Книжный рынок и издательства   Библиотеки   Образование
и наука
  Конкурс
“Университетская книга”

Октябрь 2017
"Роль библиотеки в глобальной трансформации"

  • Джеральд ЛЕЙТНЕР: "Думай глобально – действуй регионально"
  • ИФЛА-2017
  • Закинициативы в книжном деле: тише едешь – дальше будешь?
  • Книжный рынок – 2017



МультиВход

Интервью

Книжный рынок

Вузовские издательства

Искусство издавать

Библиотеки

Образование

Инновационные технологии

Электронные библиотеки

Культура книги

Библиогеография

Библиотехнологии

Выставки и конференции

Конкурсы и премии

Документы

Copyright.ru

КНИГА+

Год литературы

Журнал Онлайн




 

rgdb-podari-rebenku


Рассылка


eLIBRARY.RU: курс на повышение качества контента
23.04.2016 11:32

Проект Научной электронной библиотеки eLIBRARY стартовал в 1999 г. с обеспечения российских учёных электронным доступом к ведущим иностранным научным изданиям, а 10 лет назад начал работу с русскоязычными публикациями. Сегодня eLIBRARY является крупнейшим в мире ресурсом периодики на русском языке. Рассказать о приоритетах и перспективах развития мы предложили Генеральному директору Научной Электронной библиотеки Геннадию Ерёменко.

elibrary-eremenko

— Геннадий, в каких основных направлениях осуществляется развитие ресурса? Каковы статистика, пользователи, сервисы?

— Платформа eLIBRARY.RU объединяет целый ряд проектов, так или иначе связанных с научной информацией. В последнее время основное развитие идёт по трём направлениям, которые довольно сильно переплетены и взаимно дополняют и обогащают друг друга.

Первое направление — это, собственно, Научная электронная библиотека. Целью этого проекта, с которого действительно всё и начиналось, является агрегация полнотекстовой научной информации. Это прежде всего российские научные журналы. Их уже более 4,7 тыс. Значительная часть из них (более 3,7 тыс., т.е. почти 80%) размещаются в открытом доступе, остальные распространяются по подписке. В каком режиме размещается журнал на платформе eLIBRARY.RU, решает сам издатель. Часть журналов представлена на ресурсе без полных текстов, только в виде библиографических описаний и аннотаций в РИНЦ (ещё около 900 изданий), при этом доля таких журналов постепенно уменьшается.

Второе направление развития — это, конечно же, РИНЦ. Это некоммерческий проект, который был запущен в 2006 г. при финансовой поддержке Минобрнауки России. Целью этого проекта является создание исчерпывающей библиографической базы данных публикаций российских учёных и ссылок на эти публикации, а также расчёт на основе этой информации различных библиометрических показателей, которые могут быть использованы для оценки научной деятельности российских учёных и исследовательских организаций.

И наконец, третье направление — это информационно-аналитическая система Science Index, которая представляет по сути своей аналитическую надстройку над РИНЦ и добавляет новые возможности для различных категорий пользователей. Это уже коммерческий проект, за счёт которого мы можем не только поддерживать РИНЦ в открытом доступе, но и развиваться дальше, создавая новые полезные сервисы для российских учёных.

— Как в целом оцениваете итоги года, какие факторы оказали наибольшее влияние на результаты? В каком ключе осуществляется развитие баз научной периодики в России и за рубежом, как меняется рынок? В чём его национальные особенности?

— Если говорить про научные журналы, то, наверное, можно уже сказать, что мы вышли на уровень, когда eLIBRARY охватывает практически всю российскую научную периодику, по крайней мере всю достойную внимания её часть. То есть фраза «если журнала нет в Научной электронной библиотеке или в РИНЦ, то его просто не существует» становится всё более актуальной. Это не значит, что рост количества журналов, представленных на платформе, прекратился. Хотя бы потому, что каждый год в стране рождаются около 250–300 новых журналов, которые также появляются на eLIBRARY.RU (рис. 1).

