Книжный рынок и издательства   Библиотеки   Образование
и наука
  Конкурс
“Университетская книга”

Ноябрь 2019
"Книга и чтение в культурном коде человечества"

  • Михаил ШЕПЕЛЬ: «Ставка на личную мотивацию сотрудников и совместное управление библиотекой»
  • НЭБ, ФКС и возрастная маркировка контента
  • Аудиокниги: кроссмедийный подход и работа с аудиторией
  • Российские книжные: совместное будущее



МультиВход

t8

 

Интервью

Книжный рынок

Вузовские издательства

Искусство издавать

Библиотеки

Образование

Инновационные технологии

Электронные библиотеки

Культура книги

Библиогеография

Библиотехнологии

Выставки и конференции

Конкурсы и премии

Документы

Copyright.ru

КНИГА+

Год литературы

Журнал Онлайн

 

ufimskiy-salon-2019

 

lit-flagman1




 

rgdb-podari-rebenku


Рассылка


Научные журналы вузов культуры в зеркале российского индекса научного цитирования
18.09.2012 23:00

В настоящее время для оценки научно-исследовательской работы всё чаще используются формальные библиометрические показатели. Их подсчёт сейчас – самый популярный сервис электронных библиотек, особое значение имеют персональные индексы цитирования и импакт-фактор научных журналов (последний является инструментом оценки значимости и популярности журнала в научной среде).

Научная активность: Россия и мир

К сожалению, сегодня Россия выпала из десятки мировых научных лидеров. В 1999–2003 гг. на долю нашей страны приходилось 3% от общемирового числа научных публикаций, за следующие 5 лет этот показатель опустился ниже 2%. В настоящее время лидируют США: в 2004–2008 гг. доля их материалов в мировом документальном потоке составила 21,2% (в предыдущие пять лет – 26,4%). На втором месте находится Китай, перешедший с шестой позиции и обеспечивший рост с 4,4 до 10,2% от мирового научного документального потока [7].

Количество публикаций обусловлено уровнем развития науки в стране, объёмами её финансирования, но немаловажным фактором является и персональная публикационная активность учёных. Если ещё 20 лет назад хороший учёный публиковал 3–4 статьи в год в рейтинговых журналах, то сейчас благодаря использованию новых технологий в своей работе, современному технологическому оснащению издательских комплексов и профессионализму редакторов может публиковать до 15 [12]. Низкий процент присутствия России в мировом документальном потоке говорит о низкой эффективности работы научных сообществ и недостаточной активности отдельных учёных.

Основным местом опубликования результатов исследований являются журналы. Оценка популярности и научной значимости журнала на основе импакт-фактора давно и успешно используется за рубежом, широко известны указатели цитирования научной периодики Science Citation Index (SCI) и Journal Citation Reports (JCR), выпускаемые Institute for Scientific Information (ISI; Филадельфия, США) [3]. Результаты, представленные в этих указателях, признаны ведущими при оценке влияния на мировую науку не только отдельного журнала, но и отдельного научного учреждения и даже отдельного учёного.

В комплекте периодики базы данных ISI, например за 2000 г., содержались сведения об импакт-факторах 5684 научных журналов, но российских из них было только 99! Хотя в этом году только список российских рецензируемых журналов, рекомендованных ВАК, составлял более 1000 наименований, а общее число научных журналов, издаваемых в России, было значительно больше. В американские указатели в основном включены журналы, выходящие на английском языке или имеющие англоязычную версию, американские журналы в них составляют почти 40% (около 1500) от общего числа индексируемых изданий. По словам Генерального директора Научной электронной библиотеки eLIBRARY Г.О. Ерёменко, относительно небольшой процент российских журналов, представленных в SCI, объясняется не только низким уровнем наших журналов или недостаточным общим уровнем развития науки в России, но и целым рядом других объективных и субъективных причин, в том числе это:

  • языковой барьер;
  • особенности отбора журналов на основании индекса цитирования;
  • уровень российских журналов;
  • особенности научного развития в разных областях (подробнее об этом см.: [3]).

Последнее обстоятельство – одна из причин того, что среди российских изданий, вошедших в американские базы данных и используемых для определения влияния российской науки на мировые научные исследования, фактически нет журналов гуманитарной направленности, и тем более отсутствуют периодические издания вузов культуры, мало периферийных изданий. Безусловно, журналы с московской или санкт-петербургской «пропиской» имеют больше шансов быть включёнными в международную базу данных.

