Книжный рынок и издательства   Библиотеки   Образование
и наука
  Конкурс
“Университетская книга”

Июль-август 2019
"Библиотека как площадка для новых практик"

  • Михаил ЭСКИНДАРОВ: «Главное достояние вуза - люди»
  • Библиотечные ассоциации мира
  • Selfpub: особенности национального рынка
  • Контрактная система: полная трансформация или новый этап реформирования?



МультиВход

t8

 

Интервью

Книжный рынок

Вузовские издательства

Искусство издавать

Библиотеки

Образование

Инновационные технологии

Электронные библиотеки

Культура книги

Библиогеография

Библиотехнологии

Выставки и конференции

Конкурсы и премии

Документы

Copyright.ru

КНИГА+

Год литературы

Журнал Онлайн

 

obnar-zaimstv-2019

 

lit-flagman1




 

rgdb-podari-rebenku


Рассылка


Книгораспространение - в преддверии смены формата
10.11.2013 19:56

Какую книгу ждёт читатель XXI века? Нужны ли ей издатель, магазин, библиотека? Капитализация контента, шансы победить пиратство, внедрение международных стандартов… Эти и другие вопросы обсуждались на конференции «Тенденции развития российской социокультурной среды в век международного информационного обмена: проблемы и перспективы книжной отрасли». knigorasprostranenie1

ИГРА ПО ПРАВИЛАМ

knig-bliznetsПоскольку развитие книжного бизнеса невозможно без решения вопросов интеллектуальной собственности, с этой важной темы и началась конференция, организованная Федеральным агентством по печати и массовым коммуникациям и НП «Гильдия книжников». Как рассказал председатель Комитета по интеллектуальной собственности Торгово-промышленной палаты РФ, ректор РГАИС Иван БЛИЗНЕЦ, во Всемирной организации интеллектуальной собственности активно обсуждаются новые акты, которые открывали бы доступ к достижениям культуры и науки и в то же время защищали интересы творцов и правообладателей. При этом часть экспертов не прочь отказаться от принципов Бернской конвенции, принятой в 1886 г. и якобы отставшей от времени.

– К счастью, специалисты не поддержали революционный подход, и принципы Бернской конвенции не будут пересмотрены. Речь может идти лишь о дополнениях, – пояснил И. Близнец. – Так, в этом году утверждён договор, облегчающий доступ к печатной информации людям с нарушениями зрения. Следующим шагом станет принятие исключений для библиотек, архивов, учебных и научных заведений. В России также постоянно ведётся работа по совершенствованию авторского права. Литература не включена в сферу 187-ФЗ, но это ещё предстоит, хотя, на мой взгляд, и действующее законодательство достаточно для того, чтобы регулировать отношения между автором, правообладателем, пользователем…

knig-abramovОднако ценности культуры, науки, искусства должны быть под защитой не только юридических норм, но и самого общества, считает директор некоммерческого партнёрства «Комитет по этике научных публикаций» Егор АБРАМОВ.

– Стимулом становится противодействие тому, что угрожает этим ценностям. В первую очередь пиратству, неграмотности, некачественным изданиям. Сейчас мы формируем программу создания книжного сообщества, которая включает и разработку этического кодекса…

Книга как будто проигрывает Интернету, видеороликам, телевидению. Но видеоряд не требует воображения, а читать книгу без него просто невозможно. Поэтому печатная книга вне конкуренции, убеждён главный учёный секретарь Российского философского общества Андрей КОРОЛЁВ.

knig-korolevНе преувеличивать роль «цифры» призывает и ректор Московского государственного университета печати Константин АНТИПОВ.

