Книжный рынок и издательства   Библиотеки   Образование
и наука
  Конкурс
“Университетская книга”

Июль-август 2019
"Библиотека как площадка для новых практик"

  • Михаил ЭСКИНДАРОВ: «Главное достояние вуза - люди»
  • Библиотечные ассоциации мира
  • Selfpub: особенности национального рынка
  • Контрактная система: полная трансформация или новый этап реформирования?



МультиВход

t8

 

Интервью

Книжный рынок

Вузовские издательства

Искусство издавать

Библиотеки

Образование

Инновационные технологии

Электронные библиотеки

Культура книги

Библиогеография

Библиотехнологии

Выставки и конференции

Конкурсы и премии

Документы

Copyright.ru

КНИГА+

Год литературы

Журнал Онлайн

 

obnar-zaimstv-2019

 

lit-flagman1




 

rgdb-podari-rebenku


Рассылка


Алексей Волин: Интернет-культуру не воспитать без мотивации пользователей
28.11.2012 13:30

По размеру национальной аудитории в Интернете Россия занимает шестое место в мире и лидирует в Европе. Ежемесячное количество пользователей Сети составляет уже почти 70 млн человек. Многие показатели российского интернет-рынка выводят его на первое место в Европе, что улучшает инвестиционный климат отрасли. Учитывая столь стремительный рост и новые возможности, Рунет становится перспективным направлением развития образования, культуры, СМИ, библиотечных сервисов, эффективной площадкой для позиционирования новых продуктов и услуг. Как и по каким правилам развивается Интернет сегодня? Кто регулирует этот процесс и как мотивировать пользователей на легальное взаимодействие в Сети? Каковы перспективы законодательных инициатив и сервисного развития Рунета? Об этом и многом другом – в интервью «УК» заместителя министра связи и массовых коммуникаций РФ Алексея ВОЛИНА.

— Алексей Константинович, Вы уже почти полгода возглавляете направление государственной политики в развитии СМИ, однако этот сегмент медийного рынка известен Вам не понаслышке не одно десятилетие. Как Вы оцениваете сегодняшние тренды развития массмедиа, в чём их национальные особенности? Что сегодня является их достоинствами или недостатками?

— Главный тренд развития – это мультимедийность, поскольку ни одно из ныне действующих массмедиа не может существовать в традиционном и единственном поле – ни в бумажной форме, ни в форме аналогового вещания или исключительно веб-сайта. Всё движется к тому, чтобы комбинировать способы донесения информации в виде текста, фото, аудиовизуального наполнения. И вторая, не менее важная часть – интерактивность, позволяющая осуществлять оперативную обратную связь с пользователем или читателем.

Ещё одна черта, которая отличает современный рынок массмедиа, это утрата монополии на то, что они являются единственным источником информации. Сегодня таким источником может быть кто угодно: любой блогер – лидер мнений, активно выступающий в соцсетях, – имеет возможность быстро приобрести аудиторию, сопоставимую с аудиторией крупной газеты или журнала. Но в то же время при распространении Интернета есть и дополнительное преимущество для массмедиа, потому что исчезают лакуны для многих региональных или узкоспециализированных СМИ, которые раньше не имели возможностей для собственного активного позиционирования на общероссийском уровне. У федеральных же изданий есть все инструменты, чтобы «добраться» до самых отдалённых уголков нашей страны или за рубеж.

Если говорить о недостатках современных СМИ, то это, в первую очередь, ужасающий непрофессионализм. Уровень подготовки современных журналистов – удручающий. Нередко они не только не знают, но и не понимают, о чём пишут. Это то, с чем мы сталкиваемся регулярно, в том числе и в тех изданиях, которые относят себя к разряду серьёзных. Собственно говоря, это убивает главное конкурентное преимущество СМИ перед блогами и соцсетями, потому что СМИ, в отличие от них, всегда должны давать полезную и реально проверенную информацию на достаточно высоком профессиональном уровне. Когда плохой журналист ничем не отличается от блогера-любителя, то читателю становится всё равно, к какому источнику обращаться и что читать.

