Книжный рынок и издательства   Библиотеки   Образование
и наука
  Конкурс
“Университетская книга”

Декабрь 2019
"В поисках новых форматов коммуникации с читателем"

  • Ольга ЯРИЛОВА: «Мы открыты для контактов на благо общего дела»
  • Инициативы открытого доступа
  • ЭБС: десять лет с правом на подписку
  • Краудфандинг: возможности для авторов и издателей



МультиВход

t8

 

Интервью

Книжный рынок

Вузовские издательства

Искусство издавать

Библиотеки

Образование

Инновационные технологии

Электронные библиотеки

Культура книги

Библиогеография

Библиотехнологии

Выставки и конференции

Конкурсы и премии

Документы

Copyright.ru

КНИГА+

Год литературы

Журнал Онлайн

 

 NF-21 web 200x100




 

rgdb-podari-rebenku


Рассылка


Окно возможностей
18.11.2019 09:34

Уже не первый год приходится писать о том, что российское книгоиздание находится в кризисе. Оно ведь всё равно в кризисе, даже если нам это не нравится. Тиражи снижаются от года к году. А когда они не падают, это только потому, что государству понадобилось ещё немного учебников. Оборот индустрии вроде бы начал расти, но исключительно за счёт повышения цен. А как могло быть иначе? Издатели, кажется, всё прекрасно понимают и научились к этому приспосабливаться, исправно сокращая каталоги и аккуратно поднимая цены. К чему только издатели не умеют приспособиться… Продажи электронных книг тоже растут, а в отношении аудиокниг — растут даже красиво.

haritonov

Ведущий рубрики «Электронные книги» Владимир ХАРИТОНОВ, исполнительный директор Ассоциации интернет-издателей

Помните разговоры ещё пятилетней давности о том, что электронные книги угрожают продажам бумажных? Выяснилось: это не так. Потому что угрожают книжной индустрии не электронные книги и даже не пираты (вы, конечно, можете с этим поспорить, но, право, обсуждать данную гипотезу просто скучно), а то, что сильнее и тех и других, — глубокие изменения в культуре и в отношении к книге, которые издатели предпочитают не замечать. Люди не то что бы стали меньше читать. В это было бы легко поверить, оценивая официальную статистику продаж книжной индустрии. Но ещё нет.

Они, конечно, стали больше времени тратить на Интернет, но, кажется, просто начали читать не то и не так, что и как предлагают им издатели. Времени у читателя теперь меньше, а потому он (точнее, она, естественно: книги, как и всегда, больше читают женщины, чем мужчины) решает, что станет читать и как именно будет это делать. Книги ведь, даже став электронными и звуковыми, в сущности, не сильно изменились, а вот отрасль пока ещё не привыкла к тому, что больше не может диктовать свои условия. И чувствует это не только скромный российский рынок: в странах с самым крупным книжным бизнесом продажи тоже сокращаются. Неуверенно и с колебаниями, очевидно: в позапрошлом году продажи у крупнейших издателей США выросли на 4,8%, а в прошлом — сократились на 1,6%. В Великобритании — на 4%. В Германии рынок хоть и подрос в предыдущем году на какие-то доли процента, но за пять лет не только снизился в деньгах, но и потерял почти каждого пятого покупателя. Во Франции продажи начали падать позже — три года назад.

На этом фоне тем интереснее наблюдать, как растёт книжная отрасль Китая с сотнями миллионов читателей и реальной государственной политикой по поддержке книжных магазинов, чтения и, шире, книжной культуры. Главные источники развития книжного рынка в стране связаны с продолжающимся развитием среднего класса, ростом уровня образования и с очевидной для обычного китайца связью между его начитанностью, с одной стороны, и жизненным успехом и финансовым благополучием — с другой. То есть с той самой связью, которой почему-то перестало хватать в «развитых» странах. И которая совсем потерялась на наших родных просторах. Впрочем, и без государственной политики, направленной на поощрение чтения и поддержку книжной торговли, явно не обходится.

Китайский пример заставляет задуматься над тем, что, возможно, меры, которые принимают наши издатели, сокращая тиражи и повышая цены, вовсе не лучший способ выбраться из кризиса. Точнее, это вообще не способ выбраться. Это всего лишь то, что нам нужно делать, чтобы не умереть. Хотя, возможно, стоит не просто приспосабливаться, это-то как раз мы ещё как умеем! — но решаться на какие-то менее тривиальные действия. Кризис — это ведь не только рецессия, но и окно возможностей для изменения status quo, т.е. не такой уж и продолжительный промежуток, когда можно попытаться ответить на самые болезненные вопросы и решить принципиальные проблемы, от которых в дальнейшем, возможно, будет зависеть весь ход развития индустрии.

