Книжный рынок и издательства   Библиотеки   Образование
и наука
  Конкурс
“Университетская книга”

Ноябрь 2019
"Книга и чтение в культурном коде человечества"

  • Михаил ШЕПЕЛЬ: «Ставка на личную мотивацию сотрудников и совместное управление библиотекой»
  • НЭБ, ФКС и возрастная маркировка контента
  • Аудиокниги: кроссмедийный подход и работа с аудиторией
  • Российские книжные: совместное будущее



МультиВход

t8

 

Интервью

Книжный рынок

Вузовские издательства

Искусство издавать

Библиотеки

Образование

Инновационные технологии

Электронные библиотеки

Культура книги

Библиогеография

Библиотехнологии

Выставки и конференции

Конкурсы и премии

Документы

Copyright.ru

КНИГА+

Год литературы

Журнал Онлайн

 

lit-flagman1




 

rgdb-podari-rebenku


Рассылка


Евгений Кузьмин: Россия в мировой информационной политике
07.07.2013 21:48

В прошлом году Россия была единогласно переизбрана на второй срок в качестве страны – председателя Межправительственного совета Программы «Информация для всех». Это беспрецедентный случай как в истории нашей страны, так и в истории ЮНЕСКО. При этом, несмотря на красивое и несколько философское название Программы, это направление очень важное политически и чрезвычайно проблемное по сути. Очевидно, что всеобщий доступ к качественной актуальной информации невозможен без её сохранения, без информационной грамотности, без эффективной и нацеленной на развитие информационной политики, без выработки и соблюдения принципов информационной этики, без предоставления информации на тех языках, которыми люди владеют. О международном позиционировании нашей страны и знаковых инициативах России, о политическом закулисье в ЮНЕСКО и «языковом раскладе» в Интернете «УК» беседует с Председателем Межправительственного совета Программы «Информация для всех» Евгением КУЗЬМИНЫМ.

kuzmin— Евгений Иванович, Вы являетесь Председателем Межправительственного совета Программы ЮНЕСКО «Информация для всех», в который входят 26 стран, избираемых каждые два года всеми государствами – членами ЮНЕСКО. Какие направления курирует Программа? Каковы её цели и приоритеты сегодня?

— В рамках Программы изучаются такие проблемы формирующегося глобального информационного общества, как доступность информации, сохранение информации, информационная этика, использование информации, информационная грамотность. Это и есть на сегодняшний день официально одобренные приоритеты Программы. Они определены её Стратегическим планом, который был принят ЮНЕСКО в 2008 г. и действует до конца 2013 г. В последние годы по инициативе России и при поддержке ряда стран де-факто утверждается шестой приоритет – сохранение и развитие многоязычия в киберпространстве.

Основная задача Программы заключается в том, чтобы помогать государствам – членам ЮНЕСКО формировать подходы и формулировать политику построения обществ знаний путём выработки рекомендательных рамок такой политики – причём как в отдельных предметных областях, так и в целом.

Подчеркну, это единственная международная Программа, которая изучает вышеназванные проблемы комплексно, в их взаимосвязях, на основе междисциплинарного подхода, с участием всех заинтересованных сторон. Мы приглашаем участвовать в наших проектах и мероприятиях специалистов из сферы культуры, образования, науки, коммуникации и информации, практиков, теоретиков, управленцев, политиков. Мы считаем важным организовывать нашу деятельность именно таким образом, поскольку на стыке разных наук и разных подходов вырабатывается целостный взгляд на мир, на процессы и проблемы в глобальном информационном обществе, на способы и средства их решения.

— Скажите, а в чём проблемы, например, в доступе к информации? Сегодня многие считают, что такой проблемы больше нет, ведь у каждого есть Интернет.

