и ограничений не могут исправить положение.

Борьбу с пиратством необходимо вести не посредством принуждения к отказу от использования нелегального контента, а путем внедрения новых бизнес-моделей, обеспечивающих свободу распространения, обмена и потребления результатов интеллектуальной деятельности. Именно такую модель предусматривает концепция Глобального лицензирования.

Концепция базируется на принципе свободного обмена цифровым контентом и была разработана на основе мнений ведущих экспертов и специалистов в сфере интеллектуальной собственности; результатов сравнительно-правового анализа различных механизмов защиты прав авторов в цифровой среде, а также технической экспертизы в области современных сетевых технологий.

В чем суть концепции? Глобальная лицензия предполагает выплату вознаграждения за предоставленную возможность (право) использования в сети интернет любых музыкальных и аудиовизуальных произведений, а также произведений литературы. Проще говоря, вы получаете право легально использовать – получать, распространять, делиться, обмениваться – абсолютно любой контент, который не исключен из глобальной лицензии.

За глобальную лицензию платит не владелец интернет-площадки, не оператор связи, а пользователи – мы с вами. Если вы имеете подключение к интернету, то к вашему счету – будь то мобильный интернет или стационарный проводной канал, каждый месяц прибавляется 25 рублей, то есть, 300 рублей в год, менее 10% от средних расходов на интернет за одну точку доступа.

Безусловно, необходимо будет предусмотреть льготы и исключения для организаций социальной направленности – школ, институтов, медицинских учреждений, а также для социально-незащищенных категорий населения.

Итак, есть конкретный потребитель, он получает неограниченное право обмениваться медиа-контентом в сети интернет и платит за это 25 рублей в месяц. Есть оператор связи, который получает эти деньги одновременно с платой за доступ в интернет. Есть аккредитованная государством организация по коллективному управлению правами, куда оператор связи перечисляет полученные от абонентов средства. И наконец, есть правообладатели, между которыми распределяются собранные средства в зависимости от количества скачиваний конкретного произведения.

Данные для распределения и выплаты вознаграждения правообладателям будут формироваться посредством мониторинга медиа-трафика и сопоставления его результатов с реестром цифровых отпечатков аккредитованной организации. Такой мониторинг будет полностью исключать возможность доступа к личной информации или идентификации личности пользователей. Приобретение и разворачивание необходимого оборудования будет осуществляться за счет средств аккредитованной организации.

В основу концепции положен принцип альтернативности глобального лицензирования для правообладателя, который вправе в любой момент изъять принадлежащие ему права из управления аккредитованной организации и самостоятельно распоряжаться ими в цифровой среде.

Сведения об изъятых правах будут размещены на специальном ресурсе, чтобы владельцы интернет -площадок всегда могли уточнить, не нарушают ли они чьи-то права.

Что же изменится при условии введения Глобальной лицензии? Интернет -пираты утратят свое единственное. Но уникальное преимущество: в новых условиях они не смогут зарабатывать сотни миллионов долларов на ворованном контенте. Им придется вкладываться в развитие своих онлайн-ресурсов, повышая уровень и качество услуг.

Легальные интернет-ресурсы сэкономят огромные деньги на очистке прав, избавятся от необходимости оплачивать услуги многочисленных посредников и агрегаторов. Главное – больше не будет неравной конкуренции с пиратскими ресурсами, которые сейчас имеют подавляющее преимущество за счет оперативности и бесплатности контента.

Учитывая, что себестоимость цифровых сервисов минимальна, можно с уверенностью прогнозировать, что стоимость контента резко снизится, а в ряде случае, когда сервисы будут зарабатывать посредством рекламной модели, контент станет фактически бесплатным.

Кардинально изменятся условия деятельности участников творческой индустрии. Вместо бесконечных торгов и попыток гнаться за пиратами придет возможность сосредоточиться на творческом процессе.

Самое главное – монетизация контента вырастет во много раз. Доходы его создателей соответственно тоже. Музыкальная, книгоиздательская и кино-индустрия получат значительные финансовые вливания и огромные возможности для развития и создания качественного продукта.

Отвечая на рад поставленных вопросов, и, собственно, те же вопросы возникали в ходе бурных обсуждений в сети интернет, в целом надо сказать, что концепция обросла большим количеством слухов и домыслов. Я позволю себе буквально несколько ремарок, отвечая на эти вопросы.

Прежде всего, нужно сказать, что предлагаемый концепцией глобального лицензирования механизм сбора вознаграждения не идет в разрез с традиционным механизмом управления правами и не ущемляет законные интересы правообладателей. Совершенно не уместно в данном случае говорить об ограничении исключительных прав, поскольку права автора и иных правообладателей не изымаются, лишь добавляется новый механизм их реализации.

Правообладатель не теряет свободу самостоятельно распоряжаться своими правами, его предоставляется возможность в любой момент исключить принадлежащие ему права из управления аккредитованной организацией.

Распространение института расширенного коллективного управления правами на цифровую среду не противоречит ни правилам ВТО, ни международным нормам ТРИПС. Подобный институт успешно применяется во многих странах-членах ВТО (Скандинавские страны, ряде стран Европы и в США).

Ошибочно говорить о введении некого налога на интернет – лицензионное вознаграждение, о котором идет речь, носит исключительно гражданско-правовой характер. Глобальная лицензия – это механизм финансового взаимодействия пользователей медиа -контента и обладателей прав на него. Отличие такого механизм от существующего – исключение из цепочки и цены контента информационных посредников и спекулянтов.

Много говорится о возможной непрозрачности распределения вознаграждения. Главным элементом обеспечения прозрачности процесса распределения является предлагаемая концепцией технологическая база, которая предусматривает максимальную точность и автоматизацию сбора данных о фактическом использовании объектов авторских и смежных прав. Это значит, что правообладатель будет получать вознаграждение за каждый факт использования его произведения в сети интернет. Сейчас этот показатель не превышает 10-20 случаев из 100.

Безусловно, есть целый ряд принципиальных вопросов, требующих дополнительного разъяснения, но они будут отражены в выступлениях следующих докладчиков.

Безусловно, есть и другие принципиальные вопросы, требующие дополнительного разъяснения, но они будут отражены в выступлениях следующих докладчиков.

В заключение хочу добавить, что существуют самые разные взгляды на реализацию норм авторского и смежных прав в сети интернет, в том числе, имеют своих сторонников и предложения экстремальной направленности, к примеру, об упразднении правовой охраны результатов интеллектуальной деятельности.

Однако, мы должны найти «золотую середину», которая позволит максимально удовлетворить интересы всех лиц, вовлеченных в процесс использования объектов творческого труда в сети интернет. Именно это и предлагает концепция Глобального лицензирования.

Спасибо за внимание.

ПОЖИГАЙЛО П.А.

Простой вопрос: чем обоснована сумма 25 рублей?

КРИЧЕВСКИЙ А.Б.

Как отмечалось в докладе, 25 рублей это расчетная цифра. Что такое 25 рублей? Это менее 10% затрат на одну точку доступа в интернет.

ИВЛИЕВ Г.П.

Давайте послушаем Министерство связи. Заместитель директора Департамента государственной политики в области средств массовой информации.

……….

Добрый день, коллеги! Спасибо за возможность выступить по этой уже нашей любимой теме за последнее время. Мы видели на слайдах, которые нам презентовали, что от этой идеи должны были выиграть все, в первую очередь правообладатели, пользователи, интернет – компании. И как – то странно, что за последнее время мы получили какое-то аномальное количество отрицательных отзывов и представителей интернет – отрасли, и правообладателей, и общественных объединений, и так далее. Я думаю, что существуют отзывы, которые поддерживают эту идею, но я таких видел буквально два-три.

Поэтому ситуация сложилась на самом деле достаточно удивительная, когда в ответ на какую-то инициативу, с одной стороны, это инициатива об охране интеллектуальных, авторских и смежных прав, с другой стороны, это все-таки инициатива об урегулировании интернет, потому что мы говорим о цифровой среде, и мы получаем такой живой отклик. Как я уже говорил, отзывов было много. Они представляют интересы как бы абсолютно разных компаний. Если будет интересно, я могу остановиться на этом позже, кто конкретно, и могу перечислить разные компании, как, например, ВГТРК, Медио -информационный союз, Мосфильм, Вымпелком, ассоциации и производители фонограмм. Вообщем, разные.

ИЗ ЗАЛА

Чем это мотивируется?

……..

Вы хотите, чтобы я по мотивации всех прошелся? Давайте я остановлюсь на каких-то базовых вещах.

Во первых, как нам было сказано, если такая концепция вступит в силу, то пользователь получает абсолютное счастье, и будет скачивать все, что угодно, и не будет думать, пиратский это контент или нет, потому что он уже оплатил свои 25 рублей. К сожалению, это не так, потому что авторы концепции говорят, что все могут выйти из-под регулирования. И, естественно, вы понимаете, на следующий день, если будет принято данное регулирование, на другой же день большинство западных правообладателей выйдут из- под действия этой концепции, потому что у них существует собственный механизм, собственные площадки для продажи контента. И пользователь в результате, когда он будет заходить на тот или иной сайт, он не будет знать, этот контент, который он скачивает, он уже оплатил этими 25 рублями, или он должен платить еще раз. Я смею вас уверить, что ему придется платить еще раз. Потому что в 80% случаев это будут площадки, которые выйдут из – под регулирования и будут продавать сами контенты (?) . Это 99 рублей или больше.

Во вторых, существует как бы много технологических проблем, которые абсолютно в концепции не решены. Вот если по верхам пройтись, то это проблема накручивания счетчиков. Как будут эту систему считать? Можно как бы нанять миллион ….., они будут нажимать на скачивание и в результате по итогам года кто-то заработает очень много. Как эту проблему решать, абсолютно не понятно.

Проблема выявления одного и того же контента, с появлением ……….сервисов контент вообще находится в сети. И как эта система будет распознавать – контент скачивается, или человек просто имеет к нему доступ постоянно? Условно, какой-то фильм у меня лежит на хранилище, и система по идее будет думать, что я скачиваю этот контент, и будет считать как использование. А на самом деле я просто имею доступ к своему файлу хранилищу. Вот это второй вариант, почему это не реализуемо технологически.

Третье, о чем мы много говорили, это шифрованный трафик. Это то, что сейчас получает широкое распространение. И, к сожалению, те системы, о которых говорят разработчики, не могут распознавать шифрованный трафик.

Если уж говорить об еще одном технологическом аспекте, то по идее аккредитованной организации нужно передать весь контент всех нас с вами. То есть, он должен в режиме реального времени постоянно анализироваться вот этими системами. И соответственно из этих систем должно получаться некое мнение: скачал я что-то, имел я доступ к какому-то контенту. Но вообще такой системы слежки не существует. Если хотите, какой-то аналог существует в виде призм (?) США. И то этот аналог контента не может анализировать его на лету. Ну не существует такой системы на самом деле в мире. Даже если предположить, что такую систему возможно внедрить, то это будет очень затратная позиция по этому поводу, и, скорее всего, не приведет к желаемому эффекту, по крайней мере, по тем причинам, которые я озвучил выше, а на самом деле, их гораздо больше.

