Книжный рынок и издательства   Библиотеки   Образование
и наука
  Конкурс
“Университетская книга”

Январь-февраль 2021
"Образовательные технологии и трансформация библиотек"

  • Ольга ЛЮБИМОВА: "Профессиональное сообщество сплотилось в непростой период"
  • Книжный рынок: прогноз на будущее
  • Национальная книжная платформа: баланс взаимодействия и потребности пользователей
  • EdTech в эпоху COVID: вызовы и возможности



МультиВход

rukont

 

t8-03-2020

 

Интервью

Книжный рынок

Вузовские издательства

Искусство издавать

Библиотеки

Образование

Инновационные технологии

Электронные библиотеки

Культура книги

Библиогеография

Библиотехнологии

Выставки и конференции

Конкурсы и премии

Документы

Copyright.ru

КНИГА+

Год литературы

Журнал Онлайн



 

samiy-chitayuschiy-region


 

rgdb-podari-rebenku


Рассылка


Самиздат в эру экономики внимания и эмоций
17.01.2021 23:30

Уже не первый год самиздат является драйвером рынка электронной литературы, предоставляя авторам возможность формировать максимально лояльную аудиторию и выпускать готовые продукты, не прибегая к помощи профессиональных издателей. Ежегодно в подобном формате публикуются десятки тысяч произведений. Причин тому несколько. Во-первых, сервисы становятся более доступными, а у авторов появляется уверенность в том, что самостоятельно создать и издать книгу вполне реально. Во-вторых, уходит в прошлое модель, при которой копии рукописи рассылались в редакции, чтобы те по достоинству их оценили. Издательству требовалось время, для того чтобы их рассмотреть, после чего автору чаще всего отказывали в публикации.

samizdat-1

В самиздате путь от писателя к читателям ускоряется: как только книга написана, люди получают возможность её читать. Функционал сервисов самиздата также активно развивается, и если некоторое время назад все они были похожи друг на друга, то теперь авторы получают не только возможность быть опубликованными, но и дополнительные услуги по продвижению и продаже своих книг.

Что движет современными авторами самопубликаций? Как меняется сегмент в условиях пандемии и кризисных явлений на рынке? Каков его потенциал и что является драйвером рынка selfpub? Какие новые сервисы предлагают российские площадки? Можно ли заработать, будучи автором самиздата и как эффективнее выстраивать взаимодействие с читателем?

«УК» пригласил экспертов обсудить эти и другие вопросы в рамках круглого стола «Самиздат в России: драйвер развития или бизнес на графоманах»*.


* Круглый стол состоялся 3 сентября в рамках XXXIII ММКЯ и был организован информационно-аналитическим журналом «Университетская КНИГА» при поддержке Роспечати.

РОССИЙСКИЙ СЕГМЕНТ SELFPUB: ВЛИЯНИЕ ПАНДЕМИИ

samizdat-averinНикита АВЕРИН, chief knowledge officer (CKO) компании «Литмаркет»

— 10 лет назад, когда первые selfpub-проекты только запускались, автор мог заработать на самиздате не более 10 тыс. рублей в год. А сейчас на каждой платформе есть свои звёзды, получающие миллионы благодаря публикациям электронных текстов, аудиоизданий, печати книг по требованию. Это признак того, что система работоспособная и развивающаяся. Причины её успеха заключаются в том, что наши издательства — структуры неповоротливые. В век высоких технологий, когда нужно ускоряться, они не всегда успевают оперативно ответить на читательский запрос. Читать или слушать книги люди хотят сейчас с помощью разных гаджетов, а не ждать, пока издания появятся на полках магазинов. И пока издательства готовили технологические платформы, для того чтобы обеспечить потребности аудитории, авторы не стали ждать. 90% коммерческого самиздата — это площадки, созданные авторами. Он долго развивался вне поля зрения издателей, которые игнорировали его до тех пор, пока в прошлом году объём рынка не достиг 1,8 млрд рублей. В текущем, по нашим оценкам, он составит 2,3 млрд рублей.