— Ну, во-первых, в масштабах мира и даже нашей страны – далеко не у каждого. Во-вторых, доступ к Интернету – это ещё не доступ к информации. К какой информации мы имеем свободный, т.е. бесплатный, доступ в Интернете? Это ведь, в основном, всё информация для бедных – разрозненная, противоречивая, чаще всего непонятно, кем и в каких целях распространяемая. Зачастую это просто информационный шум. Серьёзная актуальная аналитическая информация, которая позволяет принимать верные политические, экономические решения, – отнюдь не в Интернете. Она – в столах и компьютерах политиков, глав корпораций, ведущих учёных. Когда она появляется в Сети, все решения уже давно приняты. Простой пример: войдите на сайт любого нашего государственного ведомства. Чаще всего Вы там увидите информацию о том, с кем встретился тот или иной министр, какое прошло совещание, но какие решения, в чьих интересах готовятся в недрах этого органа – этого Вы не узнаете из открытых источников.

Соответственно, в процессе развития интернет-пространства возникает много вопросов. К какой актуальной, точной, выверенной информации должны иметь доступ преподаватели вузов, школьные учителя, врачи? К какой информации правительства должны гарантировать доступ людям, живущим, например, на селе и обладающим сравнительно низким уровнем образования? Какая информация должна быть бесплатной, какая – платной? Серьёзная информация стоит очень дорого.

kuzmin1Доступ к ней очень ограничен, особенно если она в частном владении. А общественный сектор информации сегодня по мере развития капитализма сужается, причём во всём мире. Кто отвечает за производство и актуализацию общедоступной информации? Есть ли у органов государственной власти деньги и квалифицированный персонал, чтобы готовить эту информацию надлежащим образом? И если нет, то кто это должен делать? Неужели частные корпорации будут тратить большие деньги, чтобы потом предоставлять её бесплатно?!

А кто осуществляет политику в сфере доступа к информации на национальном и международном уровнях? Сегодня информация не имеет государственных границ. Вы живёте в России, работаете на сервере, который физически находится в другой стране, принадлежит он компании, которая зарегистрирована в третьей стране, а её владельцы – граждане четвёртой страны. Вы даже не понимаете, в чьей юрисдикции находится всё то, что происходит. Злоупотреблений и преступлений в киберпространстве огромное количество – кибератаки, хакерство, кражи данных, нарушения авторских прав, пиратство, клевета, оскорбления, троллинг и т.д. Всё это оказывает большое влияние на обеспечение доступа к информации. Какова здесь роль правительств, транснациональных корпораций, которые владеют каналами связи, осуществляют интернет- и контент-провайдерство? Каковы права и ответственность государственных информационных – библиотек, архивов, музеев, центров научно-технической информации, издательств, СМИ? Каковы этические регуляторы? Это всё – вопросы сложные сами по себе, но при этом они ещё и взаимосвязаны.

Для того чтобы обсуждать все эти проблемы и вырабатывать рекомендации для правительств и информационных институтов, в 2000 г. в ЮНЕСКО и была создана Межправительственная программа «Информация для всех». По каждому из её приоритетных направлений функционируют международные рабочие группы.

— А почему, кстати, Программа называется «Информация для всех»? Разве возможна в принципе «информация для ВСЕХ»?

— По-моему, у Программы красивое и благородное название. Знаете, название романа ведь не всегда отражает, а тем более исчерпывает, его содержание. «Информация для всех» – это высокий идеал, утопический, в известной степени романтический, назовите как угодно. Без идеалов нельзя. И каким ещё должен быть идеал, если сегодняшнее общество называют информационным и почти все страны мира говорят о том, что они строят общества знаний?

— Какие проекты Россия инициирует и ведёт в Программе?

— Каждый год мы инициируем и проводим крупные тематические международные конференции, и участвуют в них ведущие мировые эксперты.

Например, в 2011 г. это были большие форумы по вопросам развития многоязычия в киберпространстве и сохранения цифровой информации. Первый состоялся в Якутске, второй в Москве. В 2012 г. в Москве мы организовали международную конференцию по медиа- и информационной грамотности.

Все эти форумы завершились принятием значимых для соответствующих сфер политических документов, имеющих очень высокий индекс цитирования.