– Мы переживаем эпоху иллюзии о всевластии цифровой информационной среды. Широкие массы и эксперты обсуждают вопросы авторского права, связанные с этим технологии капитализации контента. Однако не учитываются два обстоятельства. Во-первых, интернет-технологии извлекают прибыль не из контента, а из доступа к нему. Поэтому центры применения таких технологий не заинтересованы в защите авторских прав. Пока капитализируется просто «лайк», внимание к контенту, независимо от его качества и авторской юридической чистоты, пока отсутствуют технологии капитализации контента как такового, говорить о правах автора в цифровой среде бессмысленно.

knig-antipovВторое обстоятельство. В электронной информационной среде нет фильтров, которые на входе верифицировали бы авторство, правовую чистоту и прочие атрибуты. Это значит, что любой пират или плагиатор имеет прямой и практически бесплатный доступ к потребителю через сферу поисковых систем. По сути, Сеть – это «информационная куча мала», которая воспроизводится сотнями миллионов бесконтрольных источников. Интересы значительной их части лежат далеко за пределами авторских прав. В этих условиях результатом поиска в Сети является случайная информация.

ПОЛЕ БЕЗ ПОДВОХА

Кроме чётких правил поведения, игрокам необходимо безупречное информационное поле. Такую площадку для книжников разных стран призван обеспечить глобальный стандарт ONIX, который на конференции представил главный архитектор данных компании EDItEUR Белл ГРЭХЕМ.

knig-grehem– В начале 1990-х гг. издатели озаботились проблемой распространения информации в электронной среде. Тогда действовала простая схема. Каждый издатель отправлял свою информацию нескольким розничным продавцам, каждый розничный продавец получал информацию от многих издателей. Теперь представьте, что все эти файлы в разных форматах: управлять таким обменом данных почти невозможно. И когда открылись первые онлайн-магазины, это стало серьёзным препятствием. В то время Британская ассоциация книжной индустрии создала первый стандарт метаданных в э-среде, который назывался BIC Basic.

Это был только перечень данных, которые должны сообщаться. Примерно тогда же появился стандарт XML. В 1999 г. Американская ассоциация издателей свела воедино эти два стандарта, и возник ONIX-метод обмена основными метаданными для издателей и продавцов. Сейчас действуют две рабочие версии ONIX – 2.1 и 3.

В каждой стране, где используется стандарт, есть национальная рабочая группа. Она принимает участие в общем управлении развитием стандарта. Стандарты предоставляются в пользование бесплатно, поскольку разработка финансируется за счёт членских взносов – у нас порядка 100 организаций. Я благодарен российской «Гильдии книжников» во главе с Борисом Есенькиным за то, что она является одним из наших членов и активно поддерживает стандарт.

ONIX отвечает потребностям индустрии в любой стране, на любом языке, для любого вида книжной продукции. Можно сказать, он выравнивает игровое поле для всех, и самый мелкий издатель имеет такие же возможности, как самый крупный. Благодаря своей операционной совместимости ONIX способствует экономии расходов, а также исключает зависимость от одного поставщика или одного клиента. knig-voropaevСамое главное – он способствует продажам. Исследование, проведённое в Британии в 2011 г., показало, что продажи книг с хорошим набором метаданных повышались вдвое. Но важно понимать, что ONIX – это только структура, формат. Мы не разрабатываем базы данных, а даём возможность вашей базе данных иметь доступ к базам данных любых других организаций. Для книгоиздания характерен огромный объём продукции. Если у вас нет единого стандарта, этот объём просто неуправляем.

– Сейчас в России одни форматы, международные – другие. И только они открывают издателю путь в мировые каталоги. Можно сколько угодно часто участвовать в книжных ярмарках, но если вас нет в таком каталоге, о вас не узнают распространитель, литературный агент. Вам значительно трудней будет продвигать свою продукцию в другие страны, – пояснил значение ONIX начальник отдела книжных выставок и пропаганды чтения Рос печати Александр ВОРОПАЕВ.

ВЗГЛЯД НА ОБЛАКА

knig-gvozdevНи одна дискуссия книжников не обходится без осуждения пиратов. Варианты выхода из тупика предложил гендиректор компании Lean4system Group Максим ГВОЗДЕВ.