В качестве национальной особенности можно отметить, что наш читатель не любит сугубо сухого и беспристрастного изложения фактов. Ему нужна эмоциональная окраска, некая «причинка». Это как раз то, что требует более высокого уровня профессионализма СМИ. Изложить фактуру может любой журналист, но подать это интересно и «зацепить» читателя умеют далеко не все.

— Одной из главных задач Минкомсвязи России является создание интегрированного информационного пространства, в частности, развитие научных и образовательных сетей. Какие шаги уже сделаны в этом направлении? В чём их реальная помощь в содействии образованию и высшей школе?

— Для дальнейшего развития в этом направлении есть вся необходимая инфраструктура: поисковики, мобильный Интернет. Мы консолидировали потребителей и каналы, по которым они могут получать информацию. Теперь дело за вузами, образовательными учреждениями, библиотеками – как и в каком режиме представить в Сети их проекты и наработки. Минкомсвязи здесь уже не поможет.

Учитывая инициативы со стороны руководства страны, думаю, что в ближайшее время мы сможем наблюдать ускорение этого процесса. Например, не так давно Председатель Правительства дал поручение разработать предложения, направленные на борьбу с плагиатом при написании дипломных и научных работ. Современные поисковые системы позволяют сравнивать и анализировать контент, но для этого необходимо иметь базу полнотекстовых произведений. И если по диссертациям такая работа налажена, то по дипломным – нет. В ближайшее время будет предложен проект, по которому все вузы в обязательном порядке должны выкладывать на свои сайты курсовые и дипломные работы студентов. Эта работа будет служить основной создания большой интегрированной сети.

Внедрение цифрового телевидения в России ставит своей основной задачей преодоление информационного неравенства, предоставление доступа широким слоям населения к информационным ресурсам. Появятся ли с развитием цифрового вещания новые социальнозначимые и образовательные каналы?

— Первый мультиплекс цифрового телевидения России (федеральный пакет общероссийских обязательных общедоступных телеканалов и радиоканалов цифрового вещания, утверждённый Указом Президента РФ от 24.06.2009 № 715, – прим. ред.) уже определён, там девять каналов, в скором времени будет десятый – региональный. В середине декабря появится второй мультиплекс, в который войдут 10 каналов. За вход в мультиплекс надо платить, потому что распространение сигналов стоит денег. Поэтому никакой новичок не имеет возможности там появиться, поскольку борьбу за участие в мультиплексе ведут уже имеющиеся каналы, и главными критериями являются наличие вещания, устойчивой аудитории и популярность среди зрителей.

Новые каналы могут появиться не с внедрением цифрового телевидения, а с расширением кабельных или спутниковых сетей и с тем, что мы называем IP-TV, интернет-вещанием. Мультиплекс ограничен, и туда могут войти только сильнейшие. Новым каналам, для того чтобы стать сильными, требуется время.

— А федеральные каналы каким-то образом оцениваются на предмет наличия образовательных, социально значимых программ?

— С точки зрения интеллектуального наполнения, в первом мультиплексе уже есть канал «Культура», кроме того, по этим критериям вполне подходят и «Первый», и «Россия», и «Карусель». Вы знаете, из нашего практического опыта, людей, pаявляющих о том, что у российского телевидения нет интеллектуального наполнения, и предлагающих себя в качестве инициаторов создания новых социально значимых проектов, мы наблюдаем по дюжине в месяц. Но ничего, кроме как их желания освоить бюджетные деньги, за этим не стоит.

— Не первый год, обсуждая проблемы падения интереса населения к чтению и книгам, многие эксперты говорили о пагубном влиянии телевидения и Интернета. В то же время за рубежом (например, в Великобритании, Испании, Франции) телевидение является «союзником» книги, играя большую роль в пропаганде чтения. Появятся ли на российском телевидении масштабные книжные проекты, подобные британскому The Big Read, а в Интернете – общероссийские поисковые ресурсы по чтению или рекомендательные сервисы?

— Попытки сделать книжные программы на российском телевидении предпринимались неоднократно, но ничем хорошим это не закончилось: зритель их не смотрит. На мой взгляд, воспитание интереса к чтению при помощи телевидения – в корне неверная задача, потому что это совершенно иная культура. Культуру чтения должны воспитывать не телевидение, а мама с папой.