elibrary-1

Так что в последнее время мы всё больше задумываемся уже не о том, как привлечь на платформу оставшиеся журналы (этот процесс идёт сам собой — работает гравитационный эффект уже имеющейся коллекции и стремление журналов попасть в РИНЦ), а о том, как ограничить эту коллекцию действительно достойными журналами. Не секрет, что в последние несколько лет стало появляться много журналов, внешне очень неплохо маскирующихся под научные, но на самом деле при ближайшем рассмотрении не имеющих к науке никакого отношения. Целью их создания является элементарная накрутка библиометрических показателей для определённой категории учёных, как правило за денежное вознаграждение. В таком «научном» журнале легко можно встретить, например, статьи, где в списках цитируемой литературы приводится несколько десятков ссылок, которые в тексте самой статьи даже не упоминаются, да и вообще могут не иметь ничего общего с темой данной статьи.

Озадачивает то, что, по-видимому, есть хороший спрос на такие услуги, а если есть спрос, появляется и предложение. Причина этого тоже понятна — всеобщее и, главное, очень формальное использование библиометрических показателей для оценки научной деятельности учёных и научных организаций, в том числе материальное стимулирование за достижение определённых значений этих показателей. Вместо того чтобы сосредоточиться на качестве научных исследований, сотрудники научных организаций пытаются всеми правдами и неправдами добиться повышения этих показателей. В результате мы вынуждены тратить всё больше времени на выявление и удаление таких псевдонаучных публикаций, да и имиджу РИНЦ, понятно, это не способствует.

Эффективно бороться с этой тенденцией можно, если обеспечить условия, при которых заниматься созданием таких журналов, организацией всевозможных заочных конференций и выпуском нерецензируемых сборников статей будет просто бессмысленно, т.е. нивелировать спрос на такие публикации. Определённые шаги в этом направлении мы уже предпринимаем, хотя тут не всё от нас зависит. Запуск в прошлом году проекта Russian Science Citation Index (RSCI), выделяющего из всех российских журналов, индексируемых в РИНЦ, коллекцию лучших научных журналов, является одним из таких шагов. На базе этой коллекции, а также статей российских учёных, опубликованных в журналах, индексируемых в Web of Science Core Collection и Scopus, определяется так называемое «ядро РИНЦ». По этому ядру мы уже начали рассчитывать отдельно свои библиометрические показатели. В отличие от показателей, рассчитываемых по всей базе данных РИНЦ, которые характеризуют скорее валовую публикационную активность учёных и организаций, показатели на основе ядра РИНЦ дают оценку её наиболее качественной части. В ядро РИНЦ, кстати, планируется добавлять и другие типы публикаций (в частности, монографии, труды конференций), отбирая лучшее из того, что имеется в РИНЦ.

Второй серьёзный шаг, о котором хотелось бы сказать, касается уже всей базы данных РИНЦ. Мы подготовили новый регламент размещения журналов в РИНЦ, который предусматривает ежегодный мониторинг качества индексируемых журналов, выявление журналов, которые занимаются накруткой показателей, и их удаление из базы данных. У нас появились мощные аналитические инструменты, которые позволяют легко находить такие журналы и такие схемы. Конечно, будет использоваться и экспертная оценка. Таким образом, речь идёт о том, что в РИНЦ станут индексироваться не все журналы, которые назвали себя научными и готовы поставлять данные, а только журналы, не нарушающие общепринятые правила научной этики.

Здесь опасно, как говорится, «вместе с водой выплеснуть и младенца». Понятно, что существует множество журналов, которые ориентированы на студентов, аспирантов, молодых учёных. Конечно, статьи в таких журналах по своему уровню не дотягивают до авторитетных международных журналов. Тем не менее существование этих изданий не только оправданно, но и необходимо с точки зрения образования и профессиональной подготовки новых поколений российских учёных. Главное, чтобы эти журналы работали по тем же правилам, что и их более авторитетные коллеги. Научное рецензирование в изданиях данного уровня играет, может быть, даже более важную роль, поскольку имеет ещё и образовательную функцию, помогает с самого начала приучать молодых учёных к тому, что публиковать кое-как оформленную научную халтуру — это просто «не комильфо».

