Книжный рынок и издательства   Библиотеки   Образование
и наука
  Конкурс
“Университетская книга”

Январь-февраль 2018
"Цифровые стратегии в книгоиздании, образовании и науке"

  • Уолли де ДОНКЕР: "Во многих случаях чтение спасает жизнь"
  • Инклюзия в вузах
  • Сервисы книжного самиздата
  • Авторское право в Сети: новые векторы развития



МультиВход

Интервью

Книжный рынок

Вузовские издательства

Искусство издавать

Библиотеки

Образование

Инновационные технологии

Электронные библиотеки

Культура книги

Библиогеография

Библиотехнологии

Выставки и конференции

Конкурсы и премии

Документы

Copyright.ru

КНИГА+

Год литературы

Журнал Онлайн




 

rgdb-podari-rebenku


Рассылка


Уолли де ДОНКЕР: «Во многих случаях чтение спасает жизнь»
30.01.2018 11:53

В 2018 г. в России стартует Десятилетие детства. Помимо прочего важными пунктами государственного плана станут меры по обеспечению доступности и качества образования, поиску и поддержке талантливых детей и молодёжи. Не меньшее внимание планируется уделять и вопросам повышения читательской активности. Уже в 2017 г. была утверждена Концепция детского и юношеского чтения, в ближайшее время будет принята соответствующая программа. Предполагается, что появятся новые конкурсы и гранты для писателей, а книги лауреатов будут публиковаться в рамках госзаказа. Созданные межведомственные экспертные советы начнут рецензировать детскую литературу. Государство поддержит полиграфическое производство детских и юношеских книг и периодики, а фонды библиотек будут систематически обновляться. Кроме того, планируется ввести льготы и субсидии для развития книжной торговли в регионах.

В 2018 г. будут проводиться и научные исследования: как много читают дети, какие проблемы существуют в книгоиздании, насколько педагоги и библиотекари владеют методиками приобщения к чтению.

В 2019 г. меры начнут внедрять в пилотных регионах, а с 2020-го — на всей территории страны.

Впервые за последние десятилетия подобная деятельность в нашей стране носит системный характер, несмотря на то что многие её направления давно и успешно реализуются во всём мире под эгидой Международного совета по детской книге (International Board on Books for Young People, IBBY).

donkerКак выстраивается взаимодействие Совета с национальными секциями? Каковы его приоритетные проекты? Какие методы приобщения детей к чтению существуют? Что наиболее эффективно?

Об этом и о многом другом «УК» беседует с Президентом IBBY Уолли де ДОНКЕРОМ (Wally de Doncker).

— Господин де Донкер, расскажите, каковы основные направления деятельности Международного совета по детской книге. Поделитесь текущей статистикой членства и порядком сбора членских взносов?

— Международный совет по детской книге — некоммерческая организация, объединяющая специалистов всего мира, работающих в области книжной культуры детства и юношества, — был создан по инициативе немецкой писательницы и общественного деятеля Еллы Лепман в 1953 г. в Цюрихе. Сегодня он состоит из 75 национальных секций и представляет страны с развитой издательской инфраструктурой, программами борьбы с неграмотностью. Национальные секции организованы по-разному, работая на локальном, региональном и международном уровнях. В странах, где нет национальных секций, возможно индивидуальное членство в IBBY. Секретариат Совета сегодня располагается в Базеле, а его руководство осуществляют Президент и Исполнительный комитет, в который входят представители 10 стран, в том числе Россия.

Как я уже отметил, IBBY является интерпрофессиональной организацией, консолидирующей авторов, иллюстраторов, издателей, редакторов, журналистов, критиков, преподавателей, библиотекарей, книгопродавцев, социальных работников, т.е. всех тех, кто занимается детской литературой. Безусловно, существуют организации, которые объединяют отдельно преподавателей или иллюстраторов, но мы находимся в постоянном контакте, стараемся крупные проекты делать сообща, реализуя программы продвижения чтения.