Я могу остановиться и здесь, могу продолжать и дальше. Наша позиция была и остается, что мы считаем этот проект не реализуемым как на законодательном уровне, потому что невозможно ввести то регулирование, которое не будет правоприменяться. А во вторых, это невозможно чисто технологически. Нам сказали это люди, которые непосредственно должны были бы с этим оборудованием работать. То есть, те, кто потенциально должен был бы реализовывать эту инициативу.

Вот, пожалуй, и все. Если есть вопросы, я отвечу.

ИЗ ЗАЛА

Насколько я понял, предложения на самом деле два. Начну со второго. Технологически это невозможно. Но я не считаю, что это возражение. Я считаю, что это задача. В какой-то момент будет возможно, и задача технологически будет решена.

……….

Есть возражение, что это бессмысленно реализовывать.

ПОЖИГАЙЛО П.А.

Вопрос у вас в чем?

ИЗ ЗАЛА

А возражение, что 80% правообладателей в момент принятия такого закона выйдут, то это применимо, например, к Российскому авторскому обществу. Учредили его в 91-м году, и 80% авторов взяли да и вышли, чтобы самим торговать результатами своей интеллектуальной деятельности.

………….

А в чем вопрос заключается?

ИВЛИЕВ Г.П.

Есть вопросы у членов Совета?

ПОЖИГАЙЛО П.А.

Я еще раз хочу повторить. 25 рублей будет платить вся страна. Ежемесячно. И очень важно, когда говорят, что все в выигрыше, то говорите правду. Выиграют правообладатели, но проигрывает народ, все 140 миллионов человек. Это справедливо? Причем это бедная часть народа. Никто не говорит, что этого не надо делать, но есть практика в других странах, когда это осуществляется другим способом.

………..

Вы в вашем выступлении уже сказали, что была такая инициатива у Венгрии, и она имела такой общественный резонанс. Инициатива сбора. Потому что другого аналога нет вообще, в принципе. Мы выступаем первоиспытателями, но какими-то странными, потому что выступать инициатором идеи, которые не реализуема ни технологически, ни концептуально, и не выгодна большей части представителей общества, это странно. Но если как-то окончательно все резюмировать, то на протяжении последних пяти лет только на моей памяти мы все время выступаем с инициативой повысить ……. эффективного управления в существующем виде, в котором она есть. И в плане того, хотя это достаточно часто отрицается, что при вступлении в ВТО нами были взяты на себя некие обязательства по пересмотру коллективного управления, и в плане повышения продажности (?), о чем тоже было сказано. Мы до сих пор не имеем никакого доступа к статистике сбора.

ИВЛИЕВ Г.П.

Спасибо. Я только хочу сказать, что отчеты о деятельности каждой организации коллективного управления приходят ежегодно. Они проверяются. Списки нет. И в предложениях, которые звучат, что все должно быть в интернете, может быть, есть смысл.

Евгений Анатольевич Софронов – Генеральный директор ООО «Информационное агенство «ИнтерМедиа».

СОФРОНОВ Е.А.

Огромное спасибо за то, что дали высказаться и поделиться нашими исследованиями. Наша задача в проекте «Глобальные исследования» это, в первую очередь, аналитика. И поэтому буду говорить в основном о цифрах.

Исследования по глобальной лицензии мы начали довольно давно. Я начну с книги. Очевидно, многие знают эту книгу. Издается она давно. Семь лет назад в ней была опубликована статья под названием «Новый музыкальный порядок». Там как раз обоснована необходимость быстрого введения нового музыкального порядка, без чего проблемы в культурной сфере будут нарастать. Бешеными темпами. Так оно вроде бы и получилось, сейчас не буду вдаваться в подробности, интересующиеся могут посмотреть книгу за центральным столиком. Здесь Павел Анатольевич сказал, что в проигрыше вся страна. Ну не знаю. Если передовое российское кино и музыка будут доступны каждому гражданину России, по моему, это не проигрыш, а выигрыш бешеный.

ПОЖИГАЙЛО П.А.

А что касается 25 рублей?

СОФРОНОВ Е.А.

А что касается 25 рублей, если бы меня спросили, я бы предложил операторам связи взять на себя эту небольшую сумму. Потому что при рентабельности в 25 – 40 процентов они вполне могут это сделать в своей рекламной акции.

Аплодисменты

А операторы связи это отдельная история, и мы к ним вернемся.

Аномальное количество отрицательных отзывов, о которых было сейчас сказано. Ничего удивительного. Те люди, и организации, конечно, которые получают выгоду от использования музыки и кино, и от хранения ситуации, они вообще-то очень богатые. Они могут организовать любое количество отрицательных отзывов. Но это как бы отдельная история. А сейчас посмотрим, и начнем с очень краткого анализа нынешней ситуации. (Слайды) Индустрия сейчас выглядит примерно вот так. Красный цвет это сектора, которые не выплачивают вознаграждения правообладателям. Сейчас эти сектора это в первую очередь операторы интернет трафика (?). Это сектора, который связаны с загрузкой файлов и стримингом (?) пиратским. Вот эти три сегмента не выплачивают сейчас вознаграждения правообладателям. Для того, чтобы просто сравнить, здесь, собственно говоря, можно увидеть все налицо. Никаких индустрий физических носителей уже в первой десятке нет. Ее практически нет вообще. Она находится там, где остальные сектора. Больше всего сейчас зарабатывают, конечно, телевизионщики с кино. Очень много денег вкладывается в образование, что очень хорошо. Но зарабатывать артистам и авторам практически очень мало где осталось. То есть, в каждом из этих секторов очень небольшое количество денег уходит на артистов и авторов. Продажа дисков исчезла, и наибольшая стоимость сейчас в сфере виртуальных носителей, то есть, доступа в интернет, который в искусстве пришел на смену физическим носителям. Из этого сегмента правообладатель не получает вообще ничего. Вы видите, насколько он больше всего остального.

Почему мы относим интернет – трафик к культурно – зрелищной индустрии? Просто потому, что до 70% всего трафика, который они продают за деньги, это музыка и видео. То есть, это тот самый контент, который и генерирует всю ситуацию.

Аналитики сходятся на том, что эта доля будет расти. Как сам интернет – трафик будет расти постоянно, до тех пор, пока не будет насыщен абсолютно весь спрос, а это еще довольно долго, так и доля трафика, связанная с музыкой и видео, внутри этого трафика будет расти. Именно поэтому мы говорим, что интернет – провайдеры это в первую очередь участники культурно-зрелищной индустрии. Хотя, конечно, здесь можно спорить. Я думаю, Министерство связи продолжит свои аргументы, но пока мы так считаем. Почему мы вообще берем на себя смелость так считать? Потому что мы считаем очень давно, а больше практически никто не считает. Дело в том, что если вы возьмете Справочник Росстата, увидите, что там вообще отсутствует понятие «музыка» как таковая, или понятие «концерт». Поэтому это все считается достаточно сложно, и этим довольно часто пользуются, когда вместо одной цифры показывают другую. Мы стараемся быть максимально объективными, поэтому и предлагаем вам именно такой расчет.

Что происходит сейчас? Авторы – артисты, режиссеры – создают контент, на котором организована огромная индустрия. Творцы получают, по нашим исследованиям, от 2 до 5 процентов оборота этой индустрии.

Выглядит это примерно вот так. Вот, например, доходы музыкального артиста. Этот человек работает, как видите, в основном на концертах. 75%. По большому счету у разных артистов по разному, но это еще такой оптимистичный вариант. Потому что большинство артистов, как здесь было замечено, что не такая уж бедная аудитория, но все-таки бедная. Абсолютное большинство почти ничего не зарабатывает. Но это уж¸ конечно, в свободной стране кто как хочет, так и зарабатывает. Если не умеешь зарабатывать, уходи на завод слесарем, что многие и делают, потому что заработать на записанной музыке артист не может. Посмотрите, вот маленький – маленький красный сегмент. Это то, что он получает в интернете. А именно в интернете на нем делается наибольшее количество денег.

Почему так происходит? Посмотрим следующий слайд. Он не очень показателен, но это уже связано с кино. Из 15 скаченных фильмов сейчас только один легальный. Выглядит это примерно так и по количеству, это 15 миллиардов просмотров за прошлый год, и только 1 млрд. является легальным. Точнее, его можно считать легальным. Все остальное выглядит именно так, и по другому выглядеть не будет, к сожалению. Ничего к лучшему сейчас меняться не будет, потому что борьба с пиратом практически невозможна.

Правообладатели, конечно, получают доход. От кого они получают доход? Конечно же, от легальных компаний. Как выглядит легальная компания сейчас, показываем. Вот это детализация крупнейших российских компаний. Все легальные интернет – магазины, то есть, которые помечены зеленым, находятся в инвестиционном периоде. То есть, они еще не вернули инвестиции и осмелюсь предположить, что уже и не вернутся. Что это означает? Если будет остановлен инвестиционный поток, например, из-за санкций, то они закроются. Это происходит в индустрии нередко. Многие знают эту ситуацию. Так как это публичная компания, то цифры здесь достаточно точные. Что касается торонтов, которые, как видите, прекрасно себя чувствуют, прибыльные и прекрасно видят свои перспективы. Торонты работают на небольших деньгах, но они прибыльны. И, соответственно, они устойчивы. Но, естественно, обороты этих компаний у знающего человека только улыбку вызовут. Понятно, что это не очень серьезная тема для хорошего серьезного бизнеса.

Сейчас давайте посмотрим на другие компании. Есть еще компании, которые используют контент, не продавая его, а для повышения своей капитализации. Видим, что здесь обороты совсем другие. Здесь уже идут миллиарды долларов. И даже в этой ситуации с правообладателями не делятся две из трех крупнейших компаний в России. То есть, Ютюб в данном случае показан мировой, потому что вычислить сумму российскую невозможно, но все знают, что Ютюб борется с пиратством какими-то своими хитрыми способами, но в любом случае огромное количество контента там находится не законно.

Практически это все, что я хотел сейчас показать, и вернемся к первому слайду для завершения. Мы подходим к вопросу совершенно объективно и беспристрастно. Если речь идет о том, чтобы за глобальные лицензии, то мы, как специалисты, которые очень давно работают в этой сфере, конечно же «за». Другое дело, что возникнет огромное количество проблем, подозрений и тому подобных вещей. Здесь надо не забывать, что сейчас, если я не ошибаюсь, сейчас даже нет предположения в отношении того, кто выиграет объявленный конкурс на то, чтобы распределять те суммы, которые будут собраны по глобальной лицензии. Наверно, уместно в этом случае говорить, что вот мы одной организации доверяем, другой нет. Но по большому счету я не вижу сейчас никаких других вариантов, кроме глобальных лицензий. Просто с точки зрения исследователя, а не финансиста, или журналиста.

У меня все.

ПОЖИГАЙЛО П.А.

Скажите, а в чем вопрос? Что тяжело бороться с пиратами? Тяжело у Ютюба забрать эти деньги. И находят самый легкий способ – собрать со всех людей, и соответственно, отдать правообладателям. Вот о чем идет речь.

САФРОНОВ Е.А.

Мне-то понятно, но, очевидно, самый легкий способ является и самым быстро реализуемым.

ИВЛИЕВ Г.П.

Спасибо. Сейчас выступит Икоев Артем Леонардович – вице-президент ОАО «Группа компаний «Систематика».