В результате этих шагов размещение статей в псевдожурналах и сборниках трудов псевдоконференций станет просто бессмысленным, поскольку эти публикации, скорее всего, просто не попадут в РИНЦ. Ну и уж совершенно точно таким журналам не попасть в ядро РИНЦ, поскольку там издания проходят тщательную экспертную оценку. Поэтому можно надеяться, что такие журналы естественным образом сами отомрут.

— Каковы основные тенденции развития РИНЦ, состав информации, динамика роста числа российских журналов, участники? Чем РИНЦ отличается от других баз данных?

— РИНЦ действительно сильно отличается от таких известных и авторитетных баз данных научного цитирования, как Web of Science и Scopus. Во-первых, по принципу формирования. Web of Science и Scopus отбирают лучшие журналы со всего мира и целиком включают их в базу данных. У РИНЦ задача другая — анализ публикационной активности российских учёных. Поэтому РИНЦ собирает все публикации российских авторов, независимо от их научного уровня и от того, где они опубликованы. Таких публикаций уже более 9 млн.

Вторая особенность РИНЦ — учитываемые источники публикаций. Некоторые до сих пор считают, что ресурс обрабатывает только российские научные журналы. На самом деле в РИНЦ загружаются и обрабатываются практически все возможные типы научных публикаций. Это и монографии, и сборники научных статей, и труды конференций, и диссертации, и патенты, и научные отчёты, и препринты и т.д. В том числе в РИНЦ учитываются статьи российских авторов в зарубежных журналах, которые РИНЦ самостоятельно не индексирует. Эти статьи ежегодно закупаются из базы данных Scopus. Всё это позволяет более комплексно и объективно анализировать публикационную активность российских учёных в различных научных направлениях и оценивать уровень их исследований.

РИНЦ также уникален тем, что на единой платформе и в единой поисковой системе находятся не только библиографическая база данных по цитированию, но и огромный полнотекстовый ресурс eLIBRARY.RU. Такая интеграция обеспечивает новые возможности для обоих проектов. Например, читатели библиотеки могут воспользоваться навигацией через цитирующие или цитируемые публикации, а пользователи РИНЦ — не ограничиваться наукометрическими показателями учёного, а детально ознакомиться с его статьями, тем более что полные тексты большинства из них находятся в открытом доступе.

Интеграция двух проектов позволила нам в прошлом году добавить в РИНЦ ещё одну уникальную возможность. Если у нас есть полный текст публикации, то мы показываем в списках цитируемой литературы так называемый контекст ссылки, т.е. небольшой фрагмент текста, в котором упоминается данная цитируемая работа. Это чаще всего позволяет понять, для чего в данной статье была сделана такая ссылка. Ведь цитирование бывает различное, в том числе даже и отрицательное.

Ну и последнее, о чём хотелось бы упомянуть, если уж мы говорим об отличительных особенностях РИНЦ, — то, что ресурс находится в открытом доступе. Это означает, что все без исключения российские учёные могут не только воспользоваться его поисковой системой, но и получить полный набор наукометрических показателей, рассчитываемых в РИНЦ для всех авторов, организаций, журналов и т.д. Высокая стоимость доступа к зарубежным базам данных научного цитирования, конечно, несколько затрудняет их использование в национальном масштабе.

— Расскажите подробнее об информационно-аналитической системе Science Index. Каковы основные сервисы для разных категорий участников этого проекта: авторов, издателей, организаций?

— Science Index также является уникальным проектом, который отличает РИНЦ от Web of Science и Scopus. Кроме дополнительных аналитических возможностей, он позволяет эффективно решать проблему, с которой борются все производители таких больших баз данных. Это трудность идентификации и нормализации информации. Каждый автор статьи, каждая аффилиация, каждая ссылка должны быть однозначно идентифицированы, т.е. привязаны к конкретному учёному, научной организации или публикации в базе данных. Учитывая, что вариантов написания, сокращений, переводов, форматов оформления ссылок, да и просто ошибок в исходных данных очень много, автоматически сделать это полностью невозможно, а ручная идентификация — удовольствие дорогое настолько, что его не могут себе позволить даже такие крупные международные компании, как Thomson Reuters или Elsevier.

