Книжный рынок и издательства   Библиотеки   Образование
и наука
  Конкурс
“Университетская книга”

Октябрь 2017
"Роль библиотеки в глобальной трансформации"

  • Джеральд ЛЕЙТНЕР: "Думай глобально – действуй регионально"
  • ИФЛА-2017
  • Закинициативы в книжном деле: тише едешь – дальше будешь?
  • Книжный рынок – 2017



МультиВход

Интервью

Книжный рынок

Вузовские издательства

Искусство издавать

Библиотеки

Образование

Инновационные технологии

Электронные библиотеки

Культура книги

Библиогеография

Библиотехнологии

Выставки и конференции

Конкурсы и премии

Документы

Copyright.ru

КНИГА+

Год литературы

Журнал Онлайн




 

rgdb-podari-rebenku


Рассылка


Электронный ОЭ: хранить нельзя использовать
29.05.2017 09:18

В 2016 г. были приняты важные для книжной и библиотечной отраслей документы, активное обсуждение которых продолжалось последние несколько лет. Одним из наиболее принципиальных стал обновлённый Федеральный закон «Об обязательном экземпляре документов», вступивший в действие с 1 января 2017 г. Документом предусмотрено введение обязательного экземпляра печатного издания в электронной форме и передача его в РГБ и РКП (филиал ИТАР-ТАСС).

elektr-bibl-111

Несмотря на вступление в действие закона, у профессионального сообщества до сих пор возникает немало вопросов по регламенту его исполнения. Спорным остаётся ряд тем, связанных с технологией предоставления электронных ОЭ и их форматами, обеспечением хранения, организацией доступа к произведениям и их охраной от незаконного копирования и распространения в веб-среде. Нет уверенности в том, что ОЭ печатного издания в электронной форме будет полностью соответствовать оригиналу. По-прежнему отсутствует единый терминологический аппарат.

Предполагалось, что эти нормы будут установлены дополнительными подзаконными документами*, однако их содержание экспертам книжного и библиотечного дела до сих пор неизвестно. Каков порядок применения норм в отношении ОЭ печатного издания в электронном формате с 1 января 2017 г.? Что выявили первые итоги практики применения обновлённого законодательства об обязательном экземпляре документов в цифровой среде? Каковы тенденции изменения документального потока? Какие поправки необходимо внести в ближайшее время для оперативного и системного обновления Федерального закона? Эти и другие вопросы обсудили эксперты в рамках круглого стола «Электронный обязательный экземпляр. Как это работает на практике?».


* Речь идёт о документе «Порядок доставки обязательного экземпляра печатного издания в электронной форме, порядок хранения и учёта обязательного экземпляра печатного издания в электронной форме, меры защиты при доставке обязательного экземпляра печатного издания в электронной форме, порядок компьютерной обработки данных обязательного экземпляра печатного издания в электронной форме в целях их классификации и систематизации, а также требования к формату доставляемого файла обязательного экземпляра печатного издания в электронной форме, разработанные в соответствии с пунктом 21 статьи 7 Федерального закона от 29 декабря 1994 г. № 77-ФЗ "Об обязательном экземпляре документов"».

ПОЗИЦИЯ ИЗДАТЕЛЕЙ

Принципиальных вопросов несколько.

1. Технологии и форматы предоставления ОЭ печатного издания в электронной форме. Согласно закону издатель в семидневный срок после выхода книги из типографии должен отправить электронную копию оригинал-макета этого издания в РГБ и РКП. Порядок исполнения данной нормы определён временными положениями. Немало вопросов возникает по порядку взаимодействия, цифровым подписям, форматам защиты контента, ноправданным организационным и финансовым затратам, которые несут издатели (в первую очередь небольшие и региональные), последствиям неисполнения закона.

2. Организация доступа к ОЭ печатного издания в электронной форме. Если вопросов к РКП нет, поскольку её функционал — хранение, то доверие издателей к РГБ, к сожалению, минимально.