Российский индекс научного цитирования

Появление первого индекса цитирования было связано с юридическими ссылками и датируется 1873 г. В 1960 г. американский Институт научной информации, основанный Юджином Гарфилдом, ввёл первый индекс цитирования для статей, опубликованных в научных журналах [5]. Примеру США в последнее десятилетие последовали большинство государств, претендующих на статус ведущих мировых держав. В Китае, Японии, Испании, Франции, Голландии, Австралии и других странах с недавнего времени для анализа своей науки созданы собственные базы данных. Они не противопоставлены системе SCI, а дополняют её, позволяя получить более полную картину [1]. В названных государствах формируются условия для подсчёта импакт-фактора научных журналов и определения национального индекса цитируемости учёных и научных организаций. В России подобный проект «Разработка системы статистического анализа российской науки на основе данных российского индекса научного цитирования (РИНЦ)» реализуется с 2005 г. Его цель – объективная оценка научной деятельности российской науки, российских научных периодических изданий, определения суммарного индекса цитирования российских авторов и организаций по публикациям как в ведущих российских, так и в зарубежных научных журналах [10].

База данных РИНЦ, функционирующая в рамках Научной электронной библиотеки eLIBRARY, – это информационная система, в которой обрабатывается библиографическая информация, аннотации и пристатейные списки цитирования из российских научных журналов. Поисковые и информационные сервисы этой базы данных эффективно реализуют различные виды поиска информации, анализируют и рассчитывают импакт-факторы журналов, индексы цитирования отдельных авторов, научных коллективов, организаций и тематических направлений, позволяют увидеть местоположение любого журнала в общем рейтинге научной периодики, а также определить статус учёного среди коллег на основе персонального индекса научного цитирования.

В наше время издать книгу или опубликовать материалы в каких-либо сборниках – не проблема. Во многих вузах неплохая полиграфическая база, они выпускают монографии и большое количество сборников, которые без государственной регистрации и ISSN нередко именуют себя научными журналами. Редакционные коллегии таких изданий имеют весьма поверхностное представление о ГОСТах и отраслевых издательских стандартах, порой демонстрируют полное отсутствие элементарных знаний о типологии печатной продукции. Материалы в подобных журналах зачастую выпускаются в авторской редакции, не проходят рецензирования, поэтому об их действительной ценности и научной новизне в подавляющем большинстве случаев говорить не приходится. Но очень часто такие вузовские издания, мало работая на науку, обеспечивают преподавателям возможность формировать списки публикаций. Тем же, кто реально обеспокоен вопросами развития вузовской науки, очевидна порочность данной практики. Организаторы науки и настоящие учёные не могли не приветствовать реализацию российской национальной программы по созданию оценки научной периодики на основе импакт-фактора журнала и оценки научных публикаций на основе индекса цитирования. Эти инструменты, находящиеся вне вуза и основанные на формальных признаках, позволяют снять сомнения в объективности оценок научно-исследовательской работы учебного заведения и его изданий. Сказанное выше позволяет утверждать, что реализация программы РИНЦ важна не только для страны в целом, но и для каждого научного направления, отдельного вуза, отдельного учёного.

Ситуация в вузах культуры и искусств

Библиометрические способы оценки научно-исследовательской работы, получая всё большее распространение во всём мире, в России пока используются в основном в научных учреждениях и учебных заведениях, подведомственных Министерству образования и науки, и фактически неизвестны научному сообществу вузов культуры и искусств. В Челябинской государственной академии культуры и искусств (ЧГАКИ) с целью популяризации новых подходов по определению эффективности научно- исследовательской работы кафедр и отдельных преподавателей проректор по НИИР подготовила доклад о Научной электронной библиотеке (eLIBRARY) и базе данных РИНЦ, импакт-факторе научных журналов и других библиометрических способах оценки научной деятельности. В нём представлены не только характеристики названных выше библиометрических методик, но и результаты анализа публикационной активности преподавателей структурных подразделений ЧГАКИ. Доклад вызвал острый интерес и стал основой для написания серии статей об импакт-факторе журналов, индексе научного цитирования, проекте РИНЦ, а также о том, как в базе данных РИНЦ отражены вузы культуры, их издания и их учёные.

