Книжный рынок и издательства   Библиотеки   Образование
и наука
  Конкурс
“Университетская книга”

Апрель 2024
"Научное издательство: потенциал, авторы и инвестиции"

  • Леонид СУХИХ: "Миссия: инженер"
  • Субсидия-2023: эффективность использования
  • Научная этика: кризис добросовестности
  • Рейтинг вузов стран БРИКС: перспективы и приоритеты



МультиВход

Интервью

Книжный рынок

Вузовские издательства

Искусство издавать

Библиотеки

Образование

Инновационные технологии

Электронные библиотеки

Культура книги

Библиогеография

Библиотехнологии

Выставки и конференции

Конкурсы и премии

Документы

Copyright.ru

КНИГА+

Год литературы

Журнал Онлайн




 

samiy-chitayuschiy-region


Рассылка


 

rgdb-podari-rebenku

Книга в концепции развития креативных индустрий: барьеры и драйверы
22.09.2023 20:59

В последние годы важным трендом стало обсуждение экономики будущего, перспективы развития креативных индустрий (КИ) и реализации экономического потенциала творческого сообщества. Однако, строя прогнозы и моделируя будущее, в России до сих пор не решили базовые задачи. Несмотря на принятую Правительством РФ Концепцию развития творческих (креативных) индустрий и механизмов осуществления их государственной поддержки в крупных и крупнейших городских агломерациях до 2030 года и утверждённый План мероприятий по её реализации в 2022–2024 гг. системные, в том числе законодательные и экономические, условия для развития российского креативного предпринимательства находятся в стадии обсуждения, нет чёткого понимания критериев отнесения субъектов к КИ, немало проблем в области профобразования.

kniga-v-kontseptsii-1

Литературно-издательская деятельность включена в список отраслей, относящихся к креативным. Более того, важнейшим аспектом является её серьёзное кроссиндустриальное влияние (книжный контент служит источником для сценариев, экранизаций, игр и пр.). Принципиальное значение имеет и развитие ИТ: широкий технологический пласт цифровой литературы, аудиокниг, книжных платформ и пр.

В рамках дискуссии¹ эксперты обсудили межведомственные проекты и коллаборации, законодательные инициативы, системные меры к решению отраслевых задач, в частности по стимулированию развития креативной инфраструктуры, профессиональному и дополнительному образованию, формированию механизмов эффективной системы защиты интеллектуальной собственности, налоговым льготам и привлечению инвестиций.


¹ Круглый стол «Книга в концепции развития креативных индустрий: барьеры и драйверы» состоялся в рамках книжного фестиваля «Красная площадь». Организатор — информационно-аналитический журнал «Университетская КНИГА» при поддержке Министерства цифрового развития, связи и массовых коммуникаций РФ.

ЛИТЕРАТУРНО-ИЗДАТЕЛЬСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ: МЕСТО В ЭКОСИСТЕМЕ КИ

Серьёзная проблема, которая вряд ли решится в ближайшее время, — межведомственное взаимодействие. Его отсутствие мешает всему: и законодательным инициативам, и проработке и использованию мер поддержки. Казалось, в прошлом году ситуация сдвинулась: индустрии неоднократно встречались на площадке Государственной Думы, образовался экспертный совет. На каком этапе задача сегодня и как рассматривается вектор движения КИ?

kniga-v-kontseptsii-abramovaМарина АБРАМОВА, президент АНО «Креативная экономика», директор Российской креативной недели:

— Четыре года назад стало понятно, что в стране надо развивать креативную экономику, а книжная отрасль является её важной частью, базовой для всех КИ. Тогда мы решили, что на старте следует провести крупные мероприятия, которые покажут фактуру всей этой разношёрстной системы отраслей. Не было ни одной компании в конце 2019 г., которая занималась бы развитием КИ, объединяла бы их. На данный момент их 54, а из всех субъектов РФ Москва показывает самый яркий пример развития креативной экономики; была создана Федерация креативных индустрий с целью развития коммуникации со всеми креативными союзами, появился фонд с уставным капиталом в 8,5 млрд рублей под стартовое развитие компаний. Вопросы нормативной базы в 2019 г. были не решены, не существовало ни одного нормативного документа. Сейчас их более 200 (считая не только федеральные документы, но и региональные),  которых указаны креативные отрасли как фактор экономического роста субъектов РФ. Можно сказать, что за три года тренд сформирован, информационная кампания проведена, каждый губернатор знает, что такое КИ и что книжная отрасль — одна из них. Сейчас создаются концепции развития креативных индустрий в регионах, был принят базовый документ Минкультуры России по КИ, план поддержки, ведётся работа над законом о креативном предпринимательстве. Мы наконец нашли тот баланс в документе, который не могли найти полгода, потому что интересы отраслей разные. Совсем недавно Президент РФ встречался с креативными предпринимателями, в том числе с нашими спикерами — постоянными партнёрами российских креативных недель. Есть поручения главы государства по итогам встречи. Что важно? Наконец этот межведомственный орган будет создан, ресурсы и масштабы Агентства стратегических инициатив (АСИ) нам только в помощь. Если центр будет создан на базе АСИ, то он заработает достаточно эффективно, потому что его будет курировать в том числе первое лицо и это станет одной из приоритетных повесток.

Очевидно, что движение есть. Но существуют и пробелы, в том числе в книжной отрасли. Чтобы и дальше разрабатывать меры поддержки, особенно налоговые льготы, субсидии на федеральном уровне, каждая индустрия должна консолидированно представить базу, в том числе юридическую, которая помогала бы двигать закон на федеральном уровне. Сейчас, если мы говорим про книжную отрасль, это происходит не системно. Если бы не участие Российского книжного союза (РКС), нам было бы трудно. Когда мы создаём какие-то возможности в виде рабочих групп в Государственной Думе или другие, надо, чтобы представители КИ их поддерживали, а внутри отрасли работали сильные, заинтересованные команды. Это касается не только книжной отрасли, но и других КИ. Нам как организации, которая в целом занимается развитием этой повестки, не хватает консолидированного участия бизнеса. Есть отдельные активисты, но они не могут представлять интересы всей отрасли, а РКС тоже не всесилен: важно, чтобы бизнес понимал, что у нас есть окно возможностей, когда мы можем включиться в качественную законотворческую работу по развитию КИ, вынести повестку книжной отрасли и доказать, что она является базовой для развития всей креативной экономики.

ЗАКОНОДАТЕЛЬНЫЕ ИНИЦИАТИВЫ

Можно долго обсуждать социальные инициативы, поиск грантов, но для мотивации КИ как бизнеса необходимо стимулирование: экономическое и налоговое. В частности, на экспертных площадках мы стремились отразить в законопроекте о креативном предпринимательстве меры поддержки по снижению налогов, льготному кредитованию, поддержке инфраструктуры, что действительно стало бы помощью бизнесу в креативных отраслях. На каком этапе находится проработка документа, в чём его слабые и сильные стороны и каковы перспективы принятия?

Сергей МАТВЕЕВ, президент Федерации интеллектуальной собственности, заместитель председателя Комитета Российского союза промышленников и предпринимателей по интеллектуальной собственности и креативным индустриям:

— Закон находится в высокой степени готовности уже в течение трёх лет. Есть три варианта, они все в принципе идентичны, дают в той или иной степени возможности для отрасли, например в форме поправок законодательства о культуре, потому что КИ с точки зрения Указа Президента РФ о государственной культурной политике — её часть, несмотря на то что это вроде бы про экономику. Есть версия поправок к закону о малом и среднем предпринимательстве, и существует вариант в виде автономного закона о креативном предпринимательстве и КИ. Весь смысл этих законопроектов сводится к следующему: компании, которые вкладывают деньги в творческий персонал, либо организации, инвестирующие в интеллектуальную собственность, потому что не всегда у них штатные сотрудники, могут быть и фрилансеры, и, наконец, компании, которые получают выручку от распоряжения правами на результат интеллектуальной деятельности, имеют право на упрощённый доступ к механизму поддержки и на налоговые льготы, которые тоже просчитаны и проработаны. Идут в расчёт социальные и страховые выплаты, потому что те, кто не качает нефть, а вкладывает средства в рискованный творческий труд (мы не знаем, получится шедевр или это будет формальный продукт, не имеющий никакой рыночной стоимости), должны иметь максимально низкую нагрузку на фонд оплаты труда, их надо освободить от НДС, сократить налоги на экспорт интеллектуальной собственности и т.п. Всё это отработано в высшей степени, а проблемы только две. Первая — отсутствие внятной политической воли на всех позициях, которые влияют на развитие КИ. В частности, Министерство культуры РФ попыталось вносить в закон поправки, а потом оставило эти инициативы, указав, что это контур, с одной стороны, Правительства РФ, с другой — Государственной Думы и нет никого, кто способен идти до конца. Надежды, что АСИ или ещё кто-то решит проблему, нет. Это всё сейчас на поле законодателей, и от нашей работы ничего не зависит: всё хорошо проработано и могло быть сделано достаточно давно.