По Федеральному закону «О библиотечном деле» библиотека-получатель должна предоставить доступ своим читателям к легально введённому в оборот экземпляру документа (РГБ легально получает ОЭ печатного издания в электронной форме). На данный момент декларируется, что читатели РГБ получат доступ к ОЭ печатного издания в электронной форме только в стенах библиотеки. Но, учитывая активное развитие электронных ресурсов и удалённого доступа к электронному контенту, уже сейчас ведутся дискуссии о расширении доступа к ОЭ печатного издания в электронной форме. В частности, существует инициатива по предоставлению доступа к ОЭ печатного издания в электронной форме читателям РНБ (как вариант, когда РГБ арендует в РНБ читальные залы). В случае возникновения данного прецедента нет никаких гарантий, что по такому же принципу не будет организована аренда в любой другой библиотеке страны.

Эксперты книжного и библиотечного дела неоднократно обсуждали отсутствие единого терминологического аппарата, до сих пор ведутся дискуссии о том, что считать стенами библиотеки, что такое электронная библиотека, что является виртуальным читальным залом (ВЧЗ) РГБ, а их на сегодняшний день 625 — в России и за рубежом. Вызывает серьёзные опасения, не получат ли читатели ВЧЗ РГБ по всей стране доступ к ОЭ печатного издания в электронной форме. А если получат, то на каких условиях?

Ситуация усугубляется тем, что мнение издательского сообщества в данной ситуации никто не спрашивает и ни одно предложение относительно порядка поступления ОЭ печатного издания в электронной форме и доступа к нему не было принято.

3. Перспективы развития законодательной базы ОЭ. Тактические и стратегические инициативы по совершенствованию системы с учётом международного опыта. За рубежом основным трендом развития законодательства является включение в электронный ОЭ сетевых электронных документов, не имеющих печатного аналога. Объектами электронного ОЭ становятся цифровые книги, журналы, веб-сайты издательств и другие онлайн-публикации, размещённые как в открытом, так и в защищённом платном доступе. Для России было бы полезно учитывать гибридные книги, книги, изданные по технологии print-on-demand, которые на данный момент не фигурируют в отраслевой статистике.

Нигде в мире в законодательстве об обязательном экземпляре не существует примера, когда в качестве ОЭ собираются электронные копии всего потока печатных изданий, потому что это весьма дорогостоящее для государства мероприятие и никакой экономии государственных средств в данном случае быть не может.

elektr-oe-hranit-1

ТЕКУЩЕЕ СОСТОЯНИЕ ДЕЛ

Елена НОГИНА, директор филиала ИТАР-ТАСС «Российская книжная палата»

В прошлом году Российская книжная палата приступила к разработке технологии получения печатного издания в электронной форме. Система строится на основе регистрации издателей в личных кабинетах, куда они в дальнейшем поставляют электронные копии печатного экземпляра. Уже три месяца мы ведём её опытную эксплуатацию. Сразу выявился нюанс: по закону обязательный экземпляр поставляет либо сам издатель, либо его доверенное лицо, в качестве которого чаще всего выступает типография. Поскольку доверенное лицо имеет доступ к личному кабинету издателя через логин и пароль, необходимо, чтобы у него было разрешение на поставку электронных экземпляров, оформленное договором.

По статистике, на середину марта в РКП открыты 1370 личных кабинетов издателей. Получено 16 591 издание в электронной форме, в том числе 14 715 экз. газет, 1366 журналов и 510 книг. Осуществляя сверку по книгам, выяснили, что только у 269 электронных копий ОЭ есть оригиналы в печатном виде.

Безусловно, временна́я разница должна быть, но издателям следует обратить внимание на то, что по закону регистрируется именно печатное издание, а не его электронная копия. Последней присваивается тот же номер госрегистрации, что и получаемому печатному изданию.