Люди, приобретающие книги у издателей, и те, кто покупает их на платформах самиздата, — две разные аудитории. Нередко поклонники selfpub привлечены к сообществу автора или им комфортно пользоваться сервисами площадок. Издательства копируют эти методы, но авторы находят новые точки взаимодействия с читателями, понимая, с кем и как нужно коммуницировать. Они знают, что такое нишевая аудитория, как её привлечь, в какие группы нужно входить. Пусть в сообществе стимпанка 5 тыс. участников, но они купят 5 тыс. экз. книги, а это для узкого жанра очень неплохо. У издателя продать столько на бумаге не получится.

В итоге столь бурный рост сегмента привлёк внимание ведущих игроков индустрии, поменялась их риторика, есть интересный и перспективный рынок. В этом году мы получаем много предложений от коммерческих издательств и очень тому рады, поскольку не являемся сторонниками противостояния традиционной индустрии и сетевых авторов. Любой сервис самиздата — отличный способ получения дополнительного дохода. Автор с каждым из них может осуществить свой книжный проект, а потом прийти в издательство и ещё раз этот проект монетизировать. А читателям мы обеспечиваем новые возможности получения эмоций.

В художественной литературе, фантастике, nonfiction 90% авторов начинали свой путь с самиздата или Интернета. Это Instagram-блогеры, YouTube-блогеры, выходцы из ЖЖ. Интернет — это эффективный способ найти аудиторию, многие представители которой хотят читать книги на бумаге. Традиционные издатели и книжные сервисы могут эту историю подхватить.

samizdat-didenkoМарина ДИДЕНКО, платформа Author.Today

— В этом году перемены были ощутимыми. Пандемия и самоизоляция серьёзно повлияли на рынок всех онлайн-услуг, их востребованность существенно выросла. Это и кино, и музыка, и самообразование, и, конечно, книги. На всех площадках наблюдался заметный рост. Это повлияло и на авторов, увеличив порог входа на рынок. Они начали действовать соответственно: усилили рекламу, запустили серии, которые планировали позже. «ВКонтакте» предложил особые условия для рекламы, и всё это увеличило бюджеты. Авторы, прежде всего начинающие, были вынуждены адаптироваться, потому что для опытных это стало не вызовом, а подъёмом.

samizdat-levchenkoВиктор ЛЕВЧЕНКО, исполнительный директор АО «Т8 Издательские технологии»

— Что касается самиздата и его значения для российского книжного рынка, очевидно, что он драйвер развития. При этом мы не до конца осознаём, что это крайне важная и чуть ли не единственная точка роста. Западные коллеги гораздо раньше перешли от модели крупносерийного производства к модели длинного хвоста. Сейчас кардинально меняется формат потребления: Netflix любой сериал с небольшой аудиторией может сделать рентабельным, а Amazon обеспечивает эффективные продажи единичных экземпляров. До определённого момента мы понимали, что существует центральное телевидение, которое не просто отвечало за медиапотребление, но его формировало. Выбора тогда не было. Но вот появляется YouTube, это в чистом виде модель длинного хвоста, когда каждый с минимальными затратами может найти свою аудиторию.

Selfpub — это YouTube в мире книг. В России он пока в зачаточном состоянии, в развитых странах занимает до 40% электронного сегмента.

Думаю, что мы всё-таки конкуренты традиционным издателям: они опасаются, что авторы будут переходить на платформы самиздата. Но есть важный нюанс: модели печати по требованию и электронной продажи аудиокниг добавляют спрос рынку. Издательства, фильтруя ассортимент, отказываются выпускать то, что не принесёт им прибыли. Обладая технологией печати малых тиражей, мы не отбираем доход у издателя, а добавляем спрос рынку.

samizdat-mihailovskayaЕвгения МИХАЙЛОВСКАЯ, руководитель направления по работе с партнёрами издательского центра Ridero

