Книжный рынок и издательства   Библиотеки   Образование
и наука
  Конкурс
“Университетская книга”

Июль-август 2019
"Библиотека как площадка для новых практик"

  • Михаил ЭСКИНДАРОВ: «Главное достояние вуза - люди»
  • Библиотечные ассоциации мира
  • Selfpub: особенности национального рынка
  • Контрактная система: полная трансформация или новый этап реформирования?



МультиВход

t8

 

Интервью

Книжный рынок

Вузовские издательства

Искусство издавать

Библиотеки

Образование

Инновационные технологии

Электронные библиотеки

Культура книги

Библиогеография

Библиотехнологии

Выставки и конференции

Конкурсы и премии

Документы

Copyright.ru

КНИГА+

Год литературы

Журнал Онлайн

 

obnar-zaimstv-2019

 

lit-flagman1




 

rgdb-podari-rebenku


Рассылка


Остаться издателями
30.06.2019 09:52

В феврале Российская книжная палата (РКП) представила итоги государственного статистического учёта печатных книжных изданий. Официальные показатели 2018 г. оказались незначительно ниже по количеству названий, но заметно меньше по суммарному тиражу, чем в 2017-м. Средний тираж печатной книги в России снова сократился, составив 3698 экз. (4017 экз. в 2017 г.). Крупнейший издатель страны уже заявил о несоответствии этих данных фактической ситуации на рынке, пояснив, что некорректные сведения дискредитируют работу всей отрасли, и предложив пересмотреть методику сбора информации.

Поэтому исходя из тезиса Г. Флобера о том, что статистика — самая точная из всех неточных наук, «УК» обратился напрямую к издателям — лидерам в разных сегментах, предложив им оценить итоги года и востребованность своего портфеля, обсудить варианты оптимизации, модели ценообразования и дистрибуции, определить точки роста, потенциал и слабые стороны отечественного книжного рынка.


Как оцениваете итоги года для отрасли в целом и для вашего издательства в частности? Каковы суммарные показатели по количеству наименований (новинкам, переизданиям) и тиражам (в динамике к предыдущему году) книг, выпущенных в вашем издательстве? Какие тематические направления наиболее востребованны?

ostatsya-dmitrievСергей ДМИТРИЕВ, главный редактор издательства «Вече»

Очевидно, что продолжается падение, начавшееся в 2008 г. Тогда было зафиксировано максимальное число изданных в постсоветской России книг, их тираж составлял 750 млн экз., а сейчас вышло только 430 млн. Сокращение огромное: почти в два раза. Есть и другие негативные тенденции: дорожают полиграфия и бумага, закрываются книжные магазины, усложняется законодательство, да и читателей больше не становится. Недавно была опубликована статистика о том, что 44% населения вообще не читает. Так что, к сожалению, итоги печальные. Безусловно, отрасль подстраивается под ситуацию, но об активном развитии говорить не приходится.

Для нашего издательства в целом итоги удовлетворительные, но не слишком позитивные. Выпущено 937 наименований книг, из них новинки составили 677 названий, переиздания — 260. Общий тираж книг упал примерно на 10%.

Если говорить о востребованности нашего портфеля, то на первом месте историческая литература, далее следует классика. Практика показала, что даже издание «Мёртвых душ», «Мастера и Маргариты» и «Анны Карениной» может быть более выгодным, чем выпуск каких-то модных писателей и новых книг. Наши проекты: собрание сочинений А. Дюма в 30 томах, «Мир приключений», серия военной прозы — также востребованы. Например, в серии «Сибириада» вышло 300 томов — это классическая народная проза, начиная от В. Распутина и В. Астафьева и заканчивая А. Ивановым. «Военные приключения»: Ю. Семёнов, «Адъютант его превосходительства» и т.д. — также пользуются спросом.

ostatsya-kotominМихаил КОТОМИН, главный редактор Ad Marginem Press

Прошлый год был для нас удачным и, насколько я могу судить, наш рост совпадает с общей тенденцией рынка. Если верить открытым источникам, то в деньгах рынок увеличился на 7%, а мы растём быстрее — около 30%. При этом пришлось немного сократить число новых наименований, зато нарастили количество переизданий. Однако средний тираж продолжает сокращаться (2645 против 2985 в 2017-м). Всего в прошлом году мы выпустили 60 названий.

В 2018 г. расширили программу нашего импринта А + А (совместно с дизайн-агентством ABC design), в центре внимания которого качественно иллюстрированный non-fiction для детей и взрослых, рассказывающий в визуальной форме о фактах культуры, природы и искусства. А также запустили серию «Основы искусства», которую издаём по лицензии Thames and Hudson. Продажи в России стартовали одновременно с мировыми: в Италии, Англии, США, Германии. Эта серия и стала одним из наших локомотивов.

Если говорить о тематической нише, то в прошлом году она оформилась ещё чётче — это книги вокруг современного искусства и издания об искусстве, в том числе детские. Важно понимать, что для нас искусство — это скорее медиум, возможность визуально воспринимать окружающую реальность и, хотя мы совершаем вылазки на территорию классики, наши книги не укладываются в традиционный искусствоведческий рубрикатор и продажи это подтверждают: показатели реализации в «Республике» намного выше, чем в отделах искусства «большой тройки».

ostatsya-pasternakБорис ПАСТЕРНАК, Генеральный директор издательского дома «Время»

Суммарный выпуск книг издательства «Время» в 2018 г. вырос на 12% и составил 166 наименований, из которых более 85% — это новинки. К сожалению, не столь позитивные данные по среднему тиражу, объём которого сократился на 23% по сравнению с 2017-м и составил 3667 экз. Что касается востребованных направлений нашего каталога, то в приоритете детская книга. Вероятнее всего, в 2019 г. нам придётся отказаться от проектов классической литературы.

ostatsya-porsovaЕкатерина ПОРСОВА, Генеральный директор издательства «Физматлит»

Старейшее научное издательство «Физматлит» в 2018 г. не сдавало своих позиций. Число наименований вышедших книг выросло по сравнению с 2017-м, увеличился также общий тираж изданий. Хотя изначально мы печатаем книги небольшими тиражами, но по факту реализации делаем допечатки: нет возможности хранить книги из-за дороговизны складских помещений. Такая практика себя оправдывает.

