Книжный рынок и издательства   Библиотеки   Образование
и наука
  Конкурс
“Университетская книга”

Ноябрь 2022
"Профессиональные компетенции: новые траектории"

  • Геннадий ЕРЕМЕНКО: "Академическая репутация и научная этика — не пустые слова"
  • Точка старта: "Гений места" в регионах
  • Отраслевое образование: наводим мосты
  • Национальная книжная платформа: новые функционал и сервисы



МультиВход

Интервью

Книжный рынок

Вузовские издательства

Искусство издавать

Библиотеки

Образование

Инновационные технологии

Электронные библиотеки

Культура книги

Библиогеография

Библиотехнологии

Выставки и конференции

Конкурсы и премии

Документы

Copyright.ru

КНИГА+

Год литературы

Журнал Онлайн



 

samiy-chitayuschiy-region


 

rgdb-podari-rebenku


Рассылка


Ада КОЛГАНОВА: «Наш приоритет — сочетание традиций и инноваций»
14.06.2022 08:11

В 2022 г. столетний юбилей отмечает Российская государственная библиотека искусств (РГБИ). Она является главной библиотекой, которая собирает и хранит источники по вопросам театрального, музыкального, кинематографического и других видов искусства. Её фонды уникальны, а формы работы с читателями всех категорий получают заслуженное признание в профессиональном сообществе.

kolganova

В 2001 г. библиотеку возглавила Ада КОЛГАНОВА. Мы пригласили директора РГБИ к разговору о ключевых событиях в истории, коллекциях, формате взаимодействия с вузами, электронных ресурсах и цифровой трансформации, а также, конечно, о юбилейных мероприятиях.

— Уважаемая Ада Ароновна! Поздравляем с вековым юбилеем вашей удивительной библиотеки. Какие события за эти сто лет жизни библиотеки Вы считаете наиболее важными и значительными для её развития?

— Спасибо за поздравление. Это для нас очень дорого, тем более что ваш журнал имеет широкую аудиторию и пользуется большим авторитетом. О ключевых событиях можно говорить долго. Предлагаю остановиться на нескольких официальных вехах в истории библиотеки, которые совпадают с изменениями её статуса и направлений деятельности.

Наша библиотека была организована нестандартно: она создана в недрах Малого театра при драматических курсах, из которых впоследствии выросло знаменитое Щепкинское училище. В начале 1920-х появлялись и другие библиотеки, например Библиотека иностранной литературы имени М.И. Рудомино. В тот же период создавались и новые театры. Это было время культурного бума, всплеск творчества масс, которые до той поры были далеки от культуры. Когда в театры, школы, студии приходили новые люди, им действительно нужна была библиотека. Мы обычно говорим, что это новая библиотека для нового театра. Хотя она была организована в старом академическом театре, её основатели понимали необходимость строить театр по-новому.

Инициатором и автором идеи был Александр Александрович Фомин, у которого к тому времени накопился богатый опыт создания и библиотек, и учебных заведений. Для него библиотека была необходимым элементом сопровождения учебного процесса. Когда А.А. Фомин стал преподавателем курсов в Малом театре и там набирали новых слушателей, он понял, что материалов старой библиотеки недостаточно для учебного процесса. Затем к нему присоединились другие видные деятели: в разные годы в библиотеке работали персоны, заметные в художественном мире. Мы выделяем период, когда в библиотеку пришёл Павел Павлович Пашков — профессор, учитель с большой буквы, человек, который преподавал в других вузах и параллельно работал в Историческом музее. Он привнёс в библиотеку идею лаборатории. Экспериментальный смысл в том, что к библиотеке приложили иные принципы организации. Библиотека, существующая для театра, а особенно для учебного театрального процесса, должна собирать не только литературу, но и материалы, относящиеся к визуальному ряду. Фонд формировался как для актёров и режиссёров, так и для вспомогательных служб театра, прежде всего для тех, кто работал с изображением, воплощал его, перенося на сцену. Здесь комплектовались значительные коллекции изобразительных материалов — то, что в библиотечном, музейном и архивном деле называется листовыми материалами. Так сформировались уникальные фонды гравюр, открыток, фотографий и, что для нас особенно дорого, театральных эскизов. Названные объекты собирания и библиографирования серьёзно отличают нас от большинства библиотек.