В Научной электронной библиотеке eLIBRARY зарегистрированы 15 вузов культуры, но далеко не все из них имеют собственные периодические издания. ЧГАКИ первой из вузов культуры начала выпуск научного журнала. Первый номер «Вестника ЧГАКИ» вышел в 2002 г., в том же году, но чуть позже, увидели свет «Вестник МГУКИ» (Московский государственный университет культуры и искусств), «Культурная жизнь юга России» (Краснодарский университет культуры и искусств); с 2003 г. издаются «Вестники» СПбГУКИ (Санкт-Петербургский университет культуры и искусств) и КазГУКИ (Казанский университет культуры и искусств); с 2005 г. – «Вестник ПГИИК» (Пермский институт искусства и культуры); с 2006 г. – «Вестник КемГУКИ» (Кемеровский университет культуры и искусств); только с 2011 г. – «Вестник ВСГАКИ» (Восточно-Сибирская академия культуры и искусств; он ещё не представлен в eLIBRARY). Вестники вузов культуры и искусств – это многопрофильные издания. Анализ постоянных рубрик показывает, что они публикуют материалы по культурологии, искусствоведению, библиотековедению, библиографоведению, книговедению, краеведению, очень часто включают статьи по педагогике, истории, реже по философии, социологии, политологии и другим общественным наукам. В настоящее время из 15 вузов культуры лишь 9 выпускают научные журналы, и далеко не все из них в списке ВАК. Одним из условий включения журнала в «заветный» список является его представленность в РИНЦ. По состоянию на начало декабря 2011 г. в РИНЦ зарегистрированы 6847 российских журналов. Присутствие в РИНЦ возможно осуществить двумя способами:

  • предоставление в базу данных только содержания (оглавления) каждого номера журнала и списков литературы, на которые сделал ссылки автор в своей статье;
  • предоставление полного текста статей в открытом доступе в режиме онлайн.

В настоящее время только 15% мирового научного продукта (публикуемого в 25 тыс. научных журналов) представлено в открытом онлайновом доступе, и этот поток в ближайшее время будет расти в геометрической прогрессии [8].

  • Открытый доступ имеет безусловные выгоды для всех участников научного процесса: Для учёных это создание широкого доступа к их публикациям и повышение их цитируемости (но материальная заинтересованность – доход от публикуемых статей – стоит на последнем месте в ряду мотивов [13]).
  • Для университетов и научных центров – увеличение востребованности результатов их исследований и повышение позиций в рейтингах.
  • Для страны – выигрыш от общей публикационной активности и цитируемости работ своих учёных и, следовательно, повышение международного рейтинга.
  • Для журналов – повышение уровня влияния на научную жизнь [9].

Последнее обстоятельство не всегда учитывается издателями при определении форм присутствия журнала в интернет-среде. Многие редакции и сегодня живут за счёт средств, поступающих от подписки на бумажные или электронные версии издания, а открытый полнотекстовый доступ неизбежно снижает число платных подписчиков; это объясняет, например, тот факт, что в eLIBRARY из 6906 российских журналов полные тексты имеют 2302, а в открытом доступе представлены только 1299. Каждый издатель выбирает вариант, наиболее для него предпочтительный. Так, в полнотекстовом открытом доступе Научной электронной библиотеки представлены 6 журналов вузов культуры: «Вестник ЧГАКИ», «Вестник КазГУКИ», «Вестник КемГУКИ», «Вестник МГУКИ», «Вестник СПбГУКИ» и «Культурная жизнь юга России».

РИНЦ: вопросы аналитики

Сервисы РИНЦ дают возможность проследить характеристики журнала по разным позициям; например, можно узнать, сколько пользователей просматривали полные тексты статей из журналов а сколько – только аннотации (см. табл. 1).

В этот рейтинг вошли 5100 журналов, в которых пользователи просматривали аннотации, и 2357 журналов, в которых были открыты полные тексты статей. Из таблицы мы видим: пользователи чаще просматривают полные тексты статей, чем их аннотации. Исключение составляет лишь «Вестник МГУКИ»: небольшое количество просмотров полных текстов статей из этого журнала можно объяснить лишь тем, что издание недавно разместило их в РИНЦ, а до этого времени читателям eLIBRARY были доступны лишь аннотации публикаций.