Совет — некоммерческая организация, а потому основным источником поддержки нашей деятельности являются членские взносы участников. Национальные секции должны платить ежегодные членские взносы и представлять раз в два года доклад о своей деятельности. Исполнительный комитет IBBY определяет размер взносов для каждой национальной секции на основе ряда критериев, среди которых экономическое положение в стране, уровень жизни, развитость детского книгоиздания, присутствие страны на международном книжном рынке. Мы пересматриваем уровень взносов ежегодно. В первый год существования национальная секция может получить льготы. Бедные страны платят меньше, богатые — больше. Например, ежегодный взнос США — 7 тыс. долларов, а Афганистан платит 1 тыс.

Конечно же, мы ищем спонсоров и партнёров. В частности, присуждаем премию японской газеты «Асахи» (Asahi) — международную награду за лучший проект по продвижению чтения, премию Г. Х. Андерсена (Hans Christian Andersen Award). Совместно с японской фирмой «Ямада» (Yamada) организуем семинары для издателей, авторов и библиотекарей, которые работают в различных странах. В ОАЭ реализуется проект «Дети в кризисных ситуациях». В Китае нас поддерживает компания CCPPG, в Канаде — издательство Groundwood Books.

К сожалению, пока не хватает партнёров в России. Уверен, что для Ваших коллег — издателей такое сотрудничество было бы очень интересным, поскольку позволило бы существенно расширить их позиционирование на международном уровне.

— По каким направлениям выстраивается взаимодействие с национальными и международными ассоциациями (IFLA, IPA и пр.)?

— Наши основные цели — развитие международного взаимопонимания посредством детских книг; обеспечение доступности к изданиям, отвечающим высоким литературным и художественным стандартам, а также стимулирование научной и педагогической работы в области детской литературы и чтения и др. Приоритетное направление — исследование в рамках программы «Дети в кризисных ситуациях», социальные проекты и международные премии. IBBY обладает статусом официальных организаций при UNISEF, при ООН. Мы оказываем влияние на политику в том, что касается детских книг, и следуем принципам Международной конвенции по правам ребёнка, ратифицированной ООН в 1990 г. Одна из основных её целей — осуществление права ребёнка на общее образование и прямой доступ к информации. Наша резолюция включает призыв ко всем нациям печатать и распространять детские книги. Подписаны меморандумы о взаимопонимании с ИФЛА, с ILA. В числе других постоянных партнёров — Международная библиотечная организация в Мюнхене, Болонская и Шанхайская книжные ярмарки, региональные выставки.

— Экономический кризис существенным образом повлиял на издательский ландшафт. Однако, по оценке многих экспертов, сегмент детской литературы демонстрирует устойчивый и позитивный тренд. Как оцениваете сегодняшнее состояние рынка детской книги?

— Действительно, сейчас книжный рынок переживает кризис, во многом связанный с технологическим развитием, колоссальным количеством информации, меняющимися потребностями читателей. Но этого нельзя сказать в отношении детских изданий, поскольку данный сегмент растёт и во многих странах является драйвером развития рынка.

Но я думаю, что темпы внедрения инноваций в книгоиздании в скором времени будут снижаться. Например, в Великобритании читатели отказываются от электронной книги, продажи упали практически на 17 %, показав самый низкий с 2011 г. уровень. Основное объяснение тому — люди устают от экранов; гаджетов стало слишком много. Печатные книги дают возможность отдохнуть от всего этого. То же касается и детей: они хотят потрогать книгу, ощутить её аромат. Безусловно, это добавляет печатным изданиям стоимости, но для издателей важно инвестировать в печатные книги, поскольку их продажи будут расти.

IBBY стремится продвигать качественную литературу, некоммерческие книги. Поэтому издательствам важно иметь хороших авторов, иллюстраторов, которые предлагают детям лучшее.

donker-2

— Не первый год специалисты говорят о серьёзных проблемах развития навыков чтения у детей. Знаю, что Вы являетесь основателем метода начальной подготовки к чтению «Читающий дракон» (Leesdraak). В чём заключается эта методика? Оценивая опыт коллег, какие форматы и проекты приобщения детей к чтению считаете наиболее эффективными?

