Книжный рынок и издательства   Библиотеки   Образование
и наука
  Конкурс
“Университетская книга”

Сентябрь 2022
"Книга в концепции развития креативных индустрий"

  • Борис МАКАРЕНКОВ: "Рынок электронных книг обречён на рост"
  • Креативная экономика: барьеры и драйверы
  • Отраслевая пересборка-2022
  • Российское книгоиздание в первом полугодии 2022 г.: взлёт перед падением?



МультиВход

Интервью

Книжный рынок

Вузовские издательства

Искусство издавать

Библиотеки

Образование

Инновационные технологии

Электронные библиотеки

Культура книги

Библиогеография

Библиотехнологии

Выставки и конференции

Конкурсы и премии

Документы

Copyright.ru

КНИГА+

Год литературы

Журнал Онлайн

 

vebinar-3-missii



 

samiy-chitayuschiy-region


 

rgdb-podari-rebenku


Рассылка


Борис МАКАРЕНКОВ: «Рынок электронных книг обречён на рост»
02.09.2022 18:53

Очевидно, что электронная книга в самых разных проявлениях является основным драйвером развития книжного рынка. Наш сегодняшний собеседник стал пионером во многих цифровых направлениях. К разговору о перспективах аудиокниг, потенциале российского сегмента самиздата с учётом изменения конкурентного ландшафта, политике взаимоотношений с авторами и читателями, новых технологиях и форматах мы пригласили владельца площадки «Литнет» Бориса МАКАРЕНКОВА.

makarenkov

— Борис, думаю, не ошибусь, если скажу, что Вы потомственный книжник, хотя и далёкий от традиционного книгоиздания. Многие годы проекты и направления деятельности, которыми Вы занимались, относились в нашем журнале исключительно к рубрике «Инновационные технологии». Вы один из ведущих экспертов в сегменте аудиокниг, самиздата, да и в целом литературно-цифрового рынка, инициатор многих смелых книжных экспериментов и коллабораций, вовлекающих авторов, издателей, читателей-подписчиков. Расскажите немного о себе и своей команде.

— Искренне горжусь своей командой и очень доверяю ей, мы вместе давно и понимаем друг друга с полуслова. Это те люди, которые помогали мне сначала делать Rugram, потом Т8 и российский Storytel, поддерживали меня во всех инициативах. Основной костяк команды работает уже более пяти лет. Конечно, появляются и новые люди. Сейчас мы набираем специалистов, и это связано с приобретением «Литнета». Они тоже теперь наша команда, и, уверен, нас впереди ждут масштабные, яркие и интересные проекты.

Если говорить о себе, то я по образованию юрист, но не нашёл себя в правовой сфере. Поэтому мой приход в издательский бизнес был в определённой степени случайным, хотя, как Вы правильно заметили, я потомственный книжник. В 2008 г. работал в инвестиционном банке, но наступил кризис, и нас вежливо попросили оценить свои возможности и карьерные перспективы в других компаниях. Когда международный инвестбанк закрылся, прекратив свою деятельность в России, я решил работать у отца в издательстве «РИПОЛ классик». Честно говоря, тогда хотел понять свои дальнейшие перспективы, но в процессе работы в издательстве активно втянулся в неё, книжная тематика стала для меня основной. Погрузившись в издательский бизнес, открыл два собственных проекта: сеть детских книжных магазинов «Кит» и приложение с аудиокнигами «Книга вслух». Понятно, что я тогда искал себя, и цифровое направление в издательском сегменте стало приоритетным. Так и работал несколько лет в «РИПОЛ», а потом, в 2014 г., возникла мысль о создании компании «Т8 Издательские технологии». Меня увлекла идея цифровых изданий, возможность печатать книги в одном экземпляре. А чуть позже появился Storytel. Хорошо помню, как в 2016 г. на книжной ярмарке во Франкфурте познакомился с основателем Storytel Йонасом Телландером и его командой. Наши взгляды во многом совпадали, мы очень быстро нашли общий язык, буквально через несколько дней ударили по рукам, а годом позже я уже возглавлял российское подразделение Storytel. Теперь я всецело увлечён новой историей — «Литнетом».

— В марте 2022 г. Storytel объявил о приостановке деятельности в России. Что это означало на практике? Как оцениваете перспективы работы компании в дальнейшем?