Что касается общероссийских поисковых ресурсов и рекомендательных сервисов по чтению в Интернете, то я могу сказать, что этот процесс идёт активно, количество электронных библиотек уже достаточно велико, более того, этот процесс постепенно приобретает весьма цивилизованные формы. Если ещё пару лет назад в Интернете можно было легко и быстро скачать пиратским образом выложенные книги, то теперь появилось большое количество удобных ресурсов с различными способами оплаты. Вот пример того, как индустрия сама организовалась и предложила читателям удобный сервис.

В современных условиях самым главным мерилом и ценностью для человека является время, и когда перед пользователем встаёт альтернатива – потратить час своего времени на поиск «халявы» или быстро купить нужный контент в любом формате, то большинство адекватных пользователей пойдут по пути наименьшего сопротивления.

— К сожалению, цивилизованных пользователей у нас пока немного. Нужно воспитывать правовую культуру?

— Нужно приучать к удобству пользования. Воспитание правовой культуры бессмысленно без мотивации.

— Говоря о книжном и библиотечном направлениях, многие эксперты неоднократно называли проблему несогласованности взаимодействия курирующих ведомств: Минкультуры, Минобрнауки, Минкомсвязи и Роспечати. В общем, получалось, что «у семи нянек дитя без глазу». Как складывается взаимодействие новых руководителей соответствующих ведомств по инициации и реализации совместных проектов?

— У Минкомсвязи и Роспечати проблем по взаимодействию нет, а с Минкультуры и Минобрнауки мы во многом по-разному оцениваем ситуацию, потому что мы смотрим через призму информационных технологий, а они смотрят... скажем так, у них более консервативный взгляд. Задача государства заключается в том, чтобы найти баланс интересов. Чем больше будет между нами противоречий, тем более взвешенные и конструктивные решения будут приниматься для пользователей. Поэтому конкуренция и разные взгляды – это хорошо.

Я считаю, что если библиотеки хотят выжить и окончательно не потерять своих читателей, они должны меняться, причём максимально быстро, используя все имеющиеся сегодня возможности по применению электронных технологий, облачных сервисов, удалённого доступа. Объективно, уже давно пора понять, что читателю всё равно, в каком виде получать информацию, главное, чтобы для него это было быстро, удобно, с хорошим качеством и ассортиментом. Очевидно, что если оценивать по этим критериям, электронная книга постепенно становится предпочтительней.

— Несмотря на заметные улучшения в части появления ресурсов по агрегации легальных книг, основная проблема складывающегося рынка электронных изданий – пиратство, с которым борются и государство, и бизнес, правда, пока не слишком эффективно.

— Как уже отмечалось выше, моё видение заключается в необходимости мотивации пользователя переходить на легальные ресурсы, обладающие безусловными преимуществами в борьбе с пиратами: широта ассортиментной линейки; удобные каталогизация и система поиска; наличие большого количества форматов; качество представленного материала; удобство оплаты и её разумный размер; необходимость взаимодействия с провайдерами и операторами связи. Если мы говорим о провайдерах и операторах связи, то они, по сути дела, обеспечивают товаропроводящую сеть в интернет-пространстве. Как только у них появится прямая заинтересованность в легальных продажах, они сами «забанят» все пиратские ресурсы.

— Каково Ваше мнение относительно ответственности интернет-провайдеров, поисковиков за размещение пиратских копий, организации оперативной и законодательно закреплённой системы снятия этого контента? Кто, по Вашему мнению, должен нести ответственность за пиратский контент в Сети?

— Во-первых, я считаю, что нынешние нормы авторского права архаичны и явно сдерживают развитие как информации, так и человеческой цивилизации, в том числе и знаний. Во-вторых, убеждён, что ответственность за преступление должен нести тот, кто его совершает, а не информационный посредник. И предъявлять претензии к поисковой системе в том, что она нашла что-то не то, как минимум, странно. Поисковая система должна находить всё, что есть, на то она и поисковая. В-третьих, в некоторых случаях ситуация очевидно надуманная, если говорить, например, про киноиндустрию, то проблема не настолько драматична. Проведённое нами исследование показало, что 90% всего пиратского киноконтента сосредоточено всего лишь на 40–50 сайтах. Закрыть эти сайты не является серьёзной проблемой. Самое главное – найти модель, которая будет интересна и пользователю – ему должно быть удобно, и интернет-провайдеру, и правообладателю. В балансе интересов этих трёх участников и кроется решение проблемы.