— Я больше не занимаюсь этим направлением, но разработанный мной подход до сих пор используют в школах. Метод основывается на эмоциях и на удовольствии от чтения. Дети нуждаются в самовыражении. Сегодня они общаются с внешним миром через экраны, но, по моему мнению, преподаватели и родители мало уделяют времени тому, что дети при этом чувствуют и как пропускают коммуникацию через себя.

С самого начала мы учили юных читателей вести журнал. В ходе открытой дискуссии на уроках ученики обсуждали события в своей жизни и в обществе, которые привлекли их внимание, рисовали или описывали разные явления, вели собственные колонки, создавали комиксы. Школьники писали о смерти любимых домашних животных, о том, что вырубили лес в их районе, закрыли парк развлечений, об аварии поезда, о приближающейся войне… Мы, учителя, предоставляли им полную свободу творчества.

Как мне кажется, мы в значительной степени недооцениваем детей. Необходимо давать им больше возможностей и времени, для того чтобы они поразмышляли над тем, что для них важно, выразили свои мысли и чувства. Мы должны дать им зеркало, с помощью которого они учились бы мыслить творчески. Это и есть Leesdraak — «Читающий дракон». К сожалению, треть детей не любят читать, поскольку преподаватели делают акцент на техническом подходе к языку. Но чтение — это компетенция, которую можно приобрести и без помощи педагога. Поэтому, например, в Швеции не принято, чтобы школьники приходили в библиотеку вместе с учителями. Именно потому, что они влияют на ребёнка, на свободу его выбора, а это не всегда приводит к позитивным результатам.

— Мало научить читать, важно привить и поддерживать интерес к чтению у детей и подростков в дальнейшем. Какие наиболее яркие программы в этом ключе поддерживает IBBY?

— Совет формирует Почётный список (IBBY Honour List), в который попадают лучшие произведения, опубликованные в течение последних двух лет. Мы отмечаем авторов, иллюстраторов, переводчиков, и это один из действенных способов продвижения качественной литературы для детей. Раз в два года национальные секции номинируют книги в каждой из трёх категорий: лучший автор, лучший иллюстратор и лучший переводчик. При этом в Европе выбирают книги и для детей беженцев — на их языках. Но если мы хотим изменить отношение к чтению, нужно заниматься образованием.

— То, о чём Вы говорите, — рекомендательные сервисы для профессионалов: преподавателей, библиотекарей, психологов. А дети больше ориентированы на своих неформальных лидеров. Согласитесь, они не пойдут на специальные сайты, не станут изучать списки, а будут читать то, чем увлекаются их сверстники. Как можно повлиять на это?

— Должен сказать, что мы организация профессионалов. И разрабатываем методики, рекомендации именно для них. Конкретной работой с детьми занимаются национальные секции, и здесь используется множество разных подходов в зависимости от индивидуальных целей и задач. Здесь невозможно выработать общие и универсальные правила. Например, у нас много проектов, ориентированных на библиотеки и школы, поскольку большинство национальных секций IBBY участвуют в программах чтения для детей. Так, шведская секция подготовила руководство по «молчаливым» книгам (Silent Book), изданиям без слов, которые ориентированы на беженцев. Дети видят картинки, а родители на своём языке могут рассказать им нарисованную историю. Кроме того, во многих культурах вообще нет письменной традиции, а есть только устная. Для них такой подход весьма эффективен. В Тайланде IBBY в каждой школе и библиотеке реализует проект Book start, ориентированный на малышей до трёх лет. В Иране до некоторых пор детям до четырёх лет вообще ничего не читали. Сейчас ситуация меняется. В Афганистане IBBY работает с библиотеками на велосипедах. В Кабуле после войны ситуация непростая, поэтому книги на велосипедах возят в отдалённые кишлаки. В Индонезии существуют библиотеки на мотоциклах, в Монголии — библиотеки на верблюдах, в Гане — библиотеки в контейнерах. Должен сказать, что нередко люди рискуют жизнью, реализуя подобные проекты.