kniga-v-kontseptsii-2Вторая причина — отсутствие консолидированной позиции у самого креативного сообщества. В целом все действительно производящие контент индустрии: кино, анимация, книжная отрасль, музыкальная отрасль, дизайн — понимают, что достаточно построить нормальный учёт интеллектуальной собственности и инвестиций в её создание и оборот и, в общем, проблема попадания в реестр и наличия всех необходимых льгот будет решена. Но рядом с КИ есть так называемые сопутствующие организации, инфраструктура: те, кто создаёт кластеры, предоставляет недвижимость и т.д. Они тоже хотят получить максимальные преимущества, но, к сожалению, в настоящий момент настроены против реальных индустрий, против ядра креативных предпринимателей. Например, Союз креативных кластеров пытается получить льготы, не обещая государству взамен ничего. Сами КИ ведут себя логично: мы вам нематериальные активы, новый тип продукта в экономике, а вы нам — необходимые льготы, чтобы мы развивались. А те, кто занимается недвижимостью, мягко говоря, стараются выторговать для себя максимальные преференции, отсюда некий балласт в продвижении. КИ, на мой взгляд, сейчас повторяют путь, который проходили наукоёмкие индустрии 2006–2008 гг. («Стратегия инновационного развития — 2020»), когда начали вкладывать деньги в инфраструктуру, создание технопарков, бизнес-инкубаторов, огромные территории и в ряд других центров. Небесполезная вещь, но бизнеса не появилось, нет этого ядра.

Ещё один вопрос, связанный с законодательством, — защита интеллектуальной собственности. Для книжной отрасли это была всегда очень острая тема. К сожалению, проблема тоже не решается, но тем не менее некоторые подвижки есть.

Соглашусь, есть попытки государства уделить внимание КИ и готовность профессионального сообщества, в том числе издательского, включаться в процесс, но, как мы часто убеждались, многие инициативы на определённом этапе стопорятся. Издатели неоднократно считывали этот сигнал, понимали, что их усилия ни к чему не приводят. Мне кажется, что этим можно объяснить, почему нет такой активной поддержки, включения, позиции: мы приложим все усилия, выработаем определённый механизм, отредактируем очередной законопроект и всё наладится. Но воз и ныне там. И действительно, политической воли, по которой всё транслируется и понятно, что рано или поздно будет принято, нет. Нет воли, которая собирает все ведомства, когда не каждый сам за себя, а создаётся трек, нацеленный на результат. Это разочаровывает бизнес.

Максим РЯБЫКО, член правления Ассоциации по защите авторских прав в Интернете:

— Соглашусь с коллегами, что надо пытаться наладить взаимодействие. Яркий пример — законодательная инициатива по борьбе с пиратством. Мы неоднократно встречались на площадке Государственной Думы, в Министерстве культуры РФ, в Минцифры России. Обсуждалась необходимость регулировать отношения в сфере выдачи поисковой информации по пиратским ссылкам. Киноиндустрия показала, что это эффективный инструмент, не оправдались опасения экспертов по поводу падения трафика. При этом выявили ряд проблем, в том числе — как получить доступ другим участникам рынка, как не только предоставить его крупным индустриальным игрокам, но и соблюдать баланс интересов, чтобы любой, кто получит этот механизм, не начал блокировать всё подряд. Так что и здесь много вопросов. Неумение, невозможность и нежелание друг друга слушать приводят к замедлению процесса, в том числе в связи с тем, что поисковые системы и интернет-площадки защищают свой интерес. Они, безусловно, не поддерживают пиратство, но мы понимаем, что большинство пиратских ресурсов, особенно в текущих реалиях, монетизируется за счёт рекламы, а агрегатор предоставляет удобный инструментарий. Если спрос на контент упадёт, то снизится трафик, а следовательно, и доход, поэтому, наверное, они идут на риск и злоупотребления.

kniga-v-kontseptsii-ryabykoВ практической плоскости отрасль совместно с Российским центром интеллектуальной собственности (РЦИС) нашла баланс: мы протестировали систему, задепонировали объекты в этой системе, развернули «песочницу», наладили механизмы взаимодействия, передачу ссылок в РЦИС. Но проблема застопорилась, появилась развилка: как будет идти поисковая выдача —либо напрямую, либо через Медиа-коммуникационный союз. Книжной отрасли безразлично, как это станет происходить, РЦИС готов к любому решению, но под красивым предлогом, что разные есть механизмы, непонятно, как всё это устроено, как находят ссылки, как их передают, мы понимаем, что по факту идёт защита бизнес-интересов посредников.

Надеюсь, наши аргументы возобладают, потому что мы действуем открыто, публикуя все свои сведения, готовы к аудиту любых систем, у нас многофакторная проверка, в том числе ручная, мы визуально оцениваем контент и не собираемся работать с огромным массивом ссылок, а будем вести анализ точечно и поэтапно, так как это показывает свою эффективность. Готовы отзывать претензии, если площадка собирается легализоваться, у нас нет задачи задушить весь рынок, в том числе поисковую выдачу, —ведь свято место пусто не бывает, мы считаем, что возможность легальной работы созданных площадок, конструктивна. Вопрос в том, что надо договариваться. Инструменты есть, но закон, наверное, будет принят только после того, как мы найдём все точки соприкосновения, по-другому никакого движения не произойдёт.

Ещё один важный момент: сейчас нейросети и искусственный интеллект проникают во все сферы, и в КИ в том числе, и открывается такой ящик Пандоры, что непонятно регулирование процесса. Если будет открыта система депонирования, то не представляю, как с этим бороться, поскольку креативных субъектов, которые получат доступ к технологиям и станут бесконечно регистрировать авторское право, окажется множество. Издатели к этому не привыкли, у них чёткая позиция: объект авторских прав не подлежит регистрации, они и так охраняются. Мы должны уже сейчас готовиться к тому, что контент станет другим, что он активно будет конкурировать за внимание с этими новыми контентными объектами и акторами. Надо выстраивать политику взаимодействия уже сейчас.

ОТРАСЛЕВЫЕ КОЛЛАБОРАЦИИ

В прошлом году мы обсуждали необходимость подготовки авторов для написания сценариев, вопросы обучения писательскому мастерству. Что за этот год было реализовано, где выявились новые вызовы и в чём потенциал?

Евгений КАПЬЁВ, генеральный директор «ЭКСМО»:

За год проведена огромная работа. Если говорить про киноиндустрию, то мы развивали сценарное направление: обучали авторов, как писать сценарии. Через наш проект прошло более 200 человек, они показали хорошие результаты, вышли на производителей, мы проводим совместно с ними питчинги, т.е. у них есть возможность представлять сценарии. Инициируем различные конкурсы, активно продвигаем их среди писателей. Мы видим в этом направлении большой потенциал и много вкладываемся. Если понимаем, что сценарием могут заинтересоваться продюсеры, готовы самостоятельно в него инвестировать. Здесь есть препятствия и сложности, но в целом я позитивно оцениваю взаимодействие с киноиндустрией.