Вообще, в отношении авторского права я сторонник формулы, которую уже лет восемь назад высказал В.В. Путин. Когда его спросили про проблемы пиратства, он сказал, что не надо жадничать.

Должен сказать, что у издательского сообщества сейчас самая взвешенная позиция. Более того, я считаю, книжники больше всех продвинулись в этом рынке, уже предлагая немало легальных сервисов по агрегации контента – электронные библиотеки и библиотечные системы, мобильные приложения и пр. Согласен, можно говорить пока о низкой эффективности, возможно, получается не всё сразу, но концептуально тенденции ясны.

Что касается законопроекта ГК РФ по оцифровке образовательного контента, мой подход прост: если выбор стоит между распространением знаний и авторским правом, то его надо делать в пользу знаний.

— А кто это знание будет создавать? В чём будет мотивация автора?

— Возможно, он заработает чуть меньше, но что касается образовательного и научного знания, то здесь должны быть чётко определены позиция и потребности государства, поскольку именно оно закупает обязательные комплекты учебников для школ, финансирует приобретение ЭБС вузами и книг библиотеками.

— В прошлом году довольно активно обсуждались темы создания единого реестра объектов интеллектуальной собственности, введения цифровых меток. На каком этапе находятся эти проекты сегодня?

— Эти вопросы находятся в стадии обсуждения. Наш подход заключается в следующем: на первой стадии реестр должен быть сугубо добровольным, он должен быть подспорьем для отрасли. Но рассматривать реестр отдельно, без экономической договорённости информационных посредников и правообладателей, бессмысленно.

Поэтому он приемлем как один из элементов общей конструкции. То же самое касается цифровых меток. Ради чего мы их наносим? Единственный смысл существования цифровых меток должен заключаться в том, что если у нас есть экономическая модель вознаграждения за использование контента, то метка должна показать, сколько раз он был скачан и сколько за это должно быть уплачено. Если кто-то рассчитывает, что при помощи цифровых меток он будет ловить, допустим, читателя, который что-то скачивает, и наказывать его, то мы это никогда не поддержим. Мы всегда будем стоять на позициях, что конечный пользователь должен быть выведен из-под любых репрессий. В противном случае мы получим многомиллионную пиратскую партию и поставим под сомнение всё, что касается необходимости постепенной цивилизации авторского права.

— Давнее и серьёзное обсуждение ведётся в отношении снятия незаконного контента. Пока это делается только через суд, что долго, дорого и практически неэффективно. Как Вы считаете, можно ли в ближайшее время предусмотреть подзаконные акты или инструкции, регламентирующие внятное и чёткое взаимодействие правообладателей и провайдеров по оперативному снятию незаконного контента?

— В принципе, такое взаимодействие есть, все крупные игроки на это реагируют. Вопрос в том, что под незаконным контентом все понимают разные вещи. В отношении того незаконного контента, который является абсолютным злом в виде наркотиков, детской порнографии, экстремизма и пр., мы не видим особых проблем, тут есть полное взаимопонимание. В отношении контента, по которому есть споры, необходимы судебные разбирательства, потому что есть разные точки зрения – законный он или незаконный, есть у вас на него права или нет. Это процесс всегда занимает время и к этому нужно быть готовым.

— Последняя «головная боль» издателей, библиотекарей и книготорговцев – это ФЗ-436 «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию». По стечению ряда обстоятельств, в законе, изначально рассчитанном на телевидение и Интернет, появились и книжные издания. К сожалению, никаких рекомендаций профильных и контролирующих ведомств по реализации этого закона (в отличие от ТВ) в нашем сегменте нет. Однако в регионах уже инициируются прокурорские проверки книжного контента и изъятие из обращения изданий, которые, по субъективному мнению некоторых родителей, вредны для детей. Известны ли профильному Министерству эти проблемы, какие меры могут быть предприняты для их разрешения?

