Книжный рынок и издательства   Библиотеки   Образование
и наука
  Конкурс
“Университетская книга”

Октябрь 2020
"Издательские технологии и бизнес-модели: цифровая трансформация"

  • Марина АБРАМОВА: «Цифра» и новая этика креативных индустрий
  • Локдаун: капканы и трамплины
  • Аудиорынок: гибридные форматы и время экспериментов
  • Открытая наука: цифровые сервисы и ресурсы



МультиВход

rukont

 

t8-03-2020

 

Интервью

Книжный рынок

Вузовские издательства

Искусство издавать

Библиотеки

Образование

Инновационные технологии

Электронные библиотеки

Культура книги

Библиогеография

Библиотехнологии

Выставки и конференции

Конкурсы и премии

Документы

Copyright.ru

КНИГА+

Год литературы

Журнал Онлайн

 

24-konf-rospatenta



 

samiy-chitayuschiy-region


 

rgdb-podari-rebenku


Рассылка


Встреча над Тускаророй: как библиотекам выжить в онлайне
03.08.2020 08:52

Встреча над Тускаророй— так называется один из ранних рассказов Ивана Ефремова, возможно самый ранний. Там советский пароход в открытом океане натолкнулся на полузатонувший сотню лет назад английский парусник, и в руки старпома попала информация о том, что в глубинах океана могут находиться невероятные по своим свойствам вещества, что-то вроде живой воды. Но открытие не состоялось: то ли сведения об этом были несколько сомнительны, то ли экспедиция могла стоить слишком дорого, то ли вообще по законам жанра не обязательно раскрывать тайну, а нужно её только обозначить, чтобы вызвать жгучую печаль о несбывшемся.

lenshinaЭтот рассказ напоминает нам об одном важном элементе любого движения, любой деятельности и человеческой жизни вообще — об их смысле. И о целях, которые мы ставим перед собой вольно или невольно и которые осознаём рационально или интуитивно.

ВЕДУЩАЯ РУБРИКИ: Мария ЛЕНШИНА, член постоянного комитета рабочей группы «Библиотеки и социальные медиа» РБА, журналист

УДАЛЁННАЯ РАБОТА: ВЫНУЖДЕННАЯ НЕОБХОДИМОСТЬ ИЛИ НОВАЯ РЕАЛЬНОСТЬ?

Когда библиотеки в условиях пандемии и режима самоизоляции были вынуждены закрыть свои двери перед читателями и перейти на удалённую работу и дистанционное обслуживание, тут-то и оказалось, что жизнь, о которой давно говорили библиотечные блогеры, вдруг наступила и тотально перевернула мир тех, кто им не верил. Виртуальная коммуникация с её сложностями, которые, впрочем, преодолимы, работа 24/7, красные от экранов глаза, несоответствие оплаты труда мучительным усилиям и вложенному времени… Послушала сетевые стенания коллег, так и захотелось спросить: ну что, попробовали блогерской жизни, понравилось? Однако радоваться нечему: боюсь, работать медийным библиотекарям и библиотекарям-медийщикам, после того как всё встанет на свои места, будет ещё сложнее. Оказалось, есть библиотеки, которые организационно и психологически готовы к такой экстренной ситуации, но есть и те, что не только не готовы, но и вряд ли будут. И вторых, к сожалению, больше. А если это не последняя пандемия? А если такие ситуации будут повторяться?

И всё-же именно сейчас очень важно ответить на вопрос, почему одни библиотеки готовы и могут использовать медиатехнологии: от создания информационного сообщения для сайта или соцсетей до сложных информационных продуктов, в которых сочетаются текст, звук, статичное и динамичное изображения, а другие продолжают открещиваться от них? Оставим за скобками четверть века, а может быть и больше, библиотечных конференций, где так долго обсуждался переход к информационному обществу и место в нём библиотек. Казалось бы, вот реальная ситуация, когда библиотеки могут что-то показать. Но мы видим, что это делают те библиотеки, которые не игнорировали технологии в принципе, какими бы они ни были — традиционными, новыми или новейшими, не боролись с ними, а встраивали их в свою работу по мере появления, изучали и трансформировали для библиотечной работы.