Последние годы мы активно поддерживаем программы, ориентированные на детей беженцев и мигрантов. Во Франции подготовили выпуск 100 книг на арабском языке. К сожалению, до сих пор издаются книги, призывающие к экстремизму и насилию. Более того, в ряде стран они являются частью школьных программ. Поэтому в данном случае тщательный отбор качественных изданий очень важен. В Южной Америке в 2018 г. планируем создать библиотеку таких книг на испанском языке. В Ливане много детей беженцев, там реализуем проект «Библиотерапия». В Иране развивается проект «Читай со мной», основная цель которого — обеспечить доступ бездомных детей к качественным книгам. В Блуджистане, очень бедном и отдалённом районе Ирана, например, только 8 % детей умеют читать. Поэтому наша задача в этих сложных регионах подобными проектами поддержать людей-энтузиастов, которые занимаются с детьми, борются с неграмотностью и приобщают их к чтению.

— Как осуществляется взаимодействие издательств и авторов по различным проектам Совета?

Всё очень просто. Авторы и издатели — полноправные члены IBBY. Отдельных программ для тех или других нет, мы всегда работаем совместно в профессиональных группах. В развивающихся странах организуем семинары для авторов, издателей и иллюстраторов, они совместно работают над созданием хороших книг. Во многих странах это не так легко сделать, и мы привозим экспертов, которые рассказывают, как создать успешный проект, разработать программу продвижения чтения, наладить взаимодействие с библиотеками, образовательными учреждениями и т.д.

— Премию Г. Х. Андерсена нередко называют малой Нобелевской премией, она присуждается уже более 60 лет в двух номинациях: выдающимся авторам и иллюстраторам детских книг. Кто стал лауреатом премии в 2016 г.?

— Премия присуждается раз в два года и является значимым событием в мире детской литературы, а получение Золотой медали Андерсена способствуют существенному росту интереса к авторам, их книгам, и, как следствие, к дальнейшим переводам и переизданиям. С 1956 г. она присуждается ныне живущим авторам, а с 1966го — иллюстраторам. Покровителем премии является Её величество королева Дании Маргретте II, а победители выбираются авторитетным жюри из числа ведущих экспертов в области детской литературы и чтения разных стран мира.

В 2016 г. впервые награду получил писатель из Китая Цао Вэньсюань (Cao Wenxuan), поделившийся историей своего непростого детства в книге «Соломенный дом». Произведение получило многочисленные призы в Китае, включая Национальную премию в области детской литературы. Для страны это стало очень важным событием, поскольку развитию детской литературы там уделяется существенное внимание.

Эта награда явилась значимым стимулом для её расширения.

Что касается премии для художников, то её лауреатом стала Ротраут Сузанна Бернар (Rotraut Susanne Berner) из Германии, которая проиллюстрировала около 80 детских книг и создала примерно 800 обложек. Дизайнер использует различные техники и материалы, она работала над книгами Г. Х. Андерсена, изданием победителя премии 2008 г. Юрга Шубигера «Где лежит море».

— Вы известный бельгийский писатель, Ваши книги переведены на многие языки и отмечены разными премиями и наградами. Знаю, что в своих произведениях Вы нередко затрагиваете сложные и спорные темы. Над чем работаете сейчас как автор?

— Хотя меня и номинировали на многие премии, денежных призов за свои книги я ни разу не получал (смеётся). Последняя, изданная в Бельгии, называется «Во мне очень много любви». Книга рассказывает о девочке по имени Луна, которая задаёт родителям разные вопросы об их любви, отношениях бабушек и дедушек и так вплоть до средневековых предков. Все мы наследуем чтото от наших прародителей: цвет волос, глаз, модели поведения, отношения и т.п. Всё это приводит к истокам человечества. В финале девочка говорит: «Удивительно! Во мне скопилась любовь всех поколений, которые жили до меня!» Это очень позитивное послание.