Что касается традиционного ОЭ, то на ту же дату данные следующие: газет — 65 450 экз., журналов — 11 200, книг — 16 500. Сравнивая обе позиции, можно сказать, что в качестве ОЭ печатного издания в электронной форме мы получаем каждую четвёртую газету, 10–11-й экз. журнала и 33-ю книгу.

РКП пока работает в опытном режиме, но серьёзные проблемы уже проявились. Во-первых, бо́льшая часть присланных экземпляров относится к СМИ. Напомню: когда обсуждался закон, ни о какой поставке периодики речь не шла; более того, мы специально оговаривали эмбарго по поставке периодических изданий в течение нескольких лет. Обсуждали только книги, методы и способы их доставки. По факту мы получаем огромные объёмы периодических изданий, а это принципиально другое количество, иные учёт и возможные способы доставки и хранения (очевидно, что глянцевый хорошо иллюстрированный журнал в десятки раз «тяжелее» любой книги). Для периодики необходимо срочно разрабатывать новые технические регламенты и возможность её поставки в формате более лёгком, чем полная копия оригинал-макета.

Во-вторых, использование квалифицированных цифровых подписей усложняет процедуру загрузки печатных изданий в электронной форме. В режиме опытной эксплуатации работаем с издателями и поставщиками без подписи. Тем не менее тестируем этот сервис и понимаем, что процесс очень трудоёмкий и неоперативный. Сегодня собраны 500 книг, но, если бы у нас была введена электронная подпись, мы и этого бы не получили.

Считаю, что необходимо упростить процедуру приёма РКП экземпляров печатных изданий в электронной форме, отменив положение об обязательном использовании цифровой подписи. С юридической точки зрения получателю ОЭ достаточно единожды заключить соглашение/договор с издателем о том, что электронная переписка с определённых IP-адресов является юридически обязывающей, чтобы любая административная или судебная инстанция признала присланные с этих адресов данные достоверными.

Общий смысл предложений РКП заключается в том, чтобы не просто обязать владельцев контента поставлять свои издания в фондохранилище, но и создать у авторов и издателей реальные стимулы для перспективного развития сотрудничества. Со своей стороны мы предлагаем:

·         номера государственной регистрации для поставленных книг (НГР — самый точный, однозначно определяющий издание идентификатор);

·         библиографические записи на издания в формате ONIX и RUSMARC.

Также предлагается упростить механизм идентификации поставщика ОЭ путём заключения долгосрочных разовых договоров с производителями изданий. Алгоритм может быть следующим: при заключении договора издатель (автор) указывает и удостоверяет адрес электронной почты, с которого будет поступать электронный контент. После подписания договора он регистрируется в личном кабинете на сайте получателя ОЭ.

РКП считает приём печатных изданий в электронной форме первым шагом в направлении полноценной работы с электронными изданиями, поэтому подготовила предложения по актуализации российского законодательства, регулирующего взаимоотношения с авторами и с профессиональным издательским сообществом.

В частности,

·         необходимо осуществлять государственную регистрацию всех видов электронных изданий, как имеющих материальные аналоги, так и не обладающих ими;

·         создать государственный библиографический каталог ОЭ всех видов изданий;

·         разработать и в дальнейшем совершенствовать технологию приёма и хранения ОЭ электронных изданий;

·         разработать и внести предложения по комплектованию библиотек электронными изданиями, поступающими в качестве ОЭ.

Игорь ГРУЗДЕВ, заместитель генерального директора Российской государственной библиотеки по информатизации

Технологии у нас схожи: это личные кабинеты, регистрация и её подтверждение, получение файлов, автоматическая обработка и возврат, если такая необходимость возникает. Но в РГБ более жёсткие требования по приёму обязательного экземпляра; мы сразу обозначили, что файл должен быть получен в таком формате, который можно будет открыть и прочитать через 20–30 лет, и для этого не потребуется дополнительных средств и инструментов. Поэтому, во-первых, мы требуем именно PDF/A; во-вторых, документ должен быть заверен квалифицированной электронной подписью.

