Книжный рынок и издательства   Библиотеки   Образование
и наука
  Конкурс
“Университетская книга”

Сентябрь 2019
"Революция Гутенберга 2.0 и будущее библиотек"

  • Сергей МАКАРЕНКОВ: «Издателю важно быть читателем...»
  • Библиотека университета 4.0
  • Российский книжный рынок: торжество non-fiction
  • Крымская пятилетка: обретения, потери, надежды



МультиВход

t8

 

Интервью

Книжный рынок

Вузовские издательства

Искусство издавать

Библиотеки

Образование

Инновационные технологии

Электронные библиотеки

Культура книги

Библиогеография

Библиотехнологии

Выставки и конференции

Конкурсы и премии

Документы

Copyright.ru

КНИГА+

Год литературы

Журнал Онлайн

 

obnar-zaimstv-2019

 

ufimskiy-salon-2019

 

lit-flagman1




 

rgdb-podari-rebenku


Рассылка


Россия и Франция: схожие рынки, но разные тренды
04.12.2012 20:26

Франция вновь стала Почётным гостем Московской книжной ярмарки, что в очередной раз подчёркивает давно сложившиеся и активно развивающиеся культурные связи двух стран. О проектах Французской Республики на XXV ММКВЯ и в течение перекрёстных Сезонов языка и литературы в России и Франции, особенностях развития книжных рынков двух стран, проблемах изучения языков и многом другом «УК» беседует с руководителем Отдела книги Посольства Франции в России Элен МЭЛА.

— Элен, какие яркие проекты будут представлены в этом году для российских читателей?

— 2010 г. был перекрёстным для двух стран в отношении всей культуры, а 2012 г. – это Сезоны французской литературы и французского языка в России и, соответственно, Сезоны русского языка и литературы во Франции. Мы работаем в тесном сотрудничестве с Федеральным агентством по печати и массовым коммуникациям. На двухсотметровом стенде в рамках ММКВЯ будут размещены два книжных магазина: «Библио-Глобус» и парижский книжный магазин «Ля Бушри», зал-аудитория, предназначенный для презентаций писателей и профессиональных мероприятий на тему чтения, издания книг, и… кафе, потому что это всегда приятно. Франция славится своим жизнелюбием и кулинарными изысками.

Профессиональная программа будет сопровождаться докладами и круглыми столами на темы сакральности книги и перспектив её развития. Мы пригласили французских и российских экспертов в области электронной книги и специалистов, которые издают книги как предметы искусства. На ярмарку приедут авторы, с которыми нам было бы очень приятно познакомить российскую публику: Мари Дарьесек, у которой в России был издан роман «Хрюизмы», Шарль Данциг, интересный писатель-эссеист, Жан-Клод Перье, автор книги «Загадка де Сент-Экзюпери», и самый читаемый сегодня во Франции писатель – Гийом Мюссо, книги которого начинает выпускать «ЭКСМО». В ярмарке также будет участвовать широко известный в России Фредерик Бегбедер. Разумеется, будут представлены разные типы литературы, от беллетристики до книг для более взыскательной публики.

Кроме того, у нас будут ещё два известных автора комиксов, во Франции этот вид литературы достаточно давно занимает особое место. Например, я тоже выросла на комиксах, что не мешает мне читать серьёзную литературу. Возможно, это покажется интересным и русской публике. Поэтому мы пригласили двух мастеров этого жанра, которые начинали ещё в 1970-е годы. Будет и детская программа, мы представим очень красивую поэтическую детскую книгу. Для нас очень важен акцент на детей и подростков, чтобы они заинтересовались Францией и французской литературой.

Мы подготовили круглые столы по теме «Зачем издавать современную французскую литературу?», надеюсь, издатели поделятся своим мнением, почему они выбирают именно эти книги, а не другие.

— Да, это очень интересные вопросы – маркетинг, востребованность, читательские предпочтения, покупательский спрос… Вы рассказали о том, что будет на ярмарке. А что будет происходить в течение года?

— Было уже подготовлено немало ярких проектов, впереди – ещё больше. В 2010 г. был «Литературный экспресс» – транссибирский поезд с французскими писателями, а совсем недавно завершился круиз по Енисею. На теплоходе от Красноярска до Дудинки путешествовали 10 писателей, двое из которых – академики Французской академии Доминик Фернандес и Даниэль Сальнав – уже были на «Литературном экспрессе». Проводилось много интересных встреч, круглых столов, дискуссий. Они встречались с российской интеллигенцией из глубинки, рассказывали о французской культуре, творчестве, книгах. Я уверена, что такой формат хорошо служит продвижению французской литературы. В конце апреля была организована большая конференция, посвящённая французскому и российскому детективу. Мы пригласили 11 известных французских писателей этого жанра.