Единственный, на наш взгляд, реальный путь решения этой проблемы — это широкое привлечение самих учёных, а также представителей научных организаций и издательств к работе по исправлению, уточнению и идентификации своих данных (т.е. данных о своих публикациях и цитированиях). И именно этим путём мы пошли, запустив систему Science Index.

Сейчас уже точно могу сказать, что этот подход себя оправдал. Всё больше насчитывается учёных, которые не просто зарегистрировались в Science Index и получили уникальный код автора (SPIN-код), но и взяли себе за правило раз в несколько месяцев заходить на elibrary.ru и проверять свои списки публикаций и цитирований. Всего же в системе зарегистрировались уже более 370 тыс. российских учёных. Учитывая, что всего в стране, по нашим данным, около 410 тыс. исследователей (это количество уникальных авторов, имеющих хотя бы одну публикацию в РИНЦ за последние пять лет), 90% российских учёных уже имеют свои профили в системе Science Index.

Зарегистрированные авторы могут самостоятельно идентифицировать свои публикации или ссылки, которые по каким-то причинам автоматически не привязались к данному учёному. То есть получается, что качество информации, а значит, и библиометрические показатели учёного зависят в том числе и от его собственной активности. Особенно это важно для авторов с распространёнными фамилиями, когда системе довольно сложно принимать решение по отнесению данной публикации к тому или иному из однофамильцев.

Следующим этапом в развитии Science Index стал запуск системы, ориентированной на научные организации. Там уже возможностей гораздо больше, в том числе представители организаций могут добавлять публикации своих сотрудников, которые по каким-то причинам не попали в РИНЦ. Каждая такая публикация проходит проверку нашими операторами и только после этого попадает в РИНЦ.

Уникальной для системы является также возможность анализа публикационной активности на уровне не только всей организации, но и её структурных подразделений или отдельных учёных. Система включает также большой раздел с инфографикой, где в наглядном виде можно проанализировать публикационную активность организации, в том числе сравнить её с другими организациями в рамках отдельных референтных групп. Число российских научных организаций — подписчиков этого сервиса уже превышает 800.

На подходе — Science Index для издателей. Там возможностей ещё больше, но рассказывать о них будем, когда запустим эту систему. Ждать осталось уже недолго.

— Поделитесь результатами проекта с компанией Thomson Reuters по размещению 1 тыс. российских научных журналов на платформе Web of Science. Из открытых источников стало известно, что в проект были включены лишь 652 журнала. Расскажите, по каким критериям проходил отбор и каковы требования для включения в WoS новых журналов.

— Изначально планировалось, что в базу данных Russian Science Citation Index (RSCI) на платформе Web of Science может войти до 1 тыс. российских журналов (рис. 2). Однако мы не ставили перед собой цель обязательно сразу достичь этого уровня. Проведённая экспертная оценка показала, что только 652 журнала уже сейчас готовы для включения в эту базу данных. Конечно, есть ещё немало изданий, которые почти удовлетворяют необходимым требованиям и, соответственно, могут быть добавлены на следующих этапах проекта.

elibrary-2

Главным критерием оценки журнала было качество научных статей, опубликованных в нём. Не было никаких предварительных установок для экспертов. Даже такие факторы, как солидный возраст журнала, его известность, включение его в перечень ВАК, базы данных Web of Science или Scopus, не являлись решающими. Именно поэтому в список попали не только старейшие и авторитетные российские журналы, но и некоторые относительно молодые издания, отдельные узкоспециализированные журналы, которые, может быть, не очень известны большинству учёных, но в своей узкой области являются ведущими. И наоборот, некоторые журналы, даже входящие в WoS и Scopus, не попали в RSCI.

Также заранее не устанавливались никакие квоты для отдельных областей научного знания. В результате получилось, что доля отобранных журналов по тем научным направлениям, которые в стране развиты лучше, оказалась выше (в основном это естественные науки). И наоборот, в тех направлениях, которые выглядят слабее (например, общественные, сельскохозяйственные, медицинские науки), несмотря на большое количество журналов по этим направлениям в РИНЦ, доля отобранных в RSCI журналов оказалась меньше. Однако если сравнивать тематическое распределение российских журналов в WoS и RSCI, то в RSCI журналы по различным научным направлениям представлены гораздо равномернее.