ИКОЕВ А.Л.

Спасибо, что дали возможность выступить. До этого у нас была в странном формате дискуссия. Мы были вовлечены с какого момента в комментирование публикаций СМИ, и этот формат не подразумевал живого общения. И те вопросы, которые поднимались в рамках этих публикаций, они носили негативный характер просто потому, что не могли разъяснить позицию с точки зрения концепции технологического решения. И я, пожалуй, начну с самого конца, с ответа на вопрос, который прозвучал в конце выступления представителя Министерства связи и массовых коммуникаций – по поводу сложности технологической реализации и по поводу дороговизны решения и всего прочего.

Принципиальное отличие с точки зрения приведенных примеров от того, что предлагается делать в рамках обсуждаемой концепции, что должно быть слово «в режиме реального времени», это совершенно не тот контекст, который предполагается здесь. Мы не занимаемся фильтрацией. Наша задача мониторинг трафика и аккуратно посчитать. Это не предполагает в живом режиме определять, кто сейчас качает какой медио контент. Мы взяли трафик, мы его абсолютно анонимно, не выделяя его из сети оператора, оставляем там, производим подсчет, делаем сравнение с эталонной базой, в счетчике комментируется, и эта информация потом попадает к людям, которые занимаются методикой статистического подсчета.

Это довольно простой процесс. На первом этапе мониторинг такой, как я сказал. Здесь основное требование на этапе предпроектного проектирование, наиболее критическое – это полное исключение возможности личной информации о пользователях, то есть, вся информация технологическая к нам приходит уже в анонимном виде. То есть, не к нам, а на комплекс программно-аппаратный. Исключается также любые сведения, которые могут позволить ему квалифицировать личность пользователя, за исключением некоторых моментов, связанных с сайтами. Определение медио трафика происходит на основе некоторых параметров, характеризующих для видео, аудио определенного вида запросов для текста информации, тоже соответствующий тип файла. И очень важно, что не происходит никакого долговременного хранения, нет необходимости строить сложные системы для огромного объема материалов. Это все на отдельных узлах связи у операторов эти комплексы размещаются, они производят сравнение элементов выявленного медио трафика с экономной базой материалов, и потом уничтожаются, потому что нет никакого смысла хранить их дальше.

(реплики из зала)

ПОЖИГАЙЛО П.А.

Это производственное совещание? Целый час нам рассказывают о разных способах …… Дайте возможность выступить другим людям.

ИВЛИЕВ Г.П.

Но все-таки давайте товарища дослушаем.

ИКОЕВ А.Л.

Я готов прерваться, если есть ощущение, что это возможно.

ПОЖИГАЙЛО П.А.

Ну вот смотрите. Налоговая инспекция проверяет. Есть целая система, когда чипы и так далее. И насколько это система подсчета имеет в этом смысле объективность и как это можно регулировать?

ИКОЕВ А.Л.

Я здесь могу ответить за технологическую составляющую, что 95 % того медио трафика, который будет находиться на сети операторов на территории Российской Федерации будет подсчитан. Дальше это уже вопрос статистического анализа с точки зрения того, какую цифру признать правомерной для дальнейшего распределения. Этот вопрос, конечно же, не ко мне.

(реплику из зала не расслышала)

Было очень много негатива, и хотел бы все-таки докопаться до сути, в чем негатив. Были названы четыре причины. Да, самая большая проблема это борьба с накрутками. Потому что все остальные отпадают. Торренты отпадают. Шифрованными трафиками тоже никто в здравом уме не занимается. На слайде представлена программа комплекса, которая восстанавливается в сети оператора. Вопрос финансирования уже был перед этим поднят Андреем Борисовичем.

ПОЖИГАЙЛО П.А.

Мы хотим, чтобы все члены нашего Общественного совета высказались. Сколько уже можно говорить?

ИВЛИЕВ Г.П.

Члены Общественного совета выступали, в том числе и на нашем заседании. Давайте уважать специалистов. Идет презентация на самом высоком уровне. Если это не нужно Общественному совету на таком профессиональном уровне, а нужно на дворовом, пожалуйста, давайте обсуждать на дворовом. А вы, Артем, докладывайте четко и ясно.

ИКОЕВ А.Л.

Хорошо. Тогда позвольте закончить. Все оборудование остается на стороне операторов. Трафик пользователя остается в сети оператора. Система работает только опечатанной и производит подсчеты фактов доступа, использования, прослушивания, просмотра и медио контента. Техническая реализация предполагает размещение комплекса на площадке операторов. И здесь очень важен уже дальнейший диалог с оператором для того, чтобы сделать эту систему размещения наиболее оптимальной. Это сильно зависит от того, какая сеть у оператора, это опять же сказывается на стоимости всего решения в целом, потому что оптимальный выбор позволит сократить количество необходимых комплексов, и таким образом, удешевить систему в целом.

Пожалуй, я на этом закончу.

ИВЛИЕВ Г.П.

Все-таки я хочу, прежде чем предоставить слово записавшимся членам Общественного совета, заслушать еще одно сообщение. Иван Анатольевич Близнец – доктор юридических наук, ректор Российской государственной академии интеллектуальной собственности.

БЛИЗНЕЦ И.А.

Уважаемые коллеги, я хотел бы сказать что-то главное, потому что как то не понятно, мы пытаемся друг друга обвинять, и каждый считает свою сторону правой. Но давайте все-таки главное для себя определим: хотим ли мы решать этот вопрос, или не хотим решать этот вопрос. Решение путей и технических, и юридических, возможно, однозначно. Я могу подтвердить тем, что я уже более 20 лет работаю в сфере интеллектуальной собственности. И та проблема, которую мы сегодня обсуждаем, она стара, как мир. Она всегда была, есть и будет. Это, с одной стороны, интересы автора, с другой стороны, интересы пользователей. И они никогда не будут совпадать. И очень приятно, что вчера Дмитрий Анатольевич, а я участвовал в заседании Совета по модернизации, хотя там был вопрос по промышленной собственности, но, тем не менее, один из участников поднял вопрос по авторскому праву. И Дмитрий Анатольевич сказал: я все понимаю. Да, прекрасно, что доступ контента в интернет свободный, но мы никогда не должны забывать о другой стороне – об авторах, о тех творцах, которые создают этот контент, и которые сегодня дают возможность работать интернету.

Немножко истории. Вот то, о чем мы сегодня говорим, абсолютно все было точно так в 90-е годы, когда мы только решали вопрос сбора авторского вознаграждения. Все телевидение однозначно говорило: нет, мы не хотим платить, это нам не выгодно, это нам не нужно, и типа – пусть пользователи сами будут собирать и авторы будут от нас получать деньги. Процесс завершился, правда, в очень короткие годы. В два-три года все наладилось, и телевидение спокойно выплачивает, не возникает никаких вопросов. И для них это огромное облегчение для решения своих технических задач, связанных с выплатами.

Второй момент, связанный с чистыми носителями. 15 лет мы работали по этой проблеме. 15 лет мы не могли реализовать положение закона. Статья 26 уже не действующего закона об авторском праве и смежных правах. И принцип один и тот же. Вот буквально все, о чем мы говорим сегодня, все точно такие же доводы говорили, когда мы решали вопрос о необходимости сбора за чистые носители. И технических возможностей нет, и как это проконтролировать. Но начали работать, и сегодня опять придумывают и налог, и сбор в интересах Михалкова. Никто не задумывается только об одном – что это предусмотрено действующим законодательством Российской Федерации. Но какие деньги потеряли авторы за это время. Вы ведь тоже должны это понимать, уважаемые друзья. Основные, чистые носители были как раз в 90-е годы, когда на нашу страну валом шли кассеты, диски, пленки, производители. И сборы бы были колоссальные. Мы упустили время. Сегодня этих носителей фактически не существует. Сегодня все перешло в интернет. Нам надо задуматься, нам не надо ждать еще 15 лет, чтобы авторы получали причитающееся им вознаграждение. Но механизмы должны быть разные. Я согласен с тем, о чем коллеги здесь говорили. Конечно, каждую цифру надо считать, каждую цифру надо обосновывать. Но тоже не должно доходить до абсурда..

Несколько лет назад обсуждали ставки авторского вознаграждения для ресторанов и кафе. Когда коллеги представили такие ставки, то мы считали, если собирать эти ставки, то дороже себе, лучше отказаться от этого сбора, потому что затраты на решение этих вопросов были гораздо больше, нежели та сумма, которую должны были бы выплачивать рестораны и кафе.

Это только маленький пример. Я говорю о том, что всегда можно находить решение. Тем более, еще один важный момент. Российское законодательство. Международное право. Оно сегодня однозначно дает нам возможность решать эту проблему, даже фактически не изменяя то действующее законодательство. Мы уже сегодня могли бы ввести эту глобальную лицензию и начинать сбора авторского вознаграждения. Но для скептиков, я думаю, необходимо дополнительно ввести нормы, которые позволяли бы четко решать вопросы, связанные с таким сбором.

Я еще раз однозначно хочу отметить. Эта практика, а я участвую уже 15 лет в заседании Комитета по авторскому праву и интеллектуальной собственности в Женеве, и там этот вопрос тоже постоянно стоит. И сегодня все понимают, что авторское право перешло в интернет. Сегодня традиционно те сборы, которые ранее были у авторов, они не существуют, они остались в не значительном количестве стран. И мы сегодня как раз думаем, как найти механизмы защиты интересов авторов для того, чтобы получать такое вознаграждение. И многие страны решают эти вопросы. Григорий Петрович говорил, что Россия пока отказывается от того, чтобы ответственность возложить на пользователя, как это сделано в США. И пока наш законодатель не готов решать эти вопросы, ответственность возлагается на юридические лица. Поэтому юридические лица и должны взять на себя эту ответственность. Звучали такие предложения. Может быть, это не конкретный пользователь, а конкретная организация, которая будет решать эти вопросы. Это тоже надо искать.

Уважаемые друзья, коллеги, мы всегда сможем найти решение, если будем друг друга слушать. Я еще раз подчеркиваю: эти проблемы были, есть и будут существовать всегда. Нужно находить ту золотую середину, где бы были соблюдены интересы а) авторов, б) творца. Я всегда говорю: ну о чем мы с вами говорим? Я был на заседании в Женеве, когда развивающиеся страны говорили: давайте дадим свободу в интернет, давайте все открыто дадим, чтобы все бесплатно пользовались. Хорошо, давайте дадим, а кто будет потом создавать? Захочет ли автор потом писать еще одну книгу бесплатно, если он один раз издал, его потом растиражировали в миллионные экземпляры, и он с этого не получает ни рубля, ни одного цента. И вот эта сдержанность сегодня существует. И есть механизмы, мы ищем эти механизмы, и давайте все вместе их искать. Давайте друг друга слушать. И тогда никаких проблем. И ведь доводы, которые Минсвязи привел, ведь фактически там нет ничего отрицательного.

ИЗ ЗАЛА

Авторы этого не хотят. Им глобальная лицензия не нужна. Я вам пришлю список. Он очень значительный.

БЛИЗНЕЦ И.А.

Тогда вообще не о чем говорить. Есть позиция отдельных категорий.

ИЗ ЗАЛА

Можно предложение?

ИВЛИЕВ Г.П.

С трибуны и представьтесь.