Ещё одна книга, «Ниан и мальчик», будет издана в Китае в 2018 г. Это традиционно новогодняя китайская история, но в моей интерпретации. Сюжет таков: дракон решил напасть на деревню и съесть её жителей. Но тут к жителям явился старик и предупредил: если вы будете взрывать петарды и всячески шуметь, то дракон испугается и уйдёт. Так и произошло. Я эту тему интерпретировал посвоему, чем немало удивил китайцев. Я спросил себя: как случилось, что старик знал обо всём? В моей истории дракон, когда он был совсем маленьким, познакомился с мальчиком. Тогда дракончик захотел украсть фрукты у жителей деревни, а те отпугнули его шумом и ярким светом. Мальчик, который состарился, тем не менее об этом не забыл. Так китайцы эту легенду не толковали никогда.

— Если говорить о сложных темах: во многих странах принимают законы о защите детей от нежелательной информации. В частности, в России введены возрастные категории: 6+, 12+ и пр., требующие специальной маркировки на книгах и определённых условий их продажи. Считаете ли необходимыми такие запреты в отношении изданий, отражающих темы насилия, войны и т.д.?

— Что касается возраста, для меня он не является необходимым критерием. Его указание способствует продажам, облегчает выбор родителям, библиотекарям. Хорошая книга и есть хорошая.

Но должен сказать, что введение подобных категорий — это лучше, чем в США, где книги с курением подвергаются цензуре. В одной из моих последних книг на китайском языке дедушка курил сигару и вспоминал, как работал на табачной фабрике. Издатель сказал мне, что это следует убрать. В другой своей книге я писал о людях, которые ведут совместную жизнь, но больше не являются парой. Американскому издателю книга понравилась, но в конце он захотел убрать постельную сцену. Я отказался, потому что это было частью замысла. Поэтому лучше заранее всё согласовать, чем быть затем подвергнутым цензуре.

Порой взрослые считают, что иллюстрированные издания — только для детей. Это не так. Например, я не пишу специально для детей, а создаю истории, которые могут подойти всем.

В IBBY, конечно, есть ограничения. Детские книги должны быть свободными от национализма и расизма, проповедовать толерантность, быть искренними, но при этом показывать все аспекты жизни. Детская книга никогда не должна заниматься политической пропагандой.

Есть издания, которые принижают роль женщины в обществе. Многие политические режимы стараются повлиять на детский разум. Всё это делается скрытно, но об этом нужно знать.

donker-3

— При этом бывают и обратные ситуации, например на библиотечных форумах ЛГБТ-сообщество активно продвигает свою культуру и через книги, и через образовательные проекты…

— Всё очень индивидуально. Нужно оценивать ситуацию в контексте страны, это может оказаться частью культуры. Но, например, когда Турция хотела войти в ЕС 10–12 лет назад, там активно распространялись детские книги, которые описывали жизнь на Западе. Была выбрана в том числе и моя книга, в которой мужчина занимался уборкой в доме, готовил, гладил. Для них это было как минимум странно, если не сказать больше… Конечно, это станет шоком, если опубликовать детскую книгу с мотивами ЛГБТ в Уганде или арабских странах, где таких людей просто уничтожают.

— В 2020 г. Россия будет принимать 37й Конгресс IBBY. Это большая честь и ответственность для нас. Как думаете, какие вопросы станут приоритетными для обсуждения через три года? Какие темы предложили бы лично Вы?

— У нас множество тем для дискуссий. Лично для меня важное направление — борьба с неграмотностью, возможность её активной реализации в отдалённых районах. Глобализация детской книги и литературы для молодёжи тоже актуальная тема. Как чтение может изменить жизнь ребёнка? Мой личный пример показателен. Благодаря библиотеке я стал таким, какой есть. В моей деревне библиотеки не было, а я хотел читать. Мама покупала мне по одной книге в месяц, в школе мы тоже могли взять не больше одного издания. Но если любишь читать, то этого мало. Когда мне было 10 лет, библиотека наконец открылась, и я смог читать столько, сколько хотел. Это изменило мою жизнь, я стал более открытым и общительным. Во многих случаях чтение спасает жизнь. Не менее интересной темой могут стать скрытые символы в детских книгах.