Пока регламент исполнения вызывает серьёзные нарекания. Причём получить подпись оказалось несложно; её минимальная цена в регионах 800–900 рублей, по ней вопросов меньше всего. Основные проблемы касаются создания формата PDF/A. В РГБ уже разработана целая система подсказок, объяснений, обратной связи. На данный момент обработано более 1,8 тыс. обращений. Но к сожалению, уровень квалификации издателей оставляет желать лучшего. С кем-то легко объясниться по телефону, но когда издательство до сих пор работает по старинке? Если они печатают чуть ли не на гранках, как 50 лет назад, как мы получим электронный файл?

На середину марта в РГБ открыты 1049 личных кабинетов и переданы 11 172 документа. Из них книг — 276. То есть результат сравним с показателями РКП, но у нас документы в формате PDF/A, заверенные электронной подписью. Поэтому полагаем, что ограничения по формату и использованию подписи не оказывают существенного влияния.

Принципиальное отличие РГБ от РКП в том, что мы как библиотека обязаны предоставлять полученные экземпляры своим читателям. На сегодняшний день принято решение, что мы будем обслуживать пользователей обязательным экземпляром в стенах РГБ без возможности создания копий и распечаток. Когда такой сервис появится — вопрос открытый; на данный момент мы не готовы ни материально, ни технически. Пока у нас нет средств и возможностей организовать удобный интерфейс, но мы к этому стремимся.

Что касается мотивации издателей присылать обязательный экземпляр, то, во-первых, это исполнение закона; во-вторых, мы его действительно будем хранить вечно и предоставлять читателю всегда. Сейчас тиражи маленькие, книги быстро исчезают с рынка. Единственное место, куда можно приехать и почитать любую книгу, — это РГБ. И так будет и через 30, и через 50 лет.

Данил ТАРАСЕНКО, директор по производству издательского дома «Бурда»

Объём информации, который генерируется в рамках одного крупного издательского дома, действительно измеряется терабайтами. И на сегодняшний день я не знаю ни одного крупного издательства, которое участвовало бы в передаче материалов. Но мы находимся в ожидании технического регламента, который позволит нам квалифицированно и правильно готовить эти данные. Есть ли на сегодняшний день подготовленные чёткие технические условия, в соответствии с которыми требуется передавать информацию? Как говорят эксперты, можно присылать файлы низкого разрешения. Но низким разрешением можно считать и 72 точки на дюйм, и 15, что вообще не читается. Назрела необходимость чётко регламентировать техническую сторону этого вопроса.

Игорь ГРУЗДЕВ:

— Елена Борисовна очень точно сказала самое главное: никто не ожидал, что будет такой перекос в сторону периодики. РГБ имеет запас по мощностям, нам всё равно, какой объём будет передаваться. Но как этим контентом обслуживать читателей, мы тоже пока не понимаем. Для нас первый вопрос на повестке дня — это обслуживание книгами.

Действительно, на сегодняшний день нет никаких технических решений по поводу периодических изданий, мы работаем в рамках временного положения по доставке.

Павел ПУГАЧЁВ, заместитель начальника Управления Президента РФ по применению информационных технологий и развитию электронной демократии

Работа ведётся по временному положению, т.е. не совсем в рамках правового поля. Поэтому в первую очередь надо говорить о том, что эти документы должны быть в максимально короткие сроки утверждены, и, наверное, об этом стоит просить и министерство. Должно быть прописано всё: и требования к форматам, и регламент взаимодействия, и статус информационных систем, которые обрабатывают эти данные. Есть закон, и его нужно соблюдать всем участникам процесса. Министерство культуры РФ и получатели обязательных экземпляров к ним тоже относятся. Соответственно нужны правила, по которым они должны работать. Хотелось бы понять, выработан ли такой регламент между РКП и РГБ?