В нынешнем году в феврале мы организовали большое специальное мероприятие на ООНовском форуме в штаб-квартире ЮНЕСКО в Париже, который назывался WSIS+10, где подводились итоги десятилетней реализации решений Всемирного саммита по информационному обществу.

В июне на ежегодной Крымской конференции – крупнейшем в Восточной Европе форуме информационных и библиотечных специалистов – по традиции в 12-й раз прошёл День Программы ЮНЕСКО «Информация для всех».

В сентябре в Южно -Сахалинске состоится международная конференция на тему «Интернет и социокультурные трансформации».

Всё это знаковые для мирового сообщества форумы, организованные нами впервые в мире.

В рамках Программы мы регулярно готовим и издаём сборники информационно-аналитических материалов, рекомендации и монографии по всем областям нашей компетенции.

Кроме того, мы продвигаем в мире достижения России, которых немало. Это и наша сеть центров доступа к правовой, экологической и иной социально значимой информации, это и наши замечательные уникальные достижения в сфере сохранения языков и их развития в киберпространстве. Такого нигде больше в мире нет. Продвигаем и российских специалистов.

Активно председательствуя в Программе ЮНЕСКО «Информация для всех», мы заявляем о себе как о стране, которая может эффективно организовывать международное сотрудничество для решения острых проблем современности, причём в такой инновационной области, как применение ИКТ.

За последние три года в различных мероприятиях и проектах Программы «Информация для всех» принимали участие представители почти всех стран мира. Только в мероприятиях, которые прошли в России, участвовали ведущие эксперты из 120 стран со всех континентов.

— В прошлом году Вы были переизбраны председателем Программы на второй срок. Насколько я понимаю, Россия никогда не председательствовала в подобного уровня организациях так долго. А какую роль играет наша страна в таких организациях, каков уровень её позиционирования и влияния на мировой арене?

— ЮНЕСКО отвечает за формирование инфоструктуры, международной политики по отношению к информационным институтам, которые производят, собирают, упорядочивают, хранят информацию и предоставляют её для общественного использования.

kuzmin2У ЮНЕСКО есть всего две крупные межправительственные программы, связанные с коммуникацией и информацией. Одна – это Межправительственная программа развития коммуникаций, фактически это развитие СМИ, и сегодня к ней добавились социальные сети. Вторая – это Межправительственная программа «Информация для всех», где, как я уже сказал, шесть важнейших направлений.

В Программе «Информация для всех» у России сейчас ключевые позиции. Что же касается Программы развития коммуникаций, то де- факто за этим направлением стоит западный мир, прежде всего США, Англия, потому что СМИ, Интернет, социальные сети – это сегодня мощнейший канал их влияния на общественное сознание, в том числе и продвижения западной демократии в страны третьего мира.

У ЮНЕСКО заслуженно очень благородный имидж. ЮНЕСКО имеет дело с высокими смыслами, продвигает гуманистические идеалы, и это работа на перспективу. Но очень немногие отдают себе отчёт в том, какая изматывающая политическая борьба идёт в ЮНЕСКО, как тяжело даётся там каждый серьёзный шаг, особенно в такой стратегически важной сфере, как киберпространство, которое всё больше и больше влияет на реальную жизнь и которое именно поэтому стало инструментом реализации политических, экономических и культурных интересов ведущих мировых игроков – не только государств, но и транснациональных корпораций. Сегодня мы оказались в эпицентре этой борьбы, и вокруг нас в ЮНЕСКО далеко не только наши друзья и единомышленники, но и много некомпетентных, равнодушных, эгоистичных, корыстных и при этом очень влиятельных людей, которые являются скрытыми и явными противниками того, что делается в рамках Программы «Информация для всех». Это ведь программа, которая имеет дело с очень серьёзными проблемами.

— Впервые за 19 лет существования Рунета на прошедшей в апреле конференции РИФ+КИБ 2013 была поднята тема катастрофически слабого уровня информационной грамотности. Интернет -сообщество, которое было крайне далеко от философских и академических измышлений на эту тему, пришло к пониманию проблемы, но уже через потерю денег, репутации (обман, интернет-мошенничество, киберпреступления из-за безграмотности пользователей), что не лучшим образом сказывается на бизнесе в целом. Корпорации вкладываются в масштабные исследования этой проблемы, поддерживают соответствующие программы. Есть ли какое-либо взаимодействие Программы и бизнес-сообщества?