– Количество читателей сокращается, тиражи падают, но число наименований книг растёт. В результате повышается себестоимость, что тоже способствует пиратству. То же самое было ещё пять лет назад с программным обеспечением, а сейчас там совсем другая картина, и это благодаря смене модели продаж. Раньше программное обеспечение продавали так, как сейчас книги: только начав пользоваться, понимаешь, зря купил или нет. Однако сегодня в сфере ПО переходят на облачное предоставление продукта. Технически это означает, что не надо держать программу в своём компьютере, она хранится где-то на серверах. А идеологический смысл в том, что платите не за продукт, а за ту ценность, которая вам нужна. Мне кажется, на книжном рынке схожие проблемы, их можно условно назвать «перепроизводством информации».

В каких ценностях нуждается читатель? Во-первых, в знаниях для работы или учёбы. Этот сегмент закрывается учебниками, специализированной литературой. За другой ценностью, её можно условно назвать «душевным спокойствием», привыкли обращаться к серьёзной художественной литературе. Но если в советское время альтернативой такому чтению были посиделки на кухне, то сегодня человек идёт к психологу, обсуждает что-то на форумах и т.д. Если не понравилась книга, читатель переходит к альтернативным средствам. То же можно сказать о сегменте «лёгкого чтения», имеющем массу конкурентов начиная с компьютерных игр. Очевидно, должна меняться модель предоставления читателю той ценности, которую он хочет получить от книги. Я вижу здесь две модели.

Первая – примерно такая, как на рынке ПО: возможность начать чтение и, если понравится, за деньги продолжить. Вторая модель – рекомендательные сервисы. Провайдеры предложат вам заполнить анкету и по ней подберут варианты для чтения. Пока качество низкое, но, думаю, вопрос будет решён. Так что книжной торговле пора готовиться к индивидуализации предложений для читателей, т.е. накапливать информацию: когда, что и как читают, что искали, нашли или нет.

В НОВОЙ РОЛИ

knig-hataКнижный магазин, издательство – посредники между автором и читателем. Но в наше время авторы всё чаще идут напрямую к читателю. Например, благодаря устройству Kindle компании Amazon можно закачать свой текст в магазин, минуя издателя. Аналогичные услуги предоставляют и другие платформы. В этом видит одну из причин сокращения рынка президент ООО «Книга по требованию» Евгений ХАТА.

– У нас два типа магазинов: те, что специализируются только на книгах, и те, что торгуют всем чем угодно, а заодно и книгами. Традиционные книжные замещают ассортимент другими товарами либо открывают кофешопы, ресторанный бизнес. Но если некнижная продукция занимает 40%, а для выживания надо уже 70%, то книжный ли это магазин?

Не легче и второму посреднику – издателю. 30% денег уходит на печать. Склад, логистика, сбыт требуют ещё 20%. Налоги, персонал, накладные – это ещё 20%. Авторы и издательские риски занимают примерно по 10%. Плюс несобранные деньги. Получается 95%. Вопрос: выживут только крупные издательства? Или, напротив, маленькие? В Америке количество мелких издательств увеличилось, доля крупных игроков сократилась, а объём рынка не упал. Почему? Объясняю это изменением роли посредника.

Компания, которую я основал четыре года назад, занимается print-on-demand в традиционном смысле слова. Небольшое или среднее издательство передаёт вам функции склада, логистики, финансирования, печати. Вы приходите на тот или иной рынок, в том числе традиционных магазинов, и допечатываете книги только после поступления заказов. Соответственно затраты издательства снижаются на 35–50%, себестоимость печати увеличивается на 10%. В США система вызвала рост маленьких издательств, потому что не нужны склад, логистика. Это привело к созданию рынка self-publishing, успешно заместившего упавший традиционный рынок. Они выпускают очень много специализированной литературы, которая становится рентабельной при тиражах 100 и даже 50 экземпляров.

ИНФОРМАЦИЯ НА ВЕС

knig-frankГенеральный директор немецкой компании Midvox GmbH Якоби ФРАНК уверен, что оцифровка и глобализация, меняя характер информационных систем в мире, создают и некоторые опасности. Для всех очевидно, например, как монополизировали информационный бизнес Google и Facebook. У доктора Франка есть мечта: увидеть ясную связь между авторами и читателями-пользователями.