Елена НОГИНА

— Существует серьёзная проблема, из-за которой не получается создать единый подзаконный документ по порядку доставки. РКП и РГБ решают две принципиально разные задачи. Книжная палата собирает ОЭ для информирования, статистики, и наша задача в том, чтобы издатель его прислал, поэтому мы готовы на самые щадящие для него требования. А у РГБ задача другая — предоставить контент в общественное пользование.

Павел ПУГАЧЁВ:

— Полагаю, что прежде всего нужно завершить подготовку подзаконных актов и утвердить их в таком виде, который обеспечил бы максимальное снижение рисков для правообладателей. В первую очередь следует гарантировать защиту авторских прав, сохранение целостности произведений, защиту от копирования. И здесь электронная подпись как раз может помочь; это подтверждение того, что экземпляр был передан конкретным ответственным уполномоченным лицом в том виде, в котором он изначально был издан.

Марина АБРАМОВА, директор Департамента по стратегическим коммуникациям ИГ «ЭКСМО-АСТ»

Мы ждём официального, нормального, рабочего нормативного обеспечения этого закона. Одно дело — статистическая информация, другое — предоставление библиотеке. Для нас очень важно сохранение баланса. Если мы обязаны предоставлять обязательные экземпляры, то кто нам гарантирует нераспространение в нелегальном поле? Мы пока не видим ни технической, ни юридической безопасности.

Юрий КОТЛЯРОВ, Генеральный директор издательства «Дрофа»

— Достаточно долго издательство «Дрофа» занималось тем, что запрашивало РКП на предмет полноты поступивших экземпляров из типографий и по собственной инициативе высылало недостающие, для того чтобы корректно учитывать их в отраслевой статистике. Но что касается электронного экземпляра, то есть серьёзные опасения относительно распространения этих файлов вне тех мест, о которых упомянуто в законе. Написано предельно неконкретно; нет ни регламентов, ни сроков. Мы ждём, когда будет принят не временный, а постоянный документ, готовы участвовать в его подготовке.

Марина КАРЕЛИНА, заведующая отделом теоретических и практических проблем судебной защиты интеллектуальной собственности РГУП

— Электронный экземпляр с точки зрения права принципиально отличается от традиционного, предоставленного в депозитарий РКП или РГБ. Дело в том, что когда в депозитарий предоставляется экземпляр произведения, то это объект, правомерно введённый в гражданский оборот на основании закона. С точки зрения охраны авторского права у электронного экземпляра другой статус, его в законе не учитывают. Предложения о том, что нужно заключать какой-то договор между издательством, типографией и т.д., не выдерживают критики. На каждое произведение разный договор? Но у издателя по разным произведениям различные правомочия. И соответственно РКП и РГБ могут использовать их по-разному. Исходя из того, что я сейчас слышу, зная российскую и зарубежную судебную практику в отношении авторского права, должна предупредить о серьёзных последствиях. Кроме того, речь идёт ещё и о периодике, где авторы в основном никаких прав издателю не предоставляют.

И кто будет за это платить? Компенсации весьма значительные. Закон абсолютно не продуман ни с экономической стороны, ни с технической.

Сергей ДАРИЙ, директор издательства «Юрайт»

Все издатели разные, у них принципиально различаются мотивы, возможности, интересы, и с этим связано немало проблем. Законодательство об ОЭ, существовавшее с 1994 г., отстало от жизни по многим вопросам. Но то, что приняли в новой редакции, окончательно сделало его невозможным к выполнению. Закон совершенно не соответствует тому, в какой действительности работают книжный мир, издатели, библиотеки. Поэтому, на мой взгляд, если говорить конкретно, то надо уменьшить количество печатных экземпляров. Мы давно не имеем дела с большими тиражами, издавая книги по технологии print-on-demand. Cколько экземпляров и кому я должен предоставить, печатая четыре-пять копий в течение года несколько раз? Или, например, сделали макет и вообще пока не печатали книгу, т.е. на бумаге её нет. Хотя виртуально она представлена во всех интернет-магазинах, прайс-листах, т.е. по факту в продаже она есть. И как только какой-то читатель изъявит желание её купить, он её получит через два дня, но при этом тиража не существует.