— Прекрасно, что и бизнес-сообщество, наконец, дозрело до того, о чём уже 15 лет говорят библиотекари и исследователи. Значит, есть шанс, что будут предприняты усилия и на уровне государств. Без целенаправленной подготовки человека к жизни в информационном обществе, причём на всех уровнях образования, нормального развития страны не будет. Пока, на мой взгляд, ничего серьёзного нет. И говорить сегодня уже надо не об информационной грамотности, а о медийной информационной грамотности. Буквально два года назад произошло первое событие в истории, когда специалисты в области медиаобразования объединились со специалистами в области информационной грамотности.

Несколько лет назад ЮНЕСКО поставила перед ведущими мировыми специалистами задачу разработать индикаторы медийной информационной грамотности населения, чтобы можно было учитывать региональные, стратификационные факторы и принимать надлежащие меры. И такая рабочая группа уже сформирована, работа идёт, прежде всего, благодаря нашей московской конференции 2012 г. Сегодня мы уже имеем и необходимые разработки и документы, в которых зафиксировано то, что люди должны знать и уметь в сфере коммуникации и информации в зависимости от возраста, уровня образования и профессии. Но общепризнанных учебных программ на сегодняшний день не существует нигде в мире. Фрагментарно это есть в продвинутых странах, в Финляндии дело обстоит очень хорошо, есть много полезного на английском языке, кое-что даже переведено, но ничего пока не адаптировано. Необходимо формировать научно-педагогические коллективы, которые станут разрабатывать программы для подготовки педагогов медийной информационной грамотности. Это надо делать довольно быстро, на ходу.

— Ещё одно направление, курируемое Программой, – сохранение информации. При этом возникает колоссальное количество вопросов, что и как сохранять, нет ни единой терминологии, ни стандартов, фактически эксперты говорят на разных языках. Как Вы можете прокомментировать происходящее?

— Огромное количество ценнейших электронных информационных ресурсов уже потеряно. Почти никто в нашей стране всерьёз и надолго не сохраняет электронную информацию и не умеет этого делать, никто не несёт ответственности, нет научных исследований, мониторинга, подготовки специалистов, общепризнанных передовых практик. Потеряна или украдена книга в библиотеке – скандал. Сгорели в одну секунду в той же библиотеке или в музее электронные массивы – никто на это не обращает внимания. Поохали в дирекции и забыли. В российском Интернете есть потрясающие ресурсы, страшно даже подумать о том, что никто не отвечает за их долгосрочную сохранность. Среднее время жизни одного сайта – три месяца.

Для того чтобы научиться сохранять информацию в традиционном виде, человечеству потребовалось две тысячи лет. У нас столько времени нет, поэтому уже много потеряно, ещё очень многое будет потеряно, и вопрос, насколько быстро осознают это и скоординируются специалисты из разных профессиональных сфер – те, кто умеет сохранять информацию, производить, распространять и агрегировать контент, от кого зависит финансирование этой деятельности. Должна возникнуть общая терминология, но с этим очень сложно даже в продвинутых западных странах. В традиционном виде всё понятно – книга, журнал, плакат, открытка, а в Интернете – динамический цифровой объект, который изменяется каждую секунду. На каждое событие в Интернете очень важны комментарии специалистов, но они находятся внутри огромного массива комментариев пользователей, которые по большей части непрофессиональны, безобразно поданы.

Недавно я прочитал, что, оказывается, оригиналы видеофайлов о ходе российских выборов хранятся в… Калифорнии. Кто сегодня владеет другой нашей информацией и кто будет владеть ей в будущем? Что с ней планируют делать – продавать, фильтровать, направлять в нужные каналы? Все пишут в социальные сети, Twitter. А где сохраняется эта информация? Весь архив Twitter передан в Библиотеку Конгресса, т.е. правительству США. А архив Facebook, «ВКонтакте»? Кто их будет сохранять – РГБ, Государственный архив России или Google?