— По факту сегодня Storytel не может привлекать и регистрировать новых пользователей. Приложение продолжает работать только для тех клиентов, которые были на момент приостановки деятельности Storytel в России в марте, соответственно пока ничего не меняется. Есть определённые сложности, которые связаны не только с мировой политикой или политикой самой компании: существует проблема с расчётами. Шведские банки не осуществляют переводы денег в Россию, что практически остановило функционирование всех платёжных систем и делает невозможным обмен денежными средствами между Швецией и Россией. Мы бы с удовольствием продолжали успешное сотрудничество, но, к сожалению, повлиять на внешние обстоятельства не можем.

— Безусловно, наиболее заметным событием последних месяцев в российском сегменте самиздата стало приобретение Вами сервиса «Литнет». Расскажите, как возникла идея покупки. Что стало основным стимулом? Про сумму сделки не спрашиваю, но хотелось бы узнать хотя бы порядок цен.

— Я наблюдал за компанией «Литнет» и её проектами несколько лет, а с владельцами познакомился три года назад. То, что они создали, вызывало искреннее восхищение: это очень крутые продукт и сервис, востребованные не только на российском рынке, но и за рубежом. Сильная команда, яркие идеи, проект взлетел очень быстро. Мы стали активнее общаться, размышляли, каким образом устроить коллаборации с Т8, Storytel, искали точки взаимодействия. Но 24 февраля конъюнктура резко изменилась, коллеги приняли решение прекратить свою деятельность на территории нашей страны, что, собственно, и сделали 8 марта. Тогда я обратился к ним с предложением приобрести ИT-платформу «Литнет», чтобы продолжить её работу в России. Переговорный процесс занял несколько месяцев, и 2 июня «Литнет» вернулся в нашу страну.

Какие-то формы участия, моего или других, мы обсуждали давно, действительно планировали интересные совместные проекты по Storytel и тогда уже говорили о потенциальном приобретении. Но 24 февраля обстоятельства сложились так, что и Storytel в итоге приостановил свою деятельность, и компания «Литнет» приняла решение прекратить работу на территории России. Поэтому у меня появилась такая возможность, чем я и воспользовался, став единственным владельцем литературной платформы «Литнет».

Что касается суммы сделки, то можно по-разному её оценивать. Они могут говорить, что продали очень дёшево, я буду говорить, что купил очень дорого. Но мы договорились о сумме, она устроила в той или иной степени обе стороны, поэтому договоры подписаны, сделка состоялась. Конечно, разглашать сумму не могу, но, поверьте, я убеждён, что «Литнет» — очень крутой продукт, он крайне востребован, у него огромный потенциал.

makarenkov-1

— Проясните, что именно Вы приобрели (в части активов и обязательств). Какова текущая статистика «Литнета» в отношении числа авторов, актуального каталога, читательской аудитории?

«Литнет» был лидером рынка независимых авторов вплоть до момента, когда его владельцы приняли решение прекратить деятельность в стране. Ежемесячная аудитория составляла 60–70 млн посещений. На момент сделки трафик был порядка 30 млн, хотя три месяца они не функционировали вообще, были аннулированы все международные транзакции. Сейчас аудитория постепенно восстанавливается, мы фиксируем 40 млн пользователей ежемесячно. Рассчитываю, что к октябрю сможем вернуть трафик и аудиторию, несмотря на то что последние месяцы характеризуются достаточно резким ростом конкуренции в этом сегменте со стороны наших партнёров.

Что касается авторов, то они делятся на две категории: коммерческие и некоммерческие. Установлены определённые критерии, по которым автор переходит из некоммерческого статуса в коммерческий, по сути получая право продавать свои книги на ресурсе. На текущий момент коммерческих авторов на платформе порядка 3 тыс., они продают книги за деньги и вкладывают часть своих средств в рекламные и маркетинговые бюджеты.

Актуальный каталог изменился несущественно, он растёт, открываются новые подписки. Книг у нас более 170 тыс.