kolganova-1

Созданный в недрах Малого театра, этот библиотечный организм постепенно перерастал свои задачи. Он стал обслуживать не только театр и Школу. Постепенно к фондам стали обращаться другие театры. И как выяснили наши историки-архивисты, театру становилось всё сложнее финансировать разрастающуюся библиотеку. В 1925 г. она стала государственной театральной библиотекой, появилась функция централизации специальных задач. Соответственно изменилось и название: она стала Центральной театральной библиотекой.

Нельзя не сказать о периоде Великой Отечественной войны. Библиотека, будучи частично подготовленной к эвакуации, не закрывалась. Здесь оставались работать несколько человек; они одновременно были библиографами, хранителями, обслуживали читателей, в том числе тех, кто приезжал с фронта, потому что книги выдавались летучим бригадам — для агитационно-пропагандистской работы. И в то же время этим людям приходилось дежурить на крыше, сбрасывать «зажигалки»… Центр Москвы привлекал к себе внимание немецких лётчиков.

Революционным периодом для библиотеки, которая накапливала фонд и методический потенциал, много работала для регионов, стали 1990-е гг. На мой взгляд, важно, что библиотеки в это время поменяли свою социальную направленность: исчезла цензура, хлынул поток публикаций из-за рубежа, обновился репертуарный ряд театров, кино и весьма оживлёнными стали международные культурные связи. Это совпало с периодом становления информатизации библиотек. Наша библиотека оказалась в рядах новаторов, которые стали пробовать, искать. Нам повезло, что практически не было экспериментов с каталогом. Другие библиотеки несколько раз меняли платформу, саму информационную систему. Мы тщательно всё взвесили и одними из первых внедрили систему Online Public Access Catalog. Будучи специальной библиотекой, мы имели ряд особенных потребностей, которые были удовлетворены разработчиками. Также мы в числе первых апробировали формат представления библиографических данных RUSMARС, ввели электронный каталог и стали создавать базы данных, используя традиции старых картотек.

kolganova-2Затем наступил период, когда мы, оставаясь театральной библиотекой (это наш приоритет навсегда), осуществили бесшовный переход к расширительному пониманию сферы искусств, к системному пополнению фондов. Да и интерес публики поменялся: возникли дизайнерские направления, продюсерская деятельность, специальности, которых раньше не было. Начали обновляться разные виды народного творчества, появилось множество студий, возникли школы искусств, платные курсы. Люди стали осваивать творческие профессии то как вторую специальность, то как хобби или даже переучиваться полностью. Личностное креативное начало приводило в библиотеку тех, кто раньше в ней не бывал. Министерство культуры РФ разрешило нам поменять уставные документы, чтобы мы расширили свой функционал и перестали обслуживать только лиц определённых профессий. Библиотека стала публичной, это явилось большим шагом не только для нас, но и для развития библиотечного дела в целом. Мы переходили от ведомственного понимания библиотечного сервиса к общедоступности в прямом смысле, становясь примером того, как специальная библиотека расширяет аудиторию. Это оказалось правильным подходом. К нам приходит много любителей, есть немало инженеров, которые занимаются личными творческими проектами, но по образованию никакого отношения не имеют к художественной сфере. Тем не менее порою они не меньшие ценители и мастера искусства, чем те, кто получил специальное образование.

Сегодня библиотеке важно быть современной, находиться на гребне новых технологий, и это существенный аргумент в пользу её развития. Для нас же приоритет — сочетание традиций и инноваций. Меня радует, что это нам удаётся.

— Какие приоритетные задачи стоят сейчас, когда РГБИ входит во второе столетие своей истории?