Перед нами целый ряд вопросов, на которые сегодня у нас нет ответа: что сохранять, кто будет сохранять, как, в каком виде, на какой момент времени, кто разрабатывает критерии отбора для долгосрочного сохранения? Дело это, кстати, дорогостоящее, и сегодня в Америке развивается новая наука – экономика сохранения электронной информации.

Необходимо стимулировать работу межведомственных рабочих групп, обеспечивая их необходимыми ресурсами – деньгами, временем, назначать ответственных за эту работу. Это фактически должен быть общегосударственный заказ.

— На том же РИФе произвучал интересный тезис Министра связи и массовых коммуникаций Н. Никифорова о том, что русский язык стал вторым по популярности в Интернете. Тема сохранения языков в киберпространстве является одной из основных для Программы «Информация для всех». Каков «языковой расклад» в Сети сегодня, каковы тенденции и политические амбиции стран по доминированию? Какие действия предпринимаются на уровне ЮНЕСКО для сохранения языков малых народов как неотъемлемой части образовательной, творческой, исследовательской составляющей мировой культуры?

— Присутствие русского языка в Интернете – это особая тема, которой нужно активно заниматься, продвижение русского языка в Сети должно быть самостоятельным направлением в решении задач сохранения и продвижения русского языка в мире. Невозможно сохранять такую страну, как Россия, не продвигая русский язык. Но что такое популярность русского языка в Интернете, я не вполне понимаю. Как и кто её замерял? По данным наших партнёров – Латинского союза и Фонда сетей и развития FUNDREDES, которые ведут измерения присутствия языков в Интернете, доминирует английский язык, хотя его доля неуклонно снижается. В 2007 г. она равнялась 45%, в то время как в 1998 г. – 75%. Его теснят испанский, французский, португальский, немецкий, русский. А все вместе европейские языки уступают место азиатским – китайскому, японскому и другим.

По данным других наших партнёров из Технологического университета японского города Нагаока, в африканских доменах присутствие русского языка (доля страниц на русском языке от общего количества страниц на всех языках) составляет 0,8% (7-е место), в то время как английского языка – 78,4% (1-е место), французского – 7,1% (2-е место). Впереди нас – африкаанс, арабский, китайский, португальский. В азиатских доменах: китайский – 20,5%, японский – 13,82%, английский – 12,7%, русский – 4,2%, далее идут корейский, вьетнамский и т.д.

В армянском и азербайджанском доменах доля русского языка составляет примерно 80%, а английского – примерно 12,5%. А вот в грузинском домене русский язык – это только 1%.

kuzmin3Безусловно, мы должны вести борьбу за продвижение русского языка в Интернете, в том числе борьбу против его вытеснения, во-первых, государственными языками других стран, во-вторых – другими языками, более распространёнными, чем русский. Это необходимо для того, чтобы в картине мира современных жителей планеты в максимально возможной степени присутствовала российская картина мира и российская оценка текущих событий. Успехи в этой области зависят от насыщенности Интернета ресурсами на русском языке, полезными и привлекательными для образованных жителей зарубежных стран, в первую очередь такими, которые отсутствуют в информационном пространстве этих стран на их государственных языках. Также очень важна степень интегрированности русскоязычных ресурсов в мировые информационные системы и базы данных.

Что касается языков малых народов, то их, безусловно, надо всячески сохранять. Реальность такова, что языки всегда отмирали в результате войн, природных катаклизмов, ассимиляции и т.д. Сегодня, в условиях глобализации, миграции, урбанизации, языки миноритарных народов умирают более быстрыми темпами, чем когда- либо. Вместе с этим утрачиваются знания, накопленные народами, необходимые для дальнейшего развития и поддержания культурного многообразия. Но с помощью ИКТ можно замедлить процесс вымирания языков, и даже оживить их. Совсем малые языки возможно задокументировать. Россия, как показали наши исследования, это образцовая страна с точки зрения сохранения культурного и языкового разнообразия: мы соединялись с другими народами, а не порабощали их.