Уже который год остаётся востребованной качественная научно-популярная литература (иную «Физматлит» и не издаёт). У нас печатаются известные авторы — пропагандисты и популяризаторы науки. Отмечается повышенный интерес населения к астрономии, к новейшим современным отраслям знаний. Наш читатель также с нетерпением ждёт новинки от известных авторов — учёных с мировым именем. Определённая категория наших читателей выбирает книги узкой научной направленности. В любом случае мы дорожим своей маркой и оцениваем качество рукописи, перед тем как издать книгу. Следует отметить, что каждая книга проходит тщательное научное редактирование.

ostatsya-dashkovЛеонид ДАШКОВ, Генеральный директор ИКТ «Дашков и Ко»

К сожалению, никаких заметных позитивных изменений на книжном рынке в 2018 г. не произошло. Это в полной мере относится и к сегменту рынка, на котором специализируется наше издательство, — выпуску учебной, учебно-методической и научной литературы для системы высшего и среднего профессионального образования. Не добавили оптимизма и результаты общероссийского Профессорского форума, прошедшего 6–7 февраля в Москве с участием руководства Министерства науки и высшего образования РФ, а также Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки. На этом авторитетном и представительном мероприятии вопросы формирования библиотечных фондов вузовских библиотек и развития электронно-библиотечных систем (ЭБС) даже не затрагивались.

Вузы в настоящее время находятся в сложном финансовом положении, поэтому закупки контента для формирования ЭБС, не говоря уже о приобретении учебной литературы на бумажном носителе, осуществляются по остаточному принципу.

В результате объём выручки нашего издательства в 2018 г. хотя и несколько увеличился (на 5%), произошло это в основном за счёт роста цен, повышения доли продаж электронного контента и диверсификации бизнеса.

К сожалению, продолжилась тенденция сокращения и без того небольших тиражей учебной и научной литературы. Сейчас, увы, уже нередко такого рода книги издаются тиражом 100–200 экз. Это ведёт к существенному росту их цены и в ряде случаев к выпуску книг (в основном монографий) в авторской редакции, что заметно отражается на качестве издаваемой учебной и научной литературы.

Снижение тиражей в определённой мере компенсируется ростом числа наименований изданных книг. В 2018 г. в нашем издательстве оно увеличилось на 15% и превысило 220, в том числе свыше 100 наименований составили переиздания.

Важно подчеркнуть, что возмещение редакционно-издательских расходов на выпуск малотиражной литературы во многом происходит за счёт её переиздания и продажи электронного контента.

Адаптируясь к негативным тенденциям на рынке учебной литературы для вузов и колледжей, мы вынуждены проводить более гибкую политику при формировании издательского портфеля. В частности, учитывая возросшие требования вузов к преподавателям в отношении их публикационной активности, а также необходимость до защиты магистерской диссертации иметь не менее двух публикаций, издательство существенно увеличило число издаваемых монографий, сборников научных трудов и научных журналов.

ostatsya-glazkovaТатьяна ГЛАЗКОВА, Генеральный директор издательства «Согласие»

В целом я оцениваю итоги года со сдержанным оптимизмом. Маленькие издатели трудно, но всё-таки живут. Издательство «Согласие» в течение последних пяти лет специализируется на выпуске научных монографий, учебных пособий для вузов и материалов конференций по таким направлениям, как история, теория, философия культуры, искусствоведение, история и теория музыки, языкознание (в части преподавания русского языка как иностранного). 2018 год был для нас достаточно плодотворным. «Согласие» — издательство небольшое: мы выпускаем до 30 названий в год. В 2018-м их было почти 40. Соответственно выросли и суммарные показатели тиражей. Хотя в их определении мы несвободны (и связано это отнюдь не с запросами рынка): выпуск научной литературы по-прежнему регламентирован приказом Министерства образования и науки РФ от 5 марта 2014 г. № 162, предписывающим издавать не менее 300 или 500 экз., иначе данная публикация не зачисляется автору в актив как научная или научно-популярная.

ostatsya-knyazkovАлександр КНЯЗЬКОВ, коммерческий директор ГК «ЭНАС»

2018 год мы оцениваем для компании как умеренно позитивный. Суммарные показатели по количеству новинок и переизданий практически не изменились, но вот сегменты, в которых мы работаем, претерпели существенные коррективы. И речь идёт не о тематических направлениях, а о возрастных нишах.

В прошедшем году наиболее востребованными, и с огромным отрывом от других возрастных групп, были книги для дошкольников (стихи, сказки, развивающие и познавательные книжки). И здесь у нас есть свои достижения и бестселлеры. Мы продемонстрировали существенный рост числа новинок, переизданий и тиражей.

На втором месте — иллюстрированные полноцветные издания для младших школьников (преимущественно это рассказы и повести отечественных писателей — советских и современных). По ним темпы издания и первоначальные тиражи сохранились прежними.

Что касается литературы для подростков и юношества (зарубежная и отечественная классика XIX–XX вв.), то в этой нише мы отмечаем резкое, не наблюдавшееся в предыдущие годы падение покупательского спроса и читательского интереса. В связи с этим мы вынуждены были заметно сократить тиражи и снизить темпы подготовки новых изданий.