— Безусловно, в период пандемии мы наблюдали повышенный спрос на публикацию selfpub-изданий. Больше стало авторов, которые приходят со своей аудиторией. С точки зрения качества к нам обращаются за дополнительными сервисами: редактированием текстов, дизайном обложки. Авторы поняли, что они находятся на конкурентном поле и им нужно себя выделить. Они стали заботиться о том, как выглядит книга, сколько она будет стоить. Основная потребность — сократить дистанцию между автором и читателем. Теперь не издатель, а именно читатель становится целью для автора.

samizdat-kravchukДмитрий КРАВЧУК, президент Российского союза писателей (РСП)

— Порталы «Проза.ру» и «Стихи.ру», созданные 20 лет назад, были предшественниками самиздата в России. На текущий момент наши сайты объединяют 1 млн авторов и свыше 50 млн произведений. По-прежнему они представляют собой некоммерческий самиздат. Конечно, есть дополнительные платные услуги, в том числе собственное издательство, интернет-магазин. За год, который принёс пандемию и большие убытки в реальном секторе экономики, у нас мало что изменилось, и это признак того, что рынок самиздата стал зрелым и устойчивым, заняв определённую нишу.

За этот период мы наблюдали две разнонаправленные тенденции. С одной стороны, люди на изоляции ринулись в Интернет. С другой — они стали аккуратно тратить деньги. Для многих авторов издание книги — крупная инвестиция. Они консолидируют на это средства; бюджет на маркетинг тоже немалый. Сегодня наблюдается перераспределение средств, которые вкладывает независимый автор. Если раньше существенная часть уходила на печать, то теперь — на маркетинг. Эта тенденция правильная. Когда очень много авторов предлагают свои произведения, выиграет тот, кто сможет привлечь аудиторию. В современном мире перепроизводства интеллектуального продукта нужно уметь его продавать.

samizdat-elchinЕгор ЕЛЬЧИН, руководитель «Школы краудфандинга» Planeta.ru

— Обычно категория «Литература и журналистика» на нашей платформе занимала третье-четвёртое места по числу успешно завершённых проектов и по общему объёму поступивших средств. По итогам первого полугодия она оказалась на первом месте. Было собрано около 20 млн рублей, и такие пиковые моменты в каждой из категорий мы считаем важными этапами развития индустрии в целом.

Краудфандинг — обоюдовыгодный инструмент для реализации тех или иных проектов. Это индикатор того, что авторы начинают работать не только над контентом, но и над тем, как его упаковать, преподнести и продвигать, ещё в тот момент, когда самого произведения фактически нет. Успехи в данной категории говорят о том, что авторы готовы к подобному объёму задач и способны все необходимые действия эффективно выполнять. Важно, что и аудитория правильно к этому относится и готова воспринимать независимых авторов как ресурс получения новых книг.

Необходимо учитывать, что если краудфандинговый проект не случится, то книги, скорее всего, не будет. На аудиторию при этом ложится очень важная функция: она определяет набор своей книжной полки самостоятельно. Это давно произошло в музыкальной индустрии, с которой начинался краудфандинг в целом. Человек сам решает, какую книгу ему бы хотелось увидеть раньше или быстрее в своём приложении или на книжной полке. Таким образом культура взаимоотношений на поле независимого книгоиздания растёт. В какой-то момент краудфандинг стал для авторов удобным инструментом реализации своих проектов. Возможно, потому что для запуска проекта не нужно никуда выходить: есть компьютер, где можно создать проект и вести его, продвигать, чтобы найти средства для реализации.

samizdat-smirnovaМарина СМИРНОВА, автор проектов «Живая классика», «Культурный след», соучредитель проекта «Всероссийская школьная летопись», генеральный директор фестиваля Geek Picnic

— Мы работаем в несколько иной нише, выпуская книги, написанные детьми под руководством учителя. На старте проекта опасались, что будет много работ, написанных для галочки, вроде школьных сочинений. Сейчас проекту три года. Конечно, и такие книги есть, но тем не менее много произведений, написанных очень качественно. Некоторые оказались неожиданными, с глубокой социальной проблематикой. Например, в этом году мы получили рукопись от сельской девочки, которая учится в классе в полном одиночестве. И ей приходится участвовать во многих инициативах, в том числе и для того, чтобы не закрыли школу. Ребёнок, написав такую книгу, фактически поднял серьёзнейшую проблему малокомплектных учебных заведений.