Задаются ли сегодня в библиотеках вопросом, что будет с библиотечным делом, если эта временная вынужденная ситуация превратится в постоянную? На мой взгляд, пока нет. Если судить по высказываниям в Сети, все мечтают о скором избавлении и возвращении к нормальной жизни. Да, как и любой человек, я бы тоже этого хотела, но что будет, если завтра нормальная жизнь перестанет быть возможной? Другой вопрос, который, как мне кажется, сегодня следует задать себе, — это качество библиотечного медийного продукта. Качество может быть разным, как профессиональным, так и любительским, но оно должно быть. На примере подготовки официальной «Библионочи», которая проходила в этом году уже практически в условиях самоизоляции, стало понятно: несмотря на то что сроки были сильно сжаты, а определение даты и темы явно затянулось, были библиотеки, которые показали свою состоятельность, и те, кому это не удалось. Правда, у первых есть несколько важных факторов: грамотное руководство, задолго до пандемии подумавшее о техническом обеспечении работы своей библиотеки, и сложившаяся команда, мобильная и креативная, способная работать в любых условиях. Кроме того, у таких библиотек налажены партнёрские связи, а это немаловажно не только при ограниченности библиотечного бюджета. Если при подготовке официальной «Библионочи» можно было воспользоваться помощью портала «Культура.РФ», что решало некоторые технические проблемы, то подготовка неофициальной акции раскрыла возможности (о недостатках говорить не будем) самоорганизации. Здесь сильной стороной оказалась способность в короткий срок собрать интересных людей и сделать интересную программу.

Если оценить библиотеки, у которых что-то получается онлайн, можно заметить, что это не жёстко администрируемые системы. Сочетание рационального и интуитивного, управляемого и неформального, организационная и личностная адаптивность, готовность развиваться, ошибаться, но делать — вот что сегодня демонстрируют библиотеки, которые не прекращают свою деятельность в условиях пандемии и изоляции. Они демонстрировали это и в офлайне, когда были открыты для читателей

ПРАВИЛЬНЫЕ ЛИ ВОПРОСЫ МЫ СЕБЕ ЗАДАЁМ?

Почему в Российской государственной библиотеке для молодёжи понимают необходимость звуко- и видеозаписи, оборудованная студия позволяет проводить ценные в методическом отношении вебинары и записывать лекции для читателей, а в других библиотеках с пеной у рта приходится доказывать необходимость видеографа в штате или даже в качестве волонтёра? Почему Пензенская областная библиотека может себе позволить широкую культурную повестку и неказённый язык в своих соцсетях, а где-то жёстко пресекается всё, кроме репостов новостей с сайта и копирования пресс-релизов вместо текстов, написанных нормальным человеческим языком? Почему в Иркутской областной универсальной научной библиотеке смогли организовать команду, которая слаженно работает с социальными сетями, а в других библиотеках до сих пор либо директор никак не может смириться с тем, что сотрудники более продвинуты, чем он, отсюда запреты на любые высказывания в сетях; либо отделы постоянно тянут одеяло на себя, забывая о единой информационной политике организации и согласованности в действиях, необходимой не только при непосредственном проведении сетевых мероприятий, когда нужно удерживать внимание публики, но и при длительном формировании лояльной библиотеке аудитории? Почему в ЦБС Фрунзенского района Санкт-Петербурга смогли организовать для ребят чтение сказок по телефону, а в других библиотеках это не считают профессиональной деятельностью?

Обеспечение библиотекарей, вынужденных работать удалённо, средствами связи, оплата этой связи, вообще оборудование удалённого рабочего места, ненормированный творческий характер медийной работы — это всё больные вопросы, которые сегодня актуальны, как никогда. Они, впрочем, ставились на повестку дня и раньше, но теперь массовый характер удалённой работы, большее количество вовлечённых в неё людей не позволяют игнорировать эти назревшие проблемы. Они решаются правильной организацией и администрированием, но важнее другое. Чтобы достаточно уверенно чувствовать себя в онлайне, нужно понять о нём некоторые важные вещи. Например, что офлайновая иерархия там не работает, онлайн — это пёстрое пространство: разнородное, разномастное и разноязыкое. Либо вы умеете вести диалог с любым и каждым, либо вам приходится удивляться, обижаться и замолкать, как некоторым коллегам, которые не могут забыть о своём статусе, даже когда они постят котят. Я часто замечаю возмущение в комментариях коллег, живущих по принципу: если я старше или занимаю более высокую должность, то я априори мудрее и опытнее, профессиональнее. Наблюдать такие явления и в офлайне смешно и дико, но, к сожалению, типична ситуация, которую я видела в одной из библиотек. «Вам ещё многому предстоит научиться, — говорит 60-летняя коллега 50-летней, — примерно ещё лет десять». Похоже на анекдот, но, увы, это реальность. И мне очень жаль таких коллег, когда они вынуждены заниматься ментально чуждым делом, для которого у них нет ни умения, ни навыков и для которого приходится ломать себя.