В ушедшем году приоритетными направлениями работы нашей редакции были познавательные и развивающие книги для малышей, старших дошкольников и их родителей. Некоторые из таких проектов (серии «Досуг малыша» и «Давай познакомимся») уже запущены и встречены нашими читателями с большим интересом. Ещё несколько проектов в этом же направлении увидят свет в 2019 г.

ostatsya-turkoСергей ТУРКО, главный редактор издательства «Альпина-Паблишер»

В группу «Альпина» входят издательства «Альпина Паблишер», «Альпина.Дети» и «Альпина нон-фикшн». Все они показали хорошую динамику в своих сегментах. Рост выручки от реализации традиционных бумажных книг по издательской группе «Альпина» составил более 30%.

ostatsya-stepanovАртём СТЕПАНОВ, Генеральный директор издательства «Манн, Иванов и Фербер»

Итоги 2018 г. мы оцениваем позитивно. Прирост продаж через традиционные и интернет-магазины — на уровне 20% к 2017-му. Некоторые сложности мы испытывали с корпоративным направлением, но это не совсем книжный рынок.

Традиционно активно растёт детское направление (30% к 2017 г.); творчество, комиксы удвоились по отношению к позапрошлому году, когда мы только вышли в этот сегмент. Другие направления растут на уровне всего издательства (около +20%).

Что касается общей статистики, то в 2018 г. было выпущено 830 наименований, из них 330 новинок. Общий тираж — 3,9 млн экз., он вырос на 20% по сравнению с 2017 г., а средний составил 4,7 тыс. экз.


Каков топ-3 событий 2018 г., оказавших наибольшее влияние на книжную отрасль России или на ваше издательство?

Сергей ДМИТРИЕВ

Честно говоря, таких событий не припомню. Да, прошёл фестиваль на Красной площади, он немного оживил интерес к книге, но в целом на отрасль это не повлияло. В 2017 г. наблюдался некоторый всплеск интереса к истории, поскольку был 100-летний юбилей революции, а вот в 2018-м ничего подобного не происходило. ММКВЯ оказалась довольно слабой, ярмарка Non-fiction — обычной.

Повышение НДС нас практически не коснулось: осталась 10%-ная льгота. Однако сейчас услуги типографий подорожали в среднем на 10–12%; видимо, здесь и кроется НДС.

Михаил КОТОМИН

Мне сложно говорить обо всём рынке, тут скорее обнадёживающий тренд: позитивная динамика сохраняется второй год подряд, хотя бы в денежном измерении. А что касается нашего издательства, важными событиями стали:

·         нарастающий музейный бум и медленная, но верная модернизация музейной инфраструктуры, в том числе и магазинов;

·         взрыв онлайн-ритейла;

·         расширение сети «Республика» и её выход в регионы.

Борис ПАСТЕРНАК

Пожалуй, отмечу лишь факты, влияющие на книгоиздательский процесс уже не первый год:

·         падение курса рубля, в результате которого дорожают все импортные компоненты полиграфии. То есть непрерывно растёт цена производства, а значит, и книг;

·         снижение интереса к чтению — появилось множество альтернативных предложений культурного досуга;

·         общее сокращение доходов населения, выводящее книгу из списка предметов первой необходимости.

Леонид ДАШКОВ

Среди событий 2018 г., повлиявших или способных в будущем оказать воздействие на развитие книжной отрасли (в том числе и на наше издательство), можно назвать следующие. Во-первых, это принятые Государственной Думой в июле 2018 г. поправки в законодательные акты Российской Федерации о налогах и сборах, предусматривающие с 1 января 2019 г. повышение НДС по многим товарам и услугам с 18 до 20%. К счастью, эта мера не коснулась издательской и книгораспространительской деятельности, где сохранилась льготная ставка в размере 10%.

Однако на полиграфические услуги и бумагу ставка повысилась до 20%. Пока мы ещё в полной мере не ощутили влияние этого фактора. Но НДС — это «коварный» налог: он растёт как снежный ком. Заготовили древесину, перевезли её на бумажный комбинат, переработали в бумагу, доставили полиграфическим предприятиям — и на каждом из перечисленных этапов добавляется НДС. Безусловно, уже к концу года это проявится в некотором повышении цен на бумагу и полиграфические услуги, а в итоге приведёт к росту цен на конечную продукцию издательств — книги. Не лучшим образом повлияет повышение ставки НДС до 20% и на электронный книжный контент.

Второе, на что хотелось бы обратить внимание, — это Указание Президента РФ от 17 февраля 2018 г. № ПР-294, затрагивающее вопросы дальнейшего развития Национальной электронной библиотеки (НЭБ). Дело в том, что ранее, ещё в 2012 г., Указом Президента РФ была предусмотрена необходимость ежегодного включения в НЭБ не менее 10% наименований издаваемых в России книг. На эти цели государство ежегодно выделяло около 100 млн рублей (для приобретения контента у издателей и авторов). Упомянутым выше Указанием Президента РФ использование выделенных государством средств было признано неэффективным, и предложено изменить процедуру отбора книг в НЭБ. 20 февраля 2019 г. после многочисленных споров и обсуждения различных вариантов документа постановлением Правительства РФ № 169 были приняты Положение о НЭБ и методика отбора изданий. Документом предусмотрено включение в НЭБ электронных копий 100% российских изданий на правах обязательного экземпляра. Доступ к объектам НЭБ станут предоставлять пользователям только при наличии лицензионного договора с автором или другим правообладателем с учётом решения экспертных советов, а также в соответствии с действующим законодательством. Будем надеяться, что все достигнутые с издателями договорённости будут соблюдены.

И наконец, о позитивном. В сентябре 2018 г. Российский книжный союз (РКС) объявил о старте общеобразовательной программы «Школа волонтёров чтения». Программа проводится в рамках гранта Президента РФ на развитие гражданского общества. Поскольку быть волонтёром сегодня модно и волонтёрское движение активно поддерживается властью в центре и на местах, оно может сыграть положительную роль в повышении интереса молодёжи к чтению и в перспективе благоприятно отразится на развитии книжного рынка.