Персональная характеристика журнала в РИНЦ проходит по следующим позициям: общее число статей из журнала в РИНЦ, общее число выпусков журнала в РИНЦ, среднее число статей в выпуске, среднее число выпусков в год, среднее число статей в год, среднее число ссылок в списках цитируемой литературы, суммарное число цитирований журнала в РИНЦ, число цитирований журнала в определённом году, число статей в журнале в определённом году, импакт-фактор РИНЦ за определённый период, время полужизни (полужизнь - показатель, отражающий количество лет, в течение которых количество цитат уменьшается в 2 раза по сравнению с начальными значениями, это дает возможность определить как долго статья "живет" после публикации) статей из журнала, процитированных в определённом году, время полужизни статей, процитированных в журнале в определённом году, место в рейтинге РИНЦ. Посмотрим, как выглядят в РИНЦ основные характеристики журналов вузов культуры и искусств (см. табл. 2).

При анализе данных таблицы возникает ряд сомнений: в частности, по количественным показателям «Вестника КазГУКИ». В персональной характеристике журнала указано, что в течение года выходят два выпуска. При этом оказывается, что в РИНЦ представлено 29 номеров названного издания. Путём нехитрых математических подсчётов выясняем, что «Вестник КазГУКИ» – журнал, имеющий почти 15-летнюю историю издания. Но на самом деле журнал основан в 2003 г. Возможно, причиной возникновения подобного недоразумения явились технический сбой системы или неточность представленных сведений. Вероятно, данная ошибка всё-таки не закономерна, поскольку остальные показатели в таблице соотносятся между собой.

Как видно из таблицы, некоторые журналы не выставляют все выходящие номера в РИНЦ: например, у «Вестника СПбГУКИ» выложено только 7 выпусков, в то время как на самом деле их значительно больше. А «Вестник ПГИИК» вообще не включён в РИНЦ, но имеет небольшое число цитирований материалов из своих статей в данной системе, поэтому, вероятно, он всё же представлен в каталоге журналов.

Одним из важных показателей уровня научного журнала является позиция «среднее число ссылок у статей». Практически все журналы (за исключением «Вестников» СПбГУКИ и ПГИИК) имеют в каждой статье в среднем более 6 ссылок. Наибольшее число ссылок фиксируется в статьях «Вестника ЧГАКИ» – 12,6 (издание замыкает первую треть журналов, сравнённых по этой позиции, и находится на 833 месте из 2388).

Совокупная эффективность использования статей журнала и оценка его популярности заключена в таком показателе, как импакт-фактор. Самые высокие импакт-факторы имеют солидные центральные журналы: «Геофизические процессы и биосфера» (3,846), «Вопросы экономики» (3,492), «Экономическое возрождение России» (3,398), но далее заметен резкий спад данного показателя, и на 4-м месте находится журнал, имеющий импакт-фактор лишь 1,6. Из анализируемой совокупности журналов положительный импакт-фактор имеют лишь два – «Вестник МГУКИ» (0,028) и «Вестник ЧГАКИ» (0,129, и это лучший показатель среди научных периодических изданий вузов культуры и искусств). Нельзя сказать, что приведённые цифры очень велики, но они вполне достойны: так, например, «Вестник ЧГАКИ» занимает 599 место из 1461, входя, соответственно, в первую половину рейтинга по импакт- фактору для всех журналов РИНЦ.

Войти в список ВАК любой ценой

Как уже было сказано, база данных РИНЦ начала формироваться с 2005 г., и включение в неё шло вначале медленно, но после составления списка рецензируемых журналов, рекомендованных ВАК с требованием вхождения в базу данных РИНЦ, рост стал очень быстрым. В 2011 г. в ней было представлено около 7 тыс. периодических изданий. По заявлениям руководителей ВАК, список рекомендованных журналов должен был просуществовать несколько лет. Он был создан для повышения рейтинга изданий до такого уровня, чтобы журналы стали объектом анализа баз данных, признанных мировым научным сообществом, т.е. предполагалось вхождение российских журналов в мировые базы данных Web of Science, Web of KnowledgeScopus, Springer, Agris и др. (мыслилось, что данное требование будет распространено только на журналы естественно-научного и технического профиля). Но процесс затянулся, и к 2011 г. в зарубежные базы данных по-прежнему входили менее 5% российских изданий.