— Наши задачи сегодня связаны с развитием творческих индустрий. Для нас, как и всегда, важно обслуживать деятелей искусства и культуры и организации, имеющие отношение к созданию арт-объектов в любой форме. Один из главных приоритетов — способствовать образованию молодёжи. Мы всегда много времени и профессиональных усилий уделяли участию в учебном процессе вузов. Ряд из них, например Школа-студия МХАТ, Всероссийский государственный институт кинематографии имени С.А. Герасимова, ГИТИС, Российский государственный университет имени А.Н. Косыгина проводят свои занятия в библиотеке. Во многих вузах мы уже внесены в расписание, и занятия проходят на площадке библиотеки. Это не просто библиотечное обслуживание студентов, но информационное сопровождение учебного процесса. Литературу для них подбираем по специальностям, по заявкам преподавателей, по темам определённых занятий. Книги привозят целыми тележками (улыбается). Студенты: художники, театроведы, музеологи — получают то, что в других местах им недоступно, в том числе возможность работать с редкими изданиями. Мэтры, которые им преподают, постоянно подчёркивают, как важно работать с оригиналом. Удивительно, но современные студенты, как и старые художники, ценят книгу вплоть до вёрстки, запаха, тактильных ощущений. Ценно, что сохраняется поколенческая цепочка. Мы с большим пиететом относимся к художнице Элеоноре Маклаковой, она профессор Школы-студии МХАТ, основательница кафедры технологии сценического костюма. Её выпускники уже сами заведуют кафедрами, преподают. А ученики её студентов создают фильмы, входящие в золотой фонд страны.

Для нас очень важно то, что называется соавторством художника и библиотекаря. Есть множество примеров, когда читатели шли за решением одной задачи в области литературы, театра или кино, понимая её определённым образом, заказывали конкретную литературу, а им делали подборки такого диапазона и рекомендовали такие источники, что они кардинально меняли своё видение. У нас есть аналитическая роспись изображений, а это означает, что можно найти, какие часы носили в то время и какие усы, каковы были пуговицы на форме гимназистов в разных городах. Самый широкий круг вопросов, который может возникнуть у художника, мы можем удовлетворить. Сегодня, конечно, источники шире, чем просто книга: это электронные коллекции, подписные цифровые ресурсы. Но в любом случае такой объём аккумулированных источников может дать только библиотека.

Нам уже скучновато отвечать на вопрос журналистов-публицистов: а зачем нужна библиотека в эпоху Интернета? Мне кажется, этот вопрос все переросли.

— В профессиональном сообществе он уже не обсуждается.

— Совершенно верно, но в широкой публике постоянно появляются новые поколения, не помнящие «родства». Оно им просто не передано вовремя.

— К слову, коллаборация между библиотекарями и исследователями, профессионалами, рекомендательные сервисы и соавторство — это международный тренд. Правда, он выявлен в отношении вузовских библиотек, но, думаю, к вам он напрямую относится.

kolganova-3— Абсолютно точно. Когда стали отрицать значение рекомендательной библиографии, ребёнка выплеснули вместе с водой. А на самом деле наше кураторство, работа консультантами и референтами при читателе показывают, что коллаборация нужна и с музеями, и с вузами, и с художественными организациями. Скажем, пару лет назад «Сбер», который отмечал юбилей, обратился к нам за рекомендацией, связанной с дизайном их карт. Библиотека видит возможные точки соприкосновения с разными институциями. Есть немало промышленных предприятий, которые даже не знают, что могут получить от специальных библиотек ту или иную помощь. Промышленный дизайн, решения, униформы… К нам часто приходят за сведениями о том, как это было раньше. Так, в 1920-е гг. русский авангард предложил множество решений, которые сегодня очень актуальны.

Наш основополагающий принцип — индивидуальная работа с читателем. Если в любой другой библиотеке он должен сам искать информацию, то у нас библиографы обязательно опекают посетителя.

— Фонды РГБИ богаты и разнообразны. В их составе книги, архивы, изобразительные материалы, кино- и видеоматериалы, микрофиши и многое другое. Работа с ними занимает значительное место в деятельности библиотеки. Есть ли проблемы с хранением и реставрацией фондов, ведь среди них издания даже XVI–XVII вв.?