Татьяна ГЛАЗКОВА

Меня смущают различные рейтинги. Боюсь, я сейчас не смогу его составить. Наибольшее влияние чаще всего оказывают трудности, но мы, как и многие, стараемся развиваться, возможно не благодаря чему-то, а вопреки. Но на уровень топ эти трудности вряд ли тянут… обычные рабочие будни. Что же действительно оказало влияние на наше издательство (в первую очередь в эмоциональном плане), так это встречи с нашими читателями на книжных ярмарках по всей России, от Мурманска до Красноярска. Ещё одним ярким событием стало 80-летие нашего постоянного автора и учредителя, лауреата Государственной премии РФ в области литературы писателя Вацлава Михальского, которое мы отметили выходом отдельного издания его первого романа «17 левых сапог» (1964).

Александр КНЯЗЬКОВ

Мы не отмечаем сколько-нибудь значимых событий, существенно повлиявших на наше издательство и на отрасль в целом, за исключением заметного снижения в истекшем году покупательной способности граждан. Но это не событие, а скорее тенденция.

Сергей ТУРКО

Общая макроэкономическая ситуация в стране остаётся по-прежнему нестабильной. Однако последние годы мы наблюдаем рост интереса к чтению литературы non-fiction.

Что касается издательства, то в 2018 г. группа «Альпина» отметила юбилей — 20 лет.

Артём СТЕПАНОВ

Несмотря на общую не слишком радужную статистику РКП по итогам 2018 г., продолжают расти продажи в сетевой рознице и в интернет-канале. Это позволяет нам расширять своё присутствие на рынке. Книга как категория постепенно приходит в непрофильную интернет-розницу (как пример, радует развитие книжного направления в Wildberries).

Если говорить о внутренних событиях, то для МИФа в прошлом году оказался очень важным запуск полноценной работы с российскими авторами. Если раньше мы сотрудничали на уровне готовых рукописей, то сейчас готовы стартовать с идеи и, оценивая потенциал, помогаем позиционировать книгу, работать с аудиторией. В конце прошлого года появились три крупных проекта, которые стали бестселлерами: Катерина Ленгольд с её ежедневниками и книгой «Просто космос», Максим Батырев с новой книгой «45 татуировок личности», изданной в рекордный срок — за четыре месяца, и Ева Кац с книгой «30 правил настоящего мечтателя».

Серьёзным событием для нас стал старт некнижного направления — настольных игр. Возможно, это не очевидный ход для издательств, но для нас — проект, нацеленный в будущее. Мы выпустили первые 10 игр: детские, взрослые, развлекательные, обучающие — и теперь оцениваем реакцию аудитории. Издаём познавательные и развивающие книги, т.е., по сути, это образовательный продукт. Поэтому внимательно смотрим на тенденции в сфере образования. Одна из ключевых — смещение обучения в сторону edutainment — микса увлекательного игрового процесса с полезным образовательным результатом. Игры для нас — своеобразная лаборатория по изучению игровых механик и форматов эффективного edutainment.

Кроме непосредственно игр мы запустили первые обучающие курсы и провели серию лекций вместе с Британской школой дизайна. Всё это шаги в сторону создания комплексного продукта для развития взрослых и детей.

В ближайшие 5–10 лет нас ждут большие изменения на рынке образования и саморазвития, и мы хотим быть к ним готовы.


Каковы приоритетные источники пополнения издательского портфеля?

Сергей ДМИТРИЕВ

У нас сложился устоявшийся коллектив авторов, регулярно предлагающих интересные материалы. Кроме того, мы пытаемся открывать новые направления исторической литературы, ищем авторов через Интернет, но пока это мало что даёт. Всё-таки, как известно, старый конь борозды не портит. Но самый главный наш источник выживания — огромный бэк-лист. За годы работы мы издали примерно 20 тыс. названий и можем 300–400 книг в год повторять. В частности, постоянно переиздаём В. Пикуля, «Сибириаду», классику.

Михаил КОТОМИН

Ярмарки, нетворкинг и профессиональные поездки, наработанные годами контакты с зарубежными коллегами, личные впечатления от походов по европейским книжным магазинам, англоязычная пресса.

Борис ПАСТЕРНАК

Есть несколько направлений, но среди основных выделю внимательную работу с постоянными авторами издательства, предоставление им безусловного приоритета при составлении издательских планов. Не менее важно обязательное для творческих руководителей издательства знакомство с писательским «самотёком». Особое внимание уделяем «периферийным» авторам. Для русской литературы периферия — это и Украина с Белоруссией, и США, и Израиль, и Германия, а не только Петрозаводск или Кострома.

Большое значение приобретает мониторинг потребностей целевой аудитории в поиске новых издательских идей.

Екатерина ПОРСОВА

Большую часть наших авторов составляют те, кто уже издавался у нас. Мы их знаем, понимаем профессиональный уровень их книг, скорость реализации издания того или иного автора. Это является большим плюсом в работе для обеих сторон. К нам приходят также авторы, которые получили гранты РФФИ и РНФ. Кроме того, мы регулярно переиздаём учебные пособия для вузов, пользующиеся постоянным спросом.

Леонид ДАШКОВ

Мы используем различные источники формирования издательского портфеля. Достаточно большая доля авторов обращается к нам самостоятельно благодаря широкой известности издательства в вузовской среде и включению многих изданных нами учебников в списки рекомендуемой литературы в рабочих программах различных учебных дисциплин. Ряд авторов обращаются в издательство по совету коллег, которые уже публиковали у нас работы и в результате активного цитирования этих работ студентами, аспирантами и преподавателями существенно повысили свой рейтинг (индекс Хирша), получив признание в профессиональной среде.