Необходимо учитывать разные технологии и обязательно узаконить технологию печати по требованию. Полагаю, что разумнее было бы предоставить один экземпляр в РКП, которая действительно учитывает, ведёт отраслевую статистику, описывает книги, и остановиться на этом, потому что учитывать и предоставлять доступ — разные вещи.

Ничего не имею против РГБ, но в данном случае у издателей стимул предоставлять туда свои экземпляры полностью отсутствует. По крайней мере, это касается электронных книг. Безусловно, замечательно, если читатели узна́ют о нашей книге… Но я как издатель настолько много делаю, чтобы читатель получил доступ к моей книге и в электронном виде, и в печатном, и в электронной библиотеке, что ему достаточно лишь зайти в Интернет и в один клик получить о ней любую информацию. Выполнять закон нужно, я понимаю. Однако на сегодняшний день это сделать невозможно. Давайте улучшать и вырабатывать конкретные технические регламенты предоставления ОЭ в РКП и закроем вопрос с РГБ. Не стоит за счёт издателей пополнять библиотечные фонды.

Ольга ЛУЖИНА, директор издательства РГУП

Я абсолютно согласна с коллегами в отношении того, что понятия «хранить» и «использовать» нужно разделять. Потому что если в РКП, которую можно назвать книжным национальным реестром, передавать электронные копии печатных изданий и она затем будет предоставлять возможность просмотра всего массива, который издаётся на территории России, библиотекам, а те смогут сами отбирать интересные им книги, то у издателей появится серьёзная мотивация попасть в этот каталог. Ведь именно с ними нужно будет заключать лицензионный договор на предоставление доступа. «Общественное использование», как написано в законе, достаточно широкое понятие; оно не даёт полного понимания отношений между издателями и библиотеками.

На сегодняшний день процедура представления ОЭ печатного издания в электронной форме для небольших издательств затратна. Здесь упоминалось, что электронная подпись стоит 900 рублей. Должна сказать, что ежегодно она обходится в 8 тыс. рублей. Не меньшая проблема — в квалификации сотрудников, которые будут заниматься отправкой ОЭ и отслеживанием исполнения законодательства.

Константин КОСТЮК, Генеральный директор издательства «Директ-медиа»

— Наше издательство электронное, мы работаем с использованием разных технологий: и традиционной печати, и print-on-demand. По первому опыту передачи ОЭ могу отметить, что коллеги достойно реализовали сервисы: достаточно удобно, налажена обратная связь. Но есть пожелание: мы передали в РКП электронные издания и нам объяснили, что, поскольку нет печатного экземпляра, регистрационный номер не присваивается. Возможно, не обязательно изменять закон, но на добровольных началах РКП необходимо ввести классификацию изданий: малотиражные, электронные без тиража, чтобы они тоже попадали в цивилизованное пространство.

У РГБ и РКП системы и условия разные. Для опытного издателя в принципе всё не так сложно, но это две версии файла, что означает обязательное присутствие верстальщика, ответственность. Думаю, система одного окна существенно упростит технологию предоставления для издателей: загрузить ОЭ можно в единую систему, а дальше он уходит по разным каналам.