Так же активно работаем с анимацией: провели встречи со всеми представителями этого направления, обсуждаем, как можно монетизировать книжный контент. «Дисней» уходит или уже ушёл, и теперь активизирована работа по представлению в книжном направлении всех российских мультгероев. Есть планы по выпуску большого количества книг с российскими мультгероями. Здесь больше вопрос человеческих ресурсов: где-то не хватает людей, где-то —компетенций, а работу необходимо налаживать быстро.

На мой взгляд, недостаточна синхронизация роли книг в КИ. Зачастую мало кто понимает, что книги —самая большая креативная индустрия, если не брать ИT. Если о КИ эксперты говорят, что они не умеют зарабатывать, то книжники точно умеют: 99% книг в России выходит, чтобы их читали, покупали, чтобы издатели на этом зарабатывали, чтобы был бизнес. Исходя из этого мы обеспечиваем большой объём рынка, около 100 млрд рублей, и нет никого, кто бы к нам приближался. Только «ЭКСМО» генерирует налогов больше, чем составляет поддержка государством всей отрасли. Наша индустрия даёт ощутимый эффект даже в финансовом плане. К сожалению, обсуждая меры поддержки, отрасль не встречает понимания, и для меня это несколько странно.

В чём ещё большой плюс книг: индустрия производит порядка 10 тыс. новых продуктов ежегодно, причём конкурентоспособных уже лет 30. В других отраслях такого нет, на нашем рынке авторы хорошо себя чувствуют, и некоторая помощь в их развитии дала бы колоссальный эффект для развития смежных КИ. Но сложность в том, что помощь в размере, например, 100 млн рублей ничего не сдвинет, требуются более серьёзные бюджеты.

Далее вопрос приоритетов: на что будут тратиться деньги? Крайне важна защита от пиратства. Её наличие, конечно, сразу скажется на налогах. Сейчас мы выращиваем авторов, потом появляются пираты: они бесплатно копируют контент и зарабатывают на креативе этих авторов. Печально, что всё уже придумано, меры защиты проработаны, а дело тормозится, хотя всё реально осуществимо даже с точки зрения финансов, не говоря уже об административной поддержке.

kniga-v-kontseptsii-3И второй пункт, в котором государство может существенно помочь, —книжные магазины. Напомню: в СССР было 18 тыс. книжных магазинов и 50 тыс. книжных киосков, сейчас в России всего 3 тыс. Колоссальное падение, и ни одна льгота не работает.

И ещё один момент: за последний год из России уехало много людей. Сеть магазинов «Русское слово» по всему миру, магазинов 100, —это будет эффективно с точки зрения поддержки русской литературы и даже издателей. Нам не нужны деньги напрямую: если за рубежом помогут открыть книжный магазин, то там будет бизнес.

Ещё одна точка входа в креативные индустрии — библиотеки, которые в план поддержки КИ попали благодаря проекту «Гений места». Как развивается этот проект? Каковы приоритеты и перспективы?

Вадим ДУДА, генеральный директор Российской государственной библиотеки:

—Мне кажется, что мы не совсем правильно общаемся с государством: всё время требуем, вместо того чтобы что-либо предложить. В качестве одного из успешных примеров: в этом году федеральная поддержка библиотек (включая модельные библиотеки и модернизацию) составила 3 млрд рублей. Если бы лет пять назад кто-то сказал, что это возможно, мы бы не поверили. Нельзя приходить к государству и просить 3 млрд на поддержку библиотек. Сначала надо показать активную и успешную работу. Полагаю, что мы слишком фиксируемся на том, что должно государство, но у нас нет чёткого ответа на вопрос «Зачем?«. Следует не волноваться о поддержке государства: оно выделит средства, когда надо, а заниматься своим делом, и количество должно перейти в качество.

Один из показателей КИ —рост доли ВВП (но это ещё не скоро) и число занятых в отрасли, которое должно вскоре увеличиться в три —пять раз. Это гигантская воронка, и, чтобы её наполнить, потребуется огромное количество новых людей, с этим надо помочь. Мы подумали об этом года полтора назад: конечно, есть кризис межведомственного взаимодействия и много других негативных аспектов, но мы решили не участвовать в кризисах, а делать то, что можем, прямо сейчас. И одна из идей —«Гений места». Человеку, желающему попасть в КИ, необходима точка входа, где можно поговорить с людьми, которые помогут, подскажут, научат. В этом смысле сеть библиотек, а нас около 40 тыс., обладает отличной перспективой. Пока к идее «Гений места» присоединилось около 200 библиотек, и уверен, что их будет больше, примерно 600 через пару лет. Мне кажется, мы делаем очень хорошее дело, привлекая новых людей и создавая критическую массу идей.