Очевидно, что из нашей инициативы вырастет и писательская школа, и система наставничества. Мы намерены сотрудничать с Литературным институтом, с Союзом писателей. Думаю, что из проекта «Всероссийская школьная летопись» может выйти немало замечательных авторов.

samizdat-selivanovЕвгений СЕЛИВАНОВ, руководитель интегрированных издательских сервисов группы компаний «ЛитРес»

— Ещё несколько лет назад никто не думал, что самиздат сможет серьёзно влиять на литературную повестку и книжный рынок. Запуск сервисов типа «ЛитРес:Самиздат», Ridero, «Литнет» рассматривался как некий процесс, который будет существовать где-то на периферии, а в лучшем случае редкие звёзды этих платформ будут становиться популярными писателями. Время показало, что с развитием технологий, сервисов, привычки читать с экрана самиздат превратился не в точку старта, не в альтернативный путь в профессию, а в канал, с помощью которого автор находит дорогу к читателю. В этом плане самиздат дополняет традиционное издательство.

Выручка «ЛитРес:Самиздат» за первую половину 2020 г. выросла на 92% в сравнении с аналогичным периодом прошлого года. Также постоянно растут продажи книг независимых авторов в общем объёме продаж сервиса «ЛитРес», и для нас это одна из важных бизнес-метрик эффективности проекта. Как повлиял на рынок самиздата карантин? Прежде всего, стали востребованными определённые темы, которые ранее активно развивали традиционные издатели: психология, саморазвитие, мотивация. Сейчас в самиздате в этом сегменте стали появляться свои звёзды. Категория любовной литературы стала гораздо более востребованной и популярной. Оказалось, что самиздат здесь представлен в большей степени, чем у издательств. За время карантина количество регистраций новых авторов в сервисе «ЛитРес:Самиздат» увеличилось в 1,5 раза в сравнении с прошлым годом, что связано в том числе со стартом третьего сезона премии «Электронная буква» для независимых авторов и чтецов.

Рынок оценивается по двум параметрам: продажа книг и прибыль, которую сервис может получать от реализации услуг. Это две принципиально разные идеологии. Мы всегда считали, что для нас ключевой показатель — продажа контента. Именно поэтому в начале сентября запустили свой новый проект «ЛитРес:Издательство», призванный поддержать авторов на их пути к читателю. Это цифровое издательство, которое будет работать с автором индивидуально, обеспечивая более качественные вёрстку, редактирование, дизайн. Это попытка объединить всё лучшее, что предоставляет платформа самиздата, с тем профессиональным багажом, который есть у издателей.

САМИЗДАТ ИЛИ УЖЕ НЕМНОГО БОЛЬШЕ?

Никита АВЕРИН

— У большинства сервисов самиздата активно развиваются дополнительные надстройки в виде редактирования, корректуры, вёрстки и т.д. На «Литмаркете» немного иначе. Мы поддерживаем большую социальную сеть фриланса, где свои услуги представляют не только писатели, но и редакторы, декламаторы, художники. Есть несколько успешных проектов, когда неизвестные художники рисовали обложки или неизвестные чтецы писали аудио для известных авторов. Таким образом мы выпустили книги Сергея Лукьяненко, Ника Перумова, Олега Роя, Юрия Никитина, Сергея Литвинова. Однако всё равно это будет самиздат, потому что в данном случае автор является продюсером всей истории. В издательстве же он просто отдаёт рукопись и доверяет издателям как профессионалам: они подберут обложку, декламатора, выберут правильную линию рекламы.