Что касается пассивов (и это было частью сделки), я взял на себя обязательство погасить долги компании, в первую очередь авторам. На данный момент по большей части по этим долгам мы уже рассчитались, есть некоторые трудности с авторами-нерезидентами, поскольку оплата по их счетам усложнена. Основная задолженность была всё-таки перед российскими авторами, по российским счетам. Долги копились: март, апрель, май. На данный момент на 90% задолженность погашена, это касается и авторов из Белоруссии и Казахстана. Я надеюсь, что к выходу сентябрьского номера с нашим интервью мы уже расплатимся и с зарубежными правообладателями.

Сейчас мы проходим процедуру проверки. Поясню, что это такое. Существуют сервисы, через которые мы можем переводить деньги зарубежным правообладателям, но все они сейчас запустили так называемую процедуру комплаенс. Они проверяют, не вхожу ли я в какие-нибудь санкционные списки, всё ли у нас в порядке, имею ли я право заниматься этим видом деятельности. И пока идёт эта процедура, у нас физически нет доступа, чтобы заплатить авторам-нерезидентам. В моих планах к началу делового сезона завершить эти формальности и начать процедуру оплаты авторам, чьи счета находятся за рубежом.

— А какова сумма долгов?

— Я не могу об этом говорить, долги — часть сделки, но для меня это очень большая сумма.

— Каковы Ваши тактика и стратегия в отношении развития «Литнета»? На какие цели и задачи Вы намерены направить основные инвестиции?

— Ответ очень простой. Основная задача — показать авторам, что они могут достойно зарабатывать на платформе «Литнет». Эта цель подразумевает, что помимо покрытия всех долгов важнейшим является продвижение самой платформы, маркетинг — основная составляющая инвестиций, привлечение новых читателей. «Литнет» — колоссальных размеров рынок, с огромным потенциалом, который ещё и на 20% не исчерпал своих возможностей. Конечно, очень важно вернуть прежних читателей, аудиторию, которая привыкла работать с сервисами «Литнета». Безусловно, продолжатся развитие самой платформы, операционной части, инвестиции в ИT. Львиная доля инвестиций будет направлена на маркетинг, возвращение читателей, авторов и увеличение доли компании «Литнет» на рынке.

Какими средствами и методами планируете возвращать доверие авторов и восстанавливать трафик читателей (бонусы, награды, эксклюзивные подписки, софинансирование рекламных бюджетов и пр.)?

— Фишек будет много. Мы планируем постоянно запускать новые интересные и полезные предложения, улучшать условия для авторов и пользователей, самые простые технически и организационно. Я вообще человек достаточно простой и верю, что реклама работает, и мы в первую очередь будем инвестировать именно в рекламный бюджет.

Для авторов планируем инициировать разнообразные акции, чтобы стимулировать их возвращение на платформу, в первую очередь повышенными роялти. Например, те, кто будет открывать аккаунты сейчас и до середины сентября, получат 100% роялти. Софинансирование рекламных бюджетов тоже обязательно будет. Помимо того что станем сами вкладываться в продвижение значительными суммами, масштабными проектами, мы уже объявили увеличение бюджетов тех авторов, кто инвестирует в рекламный трафик, до 150% от первоначальных инвестиций, чтобы книга лучше продавалась. Это должно стимулировать авторов как приходить на платформу, так и достигать более серьёзных финансовых результатов при работе на ней.

— Какова политика «Литнета» в отношении эксклюзивности прав? Какой процент роялти определён на ближайшее время для эксклюзивных/неэксклюзивных авторов? Что изменится в отношении авторов-нерезидентов и расчётов с ними?

— Историю вернуть назад нельзя, поэтому мы адаптируемся к новым вызовам, которые у нас сейчас есть, и к новым реалиям, которые появились. Политика «Литнета» в отношении эксклюзива была достаточно жёсткой и на тот момент времени оправданной, так как «Литнет» являлся лидером рынка. Эксклюзивный автор — тот, кто может публиковаться только на «Литнете» Сейчас мы уходим от этой концепции, у нас есть эксклюзивные и неэксклюзивные авторы. Мы будем давать возможность открывать эксклюзивные книги, стимулировать их авторов за счёт повышения роялти, рекламных бюджетов, наших отдельных маркетинговых событий в отношении определённых книг. Сейчас неэксклюзивный автор получает 50% роялти, эксклюзивный — от 70 до 80%.