Очень важный вопрос —защита от пиратства. Профессиональное сообщество не ждёт, пока будут приняты какие-то законы. Так, у нас очень востребованна услуга интеллектуального депозита: к нам приходят авторы, отдают рукопись и просят, чтобы мы поставили печать «Ленинки» о приёме документа, эта печать —весомый аргумент во всех спорах.

Что будет дальше? Мы запускаем цифровую платформу, чтобы обеспечить доступ к книгам, лучшим практикам, образованию. Думаю, что комбинация платформы «Ленинка. Арт» и проекта «Гений места» станет эффективным инструментом. Мы всегда открыты к сотрудничеству и будем готовы улучшать наши продукты.

Не менее активно растущий сегмент — игровая индустрия. Проектов уже немало, это история не одного года, и взаимодействие выстраивается весьма интересное.

kniga-v-kontseptsii-chekmaevСергей ЧЕКМАЕВ, руководитель сценарной секции Союза литераторов России, преподаватель сценарного искусства в НИУ ВШЭ на курсе «Менеджмент игровых проектов»:

—Действительно, за всеми КИ так или иначе стоит текст, соответственно требуется сценарист или человек с литературным образованием. Книжная отрасль готовит и развивает кадры для всех КИ. Это приводит к гигантскому количеству обучающих платформ. Я куратор курсов по сценарному мастерству, которые проходят в АКИ. Мы ведём большой литературный семинар «Мы выросли в России», где есть направление «Драматургия», участвуем в литературных фестивалях по всей стране, патронируем три молодёжных кинофестиваля, где дети сами снимают кино, оцениваем их фильмы, даём рекомендации, проводим питчинги и показываем, как надо развиваться в дальнейшем. Тут не надо просить денег, это всё уже работает.

Основная проблема в том, что в регионах это развито, к сожалению, слабо. Мы были на Дальнем Востоке на литературном фестивале, проводили несколько семинаров. Находка —это вообще край страны. Коллеги, которые там живут и работают, говорят, что к ним вообще не приезжают эксперты, потому что физически, даже если они получат губернаторский грант, не смогут привезти три —пять человек из Москвы и Санкт-Петербурга, потому что билеты «съедят» весь грант. И любая региональная активность сталкивается именно с таким барьером. Если региональный кинофестиваль или литературный семинар получит грант, даже Президентского фонда культурных инициатив, он сможет привлечь максимум одного-двух статусных экспертов из Центральной России. Привезти десяток мастеров по разным направлениям они физически не в состоянии. Вот здесь как раз существует запрос на поддержку региональных креативных сообществ от государства, АКИ, Института развития Интернета и других организаций, которые занимаются подобными направлениями. Семинаров по стране проходит много. Мы в прошлом году участвовали в 19 таких мероприятиях, в этом году их будет 22. Приезжаем в Уральский регион, в Карелию, во Владивосток, в Махачкалу, и везде говорят, что просто не могут пригласить достаточное количество специалистов для помощи в развитии их креативных направлений, чтобы они готовили кадры для индустрии. Мы стараемся обойти барьер, издаём учебники по сценарному мастерству, но учебник —это всегда законсервированная, зацементированная ситуация, в любом случае необходимы опыт, практика, эксперты, которые работают непосредственно с людьми.

Библиотеки —точки входа, где люди могут представить свою работу, пусть слабенькую, первичную. Так мы делаем по видеоиграм: люди предлагают свои идеи, почти месяц вся наша сценарная секция разбирает эти работы, авторы их переделывают, выставляют на питчинг и эксперты игровой индустрии, несколько крупных издателей, отбирают самые знаковые, чтобы потом помочь получить на них финансирование, выйти на продюсера, самим профинансировать, т.е. дать какой-то первичный стимул. Это мне кажется сейчас самым важным.