— Наверное, это самая болевая точка. Серьёзнее проблемы, чем хранение, у нас нет. Фонды богатейшие, и они развиваются. С одной стороны, локация у библиотеки замечательная. С другой — мы всё вынуждены хранить здесь. Удалённое хранилище, включая обменно-резервный фонд, у нас есть в районе Белорусского вокзала на улице Новолесной и абонемент — на ул. Петровские линии. Но места не хватает, и это искусственно сдерживает развитие фонда. Вопреки своим желаниям, но спасая комплектование, мы сократили экземплярность. Это опасная тенденция, однако мы вынуждены ей следовать, чтобы обеспечить полноту репертуара. Для объективности нужно сказать, что многое делает для нас Минкультуры России. Сейчас мы совместно находимся в стадии поиска подходящего для нас помещения. Очевидно, что любое хранилище требует особых условий, а для нас очень важно местоположение дополнительного хранения. Не хотелось бы об этом много говорить в юбилейный год, но это то, что тормозит библиотеку.

Что касается реставрации, то сегодня сохранению книг способствует цифровое копирование. Кроме того, у нас около 15 лет существует уникальная реставрационная лаборатория. Мы её организовывали при методическом и методологическом содействии Центра реставрации и консервации при Российской национальной библиотеке. Тогда это была большая программа по сохранности фондов, по всей стране создавались центры реставрации. У нас очень маленькая лаборатория, но, даже понимая, что места мало, мы её создали. В РГБИ работает уникальный специалист — аттестованный Минкультуры России реставратор, который проходил обучение во Всероссийском художественном научно-реставрационном центре имени академика И.Э. Грабаря, в Историческом музее, в Российском этнографическом музее в Санкт-Петербурге. Юлия Полубнева занимается реставрацией изобразительных материалов, прежде всего фотографий, открыток, театральных программ. Потенциал этого направления настолько велик, что мы готовы стать методическим центром для библиотек, имеющих в фонде изобразительные материалы.

Кроме того, в части книжных памятников библиотека заказывает реставрацию не только библиотечную, но и музейную, потому что восстанавливается переплёт, сохраняются какие-то особенности издания, в буквальном смысле вылечиваются болезни книги. У нас есть старопечатные издания, уникальные зарубежные фонды и есть то, что называется репертуаром русской драмы: стеклографированные издания, различные формы копирования и рукописи, так называемые писарские копии театрального репертуара. Когда ставили спектакль, нанимали писаря, чтобы он делал экземпляры для режиссёра и для всех актёров. И были специальные типографии, издательства, которые не только создавали литературу, но и размножали её для постановки. За всеми этими документами нужно следить, потому что они приходят в негодность, а в них часто встречаются режиссёрские пометы, какие-то маргиналии. Всё это нужно реставрировать. Конечно, приходится выстраивать приоритеты, потому что вступают в силу экономические факторы. Книги, которые уходят на реставрацию, обязательно оцифровываются.

Безусловно, в хранилище расположены логгеры, которые следят за микроклиматом. Где-то нужно осушивающее оборудование, где-то — увлажняющее, его мы будем приобретать. Стараемся балансировать на грани возможного.

kolganova-4

— Вы не раз уже коснулись темы оцифровки, цифровой трансформации. Как ресурсы библиотеки представлены в современной цифровой среде?

— Конечно, у нас есть удалённое обслуживание, и сегодня оно становится всё популярнее. Но что касается цифровой трансформации, я убеждена: это не только фонды. До неё мы начинали создавать электронные ресурсы, поисковые системы и т.д., а цифровая трансформация должна пониматься более широко и затрагивать сервисы. Мы стараемся делать так, чтобы читатель был действительно удалённым пользователем, имел возможность заказывать литературу любыми средствами: через Интернет, по электронной почте, получал консультации на сайте в разделе «Спроси библиографа» или мог обратиться к чат-боту. Удобно, что введены разные формы оплаты дополнительных услуг.

Существует электронный абонемент, который даёт большие возможности для обслуживания. По заказу мы можем изготавливать цифровую копию документа, даже если его нет в фонде, и таким образом осуществляется пополнение электронной библиотеки РГБИ. Наши ресурсы частично представлены в Национальной электронной библиотеке. Кроме книг, это тематические коллекции, в том числе «Изобразительная летопись России», коллекция открыток и др.