Экспертная оценка журналов проводилась в несколько этапов. На первом для всех российских журналов, представленных в РИНЦ, рассчитывались библиометрические показатели. Это был целый набор критериев, позволяющий комплексно оценить уровень журнала по данным библиометрии.

На втором этапе проводилась широкая общественная экспертиза журналов по разным научным направлениям. На сайте eLIBRARY.RU эксперты заполняли анкеты, в которых каждому журналу в списке по определённому научному направлению следовало приписать один из уровней, отражающий его качество, с точки зрения эксперта.

Для участия в экспертной оценке учёный должен был быть зарегистрирован в системе Science Index в качестве автора научных публикаций, иметь учёную степень кандидата или доктора наук и общее число цитирований публикаций за пять лет (2009–2013) не менее определённого порога, различающегося для разных научных направлений. Значения порогов определялись таким образом, чтобы отобрать 10% лучших по этому показателю авторов по каждому из научных направлений, т.е. обеспечить равное пропорциональное представительство учёных в разных областях знаний. Всего приглашения принять участие в экспертизе были разосланы более 30 тыс. учёных.

Результаты библиометрической оценки и общественной экспертизы были переданы рабочим группам экспертов для их рассмотрения и учёта в процессе принятия окончательного решения о включении журнала в RSCI.

Мониторинг журналов с целью их оценки и включения в базу данных RSCI будет проводиться ежегодно, и, скорее всего, список входящих журналов постепенно расширится. В то же время возможна и обратная ситуация, когда журнал, уличённый, например, в нарушении научной этики, в частности в использовании различных схем по накрутке библиометрических показателей, будет исключаться из базы данных.

Ну и наконец, хотелось бы отметить, что включение журнала в список RSCI ещё не означает автоматического попадания всех его выпусков в Web of Science. Многим изданиям не хватает части информации, необходимой для подготовки данных в соответствии с требованиями Web of Science, не говоря уже о том, что у части журналов недостаёт некоторых выпусков, особенно архивных. Много проблем и с оформлением списков цитируемой литературы в статьях. Поэтому нам вместе с редакциями отобранных журналов предстоит ещё большая работа по доведению качества информации по этим журналам в РИНЦ до приемлемого уровня.

— Очевидно, что, несмотря на принимаемые Минобрнауки России меры, публикационная активность российских учёных пока крайне низка. Должно пройти немало времени, чтобы были сформированы инфраструктура, языковая культура, система мотивации учёных к публикационной деятельности. Однако нередко статьи российских исследователей «не видны» в базах из-за неправильного оформления метаданных. Какие интеллектуальные методики предлагает Ваш сервис для более точной оценки научной деятельности учёного, анализа его публикационной активности?

— Проблема скорее не в низкой публикационной активности российских учёных. Мне кажется, что как раз за счёт различных административных механизмов мотивация и так сейчас вполне достаточная. Судите сами. В год российские учёные производят более 900 тыс. научных публикаций разных типов, из которых почти 600 тыс. — это статьи в научных журналах. Причём это ещё не все, а только те, что загружены в РИНЦ. И из этого потока лишь 40 тыс., т.е. не более 7%, попадают в авторитетные международные базы данных Web of Science и Scopus.

Так что проблема не в том, как стимулировать общую публикационную активность, а в том, как добиться увеличения количества высококачественных научных публикаций. Может, и не нужно требовать от учёного писать каждый месяц по новой статье, публикуя ещё «сырые» или неполные результаты, а лучше сделать это раз в год, но зато это будет действительно серьёзная, добротная работа. А то сейчас ведь доходит уже до абсурда: от научных организаций требуют план по количеству публикаций на несколько лет вперёд.

Что публикации российских учёных в международных базах данных просто не видны и на самом деле их там гораздо больше — это миф, которым пытаются утешить себя руководство и некоторые наши коллеги. Ну да, не всегда наши учёные указывают свою российскую аффилиацию, особенно когда работают в зарубежных странах. Есть проблемы с идентификацией статей в некоторых российских журналах, в том числе проблема учёта переводных версий. Но это принципиально не меняет картину: действительно хороших публикаций мало.