— Вы многие годы возглавляли Управление библиотек Минкультуры России. Являясь одним из ведущих экспертов библиотечного дела, как Вы оцениваете текущую ситуацию в библиотеках России и ведомственные инициативы по их оптимизации и модернизации?

— В библиотечном деле всегда присутствуют ярко выраженные полюсы инноваций и стагнации, богатства и бедности. По-прежнему где-то строятся новые современные библиотеки, в то время как в других местах финансирование на нуле и система разваливается. Очень велика опасность демонтажа библиотек как важнейшего социального института. К сожалению, в условиях торжества теорий эффективного менеджмента и механистических показателей эффективности, законов, направленных вроде бы на повышение финансовой прозрачности, выхолащиваются суть и смысл какой-либо деятельности, включая библиотечную. Выросло новое поколение, которое не привыкло ходить в библиотеки, искренне убеждённое в том, что без них можно обойтись, что всё есть в Интернете. Уже одно это утверждение является показателем глубочайшей необразованности и невзыскательности. Отсюда – плагиат, пиратство, переписывание рефератов, диссертаций и всего остального.

Существует серьёзная опасность того, что Россия, создавшая великую литературу, великую книжную и библиотечную культуру, в скором времени может её утратить, в отличие от бурно развивающихся стран, таких как «азиатские тигры», от стран Скандинавии, где огромные деньги вкладываются в развитие библиотек, в их архитектуру, дизайн, интерьеры, в новые формы обслуживания, связанные с массовым культурным просвещением, формированием медийной информационой грамотности и читательской компетентности, работой с электронным контентом, социализацией людей и объединением их вокруг книг и чтения. Китай, Южная Корея, Япония, Сингапур, африканские страны строят новые современные библиотеки и понимают, что без них не будет ни политического, ни экономического, ни культурного развития. На этом фоне в России происходят в целом прямо противоположные процессы: нелепые объединения, бухгалтерские расчёты посещений. Разве в этом суть? В селе важно наличие одного умного человека, который ходит в библиотеку и оказывает позитивное влияние на всех односельчан. На основе показателей, которые сейчас вводятся, никаких оргвыводов делать нельзя, тем более что в мире не существует теории оценки социальной эффективности учреждений культуры. У нас ведь под этим чаще всего понимают экономическую рентабельность, как будто библиотека – это завод или торговая точка. Подсчитывать экономическую эффективность культуры – просто бред. Мы – единственная организация, которая создала первые разработки по оценке социальной эффективности, и они ничего общего не имеют с теми формальными показателями, которые пытаются сегодня применять по отношению к библиотекам.

Попытки противостоять демонтажу и ослаблению библиотек должны предпринимать в первую очередь производители контента – издатели, писатели, журналисты, учёные, интеллигенция, а не только наиболее умные и ответственные работники органов власти и сами библиотекари.

— Серьёзную обеспокоенность специалистов отрасли вызывают предложения ряда ведущих экспертов кардинально изменить библиотечную систему страны, закрывая библиотеки, трансформируя их в интернет- и культурно-досуговые центры. Честно говоря, уже сегодня во многих регионах библиотека «поёт и танцует». Но столько «танцевальных площадок» действительно не нужно. При этом крайне мало внимания уделяется именно экспертной функции библиотек по отбору качественной и достоверной информации. Каково Ваше мнение по этой проблеме?