— На этапе обсуждения закона книжное сообщество не выразило никаких возражений против принятия этого документа. Сегодня могу твёрдо сказать, что закон обратной силы не имеет. Поэтому сейчас следует, во-первых, внимательно его изучить с точки зрения ограничений и исключений, коих для книжников немало, во-вторых, иметь комментарии и разъяснения профильных юристов. От издателей требуется маркировать новые книги – это формальность, не вижу здесь никаких проблем. К тому же, многие просто перестраховываются. Но если есть своя позиция и хорошие юристы, её можно отстаивать. При этом надо чётко понимать, что закон и маркировка направлены лишь на информирование о возрастных ограничениях. Решение о покупке той или иной книги принимается уж точно не по причине нанесённых на обложку меток. Поэтому о падении продаж из-за этого закона говорить не имеет смысла.

— Согласно ФЗ-139, с 1 ноября 2012 г. действует реестр сайтов с запрещённой информацией. Роскомнадзор имеет уже соответствующие полномочия по формированию данной информационной системы. Каково Ваше отношение к формированию и критериям оценки и отбора данного «чёрного списка»? Каким образом будет проводиться мониторинг на предмет такой информации?

— В этом случае всё очень просто – в Роскомнадзор подаются заявки на те или иные сайты, выносятся заключения: по наркотикам – Наркоконтролем, по самоубийствам – Главным санитарным врачом, по порнографии – Роскомнадзором. После обнаружения сомнительных сайтов Роскомнадзор должен предупредить владельца интернет-ресурса о запрещённой информации. Если в течение суток тот не отреагирует и не удалит эту информацию, Роскомнадзор обращается к хостинг-провайдеру. Если ни те, ни другие не выполнили требования, страница попадает в чёрный список. Но могу сказать, что ни в одном случае ещё ни разу не было ситуации, когда кто-то пошёл бы в суд и стал оспаривать принятое решение. Здесь важно адекватное взаимодействие с участниками процесса. У большинства крупных игроков интернет-сообщества уже давно отлажена система модерирования и оперативного снятия подобного контента. Интернет-отрасль адекватно реагирует, причём сам закон с ней не обсуждался, но все подзаконные акты обсуждались несколько раз.

Закон предусматривает появление оператора реестра сайтов, который всё это ведёт и контролирует. Интернет-сообществу было предложено создать общественную организацию, которая бы выступила в качестве такого оператора, но отрасль отказалась.

— Как Вы считаете, насколько необходимы контроль и цензурирование информационного потока? Или же достаточно активно развивать и поддерживать этику в киберпространстве, повышая информационную культуру и грамотность пользователей?

— Никакого цензурирования информационного потока в Интернете быть не может по определению, это технически невозможно. То, что внутри отрасли вырабатываются правила игры, это естественный процесс, как и в любом бизнесе. Интернет-отрасль не хочет быть негативно воспринятой в сообществе. Она материально заинтересована в том, чтобы иметь хорошую репутацию. Если Интернет в массовом сознании будет восприниматься как некая «серая зона», то это, безусловно, скажется на количестве его пользователей, родители не будут позволять детям им пользоваться, будут ограничивать учебные заведения и т.д. Чем более цивилизованным будет становиться Интернет, тем больше будет появляться новых пользователей, а следовательно и возможностей монетизации.

Что касается вообще вопросов цензуры, то помимо того, что это технически невозможно, также напоминаю, что по Конституции РФ цензура в нашей стране запрещена.

— Немало вопросов сейчас возникает и в части персонификации данных в Интернете. Каково Ваше мнение об эффективности этих инициатив?

— Мы категорически против обязательной персонификации данных в Интернете и исходим из того, что в Сети есть несколько возможных вариантов, связанных с регистрацией. Если вы выступаете как обычный пользователь и читатель, вам никакая персонификация не нужна. Если же вы хотите осуществить некий сервис в Интернете, вам следует пройти первичную персонификацию, хотя бы для того, чтобы понимать, на какой адрес вам направить уведомление о совершённой услуге и выслать копию билета, книгу и т.д. А если вы хотите совершить юридически значимое действие, то вам необходима полная персонификация, включая электронную цифровую подпись.