Вот как сделать эту бронзу живой? Как вернуть косное к истокам и поискам, когда оно размышляло о смыслах в движении, а не с пьедестала и из президиума. Подумать только, до сих пор на библиотечных конференциях в ходу пленарные заседания и никого не коробит от слова «пленум»! В этом слове нет ничего плохого как будто, но я не могу избавиться от картинок из советских общественно-политических журналов и передовиц газет времён застоя. Давайте всё-таки зададимся вопросом: библиотечное дело сегодня доживает или живёт? И только ли от воли чиновников от культуры зависят его настоящее и будущее?

Практически каждый родитель на самоизоляции смог убедиться в том, что офлайновое образование, грубо перенесённое в онлайн, в этой среде не работает: туда нельзя просто скопировать классно-урочную систему — «посмотрите на доску», «взяли в руки ручку», «а теперь повторит Сидоров». Онлайновая экосистема требует другого подхода, иной организации: там крайне важна психогигиена и, чтобы нормально существовать и делать своё дело, нужно учиться, о чём почти 10 лет говорят на неконференциях библиотечных блогеров или слётах специалистов дистанционного образования. Текст на сайт, если это не официальный документ, нужно адаптировать для Интернета, и материалы для соцсетей не могут быть написаны казённым языком, просто потому, что их не будут читать. Закадровый текст должен быть написан специально для видео, и нельзя в этом качестве использовать непереработанный текст официального отчёта. Нельзя два часа записывать говорящую голову и вбрасывать это в Сеть в качестве готового продукта. Такое очень тяжело смотреть даже тем, кто по роду деятельности занимается расшифровкой — переводом звучащей речи в записанную.

Не надо говорить о том, что библиотекаря не учили писать: от человека читающего к человеку пишущему нужно сделать всего один шаг. Или обратить внимание на пример детской библиотеки № 7 Василеостровского района Санкт-Петербурга, которая при поддержке многочисленных партнёров запустила во «ВКонтакте» литературный конкурс малой прозы «ДышиПиши». Конкурс, правда, для детей от 6 до 16 лет, но предполагает участие семьи. А поскольку он проходит публично, можно учиться, наблюдая. И это не единственный конкурс такого рода и не единственная бесплатная возможность сегодня в Интернете. Наконец, в библиотечные фонды всё-таки иногда поступают новые издания. Есть среди них и книги о писательском мастерстве. Далеко не бесполезное чтение!

БИБЛИОТЕКАРЬ ПОСЛЕ ЭПИДЕМИИ

Мы вновь возвращаемся к личности человека, который работает онлайн на сайте библиотеки, на её странице в соцсетях или в сетевых группах. Я называю этих людей медийными библиотекарями, потому что по большей части это библиотекари с медийными навыками. Такой человек сегодня работает в экстремальных условиях, которые вряд ли изменятся в большинстве библиотек после эпидемии. Хотелось бы, чтобы каждый библиотечный руководитель наконец задумался о том, что нужно этому человеку для работы. И понял, что он не может быть простым исполнителем: сам характер его работы предполагает высокую степень самосознания и самоорганизации. Когда люди с медийным образованием перестанут рассматриваться как чуждый элемент, возможно, появится другое название.

Медийный библиотекарь — это человек, который улавливает импульс общественной жизни. А иначе то, что он выдаёт в публичное пространство, не будет интересно публике. Описывая библиотеку, построенную Алваром Аалто в Сейняйоки, Екатерина Андреева замечает: «Сидя в таком читальном зале, который, кстати, совмещён с кафе, не отрывая глаза от книжки и чашки кофе, макушкой понимаешь суть библиотеки: здесь не информация хранится и передаётся, но пребывает сама творческая мысль — интеллектуальный импульс от первого художника архаических времён к новейшему архитектору и каждому, кто заслышит космический зов природы» [1]. Я привела эту цитату не для того, чтобы лишний раз позлить противников библиотечных кафе, и, сделав поправку на наши библиотечные дискуссии, подчеркну: заметьте, не информация и не книги — мысль! Почему мы говорим, что это важно для читателя, но забываем библиотекаря? Чтобы услышать мысль, чтобы поймать импульс, нужно тренировать свой внутренний слух. Чтобы вовлекать публику в библиотечные дебри и кущи, необходимо особое чутьё. Если нужен хороший пример, обратите внимание на то, как это делает Российская государственная библиотека в своих соцсетях. Медийному библиотекарю сегодня нужна не только начитанность, но и «насмотренность». Ему необходимы навык письма и практика публичной речи. Сложно ли дать ему это? Возьмите пример с Российской государственной библиотеки для молодёжи, у которой есть своя электронная газета «Территория L».