Противостояние издателей и самиздата возникло ещё и потому, что издатели не успевают отработать весь пул запросов авторов. Самотёком в крупное издательство поступает до 50 тыс. рукописей в год. Даже находя среди этого потока алмазы, их нужно огранить и создать оправу. Тогда на помощь приходят независимые площадки, где автор может получить полный спектр услуг: аудиоверсию, подарочный тираж, объявить о старте краудфандинговой акции.

На Западе, если говорить про Amazon, в художественной литературе 63% инди-авторов, в фантастике — 86%. В прошлом году Дин Кунц, один из столпов мировой литературы, стал самиздатовским автором. Это показатель того, насколько данная модель выгодна.

Виктор ЛЕВЧЕНКО

— Мы называем своё направление selfpub свободной издательской платформой. В этом смысл идеологии. Мы верим в силу неолиберальной идеи, в то, что, когда люди получают свободу, они лучше творят и в целом это получается более эффективно экономически. Наша цель — дать автору набор инструментов и свободу в принятии решения о том, каким быть его продукту, а затем рынок определит, нужно это или нет. Коллеги отмечали, что самиздат должен стать не отправной точкой жизни автора, а одной из её форм. Мы уже сейчас наблюдаем, что он становится конечной и наиболее эффективной формой распространения для многих авторов.

Дмитрий КРАВЧУК

— Я бы добавил, что авторы пишут не только ради денег. Многие делают это для удовлетворения своего эго, для того, чтобы изменить мир, пропагандировать идеи. Некоторые не только не получают денег (особенно это касается поэтов), но и вкладывают собственные. Мотивация в другом: авторы вырвались из-под давления издателей и стремятся реализовать личные амбиции.

samizdat-2

КАЧЕСТВО КОНТЕНТА И ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

Марина ДИДЕНКО

— Позиция нашей площадки следующая: качество произведений — это проблема автора. Он сам представляет свой продукт читателю, решает, как издание будет выглядеть. Разумеется, на площадке существует премодерация, чтобы исключить произведения, нарушающие её правила, законы Российской Федерации. Но если говорить о грамотности, о качестве обложек, то это исключительно дело автора. С другой стороны, у читателя есть возможность визуально оценить страницу книги, почитать ознакомительный фрагмент. Кроме того, у каждого читателя свой взгляд на то, что является качественным и интересным. Мы как сервисная платформа поддерживаем равные возможности и считаем неверным выбирать за читателя, что ему нравится.

Евгения МИХАЙЛОВСКАЯ

— Автор должен сам решать, что предпочтёт его аудитория, а у читателя всегда должен быть выбор. Чаще всего он оценивает обложку, смотрит на цену, читает аннотацию. На нашем сервисе можно прочитать 25% книги перед покупкой. Если контент востребован у читательской аудитории, не нам судить, насколько он качественный. Но, конечно, в штате есть юристы, которые просматривают все рукописи на предмет соблюдения законодательства. Мы являемся адвокатами авторов и публикуем всё, что не запрещено. Автор сам знает своего читателя, а тот — что ему интересно.

Дмитрий КРАВЧУК

— Качество — понятие достаточно многогранное, да и читательские предпочтения разнообразны. Главное, что самиздат позволяет автору найти своего читателя. Это будут люди того же интеллектуального уровня. Если они хотят читать графоманию, нельзя им запретить.

Никита АВЕРИН

— Процент недовольных везде один и тот же. Вы увидите столько же гневных комментариев о новой книге Пелевина, сколько и о книге Метельского. И столько же будет хвалебных отзывов. Читатель сам решит, что для него хорошо, что плохо, какого качества литературу он должен потреблять. Мы контролируем только исполнение законов при полной творческой свободе.

Марина СМИРНОВА

— Так как мы работаем с детьми, это социальная ответственность, и мы должны заботиться о качестве текстов. Поэтому у нас есть система наставничества. Наставники обладают определёнными компетенциями, вкусом, и получаем мы разные книги. Но поскольку проект образовательный, важно работать над качеством контента.