Ещё один важный источник — подготовка и выпуск учебной и научной литературы по заказу конкретных вузов.

И наконец, достаточно трудоёмким, но эффективным путём пополнения издательского портфеля актуальной учебной и научной литературой является участие сотрудников издательства в многочисленных публичных мероприятиях, проводимых в ведущих вузах, с целью поиска новых авторов. Это прежде всего международные и внутривузовские научные и научно-практические конференции, заседания учебно-методических объединений по различным направлениям подготовки студентов и т.п.

Всё это позволяет сохранить и упрочить позиции издательства на достаточно конкурентном рынке учебной и научной литературы для вузов и колледжей.

Татьяна ГЛАЗКОВА

Работа с постоянными авторами, профессорами ведущих вузов страны; заключение договоров с вузами на издание научных сборников.

Александр КНЯЗЬКОВ

Важным источником пополнения нашего портфеля по-прежнему остаются зарубежные (преимущественно европейские) издательства, которые выпускают книги для дошкольников, написанные и иллюстрированные современными авторами и художниками. Мы регулярно посещаем международные книжные выставки, тесно сотрудничаем с правообладателями и их агентами и активно издаём новые книги в наших популярных сериях «Книжка-улыбка», «Вот так история!» и «Сказки со счастливым концом».

Что касается художественной литературы для младшеклассников, то здесь в прошедшем году мы уделили большое внимание современным отечественным авторам и выпустили их произведения в сериях «Озорные рассказы» и «Мы соседи по планете».

Сергей ТУРКО

В приоритете рассылки от правообладателей, собственный анализ рейтингов книг на зарубежных сайтах, посещение международных и российских выставок. Однако отмечу, что в последние годы наметился некоторый тренд в сторону роста числа русских авторов среди новинок книжного non-fiction.

Артём СТЕПАНОВ

Здесь мы не будем оригинальными: это выставки, предложения агентов, работа с текущими авторами и отбор рукописей, приходящих через сайт. При этом у нас есть ещё один очень важный источник — это многочисленные рекомендации наших читателей. Из потока советов мы регулярно вылавливаем жемчужины. Наглядный пример — книга «Магия утра», которую нам предлагали издать так много людей, что мы сразу обратили на неё внимание.

Традиционно у нас высокая доля переводов, сейчас это 65–70%. Но с запуском внутреннего продюсерского центра мы планируем довести долю книг российских авторов до 50% в течение двух-трёх лет.


В последние годы существенно меняется структура распространения изданий. Какиеканалы реализации наиболее эффективны длявашего издательства?

Сергей ДМИТРИЕВ

Мы работаем со всеми крупными московскими магазинами, с сетями, с региональными структурами типа «ПродаЛит». Второй по значимости канал — Интернет. Растут обороты «Лабиринта», с Ozon.ru ситуация хуже. Онлайн-канал мы считаем перспективным, хотя пока он составляет не более 10%. При этом у нас есть определённая специфика: мы работаем с киосковыми сетями — на их долю приходится около 15% от оборота. Думаю, что после ухода «Амфоры» мы остались единственными, кто присутствует в данном сегменте. На киоски мы ориентируем подборки «100 великих романов» А. Дюма, «Мир приключений», «Военные приключения». Ежемесячно поставляем в киоски около 10 названий, а в год — более 100. Но если раньше реализуемый тираж составлял до 10 тыс. экз., то сейчас он упал до 3–5 тыс. Однако, продавая такие тиражи, мы остатки пускаем во вторичную торговлю и тем самым увеличиваем объёмы продаж. Читатель киосковой литературы устоявшийся. Например, у нас есть серия «Всемирная история в романах», в которой вышло около 300 томов. Читатели ждут эти книги и покупают их.

К сожалению, сегодняшняя политика городских властей направлена на оптимизацию киосковых точек продаж, поэтому перспектива не очень позитивная. Думаю, пару лет это направление ещё продержится, но потом закроется. Будем надеяться, что Правительство Москвы обратит на киоски внимание.

Михаил КОТОМИН

Среди основных каналов реализации книг издательства Ozon.ru и «Лабиринт», сеть «Республика», магазины нашего партнёра музея «Гараж» в Москве и Петербурге, остальные музейные магазины, ярмарки и pop-up-торговля.

Борис ПАСТЕРНАК

Мы хорошо умеем издавать книги, но торговать ими не научились. Поэтому «Время» сделало принципиальный выбор в пользу одного крупного оптовика (торговый дом «Лабиринт»), который взял на себя все оперативные обязанности торгового представителя издательства. Его доля в наших объёмах продаж составляет 95%. За нами остались лишь библиотеки (мы сами с ними лучше работаем), книжные ярмарки (там очень важен творческий, авторский момент) и разные представительские мероприятия.

Екатерина ПОРСОВА

В силу специфики и узкой направленности нашего издательства основными каналами распространения для нас являются:

·         наши постоянные оптовики;

·         вузы (половина наших изданий — это учебники для высшей школы), научно-исследовательские институты, научные библиотеки;

·         розничные продажи через интернет-магазин издательства.

В последнее время к нашей литературе проявляют большой интерес такие центры, как «Сколково». К сожалению, книжные магазины практически не закупают нашу литературу, но у нас в издательстве есть свой магазин, также большим спросом пользуется наш интернет-магазин www.fmllib.ru; они и удовлетворяют потребности наших розничных покупателей. Действует курьерская доставка по Москве и почтовая отправка в другие регионы.

Леонид ДАШКОВ

Поскольку действующее законодательство даёт право приобретения книг издательств (как обладателей исключительных прав) без проведения торгов, аукционов и ограничения сумм, основным каналом реализации нашей учебной и научной литературы являются прямые продажи вузам и колледжам, что наиболее эффективно. Лишь небольшая часть издаваемых бумажных книг продаётся через магазины или с привлечением посредников.