Завершит литературный год ярмарка non/fiction, на которой будет представлен большой стенд, целый зал, посвящённый комиксам, и очень престижная выставка «100 лет «Галлимару», это один из самых старинных и авторитетных издательских домов Франции. Выставка будет адаптирована для российской публики, на ней мы представим книги, письма, фотографии русских авторов, выпущенные этим издательством. В декабре в Париже состоится интересное мероприятие «Русская и французская интеллигенция в XX в. Между Россией и Францией: взгляд из архива». Это мероприятие будет посвящено тому, как интеллигенция наших стран – писатели, учёные, несмотря на политическую и идеологическую разобщённость, много путешествовали, обменивались информацией, поддерживали духовную и культурную связь. В России аналогичное мероприятие проведём чуть позже, в начале 2013 г.

Кроме этого, Москва выступала в качестве Почётного гостя на Парижском книжном салоне в марте, и, как мне кажется, весьма успешно: был большой стенд, русские писатели, которые известны во Франции и переведены на французский язык, презентации и встречи с читателями. А в июне в Ницце на книжном салоне Почётным гостем был Санкт-Петербург – в ответ на ярмарку в Петербурге в апреле, где Почётным гостем была Ницца.

— Какие российские писатели пользуются популярностью во Франции?

— Очень активно публикуют российских писателей три издательства – «Галлимар», «Акт Сюд», «Фаяр». Наибольшей популярностью во Франции сейчас пользуется Людмила Улицкая. Почти все её произведения переведены и изданы в «Галлимаре» в карманном формате. Это своего рода знак признания. В России подобного формата издания пока не столь популярны, а если у нас книга пользуется успехом, то она обязательно выходит в карманном варианте. Вы знаете, когда Россия была Почётным гостем во Франции в 2005 г., к Улицкой выстроилась огромная очередь за автографами.

В последнее время приобретают популярность книги З. Прилепина, который нередко приезжает во Францию и прекрасно общается с читательской аудиторией, А. Геласимов, В. Пелевин, у которого почти всё издано и хорошо продаётся. Начал пользоваться успехом В. Сорокин, что меня немного удивляет, потому что он глубоко связан с советским и постсоветским контекстом, с реалиями, которые неизвестны французской публике. В.Маканин, Ю. Буйда и М. Шишкин также пользуются успехом, но в более узком кругу.

— А как же классики?

— Конечно, у нас популярна классическая тройка – Толстой, Достоевский и Чехов, причём Чехов – во многом благодаря пьесам, его постоянно ставят. Меньше знают его повести и рассказы. Гораздо менее известны Гоголь, Пушкин. Поэзия – вообще сложна в переводе и восприятии. Ещё меньше известны произведения Пастернака, Булгакова…

— К сожалению, статистика констатирует падение интереса молодёжи к чтению, книгам в мире. Чтение заменяют телевидение, Интернет. Существует ли у вас такое понятие, как «кризис чтения»?

— Разумеется, у нас это тоже есть, но об этом не так много пишут и размышляют. Всё-таки Россия была литературоцентричной и в XIX, и в XX вв. В советское время, когда было мало свободы выражения, люди искали ответы на свои экзистенциальные вопросы в книгах. Трифонова с восхищением читали в 1970-е именно потому, что он ставил вопросы, которые не обсуждались в других медиа. Сейчас СМИ говорят обо всём, и даже, наверное, с избытком. Поэтому литература потеряла эту роль. В России всегда процессы происходили быстро. У нас же всё более умеренно и спокойно. Вы знаете, честно говоря, весь XX век шло падение интереса к чтению и снижение престижа интеллектуалов. Но в этом нет катастрофичности. Конечно, и мы признаём, что распространение Интернета и обилие поверхностной, неглубокой информации меняют психику молодых людей, они привыкают к коротким, быстрым текстам, а сесть и читать «Войну и мир» – это уже привилегия. Но всегда будут люди, которые предпочитают хорошую, добротную книгу. А развлекательную литературу и так много читают, например, тираж Марка Леви – 50 млн экземпляров.