Вообще, наши цифровые ресурсы делятся на базы данных, создаваемые в библиотеке, и подписные. Те ресурсы, что создаются у нас, начинались со старых, традиционных, картотек. Теперь это и полнотекстовые базы данных. Обычно журналисты восхищаются тем, что у нас можно найти пьесу, посвящённую теме любви на войне или подросткам на войне либо брошенным детям и т.д. — примеры нескончаемы.

— Это достойно восхищения только потому, что должен быть тонко настроен поисковый аппарат.

— Действительно, он тщательно разработан и основан на традициях нашего предметного каталога. Авторитетно и грамотно выстроена система рубрик с отсылками, взаимосвязями. Базы данных создавались как тезаурус, где можно эффективно осуществлять поиск. Кстати, наш поисковый ресурс высоко оценивают методисты Российской национальной библиотеки, которые отвечают за предметную классификацию.

— С 2009 г. в вашей библиотеке работает Музей читателя — это уникальный проект. Как Музей помогает привлечь в библиотеку молодых пользователей?

— Спасибо за то, что ваш журнал отметил это наше начинание. Мы горды этой уникальной идеей. Обычно в библиотеках организуют музеи редкой книги, мы даже знаем библиотечные музеи картин. А наш замысел органично вырос из особенностей библиотеки. Нам всегда хотелось показать, как возникает образец искусства: как его создают, как ищут материал, какие появляются наброски, как они прорастают в образ. Сама идея настолько не обычна, что уже готова привлечь читателя. Но как это показать? Мы всё делаем так, чтобы обратить внимание на проблему чтения, но не досугового, не развлекательного, а профессионального. Кроме того, мы стремились показать богатство нашей культуры и искусства. Демонстрируя всё это, мы людей, даже помимо их воли, поначалу без осознанности втягиваем в понимание важности книги как источника. Когда мы не говорим о чтении привычными для слушателя фразами, а показываем необходимость чтения на рисунках, фрагментах спектаклей, костюмах — это очень эффективно. Например, в прошлом году был юбилей Вахтанговского театра и в экспозиции «Сто лет вместе» среди прочего мы представили костюм, который создавался для актрисы Лидии Максаковой. При этом показали, какой литературой пользовались художники и актриса для создания образа. Так была выстроена творческая линия от замысла к воплощению.

Мы очень рады, что молодёжь интересуется такими проектами, особенно после наших экскурсий. Знаю, что некоторые библиотеки тоже создали Музеи читателя. Например, в Иркутской областной библиотеке имени И.И. Молчанова мы открыли виртуальный филиал, посвящённый Малому театру. А вообще, в каждом регионе есть своё искусство, собственные мастера. Любая библиотека может быть показана с креативной стороны, если она продемонстрирует связь книги и творческого ядра региона.

— Тем более что сейчас развивается проект «Гений места».

— Да, это направление очень созвучно данному проекту. Музей читателя может стать одной из линий данной программы.

kolganova-5

— В РГБИ создана Цифровая театральная библиотека (ЦТБ). Каковы перспективы использования этого информационного ресурса театральными вузами? Каковы его преимущества в учебном процессе?

— Прежде всего следует объяснить, для чего предназначен проект. Это учебная цифровая библиотека. Её задача — обеспечить информационную составляющую учебного процесса театральных институтов. В каждом из них есть свои богатые библиотеки, но цифровая составляющая пока не очень хорошо развита. Для всех театральных вузов представляет трудность собрать цифровой ресурс, который обеспечивал бы все дисциплины. Как Вы думаете, сколько предметов сдаёт студент театрального института, например художник по костюмам, за всё время обучения? 252 — столько мы насчитали в зачётной книжке! Кто бы мог предположить, что сопромат изучают в Школе-студии МХАТ? А он есть в программе, потому что люди имеют дело с конструкциями, механизмами.