РЫБАС В.И. – писатель, историк, член Общественного совета.

Масса скачиваний в интернете моих книг о Столыпине, о Сталине, генерале Кутепове и так далее. Ни копейки не получил. Мой опыт общения с Российским авторским обществом в какой-то мере может быть полезен с учетом появления возможного управляющего организацией, этот опыт отрицательный. Я с ними заключил договор на издание в Китае двухтомника о Сталине, они за договор с меня взяли деньги, ничего не сделали. Я вышел напрямую на издательство, книга вышла, очень хорошие тиражи, я получил напрямую гонорар. И я понял, что вот эти посредники, шлюзовые организации, они двояко могут работать. И вот это предупреждение, или опыт, просто он сводится к вопросу о честности и открытости управляющей компании, которая в перспективе все равно возникнет, так или иначе. Потому что все выступающие здесь говорят, что проблема существует. И если существует, она так или иначе будет решаться, подпольным ли образом, официальным ли образом, но лучше, чтобы мы согласовали этот процесс.

Хочу напомнить вам одну историческую байку, но это факт. Когда в Россию приехал барон де Кюстин и написал книгу «Россия в 1839 году», он приводит там выражение Николая Первого, который не был таким идиотом, как его Герцен написал, а очень умным управленцем, и Пушкин это оценил. Так что сказал Император? Он сказал: расстояние наше проклятие. Имея в виду вопрос управляемости вот этой Богом данной там территории.

Буквально в этом месяце мы видели, как это проклятие, это расстояние чуть ли не было реализовано действиями правительства, когда они отменили электрички. Они тоже руководствовались действиями экономическими, чтобы больше взять с населения денег. Это вызвало возмущение Путина, и все было отменено. Почему я привожу эту аналогию, которая покажется не всем уместной? Потому что когда мы говорим, что нужно брать 25 рублей, мы становимся на те же грабли. Когда нам сказали, что это может платить провайдер, это решение проблемы. Пусть платит тот, кто и так достаточно на этом зарабатывает. И часть проблемы мы просто снимаем, политическую часть проблемы. Дальше вопрос, кому это выгодно. Выгодно, конечно, не всем. Я, литератор с огромным стажем и опытом, наверно не много на этом заработаю, но я обеими руками буду за, если этот принцип будет реализован А именно: устранить все подозрения в нечестности, прозрачность компаний, внешний аудит, участие в совете директоров именно творцов, а не чиновников. Потому что чиновники, они хорошие люди, но у них немного по другому мозги устроены. И эти мозги, как мы видим на примере электричек, могут и в опасном направлении работать. А нам это совершенно не желательно. Нам не нужно ссориться. Мы союзники в решении этой проблемы.

И последнее, что хочу сказать. Конечно, определить идеологию и технологию этого дела не должны технологи. Потому что специалист, как мы знаем, подобен флюсу. Они должны сказать: эта проблема решается так, эта не решается, спасибо, мы ждем вашего решения. И вот, обращаясь к руководству Министерства и к членам Общественного совета, хочу сказать: давайте сориентируем, и, прежде всего, руководство Министерства, чтобы оно действовало, исходя из принципа: не навредить.

Спасибо.

МИРОШНИЧЕНКО И.П.

Я долго пыталась понять, что нам так долго все научно показывали. Очень хотелось, чтобы не стравливали, и чтобы не было такого столкновения между правообладателями, и пользователями. Чтобы не рассказывали народу, что нам нужды какие-то вознаграждения, поэтому они платят. Это очень важный фактор, особенно сегодня. Поэтому я бы поставила вопрос совершенно по другому. И мне это пришло в голову с первой минуты, как я стала слушать об этом понятии «глобальная лицензия».

Или можно жить законно, а законно – за все нужно в этой жизни платить, мы это знаем. Если человек 300 рублей в год заплатит и будет свободен в выборе, хочет – смотрит это, хочет – смотрит другое, хочет – вообще ничего не смотрит, но он свободен и существует законно. Мне кажется, это огромная выгода. Это самое первое и главное, что я понимаю из этой глобальной лицензии. И этим она мне нравится. Тогда человек нормально существует. Помните, мы совсем недавно не могли ставить машины. И когда сказали, что будут платные стоянки, сколько было крика, шума, и в результате прошло всего ничего, и сейчас более – менее порядок, вы же видите. Машины стоят нормально, все люди платят, оформляют. И себя начинают уважать, потому что живут законно. Вот я за это. Я хочу, чтобы это была доминантой. А не то, что нам нужно заплатить авторам. Это второе. Люди, которые пользуются, они не должны ничего воровать, ничего не должны скачивать, они должны нормально заплатить. Это не большая сумма, 300 рублей в год, это не большая сумма за ощущение свободы и независимости.

ПОЖИГАЙЛО П.А.

Это есть не свобода, потому что вас обязали платить. А свобода это когда я хочу плачу, не хочу не плачу.

МИРОШНИЧЕНКО И.П.

Нет, никто никого не обязал. А почему я должна смотреть бесплатно? Почему он должен воровать, скачивать и все смотреть бесплатно? Ответьте мне.

ПОЖИГАЙЛО П.А.

Если скачивает, обязан платить. Просто я против повального, огульного сбора средств.

МИРОШНИЧЕНКО И.П.

Человек заплатил, и может смотреть что хочет. Он получает доступ ко всему огромному количеству возможностей. В этом его свобода. И она довольно дешевая – 300 рублей в год.

Что касается прозрачности – давайте доверять друг другу. Мне не очень нравится, когда будут выкладывать, кто сколько чего получил. Я бы этого не хотела, скажу вам честно, вообще вторгаться в такой способ общения. Давайте доверять людям, которые будут этим заниматься. Почему вы улыбаетесь? Ну есть какая-то форма проверки. Если кто-то делает это плохо, тогда нужно этого человека увольнять. Но не надо такого плаката, что Сидоров получил 100 рублей, а кто-то 500. Почему это вообще нужно делать? Есть какая-то определенная корректность. Люди не должны этого знать. Это вообще никого не должно касаться, кто сколько зарабатывает.

Я лично за эту глобальную лицензию.

Аплодисменты

ИВЛИЕВ Г.П.

НОВИКОВ Олег Евгеньевич – вице-президент НП «Российский книжный союз».

НОВИКОВ О.Е.

Уважаемые коллеги, спасибо за возможность выступить на столь представительном собрании. Для нас, конечно, проблема пиратства остро актуальна. Мы благодарны Минкульту, который в последние годы последовательно боролся вместе с нами и многого добился в совершенствовании законодательства. И надеюсь, принятие закона о пиратстве даст положительные итоги.

При этом я согласен, что любые новые инициативы, которые готовятся, представляются, они нуждаются в профессиональном обсуждении. Тем более, те инициативы, которые направлены на увеличение доходов правообладателей. По сути, Минкульт ставит вопрос о том, как обеспечить создателей контента, авторов доходами, в чем сегодня и есть основная проблема. И с этой точки зрения мы инициативу Минкульта горячо поддерживаем и готовы всячески участвовать в профессиональном обсуждении.

А второй вопрос, конечно, прежде чем выходить на стадию принятия закона, необходимо профессиональное обсуждение с заинтересованными участниками процесса. Но именно на экспертном уровне в первую очередь. Потому что у нас тоже большое количество вопросов – как будут распределяться эти деньги. Если говорят, что считать будут только трафик, то что, распределять трафик пропорционально трафику? Это то же самое, что цена книги будет определяться количеством страниц в книге.

Как будут платить пользователи, которые пользуются контентом, находясь за пределами Российской Федерации? С них как мы будем деньги собирать? Или мы их отключать будем за пределами Российской Федерации? Большой вопрос, если мы собираем по 25 рублей с населения и обещаем ему не ограниченный доступ, то как любой желающий может выйти из глобальной лицензии?

( ИЗ зала: а зачем выходить?)

Это второй вопрос, но говорят, что могут выйти. Но население заплатило, полагая, что все может потреблять в неограниченном количестве.

( Из зала: но если деньги дают, зачем выходить?

Вопрос в том, сколько денег. Об этом же никто не говорит. Это надо профессионально обсуждать на экспертном сообществе. А объем рынка учебников, например, сегодня 20 миллиардов рублей. Но это создание учебников, создание контента, производство. Сейчас сделаны электронные учебники. Они что, автоматически подпадут? Это вряд ли возможно компенсировать. То есть, я хочу призвать: давайте профессионально, с экспертами в рабочих группах обсуждать эти сложные вопросы. Но приглашать профессиональных экспертов. То, что здесь выступали многие, это, извините, не выдерживает никакой критики.

(Из зала: Вы не правы)

Это мое мнение.

( Из зала: Вы просто не поняли, к сожалению)

Так, как они сказали, так я это и понял. Но главное, что я этих экспертов первый раз вижу. И раньше о них никогда не слышал. А есть достаточно уважаемые экспертные организации. Давайте каждая индустрия выделит своих представителей, соберется рабочая группа в рамках Минкульта. Они получат необходимые полномочия представлять интересы соответствующих создателей контента, и там на профессиональном уровне будет вестись дискуссия, результаты которой потом уже будут представлены всему сообществу. В этом суть моего предложения. Давайте не отметать априори, что это сложно, давайте их профессионально отрабатывать и искать новые способы.

(Из зала: То, что вы не понимаете, это ваша проблема)

Так я эту проблему и хочу решить. Спасибо.

ИВЛИЕВ Г.П.

Слово писателю, историку, профессору Института журналистики и литературного творчества, члену Общественного совета Константину Петровичу Ковалеву-Случевскому.

КОВАЛЕВ-СЛУЧЕВСКИЙ К.П.

Добрый день. Сначала следующее. Мы понимаем, что сейчас мы делим всю систему нашего интернета на две части. То есть, та, которая будет управляться кем-то, и та, которая не будет управляться. А именно – правообладатели, которые будут иметь право сами распространять свою продукцию. Потому что в Законе об авторском праве об этом указано, то есть, с ней можно делать все, что угодно. Вопрос этого соотношения имеет значение. Мы не говорим, на мой взгляд, о самом главном, то есть, о человеке, который обладает правами – творец. Вот давайте поставим себе все, а здесь сидит большинство творцов, вопрос: а что мне нужно? НЕ исходить из того, что нужно будет тому, кто будет распределять деньги, а именно с точки зрения творца. Первое, что мне нужно, чтобы я мог публиковать свое произведение, каким бы оно ни было, свободно. Второе – чтобы я мог принять меры, если что-то будет не так, если кто-то его, например, сворует. Эти меры должны быть приняты быстро, должны быть приняты эффективно. И, наконец, мне важно получать что-то мне положенное за то, что я создал. Пусть даже кто-то будет наживаться за мой счет, но я должен хотя бы что-то получить.