Это не значит, что вопросам правильного оформления статей и ссылок на них не нужно уделять внимания. И это задача не только авторов публикаций. Им, особенно молодым учёным, довольно сложно разобраться с различными форматами оформления ссылок в списках цитируемой литературы. Контроль и корректировка этих данных — прямая функция редакций научных журналов, которой они часто, к сожалению, пренебрегают.

— С учётом непростой экономической ситуации, особенностей распространения научного контента немало дискуссий в профессиональном сообществе возникает в отношении продвижения и реализации журналов: по подписке или путём предоставления статей в открытом доступе. Можно ли достичь баланса и найти оптимальные модели распространения научного контента, с тем чтобы издательства могли монетизировать свои сервисы, а учёные — более активно продвигать свои исследования среди коллег?

— Возможно, у меня несколько консервативная точка зрения, но я сторонник классической модели распространения журналов. У этой модели есть одно важное преимущество — она саморегулируемая. Читатели, подписываясь на журнал или оплачивая статьи, фактически голосуют своими деньгами за его качество. Вряд ли кто-то будет покупать журнал, не представляющий никакого интереса. Соответственно журнал, заработав эти деньги, получает возможность для своего дальнейшего развития и повышения качества. При этом число подписчиков растёт, издание зарабатывает ещё больше денег и т.д. Всё, что требуется от журнала, — это публиковать качественные статьи. Если же он не может этого сделать, то всё работает с точностью до наоборот, и журнал постепенно умирает.

В случае, когда мы переворачиваем схему, т.е. за публикацию платит не потребитель информации, а автор или какая-то третья сторона (например, организация или фонд), то естественный отбор в издательской среде нарушается. Согласитесь, даже морально труднее отказать автору, который принёс в редакцию деньги, и не опубликовать его статью, не говоря уже о том, что он в следующий раз, скорее всего, не придёт в этот журнал. В результате издательство превращается, по сути, просто в типографию, которая печатает (или размещает в Интернете) всё, что приносят авторы. Автор, в свою очередь, начинает рассматривать публикацию статьи как некую услугу, оказываемую ему издательством за деньги.

Схема с оплатой автором публикации статьи в открытом доступе работает неплохо только в авторитетных международных издательствах, которые дорожат своей репутацией и для которых публикация отдельных журналов или выборочных статей в открытом доступе не является основной схемой распространения. К чему это приводит в России, мы видим по огромному количеству откровенно слабых российских журналов, которые размещаются в открытом доступе просто потому, что объявлять на них подписку бессмысленно: всё равно никто не подпишется.

Иногда приходится слышать мнение, что размещение журнала в открытом доступе резко повышает его видимость и, соответственно, его цитируемость. Да, повышает, но видимость журнала — совсем не то же самое, что его востребованность. Если статьи в журнале слабые, никто не будет их цитировать, даже если он будет размещён на тысяче сайтов в Интернете.

Что касается eLIBRARY.RU, то мы одинаково уважительно относимся к любому решению издательства по выбору схемы распространения своих журналов и технически поддерживаем все варианты. Единственное, что мы обычно советуем журналам, которые распространяются по подписке, — через год переводить архивы в открытый доступ. На подписке это уже практически никак не сказывается, а росту цитируемости журнала может поспособствовать.

— Огромное количество информации находится в свободном доступе, активно продвигаются сервисы Open Access Publishing. Как отражается появление таких сервисов на ваших проектах?

— Сервисы открытого доступа при всей своей кажущейся привлекательности для потребителя информации имеют и обратную сторону. Известно ведь, что бесплатный сыр бывает только в мышеловке. За всё приходится платить, и платой в данном случае является наше время. Да, информации огромное количество и она открыта, но сколько при этом мы должны потратить времени, чтобы найти в этом бездонном пространстве то, что нам действительно нужно, учитывая, что пространство это по большей части состоит из информационного мусора? И как не пропустить при этом что-то важное?