Ещё один аспект: нам требуется помощь государственных структур в продвижении. Мне приходится каждый раз объяснять, что такое первый российский арт-бук, который успешно играет на том поле, где раньше играли книги по Вселенной Марио, «Звёздным войнам» и т.д. Наш арт-бук —полностью отечественный продукт, все иллюстрации —российских художников, тексты —наших известных писателей (Лукьяненко, Пелевина и др.), у нас около 4 млн просмотров на YouTube, эта книга недавно участвовала в выставке в Абу-Даби, ею заинтересовались арабские издатели. На фестивале «Красная площадь» мы договорились, что книга будет представлена в Египте и в Китае. Интерес есть, но мы не можем об этом рассказать в медиа, потому что, когда я прихожу, например, в ИТАР-ТАСС и предлагаю провести пресс-конференцию для российских СМИ, мне говорят, что это коммерческий продукт и можно сделать по нему некое коммерческое мероприятие. Но мы не хотим книгу продавать, она прекрасно себя чувствует, нам надо о ней рассказать. Мы много спорим об импортозамещении: вот оно, давайте говорить об этом.

И небольшое дополнение: сейчас на фронтире тема искусственного интеллекта. Ещё один наш проект —самая маленькая периодическая газета в России с иллюстрациями, созданными с использованием нейросети MidJourney, всё юридически зафиксировано, эти иллюстрации принадлежат нам полностью, потому что выкуплен коммерческий статус. Это не отменяет того, что весь арт-бук построен на иллюстрациях современных художников. Просто для создания быстрого контента мы прекрасно можем использовать нейросеть, одно другому не мешает.

Никита АВЕРИН, директор по развитию компании «Литмаркет»:

Я полностью поддерживаю коллег. Мы как раз представители той индустрии, которой деньги и помощь от государства не требуются. В этом году объём цифрового самиздата в России составит от 4,2 до 4,5 млрд рублей. Мы чувствуем себя уверенно, наш рынок растёт каждый год, для нас ковид, политическая ситуация, уход зарубежных авторов не стали причиной снижения объёмов, поскольку цифровой самиздат в России —это отечественный продукт, который производят российские писатели для наших читателей. В условиях отсутствия поддержки от государства приходится реализовываться самостоятельно, т.е. авторы не только сами пишут книги и издают их: они создают вокруг себя комьюнити чтецов, декламаторов, художников, корректоров, редакторов и т.д. Книги, скорее всего, уже ушли в самостоятельное плавание и не нуждаются ни в какой поддержке. Но мы помогаем авторам, участвуя во всех проектах, вступаем в коллаборации. Покажите нам точку входа, людей, к которым мы можем обратиться, и мы предоставим свои проекты, будем поддерживать и идти навстречу.

ОБРАЗОВАНИЕ ДЛЯ КИ

Серьёзная тема, которая проходит красной нитью через все КИ, — образование. Очевидно, нам не хватает компетенций, мы нуждаемся в апгрейде, и темы интеллектуальной собственности, депонирования патентов, расширения взаимодействия с аудиторией — это всё про образование, про умения и навыки.

Екатерина ХОХЛОГОРСКАЯ, креативный директор Московского политехнического университета:

Несколько лет назад мы столкнулись с проблемой. Московский Политех ранее был Университетом печати, ещё раньше —полиграфическим институтом, база подготовки кадров для издательств и типографий была создана в СССР и продолжила своё существование в России и на всём постсоветском пространстве. Но начиная с 2010 г. наблюдалось клиническое падение интереса молодёжи к образованию вообще, а уж к образованию в издательско-полиграфической сфере тем более. Если и шли к нам учиться, то выпускники тех лет вряд ли могли бы стать локомотивами развития КИ. Четыре-пять лет назад наступил такой период, когда в нас вообще перестали видеть точку подготовки кадров, иногда набора на эти специальности просто не было. Конец 2017 г. —начало 2018-го стали жёстким переломным моментом, когда казалось, что кадры для издательской отрасли закончились, в нашей стране всего 36 вузов готовят кадры для литературной и книжной индустрий. Мы самый крупный вуз, а остальные 35 выпускают столько же специалистов за год в общей сложности, сколько мы одни. Обеспечить отрасль кадрами было невозможно. Мы занялись поиском путей популяризации профессий в молодёжной среде, и ситуацию удалось переломить. Мы определены как базовый вуз для книжной отрасли, но на этом не останавливаемся и работаем вместе с образовательной программой Российской креативной недели, планируем сделать ещё пару площадок.