Если исходить из этого, то возникает проблема, которую мы никак сегодня не решим, если мы не примем меры, которые я сейчас перечислю. Воспримите их объективно, потому что я знаю, что первая реакция будет иронична. А именно: мы живем в стране, где есть Министерство чрезвычайных ситуаций. Оно создано не случайно, потому что у нас сплошные чрезвычайные ситуации. Вот в пиратском мире, в котором мы живем, целое поколение за 20 лет выросло, привыкнув к свободному интернету, это тоже борьба с этим миром, это тоже чрезвычайная ситуация. Поэтому, на мой взгляд, нужен мощный центр регулирования, реагирования, вплоть до наказания, ну не уголовного, вы это понимаете, регулирование прав по первой же жалобе автора, то есть, правообладателя. Кто может на это реагировать? ТА контора, которая будет нами управлять и деньги распределять, она не может. Роскомнадзор не успевает. Кто-то должен это делать. Мое предложение. Немедленно, параллельно со всем, что мы обсуждаем, создать, не пугайтесь, интеллектуальную полицию, или кибер – полицию, которая бы эти все функции выполняла. Это не карательный орган. Это орган, куда можно обратиться и в течение суток решить проблему.

( ИЗ зала: у нас есть полиция)

У нас нет такого органа. Полиция даже не знает, как подойти к компьютеру. Нужен очень хороший, мощный, действующий экспертный совет. Что это такое? Например, нужно создание некоторого резервного фонда, чтобы помочь, потому что, как правильно сказали, очень многие творческие люди живут сейчас плохо. У них нет возможности заработать на жизнь своим творческим трудом, они вынуждены заниматься каким-то другим, параллельно. Следовательно, нужен какой-то экспертный совет и резервный фонд. Помните, в Советском Союзе в сфере литературы отчислялись 7 % гонорара от издания всех книг в Литературный фонд. И таким образом, Литературный фонд был самой богатой общественной организацией в стране. Именно эта организация имела возможность в виде экспертного совета распределять эти деньги. Потому что, когда мы с вами говорим о заработке, то эстрада, детективы и другая маскультура, а надо делить на маскультуру и на серьезную, будут зарабатывать почти 99% всех средств. А их же надо как-то справедливо распределить. Как это сделать, это второй вопрос. У меня есть идея, но нет времени сейчас об этом говорить. Здесь нужен экспертный совет. Это очень важно.

И третье, что нужно сделать в первую же очередь, вы скажете тоже, ну зачем сейчас на это тратить деньги, мы в таком положении находимся, не надо. Так вот надо. Я профессор института. Мы преподаем авторское право студентам, которые хотят его изучать. Чистые листы. Их знания в этой сфере не двойка, не ноль, а минус два. Они ничего не знают. Но через некоторое время, когда они начинают понимать, они говорят: да, мы согласны, что надо за все платить. То есть, они выросли с самого раннего детства в мире, где все было бесплатно. Я имею в виду интернет. Можно было брать все, что угодно. И теперь, когда они становятся сторонниками и понимающими людьми, они уже за то, чтобы платить. И они готовы платить.

То есть, вот мое предложение. Нужна мощнейшая, пусть социальная компания по пропаганде воровства в интернете. Если люди будут постепенно привыкать к тому, что за все нужно платить, потому что в России стопроцентное ощущение, что ни за что не надо платить, все вокруг народное, все вокруг мое. И Министерство культуры, которое, конечно, не имеет на это средств, и я не знаю, откуда их взять, может, за счет той управляющей компанией, которая будет получать 30%, какие-то средства будет на это отпускать.

И последнее. Нужна система международных соглашений, потому что мы все думаем о нашем интернете, а есть украинский интернет, совершенно не управляемый, и многие другие. Я сейчас условно говорю. Они не подключатся к этому. Все, что мы сделаем, все равно воровство будет. Потому что они зарегистрированы в каких-то других мирах, и мы не сможем ими управлять. Здесь нужна какая-то мощная международная политика.

Спасибо за внимание.

ИВЛИЕВ Г.П.

Давайте поставим на нашу трибуну артиста, и послушаем. Но прежде, чем поставить артиста, выступит Министр.

МЕДИНСКИЙ В.Р.

Уважаемые коллеги, я просто вынужден покинуть заседание Общественного совета, уеду на совещание, поэтому хотел предварительно пояснить некую позицию ведомства, в связи с чем, собственно, мы всех вас сюда и пригласили.

В газетах пишут: другие ведомства не поддерживают идею глобальной лицензии, Минкультуры поддерживает. Это не так. Позиция и других ведомств, и позиция Минкультуры окончательно не сформирована. Но кого мы поддержим без всякого сомнения? Вне всякого сомнения в споре сотовых операторов, владельцев кабелей, тех, кто роет туннели, укладывает эти кабели в трубы, обеспечивает прочую инфраструктуру, строит вышки, и авторами, мы всегда на стороне авторов, потому что мы Министерство культуры, мы защищаем деятелей культуры. И мы хотим, чтобы деятели культуры могли получать вознаграждение, достойное их таланта и достойное значимости создаваемых им произведений. Это однозначно.

Призывать нас к тому, чтобы мы прислушались к интересам сотовых операторов, это биться головой о стену. Нам интересны те, кто создает культурный продукт, и те, кто потребляет культурный продукт.

Мне кажется, что именно этим было продиктовано наше активное лоббирование антипиратского законодательства, история, которая пошла еще от кино, от памятной встречи с Президентом. Потом много раз мы вносили ужесточающие поправки. И сейчас я вынужден констатировать, что нынешнее антипиратское законодательство лучше того, что было. А то, что было, лучше того, чего не было вообще пару лет назад. Но, конечно, оно проблему не решает. Оно в какой-то степени помогает продержаться при определенных дополнительных усилиях нашим отечественным киноновинкам. При этом каждый из производителей, даже обладая большими бюджетами, должен прилагать дополнительные усилия для того, чтобы через пять минут его фильм, созданный, как правило, при господдержке, и на деньги налогоплательщиков, чтобы он тут же не оказался в бесплатном доступе. Таким образом, вся картина кинопроизводства после этого теряет всякий смысл. И я скажу откровенно. Я сам регулярно пользуюсь пиратскими ресурсами, не потому, что получаю от этого какое-то удовольствие, а потому что мы вынуждены следить за тем, как нас обманывают. Способов обмана очень много, пока это антипиратское законодательство в полной мере не заработает. Я уже не говорю о музыке, о книгах. Юрий Вяземский подтвердит, думаю, что и Новиков знает, как кривую выстроить с попаданием книги в интернет с объемом продаж в бумажных …….. . Зачем платить деньги, зачем оплачивать труд издателя, рабочих, авторов, когда кнопку нажал и у тебя через полторы секунды это в Айпеде. Безвозмездно, то есть, даром.

Кстати сказать, я являюсь также в экспериментальном порядке клиентом разного рода авторских ресурсов, существующих сейчас. О них тоже говорилось, которые должны платить. Но выплаты эти ничтожны на уровне …….погрешности. Им самим жить тяжело, им тяжело что-то продавать, когда вокруг такой беспредел.

Какой, на мой взгляд, самый большой минус в предлагаемой концепции? Самый большой минус связан с тем, кто его предлагает. Предлагает Российское авторское общество, предлагают люди известные. И вот после этого у половины обсуждающих людей выключается разум, включаются одни эмоции.

Давайте все-таки обсуждать дело по существу. Вне всякого сомнения, какое бы решение по итогам не было принято, мне кажется, не должна быть допущена монополия на рынке авторского права. Во вторых, должен быть открытый конкурс по выбору каких бы то ни было организаций. Я не знаю, будет ли принят какой-то механизм, или никакой не будет принят. Условно это открытый конкурс. Кто предложит лучшие условия. Довольно странно звучат цифры – 30, 40%. Я думаю, немало найдется желающих и за 10% поработать. А может быть, и за 7. Надо смотреть. Мы исходим из одного: автор должен быть защищен. Вообще невозможно жить автору в сложившейся ситуации. В принципе.

Но и нет ответа на вопрос, как при внедрении подобной системы будут параллельно существовать худо-бедно как-то раскручивающиеся платные сервисы. Мне пока не понятно, как определить справедливую пропорцию. Сколько денег должно идти на кино, сколько денег на литературу, сколько на музыку.

Но все эти вопросы, и иные многочисленные, не должны отодвигать нас от решения главной проблемы. Нам надо найти механизм, который позволит автору, созидателю получать достойную оплату за свой труд. В этом заключается наша общая задача.

И я бы призвал вас к конструктивной дискуссии. И я в любом случае благодарен авторам этой концепции Глобальной лицензии, потому что чем больше мы привлекаем внимание общества, тем лучше. Тем ближе надежда, что, в конце концов, мы эту гидру поборем. А конкретный способ давайте искать, друг друга не перебивая, не выкрикивая с места. Мы все-таки в Министерстве культуры.

Спасибо.

ПОЖИГАЙЛО П.А

Вопрос был в самом начале, почему 25 рублей. Нужно нормальное, спокойное обоснование. Может быть и 30, и 40. То есть, сумма гуляет. И может быть, действительно конкурс (?)провести, кто меньше даст процент на собственное обеспечение, тот и выиграет. И третий вопрос, самый главный, это распределение этих средств. Когда будет доверие к тому, что эти деньги собираются, тратятся агентством какие-то суммы, и выделяются справедливо, вопросов ни у кого не будет. Вся суть полемики именно к этому сводится, к механизму.

МЕДИНСКИЙ В.Р.

Да, давайте тогда это отдельно. Согласны ли вы, что авторы должны получать средства. Второе: можем ли рассматривать данный механизм как возможный механизм реализации защиты интересов авторов, и дальше уже переходить к конкретике. Переход к конкретике будет долгий, многочасовой, многомесячный, может быть, многолетний, но здесь мы его сейчас не решим.

ИЗ ЗАЛА

Вы знаете, что гидру победить невозможно. Победил ее только один, и звали его Геракл. Кто у нас Геракл?

ИЗ ЗАЛА

Путин.

(Смех в зале. Реплики: а кто еще?)

ИВЛИЕВ Г.П.

Могу сказать, что борьба Министерства культуры с пиратами привела к тому, что независимая общественная организация, Московский клуб юристов, вручили свою высшую премию Министру культуры Мединскому за разработку инициатив по антипиратскому законодательству. И Министерство культуры такие масштабные проекты будет по прежнему прорабатывать и поддерживать. И можете таким Гераклом считать Министерство культуры. Защита авторских прав одна из функций Министерства культуры, которая прописана в Положении Министерства культуры.

МЕДИНСКИЙ В.Р.

Еще раз всем большое спасибо за участие в дискуссии. Я надеюсь, что она продолжится, но я, к сожалению, вынужден вас покинуть.

ИВЛИЕВ Г.П.

Продолжим с момента, на котором остановились, и предоставим слово артисту – Герасимову Евгению Владимировичу.

ГЕРАСИМОВ Е.В.

Я думаю, что очень четко сформулировал свою позицию Министр. Совсем недавно, до событий на Украине, я приезжал туда с новой картиной, и была практически сделана одна копия картины. У меня в Одессе много друзей, встреча была там, и договорились, что давайте посмотрим на хорошем экране, а уже потом поедем отметим. Мне говорят: пусть все смотрят, а ты приезжай к нам. Приехал к ним домой, огромный экран, включаем, и уже идет моя картина.

А то, что происходит в интернете, мы прекрасно все знаем. И мы говорим об одном и том же. Авторские права, как защищать. Я снимаюсь уже 50 лет и я не получаю нигде никаких денег. Никаких. НУ слава Богу, у меня работы много, этого хватает, но ни как актер, ни как режиссер, ни как продюсер, ничего нигде. Поэтому мы обязаны этим заниматься. Огромное количество обращений от людей. Я сегодня поеду на телевизионную передачу о нищих актерах. Вы все это знаете, простите, что я это говорю, но просто сегодня по другому нельзя.