Что касается электронного учебного и научного контента, мы продвигаем его, привлекая агрегаторов рынка электронных изданий для вузов: ЭБС «Лань», ЭБС Znanium, «Университетскую библиотеку онлайн», «Ай Пи Эр Медиа», «Айбукс». Небольшая часть реализуется через «ЛитРес».

Татьяна ГЛАЗКОВА

Являясь маленьким издательством, мы очень хорошо чувствуем особенность современного книгораспространения, которая выражается в приоритете посредника на большом рынке. Выход у нас один — идти к читателю напрямую. А это, на мой взгляд, возможно, если наши книги покупает библиотека, с одной стороны, и если издательство участвует в книжной ярмарке — с другой.

Александр КНЯЗЬКОВ

Мы стремимся развивать свою торговлю в самых разных каналах сбыта. Это интернет-магазины, книготорговые сети и книжные магазины, оптовые книготорговые предприятия и библиотеки, FMCG и розничная торговля. В последнее время активно используем сравнительно новую для книжного рынка технологию совместных закупок.

Конечно, книжная торговля неуклонно перетекает в Интернет; его доля давно стала определяющей. Но невозможно развиваться только за счёт группы ведущих интернет-магазинов. И в ушедшем году мы поставили себе задачу усилить своё присутствие в региональных книготоргах, а также на книготорговых площадках ближнего зарубежья. Мы никогда так много не ездили, как в 2018 г. Приняли участие в более чем 30 региональных и международных выставках. Итогом наших поездок стал существенный рост числа оптовых покупателей в самых разных регионах страны и за её пределами. Очень приятно, что в регионах, несмотря на всем очевидные сложности, люди пытаются активно работать. Мы будем им всемерно помогать.

И конечно, в современном мире нельзя рассчитывать на хорошие результаты продаж, особенно в отдалённых от центра регионах, не рассказывая читателям о наших книгах в социальных сетях и на иных, самых разных, площадках Интернета. Мы уделяем большое внимание такому важному делу, активно общаемся со своими читателями, и это, безусловно, сказывается на результатах.

Сергей ТУРКО

Интернет-каналы, сетевые офлайн-магазины.

Артём СТЕПАНОВ

Для МИФа Интернет всегда был приоритетным каналом, на него изначально делали ставку и как на канал продаж, и как на средство коммуникации. Сейчас доля продаж через интернет-розницу, включая наш собственный магазин, находится на уровне 60%.

Поскольку мы выпускаем премиальный продукт, это накладывает серьёзные ограничения на каналы дистрибуции. Книги МИФа продаются преимущественно онлайн и в традиционных книжных сетях: «Новом книжном — Буквоеде», «Республике», а также в крупных региональных магазинах.

Около 15% наших продаж приносит корпоративное направление. Здесь есть особенность, которая нам всегда помогала: мы начинали как бизнес-издательство и корпоративные клиенты были у нас с первого дня. Многие издания выходили совместно с партнёрами, и они покупали книги для сотрудников и в качестве бизнес-подарков. За 14 лет мы наработали большой опыт, и сейчас корпоративные клиенты обращают внимание уже не только на деловые книги, но и, например, на детские. Кроме того, наша электронная корпоративная библиотека достаточно популярный продукт — лидер в своей категории.


К сожалению, цена на книги растёт. Учитывая сокращение тиражей, увеличение НДС, рост цен на бумагу и полиграфию, какие способы оптимизации расходов используете в Вашем издательстве? Как меняется ценообразование?

Сергей ДМИТРИЕВ

Цена на книгу объективно повышается, потому что полиграфия становится дороже. Но если говорить об оптимизации для нашего издательства, то основной путь — переиздание востребованных книг. В этом случае мы экономим на вёрстке и на гонорарах. К сожалению, сокращая тиражи, мы вынуждены поднимать цены, но при этом снижаем риск затоваривания. Лучше издать книгу тиражом 1 тыс. экз., продать их, а потом повторить, чем выпустить 3 тыс. и потерять прибыль. Но это требует увеличения нагрузки на редакционный аппарат. В прошлом году мы выпустили 937 названий, план на нынешний — 1 тыс., из них 600 книг новые.

Михаил КОТОМИН

Мы уже второй год сокращаем стартовый тираж, но зачастую при расчёте отпускной цены закладываем надежду на допечатку. То есть некоторые тиражи мы готовы продавать с очень низкой маржинальностью (а иногда даже по себестоимости), рассчитывая на допечатки.

Помимо прочего стараемся активно задействовать систему грантовой поддержки.

Борис ПАСТЕРНАК

Используем любые способы, которые не приводят к падению качества изданий. Забота о качестве важна хотя бы потому, что сегодня хорошо выполненные издания с небольшими тиражами (это как раз наш сегмент) продаются лучше. Исключили из торговых цепочек посредников, много лет сотрудничаем с одной-единственной типографией («Уральский рабочий»), которая заинтересована в нас как в крупном постоянном партнёре и идёт нам навстречу при определении цен на производство. Свели к минимуму расходы на продвижение книг, наивно полагая, что хорошая книга сама себя рекламирует.

Екатерина ПОРСОВА

Повышение цен неизбежно в силу всем понятных причин. Мы пытаемся сдерживать цены, повышение проводим не чаще раза в год. Опять же в силу небольших тиражей это сложно. Однако падения качества полиграфии мы себе позволить не можем. Наша книга должна выглядеть достойно и служить читателю долгое время.

Леонид ДАШКОВ

Сокращение тиражей, рост цен на бумагу и полиграфические услуги привели к тому, что за последние пять лет цены на учебники и учебные пособия для вузов выросли в два-три раза. По нашей оценке, в текущем году они, скорее всего, повысятся ещё на 10–15%. При этом рентабельность издательской деятельности существенно уменьшилась (из-за увеличения себестоимости изданий в результате сокращения тиражей при сохранении объёмов редакционно-издательских расходов).