Чтобы сделать что-то стоящее, будь то журнал или сервис, в любом случае нужны какие-то средства. Конечно, при современном уровне развития информационных технологий технически опубликовать статью на сайте или в открытом архиве не представляет особого труда. И это даже может оказаться вполне приличная статья. А может быть, и нет. Гарантии никто не даст. Ключевой момент, который отличает научный журнал, — это рецензирование всех публикуемых статей. Рецензирование является своего рода самозащитой научного сообщества от потока лженаучных, халтурных, ворованных работ. Оно создаёт для учёных своеобразную зону доверия, выделяя ту информацию, которой можно доверять и на изучение которой стоит потратить драгоценное время.

Рецензирование — важнейшая, но не единственная функция научного издательства. Есть ещё целый ряд операций, которые необходимы для того, чтобы представить научную статью научному сообществу в максимально удобном и привычном для него виде. Это и качественная вёрстка, и перевод, и корректура, и научное редактирование, и оформление ссылок, и соблюдение принятой в данной области терминологии, и стиль изложения, и много чего ещё. На всё это требуются время, соответствующие специалисты и в конечном счёте деньги, которые нужно в любом случае откуда-то взять.

В модели открытого доступа эти деньги невозможно взять с подписчика, поэтому либо их вообще нет, либо они берутся с автора публикации, с которого в наших реалиях тоже много не возьмёшь. Поэтому большинство вышеупомянутых функций просто опускаются, что, естественно, сказывается на качестве таких журналов. Именно поэтому к российским журналам открытого доступа в отечественном научном сообществе отношение весьма пренебрежительное.

— Как, на Ваш взгляд, изменится система распространения научной информации в ближайшие годы? Какие новые эффективные модели появятся, какую роль будут играть рекомендательные и экспертные сервисы? Возможна ли монетизация таких проектов?

— Не думаю, что в ближайшие годы что-то изменится радикально. Основная революция в этой области уже произошла. Рекомендательные сервисы сейчас действительно модное направление, но для научной информации, мне кажется, слабо применимы. Мы можем даже незнакомому человеку посоветовать, какое новое кино ему стоит посмотреть, какую книгу почитать или в каком отеле остановиться, и с достаточно большой вероятностью ему это будет полезно. В области же научных интересов вероятность такого попадания гораздо меньше, поскольку для современной научной деятельности характерна узкая специализация учёных. Чтобы такая система работала эффективно, необходимо широкое участие в ней учёных, что весьма непросто организовать.

Тем не менее некоторые проекты могут оказаться вполне успешными, поэтому нужно не бояться и экспериментировать в этом направлении. В качестве примера могу привести общественную экспертизу российских научных журналов, которую мы проводили в прошлом году с целью отбора лучших изданий для включения в базу данных RSCI. К этой оценке были привлечены около 30 тыс. самых авторитетных российских учёных по всем научным направлениям. Мы получили около 13 тыс. анкет, 240 тыс. отдельных оценок для журналов и 2,8 тыс. текстовых комментариев экспертов с аргументацией оценки или уточнением тематических рубрик журнала. И это притом, что опрос проходил в конце лета, когда большая часть учёных обычно находится в отпусках. Так что результат вполне положительный.

А вот с монетизацией таких сервисов в области научной информации будет сложнее. Обычно она осуществляется путём мотивирования посетителя к дополнительным покупкам товаров или услуг, продаваемых на сайте. В данном случае это может быть продажа отдельных статей, книг или журналов. Однако, по нашему опыту и опыту других провайдеров научной информации, индивидуальные подписчики составляют лишь небольшую долю от всех продаж. Основная подписка идёт либо централизованно через консорциумы, либо через научные организации. И работа с такими подписчиками строится совсем по другим принципам.

— Ещё один тренд — развитие научных социальных сетей и сообществ и «прикрутка» к ним разнообразных сервисов (например, проект Mendeley). Развиваете ли вы подобные направления коммуникации?