– Писатель пишет, читатель платит и получает книгу. В такой системе должно быть очень много информации, причём в самых разных форматах. Кроме того, система должна продвигать продажи. Наша компания несколько лет назад стала работать с «метаконтентом». Это не то же самое, что данные ONIX, но и не реальный контент книги. За такую информацию читатель не будет платить, но она очень близка к содержанию книги – взята из неё. Мы используем информацию для целей маркетинга и тут же слышим недовольный вопрос издателя: разве не должен читатель заплатить, если часть книги уже прочитал? Сложный вопрос. С одной стороны, надо защитить интересы автора, с другой – хочется прорекламировать книгу, чтобы её купили.

В чём основные проблемы информационной системы? Все заинтересованные стороны стараются заработать и не думают о том, чтобы развивать систему в целом. Тот же Google публикует очень много книг, но авторы от этого почти ничего не получают.

Что касается опыта Германии, то в готовящемся новом законе о лицензировании предусмотрена такая ситуация. Если некто работает в университете и пишет книгу, университет обладает правами на публикацию первым. Автор сможет продавать лицензию от своего имени не раньше чем через год.

Все знакомы с Kindle. Эти устройства позволяют использовать только формат Amazon. Продавцы книг в Германии собрались и создали собственный стандарт, открытый для различных форматов. С соблюдением всех прав сканируется большое количество литературы, и её распространяют по книжным магазинам.

Мы занимаемся цифровым маркетингом бумажных книг. У нас сотни контрактов с издателями, 2600 онлайн-магазинов используют наши компьютерные приложения для презентаций книг. Например, мы выпускаем приложение для iPad, куда издатель может не просто поместить свои новинки, но и представить их в разных видах, создаём интернет-страницы, и издатель сам говорит, сколько текста он хочет иметь в онлайн-режиме. Чтобы продать книгу, нужно показать содержание – конечно, только часть его, не 100%. Покупатель может и пролистать на компьютере всю книгу. Всё это увеличивает многоканальные продажи магазинов.

ЕСЛИ АВТОР – СТУДЕНТ

knig-shraibergГенеральный директор ГПНТБ России Яков ШРАЙБЕРГ ближайшие трудности библиотек связывает с нарастанием потока электронных изданий, их обработкой, каталогизацией, изменением структуры фонда.

– Вариантов нет. Читатель будет ходить в библиотеку только в том случае, если она предоставит ему и современные издания, и современные методы работы с этими изданиями. Нарастает тенденция использования э-книг, ЭБС и, самое главное, – иных цифровых коллекций. Есть много уникальных фондов, которые требуют оцифровки, и в первую очередь это запрос читателя. В идеальном варианте он хочет, не выходя из дома, получать копию издания, которое его заинтересовало. Но закон это нам запрещает. Поэтому применение онлайновых технологий в библиотеке пока имеет две составляющие: работу с изданиями, находящимися в общем доступе, и предварительный онлайн-заказ. Конечно, в перспективе все библиотеки стремятся эти технологии развить, и они будут делать это не в ущерб издательскому бизнесу. Библиотекари заинтересованы в укреплении книжного рынка не меньше, чем издатели и книготорговцы.

Очень скоро появится проблема электронного обязательного экземпляра. После того как будет пересмотрен 77-ФЗ, главное, с чем столкнутся библиотеки, особенно крупные, это то, что обязательный экземпляр получит малое число библиотек. К сожалению, у нас забывают, что национальные библиотеки – это лишь часть библиотечного сообщества и закрыть нишу они не в состоянии. Другой важный момент – свободные лицензии. Очень многие авторы не возражают против того, чтобы быть в Интернете в свободном доступе, и не требуют гонораров. Но если следовать закону, с каждым библиотеки должны заключать авторский договор.