Хорошую вещь, нужную всем, может создать только человек, у которого в руках ремесло, а в голове — понимание смысла своей деятельности и собственного предназначения. Чтобы было проще, давайте представим, что речь идёт об архитекторе. Вот как писал Умберто Эко в предисловии к первому изданию «Открытой книги»: «Представим архитектора, который работает в современном мире, и поразмыслим о взаимоотношениях его работы и той человеческой среды, которая его окружает. Представим кого-нибудь наподобие Фрэнка Ллойда Райта, вспомним о его поистине открытых произведениях, предполагающих подвижную и изменчивую связь с окружающей средой, способных принимать самые разные ракурсы и в то же время подвигнуть человека на эстетические поиски, обеспечивая полное слияние обитателей жилого дома с природной средой» [2]. Наглядно? Понятно на архитекторе? Чтобы библиотекарь смог не только заговорить с публикой на её языке, но и донести до неё гениальные мысли, которые, как мы предполагаем, содержатся в книгах, ему необходим собственный голос. И не надо думать, что обрести его дело простое, для этого недостаточно ругать чиновников и пользоваться инвективной лексикой. И даже ёрничать надо прежде всего уметь.

Библиотечное дело, если посмотреть на него со стороны, представляется миром, в котором на протяжении долгого времени культивировались ложная скромность в качестве безусловной добродетели, внутренняя цензура в качестве диалога с миром и другие прелести зацикленных на себе систем. Но если честно ответить себе на вопрос, является ли оно таковым на самом деле, думаю, медийный библиотекарь скажет «да»: ему приходится испытывать все эти вещи на себе. Чтобы система ожила, необходимо, чтобы в ней накопилась критическая масса живых людей. Но — честное слово! — если бы каждый человек на протяжении всей своей жизни не забывал, что где-то в недоступных глубинах океана скрыты невероятные сокровища, которые могут изменить жизнь и людей к лучшему, наверное, мне не пришлось бы писать этот текст.

Почему в юности мы все помним об этом и верим этому, а с возрастом превращаемся в механических болванчиков, способных только брюзжать и стряхивать пыль с былых заслуг? А ведь мы не перестаём строить на протяжении жизни, и не имеет значения что это — дом, взаимоотношения, биография или тексты. И внести вклад в новое библиотечное дело может любой. Вклад, а не препоны — почувствуйте разницу!

ЛИТЕРАТУРА

1. Андреева Е. Финляндия: Творимый ландшафт. — СПб.: Издательство Ивана Лимбаха, 2017. — С. 290.

2. Эко У. Открытое произведение. — СПб.: Симпозиум, 2006. — С. 46.

Опубликовано в номере июнь 2020

 

Комментарии 

 
#1 Елена Суханова 04.08.2020 13:26
Действительно, многие библиотекари с легкостью перестроились работать в режиме онлайн! Недавно услышала от одного из комментаторов на областном телевидении такую фразу: "Зачем нужно было закрывать библиотеки в период пандемии? Их и так никто не посещает!" Стало даже как-то обидно... Ведь на сегодня библиотеки выполняют множество функций, не свойственных им ранее - это и театр,и творческая мастерская, и образовательное учреждение, и кинозал... Да всего не перечислишь! Чего только не насоздавали библиотекари в режиме онлайн - игры, конкурсы, фильмы, концерты, виртуальные выставки, квесты... Думаю, что не каждому специалисту из другой сферы это под силу!
Цитировать
 



telegram-1-1
 
Какие форматы доступа на электронную периодику для вас наиболее интересны?
 

 

  aski 30 


 


webbanner-08-video

 

 webbanner-07-nacproekt

 

 webbanner-01-neb

 

 webbanner-02-fz-o-kulture

 

webbanner-red-03-ebs

 

webbanner-red-04-kn-rynok

 

 webbanner-red-05period-pechat

 

 webbanner-red-06-ros-poligrafiya

 

webbanner-red-kult

 
Copyright © ООО Издательский дом "Университетская книга" 2011
Все права защищены.
Студия Web-diamond.ru
разработка сайтов и интернет-магазинов.