— Давайте как раз поговорим об изменениях, связанных, в первую очередь, с инновационными процессами, электронной книгой. Как развивается рынок э-книги во Франции?

— У нас это развивается медленнее, чем в России. Я это объясняю тем, что есть довольно большое сопротивление наших издателей. Они боятся, и это совершенно понятно, что потеряют свой доход. Сейчас все издатели говорят на эту тему, встречаются, спорят, размышляют. Но это пока очень маленький сегмент. Мы понимаем, что это неизбежно, некоторые мои друзья уже читают на планшетах. Конечно, это революция, уже никто не таскает в поездки чемоданы книг. Есть много аргументов в пользу э-книг, и издатели это понимают.

В России, конечно, больше читают электронных книг, но здесь есть одно немаловажное обстоятельство – пиратство, а во Франции его нет! Издатели крайне осторожно отдают контент в электронном виде и применяют различные защитные механизмы. Французских текстов в Интернете в свободном доступе просто не найдёшь!

— В каких жанрах развивается традиционное книгоиздание?

— Здесь всё довольно просто и мало изменений. Есть массовая литература, которая замечательно здравствует, целый пласт качественного масскульта , можно так сказать – Гийом Мюссо или Бернар Вербер, например, и большой «средний» пласт – не масскульт, но относительно лёгкие книги, например Давид Фенкинос. Это не слишком глубокие писатели, но они очень интересно и завлекательно пишут. Тиражи этих книг достигают 30–50 тыс. экземпляров. Кстати, на мой взгляд, у нас очень качественные детективы – более разнообразные, более литературные, чем российские. Есть огромный пласт писателей, тиражи которых не такие большие – 3–5 тыс., а вообще, знаете, люди пишут много. Во Франции активная литературная жизнь. Есть передачи по телевидению, журналы о книгах. Всё-таки люди пока читают, и я не могу сказать, что наблюдаются какие-то новые тренды, это стабильный рынок.

— Это замечательно, что существует уже сформировавшаяся информационная инфраструктура поддержки книги. А есть ли во Франции государственные программы поддержки книгоиздания?

— Нам везёт, потому что Франция – одна из стран, где много таких программ. У нас этим занимаются Министерство культуры и МИД. Программа МИД – это сеть французских институтов, т.е. культурных центров во всех странах, где есть посольства. Мы действительно занимаемся продвижением французской литературы, у нас есть программа поддержки российских издателей, которые выпускают переведённые с французского книги, эта программа называется «Пушкин». Каждый год по этой программе издаётся порядка 30–40 книг, программа работает уже 20 лет, и при нашей поддержке уже изданы почти 900 книг. Причём это некоммерческие проекты, треть – гуманитарные науки, треть – проза, и треть – театр, поэзия, комиксы, фэнтези – во Франции очень качественное фэнтези, сильно отличающееся от англосаксонского, но пока этот жанр французской литературы не очень известен в России.

Другое наше направление – организация участия писателей в ярмарках и других мероприятиях. Вместе с polit.ru мы проводим серию дебатов о нашем и российском обществе, т.е. мы стараемся продвигать ещё и французскую общественную мысль.

Мы предоставляем гранты для издателей, переводчиков и журналистов для поездок во Францию. Каждый год на ярмарке non/fiction вручаются три премии. Премия имени Мориса Ваксмахера присуждается переводчикам за самые лучшие переводы в гуманитарной и художественной сфере, а премия имени Анатоля Леруа-Болье – автору лучшего исследования о Франции на русском языке. Третья премия вручается издателю, который выпустил наиболее интересный проект, связанный с французской литературой и культурой.

Министерство культуры даёт гранты русским переводчикам, которые переводят с французского, и приглашает русских писателей жить некоторое время во Франции и встречаться с французской публикой. Кстати, в этом году 12 российских писателей проводят месяц в разных городах Франции. У нас были Геласимов, Прилепин, Ольга Сидакова. И, конечно, Минкультуры занимается продвижением книг внутри Франции. Есть гранты и для французских писателей, и для школ, чтобы там писатели рассказывали о своей работе.

Хочу отметить, что мало издавать. Нужно ещё и продавать. А какие есть преференции, льготы для книжных магазинов во Франции? Например, я знаю, что у Вас фиксированные цены на книги, а ещё что?