В список ВАК, который к 2011 г. включал 2177 наименований, входят далеко не все журналы, представленные в базе данных РИНЦ. Понятно, что список «элитных» изданий не мог пополняться бесконечно. Казалось, что для ограничения этого списка будет использоваться импакт-фактор журнала, характеризующий научную состоятельность издания, но понятно и другое: завоевать признание читающей публики быстро нельзя, объективно авторитет периодического издания формируется в течение не одного десятилетия. Даже старейший среди научных периодических изданий вузов культуры журнал «Вестник ЧГАКИ» (в 2012 г. журнал отметит своё десятилетие) поначалу не претендовал на значительную роль в российском научном пространстве, признание научной общественностью, он был нацелен только на публикацию статей профессорско-преподавательского состава академии. И только в 2006 г. концепция издания изменилась, были расширены круг авторов и редакционная коллегия, а в 2010 г. журнал включён в список ВАК. Вхождение в список ВАК необходимо многим вузам, поэтому часть редакций искусственно повышает импакт-фактор за счёт самоцитируемости (см. табл. 3).

Проблемой является и низкая цитируемость журнала, связанная, по справедливому замечанию А.А. Идрисова, с небольшим числом подписчиков, а также охватом авторами, редколлегией или цитируемой литературой только одного географического региона [4].

Коэффициентом самоцитируемости называют отношение числа ссылок в публикациях журнала на тот же самый журнал к общему числу цитирований, полученных журналом. Иными словами, коэффициент самоцитируемости – это доля во всех полученных цитированиях ссылок журнала на самого себя [11]. Высокий коэффициент самоцитируемости, по замечанию Р. Руссо, говорит о малой заметности журнала. С другой стороны, самоцитируемость как всякая цитируемость повышает обращение к источнику. Руководствуясь этим соображением, редакция «Вестника ЧГАКИ» не считает относительно высокие показатели самоцитируемости журнала недостатком издания.

Нгвые сервисы РИНЦ

Руководство eLIBRARY, конечно, могло предвидеть ситуацию искусственного повышения импакт-фактора. И вот в 2011 г. Научная электронная библиотека в базе данных РИНЦ вводит новую опцию: кроме списка изданий, выстроенных по их импакт-фактору, появился ещё рейтинг журналов Science Index. «Science Index – аналитическая надстройка над РИНЦ, позволяющая проводить более детальные аналитические исследования и рассчитывать более сложные наукометрические показатели, чем это было возможно в базовом интерфейсе РИНЦ» – объясняют создатели проекта [10]. Пока в списке рейтинга представлено 1030 изданий. Методика отбора изданий для этой опции РИНЦ до сих пор не опубликована, и это не даёт возможности журналам, не попавшим в новый рейтинг, сформировать свою издательскую политику с целью приведения показателей в соответствие с требованиями Science Index. Анализ обнародованного рейтинга показывает, что в основном в него вошли отраслевые журналы физико-математической, химической, биологической, медицинской, экономической направленности, которые издаются профессиональными специализированными редакциями не один десяток лет, имеют солидную историю, большой круг подписчиков. Вузовская периодика в данном списке представлена вестниками, известиями, записками и пр. («Вестник ЧелГУ», «Известия РГПУ им. А.И. Герцена»). Периодические издания вузов культуры в данном перечне отсутствуют. В будущем создатели новой опции планируют включить в этот список 1500 журналов. Руководство eLIBRARY заявило, что именно для них в дальнейшем будут осуществляться процедуры подсчёта импакт-фактора и на основе этих изданий будут определяться индивидуальные индексы цитирования учёных.

Новый рейтинг журналов, созданный в РИНЦ, будет предложен ВАК для рассмотрения его в качестве основы рекомендуемого списка рецензируемых изданий, и с самой большой долей вероятности можно предположить, что ВАК воспользуется готовым инструментарием от базы данных РИНЦ. Конечно, часть журналов, ныне входящих в список ВАК, останется «за бортом», что негативно отразится на возможностях вуза по обеспечению необходимыми публикациями соискателей кандидатских и докторских степеней, но и самое главное – это лишит вузы, чьи издания не вошли в новый рейтинг, возможности использовать объективные библиометрические показатели для анализа научно-исследовательской работы. Проводить в вузах собственные подсчёты импакт-факторов изданий и индивидуальных индексов цитирования нереально. Несомненно, на стремительно развивающемся информационном рынке появятся фирмы, которые смогут предложить подобную услугу научным учреждениям, и крупные учебные заведения будут иметь возможность купить подобное обслуживание. А небольшие вузы, в том числе вузы культуры и искусств, так и останутся «на обочине». Понятно, что в результате этого отражение состояния научной периодики в зеркале Science Index и РИНЦ (позиционирующем себя как национальная информационно-аналитическая система [10]) будет искажённым.