` Да, трудно звучит вопрос, что вот давайте внесем единую сумму, и так далее. Да, я считаю, очень важно, чтобы каждое нарушение, когда своровали картину, должны за это платить. И штраф каждого такого нарушения, это обязательно должно быть. Но если мы будем очень долго разговаривать, то это будет плавно-плавно-плавно переходить, как сказал Владимир Ростиславович, что вот давайте поговорим еще неделю, месяц, а может быть, и годы, то ничего не будет сделано. Вот сегодня от присутствующих очень много зависит.

В Московской городской думе обсуждают тоже очень важный вопрос. Простите, об этом скажу. Речь шла о мало алкогольных напитках. Говорят, вот эти и эти уже нужно изъять. Хорошо. Но тогда придумывают, что это винный напиток, и опять его можно. Много моментально всего придумывается. Нужно защитить детей, да и взрослых, которые потребляют этот мало алкогольный напиток. И вдруг получается, что не понятно, как применить закон. А я предлагаю и считаю, что нужно принять за основу сегодняшнее предложение. Да, оно не совершенно. Да, не понятны рычаги. Ими надо заниматься. Но давайте мы из этих стен как – бы такого нашего интеллектуального общения перенесем это на более законодательный уровень. Хотите, я это перенесу в Московскую думу, хотя это федеральный закон. Но давайте выносить на федеральный уровень, давайте обсуждать его все вместе. Поэтому я предлагаю как-бы за основу принять это предложение. Конечно, прав Владимир Ростиславович, что ну давайте конкурс. Но это не значит, что это единственная компания. Но она берет на себя сегодня инициативу. И за это нужно просто поблагодарить, потому что ну ведь ничего нет в авторском праве. Поэтому предлагаю от слов всем нам перейти к действию. За основу принять это предложение и разбираться в тех проблемах и нюансах, которых очень много для того, чтобы принять этот закон. Спасибо.

ИЗ ЗАЛА

Примем формулу?

ГЕРАСИМОВ Е.А.

Предложенный вариант. А дальше мы доработаем. И большая работа предстоит. Поэтому, уважаемые члены Общественного совета и представители Экспертного совета, давайте сформулируем то, что мы должны принять за основу. Это ваша задача, и не тяните время. Потому что тогда, когда вы тянете время, люди начинают к вам плохо относиться.

ИВЛИЕВ Г.П.

Мазаев Сергей Владимирович – певец, поэт, заслуженный артист РФ.

МАЗАЕВ С.В.

Добрый день. Я прошу прощения. У меня нет никакого опыта выступления на подобных совещаниях. Но хочу сказать, что здравое зерно в этой глобальной лицензии есть. А опасения наши – мы всегда боимся того, в чем ничего не понимаем. Я из выступления второго докладчика понял, что абсолютно реально все посчитать и все распределить. Кстати, если взять опыт зарубежных авторских компаний, вы можете выйти на их сайты и увидеть, сколько до копейки денег получают все авторы, откуда получают, из каких источников и прочее. Потому что на этом основывается налогооблагаемая база. Там нет никаких секретов. У меня тоже нет никаких секретов, сколько я зарабатываю денег. Когда я получал звание, из налоговой инспекции принесли все мои данные, и в этом ничего страшного нет. И тех объемов денег, которые мы будем получать, нам не надо стесняться. Они будут честные деньги. Вообще любая скрытность и секретность всегда предполагает какое-то лукавство. И глобальная лицензия – посчитать очень легко. Найти статистические данные по поводу скачивания на душу населения, есть такое понятие «на душу населения» и вот сколько на душу населения в среднем скачивается фильмов.

Кстати, и зарубежных фильмов. И может возникнуть проблема с зарубежными правообладателями, поскольку это же глобальная лицензия.

( Из зала: но ведь санкции)

Не важно. И, например, индусы без санкции. И есть организации, которые управляют своими правами. Все есть, все это давным давно есть.

И плюс есть два подхода к вещам и событиям – эмоциональный и рациональный. Надо сбалансировать и этот момент. Надо исходить из здравого смысла. Почему бы не создать сайт, где все было бы абсолютно прозрачно. И говоря о тех контентах, которые уже есть в интернете, вы понимаете, что они оттуда уже никуда не денутся. Поэтому, как однажды сказал Владимир Владимирович – амнистия. Амнистия вкладов. То есть, мы перестанем быть ворами, о чем говорила госпожа Мирошниченко.

Последнее. Если вы во всей этой дискуссии слово «автор» поменяете на слово «собственник», тогда у вас не возникнет вопроса, платить или не платить. Потому что у нас интеллектуальная собственность даже не считается собственностью. И давайте «за» лицензию, давайте дальше над ней работать. И последний момент. Можно в принципе запустить это как пилотный эксперимент на год, на два, и посмотреть, что будет.

А пять рублей или 25 – это вам посчитают экономисты и статистики. Они все знают.

ИВЛИЕВ Г.П.

Дмитриев Максим Иванович – Генеральный директор ООО «Первое музыкальное издательство».

ДМИТРИЕВ М.И.

Здравствуйте, коллеги. Я уложусь даже меньше, чем в пять минут. Потому что теоретически то, о чем мы говорим, мы можем до утра обсуждать. А чтобы понять, нужно начать это делать. И второй момент, я попробую ответить на ваш вопрос, который все время звучит – по поводу 25 рублей. Это мое мнение в данной ситуации. На сегодняшний момент средняя стоимость, в зависимости от тарифного плана пакета подключения интернета где-то 300 рублей. Подключение стационарной точки опять же варьируется, но где-то 900 рублей. В международной практике и российской существует ставка только авторского вознаграждения в размере от 8 до 10% от стоимости контента. Если мы предполагаем, что на сегодняшний момент доступ к интернету и стоимость подключения составляет 300 рублей, то эти самые 8 % это 25 – 30 рублей. Это так грубо.

Теперь хочу заметить, что очень немаловажный момент, когда мы говорим о ставке авторского вознаграждения, надо не забывать, и я занимаюсь музыкой, поэтому буду говорить о ней. Я очень уважаю деятельность писателей, кинопроизводителей, но надо отметить один момент. Все, кто производит этот контент, имеет достаточно управляемое ограниченное количество единиц этого контента. Книг у издательства могут быть сотни, тысячи. Фильмов у кинопроизводителей десятки, может быть, сотни. А музыкальных единиц контента, то есть, фонограмм произведений, миллионы. То есть, у нас в управлении находятся миллионы фонограмм. Для того, чтобы управлять таким огромным количеством информации, необходимы технические средства, необходимы люди, которые этим занимаются, и так далее. Исходя из этого и появляется та самая цифра, приблизительно 30%. Вот мы работаем 19 лет на рынке, и у нас есть клиенты, с которыми мы работаем в течение этого периода времени, известные музыканты, исполнители, и мы забираем в среднем 30%. Это такая себестоимость. Мы ее высчитали. Потому что если мы будем забирать меньше, то мы обанкротимся. Если будем забирать больше, то будем жировать.

Так вот, я бы хотел отметить, что на сегодняшний момент у нас есть постоянные авторы. Вот господин Мазаев выходил – он и автор, и исполнитель. И очень необходимый момент, что эти деньги необходимы, чтобы их опять проинвестировать в развитие самой же индустрии. Если мы в ближайшее же время не сделаем любой механизм, который позволит нам зарабатывать дополнительные деньги, которые мы не получаем из интернета, индустрия загнется. Я говорю про музыкальную индустрию. По одной простой причине. Денег нет - мы не можем тратить деньги на производство фонограмм, на производство видеоклипов и так далее. Потому что мы являемся в данном случае инициаторами. Автор все равно приходит к нам с неким продуктом, который он наиграл на гитаре, а мы должны все это упаковать и так далее.

Поэтому я могу на сегодняшний момент сказать так. НА сегодня, приблизительно, легальный рынок музыкальных прав примерно в 30 млн. долларов. Это все компании получают. Скажите пожалуйста, кто из вас знает на сегодняшний момент легальный ресурс продажи музыки? На самом деле их три, четыре, пять. Яндекс, Айтюс, Бугл. Все. Все остальные живут на уровне смертности. За эти пять лет порядка десяти музыкальных сервисов, которые пооткрывались, и они закрылись. Знаете, почему они закрылись? Потому что, когда они приходят в компании, которые владеют правами, типа как моя, им говорят: для того, чтобы нам за счет тебя компенсировать наши потери пиратского рынка, заплати нам минимальную гарантию. Это миллионы долларов. И выживают сейчас, обратите внимание, Айтюнс, Гугл, мы говорим сейчас о России, но это компании импортные. И знаете почему? Потому что у них есть глобальные лицензионные соглашения с иностранными компаниями. У них есть большое количество единиц иностранного контента, который позволяет привлечь аудиторию. И они не договариваются с ними здесь каждый день. А вот ВКонтакте, (?) который является глобальным оператором на сегодняшний момент, они не могут договориться пока с иностранцами, потому что иностранцы хотят 10 миллионов долларов в месяц, а они говорят: а мы можем заплатить один. Согласен, много всяких вопросов, много не обсужденных вопросов для того, чтобы соответственно запустить этот механизм. Но глобальная лицензия, этот механизм, необходим для того, чтобы – первое, дать возможность пользователю, а здесь говорилось, 25 рублей, 30 рублей, и опять же говорю, что это все считается, но дать возможность пользователю использовать неограниченное количество контента. Сейчас на всех ресурсах контент ограничен. Просто потому, что его физически нет всего. Автор готов бы дать право на использование контента, но его просто нет физически - он не произведен, не оцифрован, и так далее. Я готов платить деньги, чтобы получать доступ к любому контенту. Но я знаю, допустим, хозяев с ресурса …… РУ. Я думаю, что сейчас, когда они будут вынуждены заплатить иностранным мейджерам в долларах или в евро контракты по приобретению фильмов, я думаю, что они в ближайшее время закроются. Потому что они не могут это заплатить. Кстати, ресурсы останутся платными, само собой. Многие ресурсы останутся платными, потому что платить будут за сервис. Потому что если есть какой-то трекер (?), или торрент, это выглядит как помойка. Туда не приятно заходить. Мне приятно заходить на Айтюнс, где все понятно, все красиво, и я поэтому плачу за это деньги. Стоимость контента на Айтюнсе, например, составляет 100 рублей, и она просто снизится на ту стоимость единицы контента интеллектуальной собственности. А за сервис они все равно будут брать какие-то деньги.

Я не хочу призывать к каким-то политическим вещам – давайте поддержим. И так понятно, что нужно поддержать по одной простой причине. Если этого не произойдет, если с интернета не начнем получать адекватное вознаграждение, 90% нелегального сервиса на рынке останутся. Останутся только иностранные компании, которые будут диктовать свои финансовые условия. Прозрачность, распределение это вопрос номер второй. Вопрос первый – каким образом мы с интернета соберем наши деньги.

ПОЖИГАЙЛО П.А.