Мы много работаем с вузами, готовим различные источники к практическим занятиям и мастер-классам в самой библиотеке. Из этой работы появилась идея цифровой библиотеки. В марте у нас прошёл ознакомительный семинар по платформе, мы привлекли к ней внимание различных вузов, ведь театральные специальности есть не только в специализированных институтах. Всем им необходима аккредитация, и они вынуждены в разных электронно-библиотечных системах точечно отбирать контент. Мы объединяем в ЦТБ базовые специальности, выступаем как агрегатор и как площадка для обмена методической литературой.

— РГБИ ведёт активную научную деятельность. Семинары, лектории, конференции, в том числе международные. Как выстраивается международное сотрудничество библиотеки? Каковы, на Ваш взгляд, его перспективы, особенно в столь непростых условиях?

— Мы всегда работали в режиме «глаза в глаза», были участниками разных конференций, устраивали передвижные выставки за рубежом, даже в самых неожиданных точках мира. Следует отметить, что наши выставки готовятся как монографии: на основе серьёзных научных разысканий. Например, коллеги из Национальной библиотеки Беларуси были удивлены, когда мы им предложили выставку фотографий со спектаклей Белорусского национального театра (Театра имени Я. Купалы) из нашего фонда. У нас серьёзно поставлена научная работа, притом что РГБИ, как и большинство федеральных библиотек, не имеет научного статуса. Помимо разработки библиотечных, книговедческих, аспектов библиотека ведёт научную деятельность, которой, кроме нас, никто не занимается. Это приложение истории театра и театра как предмета изучения к библиотечным, информационным, архивным и музейным источникам и коллекциям. Мы изучаем хранение источников, коллекции материалов театра и кино. Для научной конференции мы выбрали две темы, которые чередуются каждый год: «Театральная книга между прошлым и будущим» и «Национальный театр в контексте многонациональной культуры» (Михоэлсовские чтения). Вторая тема посвящена проблемам национального театра, помещённого в условия многонациональной культуры. Она связана с сохранением языков, культур, формированием национальной идентичности, хранением нематериального наследия. Здесь бывают уникальные открытия, интересные доклады. Например, о латышских театральных студиях в Москве в 1920-х гг. или о польском театре в Белоруссии, русском театре в Узбекистане. И всё это подаётся через документы. Таким образом, библиотека даже стимулирует исследования, которые без этих чтений, может быть, и не осуществились бы. Нам очень дорого, что появились исследователи, изучающие творчество М.А. Булгакова за рубежом с использованием нашего специального указателя.

РГБИ сумела перейти от очного режима конференций к смешанным формам. И гибридный формат себя оправдал. Мы вышли на него чуть ранее пандемии, потому что хотели дать возможность высказаться очень далеко живущим исследователям. В исключительных случаях принимали даже записи выступлений. Поэтому переход получился бесшовным, но у нас не было ни одной конференции, которая прошла бы исключительно онлайн. Очень важно и то, что каждые чтения всегда сопровождаются выставками.

kolganova-6

— А как сейчас выстраиваются отношения с международными партнёрами в условиях «культуры отказа», или отказа от культуры?

— Это пока коснулось нас в незначительной степени. Скорее это ограничение нашего участия в зарубежных конференциях. Хотя какие-то звоночки мы почувствовали раньше. Мы являемся членами ИФЛА, а ещё организации SIBMAS — Ассоциации театральных музеев, библиотек и архивов. Ещё в 2019 г. Польша была страной, в которой проводился конгресс SIBMAS, и мы поняли, что организаторы как-то очень выборочно подошли к заявкам из России. Это было несколько неожиданным. Что касается авторов, которые изучают русский театр, то мы пока ни одного отказа не получили. Более того, рассчитываем, что часть из них приедет на нашу юбилейную конференцию.

Надеюсь, что ситуация стабилизируется. Тем более что санкции больше ударили не по нашей научной деятельности, а по комплектованию. Мы были единственной в стране библиотекой, подписанной на базы данных журнала Vogue, а сейчас получили письмо, что она не будет поставляться — даже при оплаченной подписке. Хотя даже в 1990-е гг., когда финансирование было ущербным, мы сохраняли зарубежную подписку на периодику.