Проведённый анализ позволяет прогнозировать драматичность ситуации для периодических изданий вузов культуры и искусств в будущем. Исключение журналов этих учебных заведений из пространства научной периодики, признаваемой научным сообществом и управленческими структурами в сфере образования и науки, ещё более усугубит сложности организации и проведения научных изысканий в сфере культуры и искусства. И этим обстоятельством должны быть обеспокоены не только вузы культуры, но и их учредитель – Министерство культуры Российской Федерации. Хочется думать, что наш материал привлечёт внимание руководства Научной электронной библиотеки.

Использованная литература

1. Валентина Маркусова: я – абсолютный сторонник создания национальной базы данных по научным публикациям [Электронный ресурс] // Наука и технологии в России: архив 28 авг. 2006. – Режим доступа: http://orange.strf.ru/client/news.

2. Высшая аттестационная комиссия Министерства образования и науки РФ [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://vak.ed.gov.ru.

3. Ерёменко Г.О. Российский индекс научного цитирования – утопия или реальность? [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.elibrary.lt/resursai/Science%20online/05_1/18_rus_citation_18.pdf.

4. Идрисов А.А. Размышления о современных условиях публикации научных исследований / А.А. Идрисов // Alma mater: вестн. высш. шк. – 2011. – № 10. – С. 74–78.

5. Индекс цитирования [Электронный ресурс] // Википедия. – Режим доступа: http://ru.wikipedia.org/wiki.

6. Как выбрать журнал для публикации научной статьи [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.sciencefiles.ru/section/31.

7. Компьюлента [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http: // science.compulenta.ru /601972.

8. Московкин В.М. Институциональные политики открытого доступа к результатам научных исследований / В.М. Московкин // Науч.-техн. информ. Сер. 1. Организация и методика информ. работы. – 2008. – № 12. – С. 7–11.

9. Московкин В.М. Открытый доступ к научному знанию и феодализм знаний. В чём связь? / В.М. Московкин // Alma mater. – 2010. – № 10. – С. 23–26.

10. Научная электронная библиотека eLIBRARY [Электронный ресурс]. – Режим доступа http://elibrary.ru/projects/science_index/-science_-index_-questions.asp.

11. Писляков В.В. Методы оценки научного знания по показателям цитирования [Электронный ресурс] / В.В. Писляков // Социол. журн. – 2007. – № 1. – Режим доступа: http://www.socjournal.ru/article/682.

12. Толмачёв Д. Хирш по-уральски [Электронный ресурс] / Д. Толмачёв //Эксперт-Урал. – 2010. – № 11(413). – Режим доступа: http://expert.ru/ural/2010/11/hirsh_po_uralski.

13. Харнад Ш. Пробуждение «спящего гиганта». Университетские мандаты на открытый доступ / Штефан Харнад // Науч. и техн. б-ки. – 2009. – № 10. – С. 62–72.

Авторы Татьяна Федоровна БЕРЕСТОВА, проректор по научно-исследовательской и инновационной работе Челябинской государственной академии культуры и искусств, доктор педагогических наук, профессор,  Екатерина Владимировна БОЖЕ, редактор редакционного отдела, соискатель кафедры книжного бизнеса Челябинской государственной академии культуры и искусств

Опубликовано в номере апрель 2012

 

Читать по теме


Какие форматы доступа на электронную периодику для вас наиболее интересны?
 

 


webbanner-08-video

 

 webbanner-07-nacproekt

 

 webbanner-01-neb

 

 webbanner-02-fz-o-kulture

 

webbanner-red-03-ebs

 

webbanner-red-04-kn-rynok

 

 webbanner-red-05period-pechat

 

 webbanner-red-06-ros-poligrafiya

 

webbanner-red-10-sost-kultury

 
Copyright © ООО Издательский дом "Университетская книга" 2011
Все права защищены.
Студия Web-diamond.ru
разработка сайтов и интернет-магазинов.