kuzmin4— Есть разные типы библиотек, к университетским и школьным это не относится, значит, мы говорим о публичных. Эффективность публичной библиотеки должны оценивать местные жители. Если в каком-то селе есть старенькая библиотека и один библиотекарь, который своим душевным теплом согревает читателей и поит их чаем с баранками, то этого уже достаточно. В другой библиотеке, где интеллектуальная публика хочет читать, должно быть много полезных, хороших книг, чтобы удовлетворить читательский спрос. Переименовывать библиотеки в информационно-консультационные центры – абсурд. Интеллект-центр – это такой же абсурд! Библиотека – это библиотека, все её новые названия – от лукавого. Библиотека должна быть хорошей, привлекательной, чтобы туда хотелось заходить всем образованным и обеспеченным людям, поездившим по миру, чтобы туда тянуло детей местного начальника и самого местного начальника. Хорошая библиотека должна быть оснащена кадровыми ресурсами, хорошо оплачиваемыми, хорошо образованными, способными организовывать серьёзные культурно- просветительские акции с участием университетских профессоров, учёных, политиков, умных управленцев, библиофилов, оказывать информационные услуги в правовой, экологической, потребительской и других сферах. Библиотека должна быть клубом для общения, в совершенстве использовать современные ИКТ, консультировать на предмет доступа к электронному контенту, в том числе и платному, создавать свой собственный контент.

История библиотечного дела на Западе свидетельствует, что все попытки сделать библиотеку рентабельной не увенчались успехом. Как библиотека может заработать?

Размножать что-то на ксероксе, сдавать помещения в аренду? Ну тогда надо строить такие помещения, чтобы библиотека могла на них зарабатывать, кстати, на Западе многие так и делают.

— В сентябре Межправительственная программа «Информация для всех» инициирует международную конференцию «Интернет и социокультурные трансформации в информационном обществе» в Южно-Сахалинске, участие в которой уже подтвердили на сегодняшний момент более 40 стран. Каковы цели и задачи мероприятия, почему был выбран именно Сахалин?

— Новая инициатива России как страны – председателя Межправительственного совета Программы «Информация для всех» заключается в том, чтобы провести конференцию обобщающего характера, не по частной теме, а вообще о влиянии киберпространства на реальную жизнь. Таких конференций в мире ещё не было. Содержательных публикаций на эту тему очень мало. Это и понятно: социокультурные трансформации совершаются в течение столетий. Но сейчас всё очень убыстряется. Нужен хоть какой-то коллективный прогноз.

Сахалин был выбран потому, что они первыми обратились к нам с предложением о сотрудничестве, в результате чего возникла сначала идея, а потом и конкретный план совместно организовать большую международную конференцию юнесковского масштаба. Интерес в мире к этой конференции очень большой.

— А кто Вас поддерживает в этих инициативах?

— Помогают Министерство культуры России, причём на протяжении 12 лет – все сменявшие друг друга министры, заместители министров, начальники департаментов и отделов; Федеральное агентство по печати и массовым коммуникациям; Министерство иностранных дел; Комиссия РФ по делам ЮНЕСКО. У нас прекрасные партнёры на уровне регионов – особо хочется выделить Правительство Якутии и Северо-Восточный федеральный университет. Кстати, уже принято решение о проведении в Якутске в следующем году Третьей международной конференции по языкам в киберпространстве. Языковая политика в Якутии образцовая. Помогают наши библиотеки, университеты. Когда-то должно наладиться и сотрудничество с Министерством образования и науки (до сих пор оно держалось в стороне) и с нашими бизнес-структурами. На международном уровне помогают Секретариат ЮНЕСКО, Московское Бюро ЮНЕСКО, очень хорошие отношения с ИФЛА, со Всемирной сетью в поддержку языкового разнообразия, с огромным количеством ведущих мировых экспертов.

— Наш традиционный вопрос – Ваши читательские предпочтения по книгам и их форматам?