— Многие издательства сейчас испытывают затруднения в связи с удорожанием расходных материалов для печати и сокращением типографских мощностей. Как Ваша библиотека развивает издательскую деятельность в современных условиях?

— Наша издательская деятельность не очень велика. Мы понимаем, как её нужно развивать, если бы это позволяли экономические и финансовые возможности. Важно подчеркнуть, что мы издаём глобального значения указатели, связанные с театром. Это «Репертуар русской драмы» и Булгаковский указатель, о котором я уже говорила. Выпускали альбомы, связанные с нашими иконографическими коллекциями, а сейчас перешли на комплекты открыток. Например, был издан каталог выставки по костюмам народов России. Есть обязательное издание «Действующие лица», совместное с театром «Школа современной пьесы». Мы его выпускаем, потому что являемся соорганизаторами первого в стране конкурса по современной драматургии. Раз в три года РГБИ проводит конкурс монодрамы. Сооснователем его был журнал «Современная драматургия», в котором публикация для начинающих авторов очень важна. А в прошлом году журнал закрылся, не получив поддержки. Для театров и театроведов это серьёзная потеря.

Придётся приспосабливаться к обстоятельствам. В частности, совместно с театром сократили тираж сборника «Действующие лица». Но при этом тщательно следим за качеством. Например, когда печатаем офорты в открытках: передать их качество здесь очень сложно.

— В библиотеке постоянно проводятся концерты, демонстрации художественных и документальных фильмов, экскурсии и многое другое. И это помимо библиотечной, научной, издательской деятельности. Как коллектив РГБИ справляется с такой большой и разнообразной работой? Расскажите о Ваших сотрудниках.

— Можно только искренне поклониться сотрудникам и восхищаться ими. Весь успех нашей библиотеки обеспечивается не фондами и богатыми ресурсами, а трудом коллег. Соблюдение традиций стало нашей традицией. Здесь всегда работали корифеи библиографического дела, великие знатоки фондов, люди, которые свои коллекции передавали в дар библиотеке. Например, Екатерина Свеновна Куликова подарила библиотеке альбом фотографий семьи Петипа. Здесь работали люди, которые выискивали раритеты и приносили свои находки. Но самое главное, это были настоящие профессионалы, очень авторитетные в области театра. Сегодня у нас сохранился кадровый потенциал, и мы старательно обучаем тех, кто к нам приходит. Раньше были нужны люди с театральным, художественным или искусствоведческим образованием плюс библиотечным. Сейчас это практически невозможно, но очень много тех, кто доучивается до библиотечной профессии. И соответственно наоборот: если приходит человек с хорошим библиотечным багажом, мы его погружаем в искусство, в знание различных направлений, в понимание эстетических нюансов. У нас есть курсы для новых сотрудников. Они проходят по всем отделам, чтобы сотрудники не просто знали своё подразделение, но были погружены в специфику работы всей библиотеки. Важно, чтобы специалист понимал, с какими фондами он будет иметь дело. Кроме того, мы посылаем работников на повышение квалификации в Российскую государственную библиотеку, в институты.

kolganova-7

— 100-летие Российской государственной библиотеки искусств — значительное событие в культурной жизни страны. Как библиотека встречает свой юбилей? Какие праздничные мероприятия планируются в этом юбилейном году?

— Мы начали встречать юбилей в прошлом году, проводили фестивали РГБИ в библиотеках страны. Сейчас запланирован целый цикл таких событий: в Чувашии, в Республике Коми, в Астрахани. Это одна из заказанных выставок (библиотеки выбирают их сами), отдельная встреча с рассказом о нашей библиотеке и семинар на выбранную тему. Это может быть библиографическая работа, изучение навигаторов по зарубежному или отечественному искусству, занятия по выставкам, по иконографическим фондам. Такими комплексами мероприятий мы представляем РГБИ по стране.