— Пожалуй, фиксированные цены – это самое главное, потому что это позволяет маленьким книжным магазинам быть конкурентоспособными по отношению к крупным. Сейчас разрешена разница только в 5%. Кроме того, государство поддерживает печатную прессу с льготными тарифами на почте. Но всё остальное должны делать сами магазины, в первую очередь привлекать покупателей. В последнее время очень агрессивно развиваются интернет-магазины. Это, конечно, удобно, но покупателю нужны квалифицированные советы специалистов, поэтому в книжном сегменте человеческий контакт очень важен.

Интерес к изучению языков (французского в России и русского во Франции), к сожалению, падает. Какие совместные проекты призваны к повышению взаимного интереса к нашим языкам у молодёжи?

— Во-первых, эти сезоны, которые мы проводим в России и во Франции, уже способствуют интересу к языкам – люди получают больше информации о Франции и России. Существует обмен преподавателями, мы регулярно приглашаем во Францию российских преподавателей французского языка на стажировки. Во многих школах, где преподаётся русский язык, русскоязычные молодые люди общаются на уроках с учениками раз в неделю, чтобы развивать устную речь, за это платит французское государство (а в России это делается в университетах). К сожалению, во Франции сокращается преподавание русского языка в средней школе, боюсь, наступит время, когда его совсем не будет.

— А какие языки сейчас популярны?

— В первую очередь английский, испанский, у которого есть репутация, что он лёгкий, немецкий, итальянский, а ещё сейчас моден китайский язык. Поэтому аргумент, сложен язык или нет, себя не оправдывает. Китай – это коммерция, по общераспространённому мнению во Франции, будущее нашего мира – это Азия, поэтому есть увлечение китайским. Но пока это ещё очень маленький сегмент.

Что касается французского языка, то есть сайт «Франкомания», есть неделя французского языка «Франкофония», которая проходит по всему миру. Проводятся концерты, встречи с писателями. Французские институты в Москве, Санкт-Петербурге, культурные центры Alliance Francaise в Новосибирске, Ростове-на-Дону, Владивостоке и других городах организуют курсы французского языка на разных уровнях. А в Париже в российском культурном центре тоже немало взрослых учеников, которые начинают работать с Россией, и им требуется знание русского языка.

— Наш журнал отраслевой, книжный. Не могу не спросить: что Вы читаете? Какие любимые книги и авторы в Вашей домашней библиотеке? Какое место занимает российская поэзия и проза?

— Во французской литературе, если не говорить о классиках (я очень люблю Стендаля, Бальзака), мне нравятся современные живые классики – Паскаль Киньяр, который переведён на русский язык, или более молодая Мари Ндиай, девушка африканского происхождения, которая стилистически пишет по образцу XIX в. Я очень люблю детективы. Поэзию я мало читаю, но отдаю предпочтение эпической поэзии такого поэта, как Сен Джон Перс.

Из классических русских писателей нравится Чехов, и пьесы, и рассказы, из современных – ранний Пелевин, Юрий Буйда, Татьяна Толстая, Маканин. Сорокин интересен, потому что связан с деконструкцией советского мифа. Улицкую тоже очень приятно читать.

— А в переводе на французский Вы их читали? Интересно узнать мнение филолога о качестве перевода.

— Не читала, но смею заверить, что переводы у нас качественные: рынок очень узкий, переводчиков не так много и все друг друга знают, когда перевод плохой, к человеку уже не обращаются. Здесь ещё играет роль гонорар. У нас это не очень денежная профессия, но заработки ни в какое сравнение не идут с российскими. В России переводчикам очень мало платят, думаю, поэтому переводы нередко получаются некачественными. Именно поэтому мы здесь активно поддерживаем институт перевода.

— Спасибо!

Беседовал Роман Каплин

Опубликовано в номере сентябрь 2012

 



Какие форматы доступа на электронную периодику для вас наиболее интересны?
 

 


webbanner-08-video

 

 webbanner-07-nacproekt

 

 webbanner-01-neb

 

 webbanner-02-fz-o-kulture

 

webbanner-red-03-ebs

 

webbanner-red-04-kn-rynok

 

 webbanner-red-05period-pechat

 

 webbanner-red-06-ros-poligrafiya

 

webbanner-red-10-sost-kultury

 
Copyright © ООО Издательский дом "Университетская книга" 2011
Все права защищены.
Студия Web-diamond.ru
разработка сайтов и интернет-магазинов.