Что касается авторов-нерезидентов: мы очень надеемся, что технические проблемы будут решены, а в отношении политики платформы для них ничего не изменится. Когда мы пройдём все банковские процедуры и проверки, будем с ними сотрудничать точно так же, как и раньше, никаких ограничений я не вижу.

— Какова Ваша позиция в отношении персональных данных и защиты контента?

— Это очень серьёзный и важный вопрос, особенно в текущей ситуации. Могу сказать, что мы сейчас проводим аудит всех информационных систем, а также серверов, чтобы полностью соответствовать российскому законодательству по персональным данным. С учётом того что у нас есть иностранные авторы и читатели, мы должны соответствовать ещё и GDPR-2¹.


¹ General Data Protection Regulation, европейский Общий регламент по защите данных.

Поэтому могу сказать, что будут двойной контроль, ответственность и внимание к защите персональных данных. Это один из самых важных моментов безопасности наших пользователей, что является сегодня бизнес-необходимостью. Государство сейчас очень ревностно следит за защитой персональных данных. Если к ним относиться халатно, то бизнес фактически окажется под угрозой, поэтому сейчас это для нас приоритет. Разумеется, то же касается и авторов, и читателей. Но поскольку мы всё-таки приобретали программный продукт, для меня крайне важно качество аудита, чтобы проверить, понять, внедрить новую политику контроля и быть на 100% уверенным, что здесь не возникнет никаких проблем. Конечно, мы продолжим вести работу в этом плане.

makarenkov-3— Борис, как в целом Вы оцениваете отечественный рынок selfpub? По мнению ряда экспертов, в текущем году его ёмкость не превысит прошлогодней. Ваш прогноз?

— Selfpub-рынок? Должен сказать, что это исключительно позиция снобов (смеётся). Нет такого рынка. Есть профессиональные авторы, как профессиональные боксёры, они выходят на ринг и зарабатывают свои деньги.

А насчёт того, что, по прогнозам экспертов, рынок не вырастет… Не хочу никого обижать, но, на мой взгляд, это профессиональная несостоятельность. Поясню: в создавшейся уникальной ситуации, когда с рынка ушёл самый крупный конкурент, конкурент-лидер, умудриться упустить этот момент, ничего не монетизировать и не развить — это немыслимо.

Почему рынок не растёт? Ответ очень простой. Я считаю, что практически все платформы откровенно сэкономили на бюджетах на рекламу, полагая, что люди перейдут к ним и так. И ошиблись: победила жадность. А для меня это позитивная история: конкуренты не смогли перетащить трафик «Литнета» и не вложили ни копейки, чтобы увеличить аудиторию, в эту долю рынка не инвестировали вообще. Моя задача № 1 — в кратчайший срок вернуть позиции «Литнета» на уровень февраля. Если мне это удастся, но при этом рынок не вырастет, это будет означать, что все остальные площадки просто в жёстком минусе. Я считаю именно так. Не могу говорить за весь рынок в целом, только за себя. Когда мы вернём прежние позиции, рынок однозначно вырастет.

— Какие выделите основные отличия российского самиздата от зарубежного?

— Вы знаете, в своё время я обратил внимание на «Литнет» именно из-за уникальности сервиса и его возможностей работы напрямую с авторами и читателями. Потому что это самобытный продукт. На тот момент в каких-то вариациях нечто подобное предлагалось, но именно в такой конфигурации работы на платформе с авторами и взаимодействия авторов с аудиторией полноценных аналогов в мире не было. Обычно сервисы и платформы крайне ревностно относятся к пользователю, не допускают к нему авторов напрямую. У нас же происходит свободное общение авторов с читателями.

Да, есть Wattpad, существуют какие-то премиум-модели, крайне сложно монетизируемые, есть китайские сервисы (условно китайские, сейчас они много где представлены), когда каждая глава продаётся за отдельные деньги. Подобная книга может стоить 20–30–40 долларов, это факт продажи книги, но в полном объёме она закрыта для массовой аудитории, для покупки. А именно практика прямых продаж и совместной работы автора и читателя в «Литнете» в России — уникальная модель, она самобытна, поэтому я не стал бы впрямую строить аналогии.