— Года три назад я вернулся к самому лучшему на свете чтению – отечественной и зарубежной классике. Много перечитал Льва Толстого, гениальность которого с возрастом всё больше поражает, зарубежных писателей-реалистов. Самый волнующий сейчас мой ум писатель – Лион Фейхтвангер, особенно его романы про ХХ век и про то, что ему предшествовало – об эпохе Просвещения, возникновении США, французской революции. Я считаю, что без Фейхтвангера очень сложно вживую ощутить и понять происходившее в мире в XX в., как и то, что сейчас в России происходит. Фейхтвангер – это такой же гигант, каким в XIX в. был Лев Толстой, «глыба, матёрый человечище»! Довольно много в последнее время я прочитал мемуаров известных деятелей культуры, как изданных ещё в советское время, так и совсем недавних. Очень интересны дневники композитора Георгия Свиридова. Большое впечатление произвела книга, которую написал сын президента Академии наук Франции Эмманюэль Каррер – роман «Лимонов». Помимо того, что сам Лимонов показан в ней как такой загадочный русский тип, про которого герой Достоевского сказал «широк человек, даже слишком широк, я бы сузил», это очень интересная книга о России и о восприятии России иностранцами. Сейчас читаю воспоминания руководителей царской охранки о событиях перед революцией – потрясающие умные и прозорливые люди были, всё понимали, что в России происходило и к чему всё шло. В дороге люблю «заглотить» хороший зарубежный политический детектив. Электронных книг не читаю, хотя и «живу» в Интернете.

— Спасибо!

Беседовала Елена Бейлина

NB!

kuzmin5Евгений Иванович КУЗЬМИН, Председатель Межправительственного совета Программы ЮНЕСКО «Информация для всех» с 2010 г., председатель Российского комитета Программы ЮНЕСКО «Информация для всех» с 2000 г., член Комиссии РФ по делам ЮНЕСКО, президент Межрегиональной общественной организации «Межрегиональный центр библиотечного сотрудничества». Кандидат педагогических наук. Доцент.

  • Родился в 1955 г.
  • Окончил с отличием Московский институт электронного машиностроения (1978 г.) и Литературный институт им. А.М. Горького (1986 г.).
  • С 1978 г. по 1984 г. научный сотрудник Института металлургии АН СССР.
  • С 1984 г. по 1992 г. обозреватель «Литературной газеты».
  • С 1992 г. по 2005 г. возглавлял различные структурные подразделения Министерства культуры РФ. Инициировал, руководил разработкой и реализацией масштабных программ модернизации российских библиотек, таких, как создание информационно-библиотечной компьютерной сети «ЛИБНЕТ», создание публичных центров правовой информации, Национальной программы сохранения библиотечных фондов России и др.
  • В 2003 г. был избран членом Правления Международной федерации библиотечных ассоциаций и учреждений (ИФЛА).
  • В 2006 г. по поручению Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям руководил разработкой Национальной программы поддержки и развития чтения.
  • В 2005–2012 гг. организовал шесть крупнейших международных конференций под эгидой ЮНЕСКО и Правительства России с участием представителей 120 стран, восемь всероссийских конференций и более 70 межрегиональных семинаров разной тематики.
  • Автор и составитель более 80 книг и более 400 статей в российской и зарубежной печати.
  • С 1998 по 2008 гг. преподавал в Московском государственном университете культуры и искусств, в 2003–2007 гг. был заведующим кафедрой управления информационно-библиотечной деятельности. С 2000 г. преподаёт в Академии переподготовки работников искусства, культуры и туризма.
  • Заслуженный работник культуры РФ. Лауреат Премии Правительства России в области культуры за 2005 год. Награждён медалями Комиссии РФ по делам ЮНЕСКО и ФАПСИ. Имеет почётные грамоты и благодарности всех министров культуры России, министра иностранных дел России, руководителя Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям, министров культуры Казахстана и Азербайджана, президента ИФЛА, руководства ЮНЕСКО, глав администраций и министров культуры многих субъектов РФ. Почётный доктор Бишкекского гуманитарного университета.

Опубликовано в номере июль-август 2013

 



Какие форматы доступа на электронную периодику для вас наиболее интересны?
 

 


webbanner-08-video

 

 webbanner-07-nacproekt

 

 webbanner-01-neb

 

 webbanner-02-fz-o-kulture

 

webbanner-red-03-ebs

 

webbanner-red-04-kn-rynok

 

 webbanner-red-05period-pechat

 

 webbanner-red-06-ros-poligrafiya

 

webbanner-red-10-sost-kultury

 
Copyright © ООО Издательский дом "Университетская книга" 2011
Все права защищены.
Студия Web-diamond.ru
разработка сайтов и интернет-магазинов.