— Да, у нас есть такой проект в работе. Но только это будет не социальная сеть, а скорее профессиональная. Социальных сетей, где можно создать сообщество и пообщаться, и так достаточно. Проблема в том, что эти сети на многих действуют как наркотик. Люди начинают всё больше времени тратить на переписку в таких сетях, и это мешает им сосредоточиться на работе. Мы бы не хотели, чтобы на сайте elibrary.ru, который позиционируется всё-таки как профессиональный сайт для учёных, появлялись какие-то проекты, отвлекающие человека от работы. По этой же причине у нас на сайте практически нет назойливой рекламы. Другое дело, если это будут какие-то полезные сервисы, помогающие учёным сообща решать задачи, возникающие в ходе их профессиональной деятельности.

Для создания такой сети есть хорошие предпосылки. Это, в частности, то, что практически все российские учёные уже зарегистрированы в системе Science Index и мы знаем про них достаточно много: в каком научном направлении они работают, насколько успешно, что читают, кого цитируют и т.д. У нас на этой основе уже работает система поиска и подбора экспертов для решения различных задач, связанных с оценкой научной деятельности (проектов, грантов и т.д.).

— Как выстраиваете взаимодействие с поставщиками не научных журналов? Какие новые сервисы предлагаете поставщикам контента?

— Портал elibrary.ru изначально создавался как хранилище исключительно научной информации, поэтому не научные журналы мы просто не принимаем. Даже научно-популярной литературы у нас почти нет. Другое дело, что среди тех журналов, которые уже размещаются и называют себя научными, далеко не все фактически таковыми можно считать. Всё-таки основным признаком научного журнала является рецензирование поступающих рукописей, т.е. наличие экспертной функции, позволяющей отбирать только достойные научные работы. А вот с этим-то как раз у многих журналов проблемы. Точнее, у нас с такими журналами проблемы, потому что проверить факт рецензирования статей весьма проблематично. То есть отсечь такие журналы на входе по формальным признакам сложно. Для этого требуются экспертная и библиометрическая оценки статей в каждом журнале. Но чтобы их провести, нужно для начала иметь эти статьи в базе данных. Именно поэтому мы изначально принимаем в РИНЦ все журналы, а уже потом определяем их реальное качество.

Из новых сервисов для поставщиков контента можно отметить возможность размещения в НЭБ не только научных журналов, но и различных непериодических изданий (монографий, диссертаций, трудов конференций, сборников статей и т.д.). Эта возможность сейчас предоставляется не только научным издательствам, но и самим авторам этих изданий.

Также нужно упомянуть различные интеграционные сервисы. Мы разработали API для автоматического получения информации из РИНЦ, в том числе для получения актуальных библиометрических показателей. Этой возможностью уже пользуется целый ряд наших партнёров (экспертные организации, производители баз данных, содержащих научную информацию, ЭБС, крупные издательства, университеты и т.д.).

— Каковы стратегии в отношениях с отечественными и зарубежными клиентами? Какие новые опции и сервисы для библиотек появились/появятся на вашей платформе в ближайшее время?

— Про наших подписчиков мы тоже стараемся не забывать. Из тех возможностей, которые появились недавно, можно выделить бонусную опцию для организаций — подписчиков одновременно на систему Science Index и полнотекстовые журналы в НЭБ. Эти организации могут в системе Science Index завести свою организационную структуру и приписать сотрудников к своим подразделениям. Соответственно для этих сотрудников появляется возможность работать с полнотекстовыми ресурсами на elibrary.ru не только с компьютеров организации, но и из дома или любого другого места. Это действительно очень удобно, поскольку многие учёные занимаются поиском, изучением литературы, написанием статей дома.

Также дорабатывается система статистики, что позволит организациям-подписчикам получать более детальное представление о том, какие журналы более востребованы, какие подразделения организации более активны в плане использования доступных информационных ресурсов и т.д.

Опубликовано в номере апрель 2016

 



Какие форматы доступа на электронную периодику для вас наиболее интересны?
 

 


web-ban video

 

 web-ban model6

 

 web-ban neb1

 

 web-ban fz-kulture2

 

 WebBann2016-10

 

WebBann2016-04

 

WebBann2016-06

 

WebBann2016-05

 

WebBann2015-03

 
Copyright © ООО Издательский дом "Университетская книга" 2011
Все права защищены.
Студия Web-diamond.ru
разработка сайтов и интернет-магазинов.