«Литнет» интересен оригинальной системой, это своего рода микс маркетплейса и социальных медиа, где главный актив автора — читательская аудитория, и он сам формирует этот актив, когда сообщество готово включаться в коммуникацию и при этом платить. По сути, очень многие ресурсы фактически выступают посредниками, оцениваясь не по выручке, а по числу пользователей. «Литнет» и аналогичные сервисы в России впервые дали возможность авторам работать напрямую с аудиторией. У автора появился прямой контакт с пользователем. Да, были какие-то ограничения, тем не менее автор имел возможность общаться через эти платформы, формировать, воспитывать читателя, в комментариях он мог отвечать на вопросы напрямую. Вот это и есть настоящее творчество. Если посмотреть со стороны, непросто определить, чей пользователь, какой конкретной платформы. Это микс: читатель и автор, на которого он подписан, и платформа, обеспечивающая сервис. У автора появилось больше контроля в этой ситуации и больше свободы в работе со своей книгой и читательским сообществом. Поэтому могу сказать, что в России сложилась уникальная система.

— На какие технологии и форматы «Литнет» будет делать ставку? Например, Amazon выделил веб-новеллы в специальный бизнес, а в Китае существенный доход обеспечивает формат, который в «ЛитРес» называется черновиками. Поглавная продажа, микроистории — каковы перспективы этих направлений в нашей действительности?

— Если говорить о черновиках… В России нет модели продаж по главам, она не прижилась, черновики не совсем то же самое. Черновик — это всё-таки история про несозданный продукт. Автор начинает писать и получает обратный отклик, но книга не написана, она в процессе: это черновик. А продажа по главам — когда книга уже написана, она есть, её просто решили продавать по главам. Конечно, китайские сервисы продвигают свои предложения продаж книг по главам и в России, делают переводы на русский язык, заключают договоры с разными авторами. Но такая модель не стала столь массовой, как продажа подписок.

Нет никакого сравнения с тем, что автор открывает доступ к черновикам, к ненаписанной книге: например, за 100 рублей читатель имеет право на доступ ко всей книге по мере её написания. В процессе создания произведения автор ещё и коммуницирует со своими читателями. Это очень важная особенность, некий гибрид Wattpad, где контакт с аудиторией является премиумом сервиса. Но наша история вызывает гораздо больше интереса у читателей, делает его более масштабным, потому что читатель может в процессе написания книги пообщаться с автором, задать вопрос, понимая, что тот может ответить, имеет возможность общаться с другими читателями, которым тоже нравится эта книга. Автор может коммуницировать со своими читателями в социальных сетях, вести собственную аудиторию. Именно таких авторов называют независимыми, потому что они подходят к подготовке своего текста гораздо более профессионально: и ведение соцсетей, и формирование сообщества, и реклама, и продвижение с учётом потребностей аудитории, с которой можно напрямую коммуницировать. Фактически автор берёт в свои руки финансовый успех. Конечно, это могут не все. Но уже есть немало авторов, имеющих серьёзные продажи, вкладывающих немалые бюджеты в рекламу. Когда мы говорим, что Google продаёт рекламу успешно, мы понимаем, что на Google реагирует большая аудитория. И сейчас у нас есть авторы, которые тоже владеют многочисленной аудиторией, собирают её через социальные сети и через платформы. Здесь рулит не площадка, а непосредственно автор и его последователи — читатели.

— До кризиса российские selfpub-площадки осуществляли весьма активную социальную политику. Это были литмобы, премии, писательские школы. Планируете ли поддерживать такие инициативы?

— Конечно, планируем, на 100%, это даже не обсуждается. Сейчас пока мы решаем оперативные технические задачи, технологические вопросы. 90% команды, которая работала в «Литнете», не пришли в новую структуру, поэтому мы выстраиваем процессы заново, набираем людей. Следующий этап — социальная составляющая, более серьёзная коммуникация, маркетинг, реклама, менеджмент. Как я уже говорил, здесь огромный фронт работы с авторами и с читателями. Просто современный бизнес, особенно в сфере литературы, культуры, — это (мы всегда говорим как о само собой разумеющемся) коммуникация, социальные связи, возможности для привлечения и удержания аудитории и выстраивания долгосрочных взаимовыгодных элементов взаимодействия. Автор — платформа — читатель. Автор — издатель — читатель. Возможно, и более широкое взаимодействие: автор — платформа — издатель — читатель. Задача — затронуть как можно больше точек взаимодействия, привлечь новых авторов, показать им, что есть возможность зарабатывать деньги, что здесь нет ничего сложного.