САМИЗДАТ ЭЛЕКТРОННЫЙ И ПЕЧАТНЫЙ

Евгений СЕЛИВАНОВ

— Мы инициировали запуск издательства и намерены регулярно выпускать книги авторов «ЛитРес: Самиздат» в печатном формате. Первые издания появились в магазинах в сентябре, а до конца года планируем выпустить 35 книг минимальным суммарным тиражом 70 тыс. экз. Дистрибуция будет осуществляться через федеральную сеть «Читай-город», Московский дом книги, «Библио-Глобус», онлайн-магазины Ozon.ru, Wildberries и многие другие.

Бумагу на моей памяти хоронят очень давно — и совершенно напрасно. Как читателей в целом, так и любителей бумажных книг хватит на всех. Вопрос стоит иначе: в какой ситуации и что удобнее читать. В дороге, путешествии, во время занятий спортом предпочтительнее электронная или аудиокнига, а дома — бумажная.

Марина СМИРНОВА

— Казалось бы, подрастающее поколение уже полностью перешло на «цифру», но ничего подобного. У нас есть возможность предоставить только электронный оригинал-макет, но дети заказывают печатную книгу. Мы говорим об электронных и печатных изданиях, абсолютно не учитывая жанровости. Было бы очень интересно проанализировать этот аспект. Думаю, что детектив или фэнтези легко прочитать в электронном виде, а книгу, к которой хочется возвращаться, вы купите скорее в печатном виде.

Дмитрий КРАВЧУК

— Книги, безусловно, уже сегодня являются артефактами, фактически это сувенирная продукция. Её информационная функция уходит, потому что быстрее и проще ознакомиться с текстом в Интернете, прежде всего это касается поэзии. Но традиционное издание очень важно для автора, особенно в условиях, когда он уже обкатал своё произведение на сетевой аудитории, а затем выпускает книгу в качестве арт-объекта.

Виктор ЛЕВЧЕНКО

— Мы занимаемся бумажным selfpub и понимаем, что сейчас, при соотношении на рынке 85 : 15 в пользу печати, заработать можно лишь на бумаге: иначе большая аудитория вас просто не увидит. Что касается дальнейших перспектив печатных изданий, нужно разбираться с типом книг. Это может быть подарок. А как скоро детская литература перейдёт в «цифру»? Давайте оценим тренды американского рынка, который нас на пять лет опережает. Там э-книга перестала расти, рынок разделился, и мы повторим эту тенденцию. Э-книга заберёт свою долю рынка, потом дойдёт до точки насыщения, а дальше развитие пойдёт в параллельных вселенных.

Марина ДИДЕНКО

— С бумажной книгой рано прощаться, думаю, она просто поменяет значение. Печатная книга — это своеобразный символ достижения автора. Пиксели руками не потрогаешь. А когда в руке собственный томик, согласитесь, это приятное чувство. То же самое со стороны читателя. Он не будет покупать бумажную книгу просто потому, что хочет её почитать. Он купит её, потому что хочет видеть на полке, а это признание автора.

samizdat-3

ВОПРОСЫ ЭКОНОМИКИ. АВТОРЫ-ТОПЫ, БЕСТСЕЛЛЕРЫ И МОНЕТИЗАЦИЯ ПЛОЩАДОК

Евгений СЕЛИВАНОВ

— У наших топовых авторов более 60 тыс. продаж. Лучшие, которых широкая общественность может и не знать, зарабатывают даже больше, чем те, чьи имена у всех на слуху. Тиражи, на мой взгляд, не совсем правильная метрика. Мы, например, оцениваем дочитываемость. В сегменте независимых авторов, особенно в ряде жанров, процент дочитываемости очень высок, и это коррелирует с финансовыми успехами. Читатель покупает книгу, потому что есть контакт с автором, который затем превращается в фантастические гонорары.

Никита АВЕРИН

— Безусловно, для многих авторов важно не наличие книги на полке. Им нужны деньги. Если автор говорит, что ему важно только, чтобы его книгу прочитали, это лукавство. Каждое произведение должно быть оценено. То, что при этом ещё тысячи поклонников, — приятный бонус.