Соответственно, пользователь сам должен решать, насколько ему важно и интересно подниматься на более высокий уровень персонификации.

— Мобильные приложения, облачные сервисы и решения существенным образом меняют вид книг и журналов уже сегодня. Развитие социальных сетей, по прогнозам некоторых экспертов, приведёт к тому, что СМИ будут уходить в специализацию, узкие сегменты…

— Сегментация всегда была, есть и будет. Её мы наблюдаем и на телевидении, где появляется немало нишевых каналов, то же происходит и в других СМИ, что приводит к колоссальному количеству дополнительных источников информации. Поэтому если СМИ хотят выдерживать конкуренцию, им нужно повышать качество и уникальность материала, а благодаря социальным сетям и блогам у них есть отличная возможность искать новых авторов, работать с аудиторией, проводить исследования, опросы, оперативно реагировать на запросы читателей. Кроме того, нужно придумывать новые проекты, направленные на усиление их конкурентоспособности. Это нормальный процесс современного развития.

— Наш журнал отраслевой, книжный, не могу не спросить, что и в каком формате Вы читаете? Какие любимые книги и авторы в Вашей домашней библиотеке?

— Я отдаю предпочтение книгам в бумажном варианте, но поскольку много времени провожу в разъездах, то необходимые мне издания скачиваю на планшетник. Вы знаете, мне кажется, что именно появление планшетных устройств нанесло серьёзный удар по традиционной литературе, мотивируя читателей переходить на максимально комфортный электронный формат. Люблю исторические книги, мемуары, хорошую художественную литературу, в частности, из российских авторов с удовольствием читаю Павла Басинского, из зарубежных последнее время активно читал Кена Фоллета, сейчас – Уилбура Смита.

— Спасибо!

Беседовала Елена Бейлина

NB!

Алексей Константинович Волин - Заместитель министра связи и массовых коммуникаций Российской Федерации.

  • Родился 31 января 1964 г. в Ленинграде.
  • Окончил историко-филологический факультет Института стран Азии и Африки при МГУ (Индонезийское отделение).
  • С 1986 по 1991 гг. – сотрудник Азиатской редакции Агентства печати «Новости».
  • С 1992 по 1995 гг. – специальный корреспондент РИА «Новости», входил в журналистский пул Правительства России.
  • В 1995 г. – первый заместитель генерального директора Генеральной дирекции информации РИА «Новости», член Правления, в 1996 г. – Генеральный директор телеканала «Деловая Россия».
  • В 1996–1997 гг. – начальник отдела СМИ по связям с общественностью Администрации Президента РФ.
  • В 1997–1998 гг. – первый заместитель начальника Управления по связям с общественностью Администрации Президента РФ.
  • В 1998 г. – руководитель Управления правительственной информации Аппарата Правительства РФ.
  • с 1998 по 2000 гг. – председатель Правления информационного агентства РИА «Новости».
  • С 2000 по 2003 гг. – заместитель руководителя Аппарата Правительства РФ.
  • C 2003 по 2007 гг. – Президент ИД Родионова.
  • С 2007 г. по 2008 г. – Генеральный директор компании «Амедиа».
  • С 2011 по 2012 гг. – Президент компании «А3» — разработчика новой системы дистанционных платежей в области оплаты жилищно-коммунальных услуг, Интернета, платного ТВ, телефонии и прочих услуг.
  • 5 июля 2012 г. назначен заместителем министра связи и массовых коммуникаций РФ.

Опубликовано в номере декабрь 2012

 

Читать по теме


Какие форматы доступа на электронную периодику для вас наиболее интересны?
 

 


webbanner-08-video

 

 webbanner-07-nacproekt

 

 webbanner-01-neb

 

 webbanner-02-fz-o-kulture

 

webbanner-red-03-ebs

 

webbanner-red-04-kn-rynok

 

 webbanner-red-05period-pechat

 

 webbanner-red-06-ros-poligrafiya

 

webbanner-red-10-sost-kultury

 
Copyright © ООО Издательский дом "Университетская книга" 2011
Все права защищены.
Студия Web-diamond.ru
разработка сайтов и интернет-магазинов.