Наиболее простой путь оптимизации — экономия на редакционно-издательских расходах, выпуск книг в авторской редакции. Но это путь в никуда, поскольку он ведёт к потере репутации издательства, что в условиях жёсткой конкуренции равносильно потере своего места на книжном рынке. Поэтому для нас основными путями оптимизации расходов стали печать книг в типографии Т8 (где стоимость полиграфических услуг при небольших тиражах относительно невысока по сравнению с конкурентами), сокращение затрат на аренду складов (вследствие снижения тиражей), уменьшение транспортных расходов и т.п.

Татьяна ГЛАЗКОВА

Пока мы эти способы только ищем. Цены с 2017 г. не поднимали: для нашего читателя это было бы критично.

Александр КНЯЗЬКОВ

Способов оптимизации расходов у издателя не так уж и много. Но в прошедшем году мы ни разу не повышали цены на нашу продукцию. Этого удалось добиться за счёт интенсификации труда сотрудников издательства и увеличения тиражей на наши самые ходовые книги, а их было немало. Сможем ли удержать свои цены в наступившем году — большой вопрос. Но мы понимаем, что, хотя сегодня средняя цена книги лишь немногим превышает стоимость билета в кино, низкая покупательная способность населения, особенно в регионах, не позволит нам существенно корректировать отпускные цены.

Сергей ТУРКО

Да, увы, всё это так. При этом мы никогда не экономим на качестве подготовки текста и печати. Инвестиции в маркетинг мы всегда тщательно просчитывали и оценивали эффективность. Поэтому кардинально оптимизировать расходы просто не получится.

Соответственно путь один — повышать цены, однако мы стараемся делать это постепенно.

Ещё один фактор экономии: у нас растут средние тиражи, а значит, уменьшается удельная себестоимость экземпляра.

Артём СТЕПАНОВ

Традиционно мы повышаем цены на уровне роста полиграфических расходов: на 5–8% в год. Что касается оптимизации, то, к примеру, у нас нет большого офиса. В штате издательства сейчас 200 человек, а помещение мы снимаем для десяти — для бухгалтерии и службы доставки (остальные сотрудники работают из дома). Это существенная экономия.

Мы работаем на бренд, а его можно построить, только если у читателя остаётся позитивное впечатление от книги. Для нас важно качество, поэтому идти на компромисс в вопросах выбора переводчиков, дизайнеров, бумаги и других вещей мы не можем. Наша большая команда ежедневно работает над тем, чтобы достичь баланса между необходимым качеством и оптимальной ценой.

Печать по требованию у нас пока только в планах. Это хорошая возможность расширять ассортимент без затоваривания. Технология интересная, но всерьёз мы к ней ещё не подступились.


Какова доля реализации э-контента в общем объёме продаж издательского портфеля по итогам 2018 г.?

Сергей ДМИТРИЕВ

С электронным контентом мы активно работаем, в этом формате представлено около 3 тыс. книг. Главной площадкой является «ЛитРес», затем Google Рlay, мы одни из немногих, кто напрямую работает с Amazon, где продаётся около 900 наших книг. Пока площадка не так эффективно функционирует в России, но перспективу мы видим. В общем объёме продаж доля э-контента составляет около 2,5% в денежном эквиваленте. Для нас эта ниша незначительная, и растёт она очень медленно. Аудиокнига — интересное направление, наш ассортимент в этом сегменте представлен книгами В. Пикуля, серией «100 великих» и другими произведениями. Но доля дохода от аудиокниг — менее 0,1%.

Михаил КОТОМИН

Электронные книги активно растут (+40% в 2018 г.), но пока составляют не более 1,5% нашего оборота.

Борис ПАСТЕРНАК

Доля продаж электронного контента в общем объёме нашей реализации составляет не более 3%, и она не изменилась по сравнению с 2017 г.

Екатерина ПОРСОВА

К сожалению, а может быть, к счастью, объём реализации электронных копий не оправдал ожиданий. Цифровые издания не вытеснили бумажные, даже наличие ЭБС в вузовских библиотеках не повышает интереса к ним. Напечатанная книга остаётся в приоритете. Немалую роль в этом играет пиратство на пространствах Всемирной сети, борьба с которым не приводит к нужным результатам.

Кстати, по этой причине падают и продажи бумажных версий: любая книга теперь доступна в Интернете.

Леонид ДАШКОВ

По итогам 2018 г. доля реализации электронного контента книг в общем объёме продаж издательства достигла 40% и имеет тенденцию к дальнейшему росту.

Татьяна ГЛАЗКОВА

Мы занимаемся э-контентом только три года. В общем объёме продаж он составляет примерно 20% от всей реализации. Но и названий у нас немного. Я очень благодарна ЭБС IPRBooks, Znanium.com, «БиблиоРоссике», и ЭБС «Лань», с которыми мы сотрудничаем, и магазину «ЛитРес» за такую возможность.

Александр КНЯЗЬКОВ

Мы традиционно доверяем бумаге. В электронном виде представлена незначительная часть нашего издательского ассортимента. Объём продаж в этом сегменте небольшой.

На сегодняшний день мы не пытаемся наращивать свой портфель в данном направлении. Видим прежние издательские риски: активное распространение пиратского контента, отсутствие внятной системы контроля над распространением. Да и наш ассортимент, в значительной степени адресованный маленьким детям, — не самый подходящий продукт для продажи в электронном виде.

Сергей ТУРКО

Пока она остаётся на уровне 10%.