Ряд выставок, связанных с юбилеем, проходит в самой библиотеке. В Музее читателя организована экспозиция, приуроченная к столетию и РГБИ, и некоторых театров, с которыми мы сотрудничаем. Это Театр имени Вахтангова, Российский академический молодёжный театр, Театр Маяковского. В ноябре планируем провести конференцию, которая будет посвящена тому, чтобы показать богатства и РГБИ, и других библиотек, имеющих фонды по театру и искусству, музейные библиотеки. Пройдут отдельные круглые столы и тематические заседания, торжественный вечер с воспоминаниями, встречи с читателями.

Кроме того, юбилею посвящены интересные проекты, связанные с интернет-ресурсами. С прошлого года на сайте представлен раздел «Раритеты» — это самые яркие явления из фонда: не только книги, но и другие документы, например японские театральные рекламные листовки. Планируем рассказать об уникальной картотеке, которая сама по себе является объектом хранения. Есть также виртуальный проект «До и после», посвящённый объектам реставрации. Это прежде всего бытовая фотография. Такие фотографии обычно плохой сохранности, но они очень ценные, ведь театрам и кино больше нужны изображения не знаменитых персон, а обычных людей.

Мы планируем выпустить новый проспект о библиотеке. Рассчитываем в юбилейный год начать издавать альманах, который будет называться «ЗАЛ». Если расшифровать, это «Зритель. Актёр. Литература», а если не делать этого, просто Зал — библиотечный, театральный, музейный и т.д. Зал может быть в любом месте, где собираются люди. Для нас это понятие стало метафорическим. В альманах войдут не только рассказы о нашей библиотеке: он будет посвящён особенностям работы специальных библиотек, хранению, коллекциям, исследованию отдельных документов, воспоминаниям сотрудников и посетителей, этюдам об артефактах.

— Ада Ароновна, какое пожелание могли бы Вы адресовать читателям журнала «Университетская КНИГА»?

kolganova-8— Меня очень радует, что читатели вашего журнала представляют всю культурную аудиторию. Поэтому желаю, чтобы вы её расширяли. А слово «университетская», вынесенное на титул, обязывает не только вас, но и читателя. Хочется пожелать быть универсальным: тогда интересы журнала будут совпадать с читательскими. Считаю, что гуманитарное образование должно быть и дальше ярко представлено, чтобы изданием пользовались не только люди, связанные с процессом обучения и просвещения, но и те, кто занимается личным творчеством: научным, художественным, педагогическим. Желаю журналу стать известным в среде любителей, погружённых в определённую сферу.

— Спасибо, и ещё раз с юбилеем!

Беседовал Роман Каплин

Фото предоставлены РГБИ.


NB!

Ада Ароновна КОЛГАНОВА, директор Российской государственной библиотеки искусств (РГБИ)

Родилась 1 мая 1946 г. в Минске.

После окончания с отличием в 1969 г. филологического факультета Белорусского государственного университета стала научным сотрудником Государственного музея истории Великой Отечественной войны в Минске.

Переехав в Москву, поступила на работу в Государственную библиотеку СССР имени В.И. Ленина.

В 1981 г. защитила кандидатскую диссертацию по проблеме жанра романа начала XX в.

В 1991 г. А.А. Колганова поступила на работу в Государственную центральную театральную библиотеку на должность первого заместителя директора.

С 2001 г. является директором РГБИ.

А.А. Колганова — автор оригинального проекта «Музей читателя», инициатор и организатор регулярных научных чтений «Театральная книга между прошлым и будущим» и научных конференций «Национальный театр в контексте многонациональной культуры» (Михоэлсовских чтений).

А.А. Колганова — автор около 300 публикаций, в том числе трёх книг.

Опубликовано в номере июнь 2022

 



telegram-1-1
 
Какие форматы доступа на электронную периодику для вас наиболее интересны?
 

 


webbanner-08-video

 

 webbanner-07-nacproekt

 

 webbanner-01-neb

 

 webbanner-02-fz-o-kulture

 

webbanner-red-03-ebs

 

webbanner-red-04-kn-rynok

 

 webbanner-red-05period-pechat

 

 webbanner-red-06-ros-poligrafiya

 

webbanner-red-kult

 
Copyright © ООО Издательский дом "Университетская книга" 2011
Все права защищены.
Студия Web-diamond.ru
разработка сайтов и интернет-магазинов.