Думаю, совсем не случайно именно в нынешнем году российские издатели задумались над тем, насколько адекватен текущей ситуации механизм, когда розничная цена на книгу определяется конечным продавцом. Почему такой способ ценообразования стихийно сложился в 1990-е гг., вполне понятно. Тогда он казался простым и логичным, тем более после советского планового хозяйства, в котором цена назначалась сверху независимо от реального спроса (да часто и без учёта производственных затрат). Вот только насколько этот механизм подходит рынку сейчас? Непосредственным поводом стал февральский скандал с падением цен на Ozon.ru. Однако он всего лишь сделал более явной проблему того, что российские издатели — за исключением, может быть, только самого крупного из них — не контролируют розничные цены ни в онлайновой торговле, ни в книжных магазинах. Да, так получилось исторически и представляется естественным рыночным процессом. Но как же книжные рынки Германии, Великобритании, США и многих других стран, на которых розничную цену издатели — о, ужас! — печатают прямо на книгах? Разве там механизмы ценообразования нерыночные? В рамках фестиваля на Красной площади сразу на двух конференциях издателей и книготорговцев прошли довольно оживлённые дискуссии. В результате выяснилось, что мнения, конечно, разнятся, но пересмотр торгового механизма образования цены вряд ли произойдёт: самый крупный в стране издатель не желает менять сложившуюся практику, которая его полностью устраивает, поскольку он, так сказать по совместительству, ещё и самый крупный книжный продавец в стране. Вот только всем прочим издателям — особенно сейчас, в период рецессии, — такой важный маркетинговый инструмент, как розничная цена, очень бы пригодился.

А самим книготорговцам — может быть, не федеральной сети, а тем независимым книжным магазинам, которые ещё остались в стране, — необходима поддержка. Никто, конечно, не рассчитывает, что им на блюдечке, как в Пекине, принесут по 50 тыс. долларов на развитие бизнеса. Но федеральные власти могли бы популярно объяснить региональным, что от количества и самочувствия книжных магазинов зависит оценка их, региональных властей, деятельности. Вроде бы пустяк, но губернаторам хорошее отношение центра всегда приятно, а посодействовать снижению арендной платы они — в меру своих ограниченных возможностей, конечно, — всё же вполне способны. Другой вопрос — могут ли рассчитывать на такую поддержку книжные продавцы? Очень хочется, чтобы этот вопрос перестал быть риторическим.

Возможно, пора сделать более конкретным и другой вопрос — об НДС. В мире, конечно, найдутся страны, где этот налог на книги выше, чем в России. Но обычно он всё же ниже. Всё зависит от государственной политики. Вот Норвегия, например, твёрдо держится за свою главную культурную скрепу — норвежский язык, на котором, собственно, и публикуются книги. И НДС на книги в этой стране, что удивительно, равен нулю. Можно, конечно, не доходить до таких норвежских крайностей, но ведь НДС на книги в большинстве европейских стран в среднем на уровне 5%. Снижение НДС — даже если книжная отрасль сумеет каким-то фантастическим образом убедить правительство это сделать — не обязательно, конечно, скажется на ценах, но хотя бы оздоровит издательскую экономику и, вероятно, упростит жизнь продавцам.

Есть и ещё одна проблема, которая становится актуальной в ходе углубления кризиса, — образование. Крупнейшее в мире издательство учебников, компания Pearson, практически полностью отказалось от выпуска печатных версий своих учебных пособий и внедрило систему подписки на электронные учебные материалы. Хотите печатную версию учебника — заказывайте, но больше никаких тиражей. Половина колледжей США перешла на использование бесплатных учебников, подготовленных при участии фонда OpenStax. Бесплатны они только в электронном виде, печать — опять же по требованию. Американские студенты таким образом сэкономили уже больше двух сотен миллионов долларов на учебниках. И к ним начали подключаться польские студенты — в Польше тоже появился фонд, который готовит бесплатные учебники. ЮНЕСКО вплотную занялась открытыми образовательными ресурсами. И российское высшее образование начало делать первые шаги по пути создания открытой образовательной среды. Рано или поздно это движение доберётся и до общеобразовательной школы. Готовы ли к подобному повороту российские издатели? Такой уверенности сейчас нет.

Но ведь как пока удачно всё складывается: кризис на дворе, можно сесть и подумать, что делать дальше. Окно возможностей, когда ещё не поздно решить кардинальные проблемы отрасли, открылось перед индустрией в результате глобальных технологических перемен. Но оно вряд ли продержится очень долго. И когда оно закроется, выполнять придётся решения, которые приняты не нами.

Опубликовано в номере сентябрь 2019

 



Какие форматы доступа на электронную периодику для вас наиболее интересны?
 

 


webbanner-08-video

 

 webbanner-07-nacproekt

 

 webbanner-01-neb

 

 webbanner-02-fz-o-kulture

 

webbanner-red-03-ebs

 

webbanner-red-04-kn-rynok

 

 webbanner-red-05period-pechat

 

 webbanner-red-06-ros-poligrafiya

 

webbanner-red-10-sost-kultury

 
Copyright © ООО Издательский дом "Университетская книга" 2011
Все права защищены.
Студия Web-diamond.ru
разработка сайтов и интернет-магазинов.