Сергей МАКАРЕНКОВ, Генеральный директор издательства «Рипол-классик»

Ситуация складывается так, что каждое издательство по-своему трактует предоставление ОЭ в РГБ и РКП. Поскольку у нас возникают затруднения с предоставлением определённого формата, который не понимают издатели и не очень хорошо представляют себе библиотеки, мне представляется важной организация практических семинаров. Думаю, после этого сами собой снимутся немало вопросов. Сегодня все следуют в большей степени оппозиционной стратегии: не хочу, не дам, не сделаю и т.д. В издательствах слабо понимают, кто вообще должен этим заниматься. То ли мы должны брать отдельную ставку, то ли поручать это младшему редактору или ведущему редактору. Или это должен делать генеральный директор?

elektr-oe-hranit-2

ОРГАНИЗАЦИЯ ДОСТУПА И ПЕРСПЕКТИВЫ СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА

Александр ВИСЛЫЙ, Генеральный директор Российской национальной библиотеки

Очевидно, что всё это задумывалось не для того, чтобы спрятать электронные копии в РКП и никто бы не мог ими пользоваться. Предлагаю перейти к тому вопросу, который действительно очень невнятно обозначен в законе, — общественному использованию.

Здесь уже упоминали подготовку подзаконного документа. Его полное название таково: «Порядок доставки обязательного экземпляра печатного издания в электронной форме, порядок хранения и учёта обязательного экземпляра печатного издания в электронной форме, меры защиты при доставке обязательного экземпляра печатного издания в электронной форме, порядок компьютерной обработки данных обязательного экземпляра печатного издания в электронной форме в целях их классификации и систематизации, а также требования к формату доставляемого файла обязательного экземпляра печатного издания в электронной форме, разработанные в соответствии с п. 2¹ ст. 7 Федерального закона от 29 декабря 1994 г. № 77-ФЗ "Об обязательном экземпляре документов"».

Пока ещё можно включиться в процесс и сделать правильные акценты. Дело в том, что в Порядке на сегодняшний момент нет ни слова о регламенте использования электронного ОЭ. Этого нет и в законе, потому что в нём присутствует формулировка «общественное использование». И как это трактовать, непонятно. Поэтому у нас на сегодняшний день два варианта: либо включить статьи, регламентирующие использование электронного ОЭ, в Порядок, либо прописывать это напрямую в федеральных законах: «Об обязательном экземпляре» или «О библиотечном деле». Но регламент предоставления в пользование должен быть обязательно определён.

Какие варианты существуют? Так называемый нулевой: положили на сервер, никому доступа не даём. Первый вариант — тот, который звучал во временном положении об электронном ОЭ: читатель должен прийти в РГБ, сесть за терминал, расположенный на территории РГБ, и посмотреть эту электронную копию. В этом ли был смысл обновления законодательства об обязательном экземпляре? Скорее всего, нет, хотя здесь существует некоторый баланс между издателями и библиотеками, если гарантировать, что никто книгу не украдёт. Но считаю, что это неправильно, ведь как директор РНБ я должен сказать своим читателям, что в РГБ так сделать можно, а в РНБ нельзя. Есть такое подозрение: меня не поймут ни библиотекари, ни читатели.

Второй вариант, конечно, жёсткий по отношению к издателям: двигаться строго в соответствии со ст. 1275 IV части ГК РФ. Это означает, что доступ можно предоставить в помещении любой библиотеки России без права создания электронной копии и извлечения прибыли. Абсолютно не верю, что издательства могут с этим согласиться. Но выбирать всё равно придётся между первым и вторым вариантами.

Но ещё хуже будет, если способ использования не попадёт сейчас в Порядок предоставления ОЭ. Поэтому, уважаемые издатели, обращаюсь к вам: пропишите точно, какие ограничения вы хотите наложить на использование электронного ОЭ, чтобы была возможность представлять эту точку зрения на следующих этапах перед Правительством РФ. Если вы решите, что нужно идти по пути изменения законодательства об обязательном экземпляре, тогда нужно отстаивать свою позицию в Государственной Думе.

Что касается непосредственно самого Порядка и подготовки этого документа. Правовой департамент Министерства культуры РФ не хочет добавлять туда пункт об использовании ОЭ печатного издания в электронной форме, аргументируя это тем, что он должен быть прописан в другом документе. Тогда надо менять закон, потому что в противном случае директор РГБ должен в своей работе руководствоваться ст. 1275 ГК РФ. А это означает доступ в помещениях всех библиотек.