Министр культуры хороший знаменатель подвел. Какой основной вопрос? Мы, как члены Общественного совета, рассуждаем с точки зрения последствий социальных. Речь идет о том, что чем человеку сегодня будет понятней и справедливей процедура принятия правильного решения, тем будет наименьший социальный эффект. Конечно, подобного рода законы должны отрабатываться. Например, мы можем по результатам создать общественную группу, и в ней еще раз отработать этот вопрос. Потому что потом, возможно, понадобятся какие-то ток-шоу, какие-то передачи. И чтобы готовить какое-то общественное мнение к подобному рода закону, потому что не только москвичей он касается, нужно расширить круг людей, которые понятно, убежденно, компетентно будет об этом говорить.

ДМИТРИЕВ М.И.

Я согласен с вами полностью. Только знаете, какой у меня вопрос. Вы знаете, какой процент населения в России отказывается платить за любое использование интеллектуальной собственности в интернете, считая, что за это платить не надо? – 66%. То, что вы говорите, все правильно. Но какой-то процент общественного мнения у населения придется ломать. По одной простой причине. Наверно, у всех есть взрослые дети. Моей дочери 18 лет. Самый ярый поклонник ВКонтакте. Она ни одной официальной фонограммы не купила. А ей покупаю Айтюнс и отправлю подарок, потому что мне совестно за нее. И таких людей миллионы. И если мы все это растянем на десять лет, спасать уже будет некого.

ПОЖИГАЙЛО П.А.

Вы сами понимаете, что все это может решаться в достаточно короткие сроки, но главное обоснование должно быть – сколько организаторы тратят на собственные нужды. Потому что у всех в головах 500 млн. долларов, которые берут себе организации. И это правильно, только люди должны понимать. Иначе будет такой же эффект, как с электричками.

ДЕМЕНТЬЕВ А.Д.

Я думал, что наше собрание затянется на долгие времена. Но сегодня я понял, что мы все-таки договорились. У нас выработалась единая точка зрения. Вот это словосочетание «глобальное лицензирование» это основа основ. Я предлагаю что сделать – создать группу редакторскую. Потому что практически мы сегодня договорились о самом главном. И давайте этот документ уже практически решать. И я бы хотел поддержать эту инициативу Министерства культуры, и всячески содействовать до конца.

Здесь был упрек в отношении нашего Российского авторского общества, что у нас там чиновники. Ничего подобного. У нас там Пахмутова, Добронравов, Андрей Эшпай, другие деятели культуры. И именно поэтому наше Российское авторское общество работает на благо нам всем.

ИВЛИЕВ Г.П.

Коллеги, давайте посоветуемся. По времени мы заседаем уже достаточно долго. Я предлагаю заслушать гостя из Санкт-Петербурга, и после этого определиться по продолжению нашего заседания.

Березовский Борис Леонидович – Заслуженный деятель искусств РФ, Президент Филармонического общества Санкт-Петербурга.

БЕРЕЗОВСКИЙ Б.Л.

Здравствуйте. Если кто был в Таллине, тот знает, что там транспорт бесплатен. Но только для эстонцев. А иностранцы должны платить. Ходят и проверяют. Смешная ситуация – сколько там иностранцев. Однако вопрос решили. Давняя-давняя мечта, чтобы транспорт был бесплатным. Но, естественно, за какой-то налог, который налагается на всех работающих.

Об этом я вспомнил, когда впервые услышал о глобальной лицензии. Никто не помнит, когда изобрели колесо. Но все помнят, что это замечательное открытие перевернуло мир. Но я уверен, что там рядом были люди, которые думали: а почему же не мне в голову пришла эта замечательная идея? У меня ощущение, что идея глобальной лицензии подобна колесу. Мы, кажется, сможем, если решим эту проблему, вообще уйти от десятка никак не решаемых проблем.

Вот мой бухгалтер в филармоническом обществе захотела 50 оттенков серого. Залезла в интернет, а там за плату. Сын говорит: мам, зачем тебе это надо? Я через 15 минут сделаю это тебе бесплатно. И сделал.

Следовательно, решая глобальную лицензию, мы лишаем этих талантливых ребят этого искуса – взломать, украсть.

Старшее поколение. Оно в интернет уже входит, оно им пользуется, но вот заплатить – карточки смс нет. И тогда они берут то, что бесплатно. А то, что бесплатно, почему-то напихано рекламой, невероятным количеством. Значит, провайдеру выгодно. Но почему этот фильм платный, а этот фильм бесплатный? Кто это решает? Значит, здесь не все так просто.

Вероятно, с введением глобальной лицензии мы получим колоссальное количество противников, потому что кто-то очень многое на этом теряет. Но сама по себе вещь гениальная.

Еще одно. Мы сегодня не можем перепартировать контент. Например, я прочитал, мне понравилось, послать другу. А при глобальной лицензии мы это можем делать. То есть, настоящее творчество, искусство пойдет не только впрямую из интернета, но и еще друг к другу. Это очень важно.

И вот вопрос о 25 рублях – это поездка в метро раз в месяц. Это очень небольшие деньги. Я не думаю, что работоспособному населению это невозможно сделать. Может быть, правы те, кто говорят, что этого будет не нужно. Что провайдеры могут это взять на себя. Здесь нужен настоящий аналитический, математический расчет. Но авторам этой идеи нижайший поклон. Потому что мы присутствуем, может быть, при историческом явлении – мы снимем вопрос пиратства. И это потрясающе. Пожелаю вам, себе, чтобы это решилось еще при нашей жизни, чтобы мы могли спокойно заходить в интернет, читать, пересылать друг другу все, что нам хочется, и не думать, что мы украли, что мы нечестно поступили. И вот этой рекламы очень не хочется на наших сочинениях. Книги набиты рекламой. Почему? Ну наверно это кому-то очень выгодно. Спасибо.

ИВЛИЕВ Г.П.

Я бы хотел довести до вашего сведения два письма. Обратился член Общественного совета Рыбников с письмом, где он говорит, что считает глобальную лицензию наиболее подходящим инструментом ( зачитывает письмо). И в связи с болезнью не мог присутствовать на заседании Мясников, который пишет (зачитывает).

Кто-то еще настаивает на выступлении?

ПОЖИГАЙЛО П.А.

Правильно было сказано, что создать рабочую группу и заняться деталями. Потому что все проблемы в этих деталях. И тогда уже с позицией Общественного совета выйти в Министерство культуры. Но за это небольшое время, у нас есть специалисты в Совете, еще раз для себя выяснить. Вот прозвучали 10%, это хорошее обоснование, оно хотя бы как-то привязано к закону. Важно понять, какое количество клиентов (?) охвачено. Надо сделать очень точные ответы, и надо проработать общественное мнение. А иначе на каком-то очередном совещании будет тот же резонанс.

КАТКОВ П. – президент не коммерческого партнерского объединения правообладателей.

Мы объединяем правообладателей разных отраслей, представляем их интересы в судах, в органах власти. У нас есть музыкальные правообладатели, в том числе российские. И я в основном буду говорить на правовую тематику в контексте глобальной лицензии. Мы ее в целом поддерживаем, и я хочу объяснить почему.

Смотрите, какие меры у нас есть сейчас? Не у нас, а у авторов? Если он видит нарушения, что он может сделать? Формально он может сделать массу всего. У нас есть статья 146 УК. Он может добиваться до шести лет лишения свободы. Есть 7 – 12 КОАП. Автор может добиваться, чтобы соответствующий нарушитель был оштрафован. Есть статья 12 – 54. Там вообще ликвидация юридического лица нарушителя. Я могу дальше продолжать. Но вот вы видите какое-то массовое применение, массовое обогащения автора путем таких замечательных норм, которым иногда больше десяти лет в нашем законодательстве? Нет. А почему? Ну антипиратский закон сейчас усилиями Минкультуры сейчас принят и расширен. Но, к сожалению, эти механизмы по большому счету могут применять только крупные корпорации, да и то не все.

Приведем пример. ………. Вышел фильм. Началась его прокатная судьба. И как правило, прокатчик нанимает специализированную …… организацию, которая вычищает ему интернет. Один месяц большой прокат. Потом наступает второй месяц, третий. Этот фильм стареет. Он уже не защищает его и ничего с него не получает. И ни автор, ни правообладатель ничего не получает. Меры, которые сейчас есть, включая антипиратский закон, при всем уважении к нему, это мера давления, это Дамоклов меч, это политическая воля, это мера сбора. Чтобы было понятно, я сейчас не жалуюсь и не ною, мы пытаемся судиться с некоторыми пиратскими ресурсами в России и мире, в том числе крупнейшими. Но одно дело судиться, другое дело собрать. Все знают, что решения суда могут тянуться на годы. Особенно на той стороне играют высоко капитализированные команды юристов на те же самые деньги, которые пока авторам не достались. И условный мультипликатор из Красноярска никогда не приедет в Москву, никогда не наймет юриста, не пойдет в полицию, не будет применять антипиратский закон.

( Из зала: Предложения какие?)

Я сказал о причинах, по которым мы эту глобальную лицензию поддержали. И мы знаем, что у глобальной лицензии есть противники, и в принципе мы знаем, что они обращались к Президенту. Кто эти противники? В контакте, пиратская партия под другим лейблом и из правообладателей четыре зарубежных.

Вот говорят, что глобальная лицензия якобы упразднит защиту. Но это не так. Все-таки альтернативность предусмотрена законопроектом Министерства культуры, который вы видели, который я видел. Ну понятно, что если правообладатель скажет « я не хочу применять, у меня премьера и я не буду применять глобальную лицензию», значит он выйдет из нее. Причем на период премьеры. А потом вернется в нее, когда вот это окно дистрибуции у него закроется. Более того, если у него каталог, например, 500 фильмов, он может его разделить на глобально лицензируемый, и каталог для антипиратского закона. Я отвечаю на ваш вопрос что делать.

В конечном счете наш вывод, что над этим механизмом нужно работать и надо его принять, чтобы дальше правообладатель мог выбрать, идти ли ему применять репрессивные меры, или он может действовать по глобальному лицензированию. То есть, заниматься творчеством и просто получать деньги. Сегодня у него этого выбора нет. С глобальным лицензированием он будет.

Чтобы завершить некой красивой фразой, с последнего ряда был такой тезис: свобода есть и сейчас. Да, она есть, но это пиратская свобода. А благодаря глобальному лицензированию будет закононная.

ИВАНОВ О.В. – Киноэкспертиза

Я в течение десяти лет занимаюсь аналитикой отечественной киноиндустрии и занимаюсь опросом зрительской аудитории. Вхожу в экспертный совет по отбору фильмов на поддержку Министерства культуры и в экспертный совет Фонда кино. Поэтому хорошо знаю цифры, и в связи с этим, как бы уже не повторяясь, скажу следующее. Мне кажется, на четыре области надо разделить те вопросы, которые сегодня обсуждались. Первое это то, что связано с техническим решением. Наверно, это находится на самом нижнем уровне. Вторая область вопросов это организационно-правовые, которые связаны с созданием юридического правового механизма для организации этого решения. Третья область, которую я бы считал чрезвычайно важной для обсуждения, это экономика. И четвертая область это то, что хотел бы напомнить всем присутствующим, потому что никто об этом не сказал – это интересы общества, интересы населения, интересы зрительской аудитории.