20 тыс. проданных копий — отличный показатель для любой площадки. Это уровень продаж Пелевина, например. Кроме того, у каждой площадки есть авторы, которые подписаны на повышенные роялти. А вот у них тиражи и гонорары, думаю, больше, чем у Пелевина.

Марина ДИДЕНКО

— На Author.Today продажи одной книги могут составлять десятки тысяч копий, и это хороший показатель в сравнении с тиражами издательств. Я имею в виду узкий сегмент художественно-развлекательной литературы. Если говорить о бумажной книге в целом, там ситуация другая. Топовый автор — это прежде всего определённое сообщество читателей. У него есть не только продажи, но и награды, его книги ждут. Выход книги такого автора может положить сайт, нагрузки на серверы и платёжные системы в этот момент будут огромными.

Зарабатывает площадка на комиссии. Мы являемся агентом между автором и читателем. Рекламы нет, но мы движемся в сторону биржи. Площадка изначально позиционировала себя как соцсеть для авторов и творческих людей. Планируем и в дальнейшем поддерживать эту стратегию.

Виктор ЛЕВЧЕНКО

— До авторов бестселлеров компаниям из самиздата далековато: за ними в очередь стоят традиционные издатели, и, пока метапрограмма не изменилась, они будут там. Таких авторов в портфеле у издателей не более 5%. Следом идёт массив успешных писателей, которые на бумаге продаются тиражами в 5–10 тыс. экз. В самиздате такие тиражи давно не новинка. Безусловно, на подобный объём выходят те люди, у которых хорошее комьюнити. Это ключевой фактор успеха в любом сегменте.

На чём зарабатывает наша платформа? Работая в бумаге, мы имеем определённый набор компетенций, которые можем превратить в инструменты и продавать их. Это прежде всего издательство как сервис, где авторам предоставляется полная свобода выбора, при этом нередко мы сами готовы инвестировать в авторские проекты.

Платформы бумажного самиздата не было бы, не будь технологии, позволяющей обходить проблемы крупных издателей. Мы умеем печатать, перевозить и продавать небольшие объёмы, что позволяет быстро принимать решения. Если спрос на книгу 10 экз. в неделю, они будут напечатаны. Как следствие, у нас небольшие логистические расходы и мы можем позволить себе не хранить товарные запасы. Мы используем эти преимущества сами и делимся ими с авторами.

Евгения МИХАЙЛОВСКАЯ

— Автор уровня М. Лабковского заработает в самиздате существенно больше, потому что посредников между ним и читателем меньше. Не за горами будущее, когда топовые авторы станут частично работать с издательствами, частично самостоятельно, активно используя свою репутацию. Где и кем издана книга, будет вторичным.

Мы зарабатываем на продажах книг наших авторов через собственную дистрибуцию и партнёрские площадки. Для того чтобы получать больше выручки с продаж, мы стараемся сделать книги лучше. В связи с этим мы продаём авторам свои компетенции, начиная от простой корректуры и заканчивая разнообразными видами продвижения.

ПРОГНОЗЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ

Никита АВЕРИН

— Важно понимать: ни издатели, ни площадки не являются производителями продукта. Изначально текст сделан автором. Писатель оценивает способы, с помощью которых он может достучаться до читателя; раньше это были только издательства, а сейчас есть набор сервисов: одни помогут собрать деньги, другие — написать книгу, издать её на бумаге, выпустить в аудио формате. Умный автор использует любую возможность монетизировать своё творчество. Рынок будет развиваться так, как выгодно авторам, а не издательствам и сервисам.

Марина ДИДЕНКО

— Разумеется, рынок будет расти. Традиционные издатели сейчас делают упор на nonfiction. В то же время «художка» активно развивается в самиздате. Здесь всё зависит от автора и от того, что мы ему можем предложить. Будут развиваться и форматы: аудио, печать по требованию. Я многого ожидаю от аудиокниг: это популярный и востребованный формат.