Екатерина ЧАСОВСКАЯ, заместитель директора Департамента госполитики в области СМИ Министерства связи и массовых коммуникаций РФ

Во-первых, на данный момент разрабатываемый в Минкультуры России Порядок официально в Минкомсвязи России не поступал, мы его видели лишь в рабочем режиме. Во-вторых, не следует питать надежды: порядка использования там не будет. Документ поступит на государственную регистрацию в Минюст России. Естественно, всё, что не является его предметом, оттуда будет исключено.

Я вижу две проблемы. Первая: очевидно, что необходимо совершенствовать законодательство об обязательном экземпляре. На базе Минкомсвязи России создана рабочая группа, приглашаем всех к участию в ней. Вторая: у нас «хромает» надзор за предоставлением обязательного экземпляра. Думаю, этот вопрос тоже будет урегулирован в ближайшее время.

По поводу мотивации: существует закон и его надо исполнять. Если в законодательстве есть какие-то несовершенства и пробелы, то их надо регулировать. Давайте вместе попробуем внести изменения именно в Федеральный закон «Об обязательном экземпляре».

Павел ЗОТОВ, советник генерального директора ФГУП «ИТАР-ТАСС»

Когда речь шла о печатных изданиях, удавалось соединить комплектование библиотек с системой обязательного экземпляра. Одновременно убивали немало зайцев: брали несколько экземпляров, описывали, информировали, комплектовали национальное хранилище и библиотеки. В сегодняшних условиях мы ставим вопрос о том, что комплектование нужно отделить от системы обязательного экземпляра.

Сейчас мы озадачены использованием обязательного экземпляра печатного издания в электронной форме. А может быть, не стоит? Возможно, на сегодняшний день следует ограничиться вопросом информирования сообщества и формирования достоверной статистики российского книгоиздания? И пусть это направление развивается и живёт своей жизнью, потому что сейчас оно в неудовлетворительном состоянии, от чего страдает вся отрасль. А вот вопрос комплектования нужно решить другим образом. И уж точно не за счёт издателей. Поэтому мы предлагаем системно выделить информирование сообщества и посвятить этому Федеральный закон «Об обязательном экземпляре». А комплектование библиотек пусть будет в Федеральном законе «О библиотечном деле», и библиотеки должны сами решить, каким образом они станут получать права на издания.

Что касается уменьшения количества ОЭ, то мы уже сейчас предлагаем в случае ничтожных тиражей издателю просто присылать файл. Мы его регистрируем, и эта информация попадает в государственный каталог. Все её видят, и любая библиотека может купить эту книгу. А всё, что вышло тиражом менее 300 экземпляров, предлагаем предоставлять в единственном экземпляре.

Людмила ТЕРЕЩЕНКО, заместитель заведующего отделом административного законодательства и процесса Института законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве РФ

Ознакомившись с принятым документом, я была потрясена. Всё, что там написано, возможно, когда-то и было актуально, но прошло время, и сейчас ситуация с электронным контентом принципиально другая. Изменения внесли в старый закон, рассчитанный на бумажные носители, и абсолютно логично, что они туда не вписались. На мой взгляд, самое правильное — начать подготовку нового закона, в котором целый блок будет посвящён проблемам, связанным с электронными документами, их статусом и доступом к ним. А заплатками ничего изменить не получится.

elektr-oe-hranit-3

Опубликовано в номере май 2017

 



Какие форматы доступа на электронную периодику для вас наиболее интересны?
 

 


web-ban video

 

 web-ban model6

 

 web-ban neb1

 

 web-ban fz-kulture2

 

 WebBann2016-10

 

WebBann2016-04

 

WebBann2016-06

 

WebBann2016-05

 

WebBann2015-03

 
Copyright © ООО Издательский дом "Университетская книга" 2011
Все права защищены.
Студия Web-diamond.ru
разработка сайтов и интернет-магазинов.