Популяризовать профессии, которые называются «полиграфист» и «корректор», невозможно. Это вопрос не только вузовский. Уже несколько лет назад наши колледжи отказались от рабочей профессии «корректор». В результате литературно-издательская индустрия рискует оказаться в первую очередь без корректоров и без редакторов, потому что все, кто мог быть редактором, ориентируются на обучение издательскому продюсированию. О плотном сближении КИ и образования мы говорим уже года полтора. Мы пошли самым неожиданным путём: пригласили к преподаванию по направлению «Издательское дело» Евгения Капьёва, который уже стал звездой Московского Политеха, он «зажигает» наших студентов успешностью отрасли и привлекает их к разработке проектов. Надеюсь, что мы на этом не остановимся, я вижу, что много общего у нашего университета с «Литмаркетом», есть куда двигаться.

Требуется ли помощь от государства? Пять лет назад у нас было совсем немного бюджетных мест, сейчас их 100 в издательском институте и ещё почти 100 —у художников-оформителей и графических дизайнеров. Это заслуга администрации вуза, наших партнёров, РКС, потому что мы отстояли позицию профильного вуза для литературно-издательской индустрии. Есть проекты, которые мы делаем полностью самостоятельно, например инициатива «Книга будущего»: в её рамках мы хотим всесторонне изучить феномен книги, найти оптимальные пути создания нового формата чтения и определить эффективные форматы продвижения.

Дискуссию завершил Александр ВОРОПАЕВ, начальник отдела поддержки литературного процесса, книжных выставок и пропаганды чтения Департамента государственной поддержки периодической печати и книжной индустрии Минцифры России:

—Хотя мы встречаемся не в первый раз, всё ещё разобщены. Необходимо консолидироваться в нашем стремлении к общему делу. Конечно, Минцифры России видит все проблемы, которые обсуждались, в том числе и касающиеся выращивания нового поколения авторов.

В основе КИ лежит текст, а тексты формируют литераторы. Необходимы отечественные молодые авторы, которые войдут в литературу, и проекты, которые их поддерживают. Активную деятельность начала Ассоциация союзов писателей и издателей России (АСПИР). На её основе формируются творческие инкубаторы, писательские резиденции.

Успех фестиваля «Красная площадь» растиражирован по регионам России, создаётся Ассоциация книжных фестивалей, эти мероприятия начнут проводиться и в больших городах, и в малых. В этом году будет проведено 10 пилотных фестивалей.

Министерство также сформировало два экспертных совета: по литературной деятельности и по цифровой трансформации книжной индустрии. Будут рассматриваться вопросы, связанные с консолидацией писательского сообщества и развитием сценарного мастерства. Один из успешных проектов —мастерская «Адаптация», прошедшая в Переделкино, где обучались молодые сценаристы и писатели. У нас существует план по реализации Концепции развития креативных индустрий, там не так много мероприятий, как хотелось бы, но есть задача активнее позиционировать своё присутствие в этой Концепции.

Видеозапись дискуссии представлена по ссылке: https://www.youtube.com/watch?v=l0M3jadRp68

Материал опубликован в номере июль-август 2023

 



telegram-1-1
 
Какие форматы доступа на электронную периодику для вас наиболее интересны?
 

 


webbanner-08-video

 

 nac-proekt-kultura-geniy-mesta

 

prioritet2030

 

 

ebs-2023-banner

 

webbanner-red-04-kn-rynok

 
Copyright © ООО Издательский дом "Университетская книга" 2011
Все права защищены.
Студия Web-diamond.ru
разработка сайтов и интернет-магазинов.