Виктор ЛЕВЧЕНКО

— Для того чтобы выпустить книгу, не нужны большие бюджеты, которые есть у издателя. Чтобы получить доступ на рынок, не нужно иметь огромную книготорговую компанию. А для того, чтобы найти редактора, не нужно связываться с крупным агентством.

Эта свобода, конкурентная живая среда определяет снижение роли традиционного издателя. Сегодня авторы ещё не обладают объёмом знаний, для того чтобы успешно зарабатывать на книжном рынке. Эти компетенции есть в основном у издателя. Но первые очень скоро догонят вторых. Каждый автор, родивший книгу, в вопросе обеспечения ей дальнейшей успешной жизни будет гораздо эффективнее, чем издатель. Поэтому существенную долю рынка займёт selfpub.

При этом традиционный издатель станет гарантом качественной продукции, тем, кто рекомендует лучшие книги. Бренд издательства на обложке станет знаком качества.

samizdat-4Евгения МИХАЙЛОВСКАЯ

— На мой взгляд, развитие самиздата идёт в ногу с совершенствованием технологий, с качеством образования. И профессия писателя будет активнее распространяться, поскольку больше становится доступных курсов для авторов. Убеждена, что не только талант делает писателя, но и профессионализм и труд. Этому мало где учат. С появлением большого числа образовательных проектов будут развиваться и selfpub, и профессия автора. Те, кто пришёл на площадки самиздата, будут расти, а вместе с ними и платформы, и заработки, и читательский интерес.

Дмитрий КРАВЧУК

— Самиздат — это сервис. Считаю, что он будет совершенствоваться. Сейчас технический прогресс идёт достаточно быстро, и через несколько лет автор сможет выйти в Интернет, сразу опубликовать книгу и найти читателя. Но в этот момент начнётся кризис перепроизводства интеллектуального продукта. Авторы будут бороться за внимание читателя. Не за горами то время, когда на всех не будет хватать внимания читателей. Авторам придётся вкладывать бюджеты в продвижение. Мы выходим в эру экономики внимания, и оно станет самой главной ценностью, которую можно купить, вложив деньги в рекламу.

Евгений СЕЛИВАНОВ

— Самое главное, что будет происходить, — это технологизация развития сервисов. Сейчас на все процессы влияют очевидные тренды: BigData, машинное обучение, нейросети. Автору сложно стать настоящим маркетологом своей книги, а сервис это сделать сможет. Загруженный текст на основе семантического анализа будет распознаваться по жанровой принадлежности, по тегам, соответствующим профилю книги, цена — определяться на основе накопленных больших данных, и всё это выдаст конкретные рекомендации, как позиционировать книгу, как её продавать и что можно улучшить. Такое технологическое развитие возможно только в том случае, если кто-то этой машиной будет управлять, привносить в неё свои профессиональные компетенции. Роль издателя будет трансформироваться в той же мере, в какой станет развиваться сервис. Когда-то издательство замыкало на себе все процессы по созданию книги, а основным инструментом был печатный станок. В ближайшее время именно технологическая платформа для издателя, автора, площадки самиздата, читателя станет главным инструментом, а в её основе будут искусственный интеллект, нейросети и машинное обучение.

Опубликовано в номере ноябрь 2020

 



telegram-1-1
 
Какие форматы доступа на электронную периодику для вас наиболее интересны?
 

 

  aski 30 


 


webbanner-08-video

 

 webbanner-07-nacproekt

 

 webbanner-01-neb

 

 webbanner-02-fz-o-kulture

 

webbanner-red-03-ebs

 

webbanner-red-04-kn-rynok

 

 webbanner-red-05period-pechat

 

 webbanner-red-06-ros-poligrafiya

 

webbanner-red-kult

 
Copyright © ООО Издательский дом "Университетская книга" 2011
Все права защищены.
Студия Web-diamond.ru
разработка сайтов и интернет-магазинов.