Конкурсы, школы нужны как молодым, начинающим, так и состоявшимся авторам. Современный успешный издательский и креативный бизнес без этого невозможно построить. Мне кажется, сам вопрос таит в себе такой небольшой подтекст: вы собираетесь работать или ерундой заниматься будете (смеётся)? Так мой ответ: конечно, мы работать будем. Но если серьёзно, без активной социальной политики успешно строить бизнес невозможно и нельзя сохранить доверие авторов. Сегодняшний рынок может расти за счёт читательской аудитории. И здесь вопрос не только в устройстве платформы, которая взаимодействует с читателями и издателями, но и в доверии к ней.

— Насколько я понимаю, в основу идеи холдинга «Т8 Издательские технологии» была заложена некая экосистемность: электронные книги легко превращаются в печатные, контент распространяется по максимально возможному числу каналов и всё это объединено неким сообществом. Какое место во всей этой коллаборации уготовано «Литнету» и аудионаправлению, которым Вы занимались многие годы?

— Одна из фундаментальных идей Т8 заключалась в том, чтобы дать возможность автору через Rugram самостоятельно выйти на бумажный рынок, понятно, что со своими ограничениями, и финансовыми, и тиражными. Тем не менее формат Rugram позволял автору, не передавая права, получать финансирование и на условиях разделения выручки осваивать новые сегменты. Фактически как сообщество независимых авторов, модель, близкая к Storytel и «Литнету». Поэтому, конечно, свой опыт и с Т8, и со Storytel, и по аудиокнигам я обязательно буду применять в «Литнете». В каком формате, пока не знаю, честно скажу. Конечно, есть такие красивые картинки у меня в голове, когда коммерческий автор «Литнета» сможет одним касанием кнопки получить распространение в традиционных магазинах или загрузить свою аудиокнигу, которую будет продавать на платформе «Литнет» как отдельный продукт, и мы, разумеется, будем стремиться ему во всём помогать. Но пока это задумки. Посмотрим, как они будут реализовываться, для этого требуется определённое время, но дать возможность автору монетизировать свой контент в разных форматах на большем количестве площадок мы будем стремиться. Коммерческий успех автора — это успех всей платформы: если авторы много зарабатывают, платформа тоже получает доход. Если увидим хороший потенциал продажи книг в бумаге, по желанию авторов мы не станем упускать такую возможность, будем максимально помогать это делать. То же касается и аудиокниг.

Вы знаете, я верю в аудиокниги, знаю, что аудитории электронных книг и аудиокниг относительно автономны, хоть и пересекаются, но достаточно много пользователей предпочитают аудиокниги, и это тоже потенциал привлечения новой аудитории, потенциал нового рынка, который не отменяет другие каналы, а только добавляет. Знаю это по количеству людей, которые читают только э-книги или слушают только аудио, по своей работе в Storytel, и, конечно, мы будем об этом думать, внимательно изучать, оценивать и смотреть. Намерены предлагать всё, и лишь сам автор будет решать, хочет ли он использовать ту или иную возможность, потому что «Литнет» всё-таки платформа по продаже авторских книг и в конечном счёте за автором финальное решение об использовании тех или иных инструментов, возможностей и механик. Наша задача — дать ему такую возможность. Внутренне я вижу колоссальный потенциал рынка. Вообще, я пионер по складу характера и верю во все новые возможности. Будем использовать эту ситуацию по максимуму.

makarenkov-2

— Как Вы оцениваете перспективы российского рынка электронной книги в целом — в нынешнем году и на ближайшую перспективу? По Вашим предположениям, какие неожиданные (или ожидаемые) факторы могут повлиять на его динамику?

— Полагаю, что зарубежный рынок на ближайшее время для нас не релевантен, потому что все мы оказались в экстраординарной ситуации. Это касается и законодательных инициатив, и нежелания иностранных правообладателей продавать книги в нужном объёме при переводе на русский язык, и расчётов. Это не может не отразиться в целом на рынке, поэтому следует развивать отечественные тренды.