То, что большая волна критики поднялась в средствах массовой информации, почему-то навязывают одну-единственную точку зрения, что зритель против, потому что с него будут брать деньги. Но мы проводим регулярно социологические опросы и выясняется, что более 70% зрительской аудитории в течение последнего года испытывали проблемы с поиском контента отечественных фильмов последних лет в интернете. Получается, что зритель не имеет возможности смотреть отечественное кино, потому что продюсеры, понимая, что ситуация не защищена, не заинтересованы выкладывать этот контент в интернете. И, кроме того, как сегодня уже прозвучало, продюсеры вынуждены нести расходы на то, чтобы оплачивать защищенный интернет, и стирания этих не лицензионных копий, которые выходят. Мы находимся в парадоксальнейшей ситуации, когда экономика работает абсолютно против не только киноиндустрии, она работает против зрителя. В данном случае нельзя считать, что только у нас правообладатели оказываются в минусе. На самом деле в минусе по большому счету оказываются отечественная кинематография, оказывается отечественный зритель и общество в целом.

Когда речь идет о подготовке тех или иных законопроектов, всегда речь идет, что кроме самого закона есть еще текст пояснительной записки и текст экономического обоснования. Вот мне кажется, что кроме технологического решения и правового решения, которые все-таки находятся на нижнем уровне, это обеспечивающие вещи, должны быть очень явно и четко определены экономические и социальные последствия и значения принимаемого решения.

Дело в том, что из того обсуждения, которое сегодня произошло, есть такие точки зрения, есть такие, но мы можем сейчас выплеснуть ребенка. Я не являюсь членов Общественного совета, и обращаюсь к вам, уважаемые члены Общественного совета Министерства культуры, с тем, чтобы сегодня по результатам этого обсуждения все-таки достаточно четко было понятно, что мы в целом поддерживаем такое предложение. И давайте создадим рабочую группу по доработке деталей, которые обсуждались. Потому что я готов войти в эту рабочую группу по тем элементам, которые связаны с моей деятельностью, то есть, по экономике и по социологии.

И мне кажется очень важным, что находясь в Министерстве культуры, мы находимся еще в достаточно позитивном пространстве, потому что все, что находится за пределами, очень агрессивно настроено по отношению к предлагаемому решению. Мне кажется, здесь вопрос состоит не только в том, что мы взяли и пообсуждали и разошлись, а что если мы хотим защитить правообладателей, если хотим реализовать этот механизм в доработанном варианте, то нам просто предстоит за него биться. Это наверно нужно дать интервью, нужно объяснить, что существует эта проблема, и позиция Министерства культуры, и экспертов, и Общественного совета за то, чтобы включились совершенно объективные, нормальные механизмы защиты правообладателей, и того, чтобы наш зритель и наш слушатель мог в интернете все это получать на легальных основаниях. Спасибо.

ИВЛИЕВ Г.П.

Артемов Николай Михайлович – профессор, заместитель заведующего кафедры финансового права Моск.гос. юридического университета.

АРТЕМОВ Н.М.

Здравствуйте, коллеги. Я очень рад, что мне дали слово сегодня. Вообще я предполагал говорить совсем о другом. Но я послушал членов Совета, выступающих, и вот о чем подумал, и что хочу сказать. Я никогда не ожидал, что у нас в Министерстве высшего образования и Министерстве культуры столько общего. Я никогда не ожидал, что у нас одни и те же проблемы могут возникнуть.

Обозначу одну из них. Профессор читает лекции, совершенно не зная о том, что его записывают, причем ведется видеосъемка, аудиозапись, и это распространяется в интернете. Мы не получаем за это ни одной копейки. Те гонорары, которые платят нам за учебники, они не выдерживают никакой критики. Как только учебник попадает в интернет, студентам стыдно за то, что они приходят с моим учебником, из интернета эти листочки. И когда я в последний месяц говорил о глобальной лицензии в университете, я срывал аплодисменты.

Вот сейчас говорим – 25 рублей. Вы знаете, как де жа вю какое-то. Я вспоминаю 10-й год, это принятие постановление правительства, что тогда творилось в обществе: вот вам эти копейки, нате вам за флешки. И что? Прошло четыре года, и сейчас начинать считать, сколько же денег осталось у них за управление. А сколько денег было потрачено. А то, что все эти четыре года Верховный Суд как дом родной.

В общем, я хотел говорить не об этом. Очень много проблем. Я просто считаю, как специалист в области денег, прежде всего, в области смежных прав, гражданского и административного, если я буду полезен в работе Совета, экспертной группе, я с удовольствием приму участие. И, конечно, наш университет за глобальную лицензию. Спасибо.

ГАЛАХОВ О.Б.

Уважаемые друзья, дело идет к концу, поэтому я не буду рассказывать о проблемах того жанра, который я представляю. Я председатель Союза композиторов Москвы, и член РАО, и авторского совета РАО. Я даже как-то немножко раздражен и удивлен сегодня. По поводу чего? Что на этом совещании я раз 50 слышал о 25 рублях, о 500 миллионах. Да откуда? Это еще так впереди. А вопрос должен быть решен по сути своей. А эта идея о глобальной лицензии мне кажется просто гениальной в своей внятности. И понятности. Вообще об этом пиратстве уже устали говорить. Уже сколько лет. Все говорили о пиратских дисках. Больше о дисках не говорят. Сейчас великий технический прогресс, а оказывается, он опять повернут в пользу этих пиратов. Надо перестать говорить это слово «пираты». В этом слове есть что-то романтическое. Это воры, это мошенники, это преступники. Ведь сейчас наступило время называть вещи своими именами. Я очень благодарен Григорию Петровичу, что Министерство культуры сегодня этот вопрос подняло, и вообще стоит во главе. Министерство культуры, Российское авторское общество, о котором правильно сказал Иван Близнец. Ведь за 20 лет гигантские шаги были проделаны в области защиты авторских прав. Вот это организации, которые и должны заниматься продвижением этой потрясающей идеей. Может быть, это будет не 25 рублей, а 21, или 26, это технический вопрос. И причем здесь Министерство связи? Я что-то понять не могу. Это вопрос авторов. Это вопрос тех, кто создает. Рисует картины, пишет стихи, пишет романы, создает музыку, и получает за это шиш. Вот в чем здесь вопрос. Причем здесь Министерство связи вообще?

Мы идем к концу, и те, кто имеет отношение к производству этого интеллектуального продукта, совершенно однозначно говорили в пользу этой идеи. А те, кто технари, их 25 рублей интересует, и что нельзя технически. Технически все можно сделать. Главное, нужно поддержать эту идею. И когда выступил Министр, на этом вообще можно было закончить заседание. Он совершенно правильно и четко обо всем сказал.

Спасибо за внимание.

БОЛЬШАКОВ А. – Студия «Союз»

К сожалению, оппонент ушел, один из правообладателей. Буквально пару слов. 20 лет занимаюсь ………. индустрией, и иногда это напоминает де жа вю, да еще от кассетных времен, потом компакт диски, и всегда борьба с пиратством, и законодательство, которое менялось уже не раз. И хочу сказать, что вам за эту деятельность точно нужно поставить двойку, потому что никогда за эти 20 лет легальный рынок не превосходил 35 – 40%. ТО есть, более 60% всегда, даже в лучшие времена, всегда занимало пиратство. Это при разных составах Министерства культуры, и всегда причина была одна. Всегда законодательство опаздывало во времени. В данном случае в глобальной лицензии я вижу попытку опередить время. И не согласен с Министерством культуры, который говорит, что у нас есть недели, месяцы для обсуждений. У нас нет этого времени, поверьте уж мне, потому что технологии очень быстро шагают вперед. И как правообладатель хочу сказать еще раз, что обеими руками «за». Это наверно единственный раз, когда обсуждается именно идея вперед, потому что всегда все обсуждалось как идея назад. И пока обсуждали месяцами, время уходило, и эти законы не работали. То есть, на сегодняшний момент констатируем факт, что пиратство мы не победили. И все законы, и подзаконные акты, и Гражданский кодекс, и сейчас уже коллеги из киноиндустрии говорят, что не работает антипиратский закон, то есть, всегда опаздывает. Поэтому еще раз: времени нет, идея революционная, ее нужно срочно прорабатывать, поэтому обеими руками «за». И на этом хочу закончить.

ИВЛИЕВ Г.П.

Коллеги, резюме подвел Министр. Нам тоже уже понятно, что за решение нужно принимать. Обсуждение показало, что даже внутри нашего Общественного совета мы по разному эту проблему понимаем. Но, тем не менее, мы полагаем, что по итогам сегодняшнего обсуждения мы, Министерство культуры, можем вынести этот законопроект в рамках законодательной процедуры на широкое общественное обсуждение. Вынесем его на сайт и просим вас активно поучаствовать в обсуждении со всем обществом. Форматы будут разные. Я думаю, что сегодня на Общественном совете дискуссия была самая легкая из всех дискуссий, которые были. Но защищать авторские права это обязанность Министерства культуры. Мы приветствуем инициативу членов Общественного совета, я думаю, это тоже такое единодушное мнение, что будет группа, которая будет продвигать эту идею, отлаживая механизм, по которому эта идея может быть реализована. Группа, которая будет продвигать, эта идея Общественного совета, и если Общественный совет это решит, это будет правильно.

Мы видим, что у нас есть специалисты, которые способны ответить на все вопросы. И эксперты, которых мы пригласили, мы просим ваши выступления сделать более публицистическими, потому что будете вести дискуссии с не всегда добросовестными оппонентами. Могу сказать, что мы не видим того испуга, который нам пытаются вложить интернет – компании, Минсвязь и другие органы власти. Было предварительное обсуждение. Как сказал Министр, окончательная позиция ведомств и правительства будет вырабатываться. Мы и сейчас ведем консультации с нашими коллегами из других министерств, и будем продолжать работу и находить общее понимание.

Я благодарю вас за терпение и за большой труд. И вижу, что к концу осталось большинство твердых единомышленников. Я думаю, что инициативная группа, которая обратилась к Президенту, сейчас уже обросла отрядами и деятелями культуры, которые готовы отстоять. И мы хотим защитить права авторов, мы хотим интеллектуальную собственность сделать рыночным инструментом, и чтобы люди понимали, что не хорошо воровать. И здесь прозвучало, что не принятие решительных мер ведет к уничтожению различных форм творческой жизни и различных организационных форм творческой жизни тоже. И мы будем здесь занимать достаточно жесткую позицию.

Может быть, я не заявил в начале нашу позицию, но идеи, которые высказываются, мы будем обсуждать со всем обществом. Спасибо всем за участие. Будем работать вместе с вами. 

Министерство культуры РФ

 



Какие форматы доступа на электронную периодику для вас наиболее интересны?
 

 


webbanner-08-video

 

 webbanner-07-nacproekt

 

 webbanner-01-neb

 

 webbanner-02-fz-o-kulture

 

webbanner-red-03-ebs

 

webbanner-red-04-kn-rynok

 

 webbanner-red-05period-pechat

 

 webbanner-red-06-ros-poligrafiya

 

webbanner-red-10-sost-kultury

 
Copyright © ООО Издательский дом "Университетская книга" 2011
Все права защищены.
Студия Web-diamond.ru
разработка сайтов и интернет-магазинов.