— Вы выступаете с лекциями перед детьми и их родителями, общаясь с ними по проблемам чтения. Что вызывает наибольший интерес у Вас как автора и исследователя?

— В моей истории под названием «Я скучаю по себе» мальчик посмотрел в зеркало и задал вопрос: каким был бы мир, если бы я не родился? В этой книге есть одно важное послание: если бы меня не было, стены бы скучали? Когда спрашиваешь детей, то 90 % обычно говорят: «Нет! Почему это стены должны скучать?» Но 10 % ответят: «Да». И приводят примеры: мы были на экскурсии в замке и чувствовали, что там жили люди. Как-то раз в Антверпене одна девочка сказала: «Я точно знаю. Стены скучали бы, если бы меня не было». Я спросил: «Почему ты так думаешь?» Оказалось, что её брат погиб в аварии в прошлом году как раз напротив библиотеки… И все дети вдруг замолчали. Важно сказать, что ты чувствуешь в данный момент, иметь свободу самовыражения.

В книге «Тень» я описываю своего внука: он наступил на тень, и та вдруг вскрикнула как живая, а мальчик начал с ней общаться. В своих лекциях я стараюсь узнавать об отношении детей к их тени. Многие говорят, что у тени тоже есть тень. Большинство детей считает, что тени столько же лет, сколько им самим, а ктото говорит, что тень гораздо старше: она уже была чьейто, прежде чем они родились. Очень интересный образ мышления. Некоторые дети говорят, что каждый день общаются с тенью, это часть их жизни.

— Каковы Ваши личные предпочтения в области чтения?

— Я читаю много биографической литературы: Уинстон Черчилль, Элеонора Рузвельт, Астрид Лингрен. Люблю Достоевского, Чехова, Пушкина, вообще русскую классику. 16 лет назад я побывал в Санкт-Петербурге и посетил места, где разворачивался сюжет «Преступления и наказания» Ф.М. Достоевского. Много читаю книг по философии, философские детские издания таких авторов, как Гардер, Шудигер, люблю исторические романы.

Беседовала Елена Бейлина


NB!

donker-4Wally De DOnCkEr (Бельгия), Президент IBBY (2014–2018).

Получил педагогическое образование и долгое время работал учителем детской литературы, основатель метода начальной подготовки к чтению «читающий дракон» (Leesdraak). С 2001 г. пишет книги и на сегодняшний день является популярным бельгийским писателем, чьи издания переведены в более чем 13 странах.

Лауреат многочисленных литературных премий. Некоторые его произведения адаптированы для сцены и положены в основу музыкальных, анимационных и танцевальных фильмов, участвовали в музейных проектах. В 2009 г. музей для детей Labryrinth (Берлин) работал с его книгой Ahum, а в 2010–2016 гг. Голландский музей детских книг (Гаага) — с книгой It starts Somewhere («Это начинается где-то»).

На протяжении многих лет У. де Донкер был активным членом правления фламандского отделения IBBY Бельгия. В 2008 г. был избран членом Исполнительного комитета IBBY на период 2008–2010 гг. В 2010-м был переизбран, став вице-президентом с 2010 по 2012 г. В 2014 г. избран Президентом IBBY.

Является инициатором многочисленных исследований по изучению проблематики детского чтения.

Опубликовано в номере январь-февраль 2018

 



Какие форматы доступа на электронную периодику для вас наиболее интересны?
 

 


web-ban video

 

 web-ban model6

 

 web-ban neb1

 

 web-ban fz-kulture2

 

 WebBann2016-10

 

WebBann2016-04

 

WebBann2016-06

 

WebBann2016-05

 

WebBann2015-03

 
Copyright © ООО Издательский дом "Университетская книга" 2011
Все права защищены.
Студия Web-diamond.ru
разработка сайтов и интернет-магазинов.