Эксперты и предсказатели а-ля Мессинг могут представить свои прогнозы российского книжного рынка. Моя гипотеза: рынок независимых авторов будет расти, потому что они должны быстрее адаптироваться ко всем изменениям. Отечественные авторы выигрывают от того, что сейчас есть ограничение на переводную литературу: оно стратегически важно, когда рынок слабоконкурентен и не надо бороться за читателей. Безусловно, это может привести к определённым негативным долгосрочным трендам, но сейчас, в краткосрочном периоде, для рынка независимых авторов это неплохо.

Что касается электронного рынка, то произойдут парадоксальные вещи, на мой взгляд: количество новых наименований в ближайший год (опять же, если ситуация не изменится) потенциально может сократиться, а средний тираж — вырасти. То есть в принципе я верю в хороший, сильный рост независимых авторов, причём в двузначных цифрах, близких к трёхзначным, в ближайшие несколько лет. Рынок электронных книг, если оставить в стороне независимых авторов и оценить сегмент электронных изданий, тоже должен вырасти. Рынок вообще достаточно сильно просел в последние месяцы из-за ухода платёжных систем. Год-полтора потребуются на восстановление, а потом с этой точки рост должен быть достаточно активным. Какими темпами, как раньше или нет, зависит от ценовой политики. Как всегда, мы обсуждаем вопрос: продавать дорого и немного или дешевле, но в гораздо больших объёмах. Конечно, это зависит и от появления новых игроков, например «Яндекса» через покупку Bookmate, что означает серьёзные вложения в рекламу и приобретение новых читателей. В целом я позитивно оцениваю ситуацию в сегменте и считаю, что, если он не вырастет, это будет достаточно странно, учитывая, какие мастодонты приходят сюда. Рынок электронных книг обречён на рост.

— Наш традиционный вопрос касается Ваших личных книжных предпочтений. Что читаете, в каких форматах?

— Предпочитаю слушать аудиокниги и читать бумажные. Электронные книги у меня не прижились. В данный момент читаю «Алгебру счастья» Скотта Гэллоуэйя, но впечатлениями пока не могу поделиться: читаю совсем недавно; надеюсь, понравится. Не так давно перечитал Нассима Талеба «Чёрный лебедь. Под знаком непредсказуемости» и «Антихрупкость. Как извлечь выгоду из хаоса». Не могу сказать, что они дают вдохновение, но прочитать их полезно, особенно сейчас: это поможет мозг встряхнуть и быстрее адаптироваться к событиям, которые происходят вокруг нас, чтобы хотя бы попытаться проанализировать тренды на будущее. А настольных книг, как у других: когда возвращаешься, перечитываешь по нескольку раз, у меня нет. Предпочитаю новинки. Хотя… «Дюна» Фрэнка Герберта, пожалуй. К этой книге я возвращался неоднократно, когда вышел фильм: стало любопытно, интересно, с удовольствием прослушал её ещё раз.

— Спасибо и удачи во всех начинаниях!

Беседовала Е. Бейлина

Фото из личного архива Б. Макаренкова.

makarenkov-4NB!

Борис Сергеевич МАКАРЕНКОВ, акционер холдинга «Т8 Издательские технологии», основатель издательской платформы Rugram, генеральный директор Storytel Россия, владелец платформы «Литнет».

Родился в 1986 г.

Окончил факультет «Международное право» МГИМО МИД России в 2006 г.

В 2007 г. получил второе высшее образование в Финансовом университете при Правительстве РФ, факультет «Финансовый менеджмент».

С 2005 г. — юрист в международной юридической фирме Freshfields Bruckhaus Deringer.

С 2008 г. — главный юрист в издательстве «РИПОЛ классик».

С 2014 г. занимается предпринимательством в области цифрового книжного бизнеса.

Опубликовано в номере сентябрь 2022

 



telegram-1-1
 
Какие форматы доступа на электронную периодику для вас наиболее интересны?
 

 

    rks20 


 


webbanner-08-video

 

 webbanner-07-nacproekt

 

 webbanner-01-neb

 

 webbanner-02-fz-o-kulture

 

webbanner-red-03-ebs

 

webbanner-red-04-kn-rynok

 

 webbanner-red-05period-pechat

 

 webbanner-red-06-ros-poligrafiya

 

webbanner-red-kult

 
Copyright © ООО Издательский дом "Университетская книга" 2011
Все права защищены.
Студия Web-diamond.ru
разработка сайтов и интернет-магазинов.