Ещё одно проблемное новшество. 1 сентября вступил в силу нормативный документ Минобрнауки России, по которому все вузы обязаны выкладывать в свободный доступ свои квалификационные, т.е. курсовые, дипломные, бакалаврские и магистерские, работы. При этом абсолютно не решён правовой аспект. Каким бы ни был диплом, у него есть автор, с которым следует согласовать вопрос о публикации в Сети.

В наши дни библиотека не выживет, если не найдёт новых форм работы с пользователем. Прежде всего она должна стать более мощным досуговым центром. Потому что даже в самые сложные годы библиотеки продолжали покупать книги, и вот они на полках. А сейчас есть возможность приобретать различные устройства, голографические центры, чего читатель не может себе позволить. За этим он и придёт в библиотеку.

ВСЁ В НАЛИЧИИ?

knig-pavlovaПри обилии информации проблемы часто кроются в слабой информированности. Руководитель адвокатской консультации 172 Межреспубликанской коллегии адвокатов г. Москвы Галина ПАВЛОВА советует книжникам обратиться к законам и нормативным актам, дабы найти там поддержку своему делу.

– Улавливайте тренды в правовом и нормативном регулировании. Это и разные культурные программы, и долгосрочные правительственные программы, и концепции развития, в которые уже вписывается книжная отрасль. В частности, законодательством предусмотрены гранты малым предприятиям на создание собственного дела. В том числе периодическим печатным изданиям и книжной продукции, связанным с образованием, наукой и культурой. Сейчас тренд на создание дорожных карт. Так давайте с помощью «Гильдии книжников», других общественных организаций включимся в дорожные карты по социально-культурному развитию и отвоюем себе там место для жизни.

knig-noginaО необходимости консолидации говорила и Генеральный директор Российской книжной палаты Елена НОГИНА

– Печатное книгоиздание довольно полно снабжено нормативными документами. Есть Федеральный закон «Об обязательном экземпляре», огромное количество стандартов, коммуникативный формат ONIX, библиотечные форматы, классификация УДК, книготорговая классификации и т.д. Всё есть, и проблемы тоже. В РКП поступает 85–87% изданий. Показатель хороший, но всё-таки поступление неполное. Или возьмите отмену лицензирования для издателей печатной продукции. Вроде демократично, а на деле очень плохо, потому что ослаблен контроль за издательствами, и это отражается на качестве продукции. Напомню, что, хотя у нас есть законодательство об обязательном экземпляре и о библиотечном деле, главного закона – о книге и книжном деле – мы до сих пор не имеем.

Если с печатными изданиями ситуация более или менее ясная, то с электронными сложнее, хотя есть определённые нормативы. Скажем, Федеральный закон «Об обязательном экземпляре» описывает только э-издания на носителях. По данным за 2013 г., на носителях выпущено чуть более 4500 наименований. Безусловно, это очень маленький процент, и он не отражает реальную ситуацию в отрасли, потому что электронные сетевые издания присутствуют в гораздо большем объёме. В каком именно, мы не знаем. В принципе есть ISBN на э-издания. Это уже определённая регистрация продукции и элемент борьбы с пиратством, так как существует каталог легального контента. Но практически ни на одном э-издании вы не найдёте ISBN. Невозможно говорить о государственной статистике на эти издания, потому что нет серьёзных источников информации, нет регистрации.

Главная проблема кроется в том, что всё пущено на самотёк. Думаю, в первую очередь мы сами должны выполнять нормативы и быть заинтересованы в нашем объединении.

knigorasprostranenie2

Марина Рубанцева

Опубликовано в номере ноябрь 2013

 



Какие форматы доступа на электронную периодику для вас наиболее интересны?
 

 


webbanner-08-video

 

 webbanner-07-nacproekt

 

 webbanner-01-neb

 

 webbanner-02-fz-o-kulture

 

webbanner-red-03-ebs

 

webbanner-red-04-kn-rynok

 

 webbanner-red-05period-pechat

 

 webbanner-red-06-ros-poligrafiya

 

webbanner-red-10-sost-kultury

 
Copyright © ООО Издательский дом "Университетская книга" 2011
Все права защищены.
Студия Web-diamond.ru
разработка сайтов и интернет-магазинов.