Артём СТЕПАНОВ

Сегодня это около 10% от общей выручки. Мы одними из первых в 2007 г. начали продавать электронные книги. Сегодня в МИФе налажена внутренняя система создания э-книг с учётом множества технических и эстетических нюансов. Как и в случае с бумажными книгами, мы сделали ставку на качество и сейчас с гордостью можем сказать, что наши цифровые издания в полной мере соответствуют бренду МИФа.

Практически весь издательский портфель существует и продаётся в цифровом виде за исключением детской и творческой литературы (хотя есть богато иллюстрированные творческие книги, которые хорошо идут и в цифровом виде).


В числе драйверов книжного рынка эксперты называют интернет-продажи, развитие э-форматов и аудиокнижного направления, расширение платформ самиздата. Подобные сервисы для традиционного издательского бизнеса, с одной стороны, возможность донести контент до читателя, быть ближе к нему, а с другой — угроза: завтра автор сможет работать с платформой напрямую и издателю там просто не окажется места. Каковы, на ваш взгляд, потенциал и риски отечественного книжного рынка?

Сергей ДМИТРИЕВ

Думаю, что опасения преувеличены: на данный момент самиздат не сможет серьёзно изменить рынок. Несмотря на постоянный рост селфпаб-авторов, тиражи выпускаемых ими книг минимальные, а доля рынка — на уровне погрешности... Но за этим сегментом нужно внимательно наблюдать, изучать, анализировать и выискивать изюминки, что уже делают некоторые коллеги. Важнее рассматривать эти сервисы как экспериментальную площадку, способную повысить интерес к книге. Новые направления, имена — всё это позитивно влияет на рынок. Но главную скрипку будут играть издатели, да и не стоит забывать, что большинство самиздатовских авторов мечтает издаваться в традиционном издательстве. Кстати, мы выпускаем заказные книги, это тоже самиздат в некотором роде. К нам приходят авторы, предлагая за свой счёт издать их произведения.

Говоря о потенциале рынка, отмечу, что, пока не будет поддержки государства в издании социально значимой литературы, создании особого литературного фонда, никакого прорыва не произойдёт. Поэтому рынок будет стагнировать, до тех пор пока государство, как в Китае, в Индии или во Франции, не установит льготный НДС или даже нулевой, не обозначит привилегии для магазинов, не выстроит новую библиотечную стратегию и т.д. Пока библиотеки существуют сами по себе, они не формируют издательскую политику, хотя деньги туда вкладываются большие. У нас библиотечные закупки составляют 4–5% от общего объёма. Очень сложно работать по этому направлению в рамках существующего законодательства, непросто выстраиваются коммуникация и логистика.

Михаил КОТОМИН

Я полагаю, что у отечественного рынка есть куда более прозаические факторы, которые могут позволить продолжать расти. А именно — повышение профессионализма и восстановление руинированной книжной инфраструктуры. Многие службы крупнейшего концерна «ЭКСМО-АСТ», по умолчанию влияющие на всю книжную экосистему, до сих пор работают очень непрофессионально, начиная от продвижения издаваемых книг и заканчивая дизайном и редактурой. Я уж не говорю о крупнейшей федеральной книготорговой сети «Новый книжный — Буквоед», магазины которой функционируют так, как будто ещё не изобретён Интернет и не существует программ учёта и распределения книг.

Безусловно, онлайн-революция окажет благотворное влияние на весь рынок и заставит традиционные магазины меняться. А введение маркетплейс-логики начнёт выравнивать цены. Но тут всплывут родовые проблемы новейшего книгоиздания — запутанная система ценообразования, устройство книготорговли, когда книги отдаются на реализацию, притом что могут быть никогда не проданы, а магазины имеют право полного возврата и, по сути, не несут никакой ответственности за свой заказ и т.п.

Подводя итог, я бы сказал, что отечественному рынку необходимо пройти ещё долгий, но вполне обозримый путь до цивилизованного индустриального развития, а уже затем думать об инновационных драйверах. Впрочем, в реальности эти два вектора будут развиваться параллельно и одновременно.

Борис ПАСТЕРНАК

Всё перечисленное имеет место, но, на мой личный взгляд, безработица серьёзному издателю не угрожает. Дело в том, что издательство — это не просто промежуточный этап между автором и типографией, но важнейший участник творческого процесса. И издателю по большому счёту почти всё равно, на какой платформе будет издана книга: на бумаге, в э-формате, на аудиодиске или на прочем, что ещё непременно придумают. Без издателя (стратега, редактора, квалифицированного читателя-отборщика, оформителя, маркетолога и т.д.) умный автор всё равно не обойдётся. Исключения будут, как и сейчас они случаются, но в своей массе творческие продукты всё равно будут проходить через издательство — в каком бы виде оно ни предстало спустя годы.

Екатерина ПОРСОВА

Мы с оптимизмом смотрим в будущее. Повторю: известность и авторитет нашего издательства, признанные имена наших авторов, большая потребность в наших книгах, мода на естественные и технические науки, высокое качество полиграфии наших изданий вселяют в нас уверенность, что издательство «Физматлит», отмечая 90-летний юбилей, будет вносить свой вклад в развитие и пропаганду науки в России и удовлетворять потребности интеллигенции в высококачественной научной и учебной литературе.

Леонид ДАШКОВ

Для сегмента рынка учебной литературы для вузов и колледжей риск, что авторы станут публиковаться на платформе самиздата, на наш взгляд, невелик, так как подобные публикации не будут широко востребованными. Это связано с тем, что учебная литература без редакционно-издательской подготовки, как правило, страдает целым рядом недостатков (неправильно оформленные таблицы, ошибки в расчётах, недостоверная информация из Интернета и т.п.). Такая литература может нанести серьёзный вред, поэтому вузы, вероятнее всего, закупать её и пользоваться ею не будут.

Что касается интернет-продаж и реализации электронного контента, то они имеют хороший потенциал и мы активно пользуемся этими возможностями.

Татьяна ГЛАЗКОВА

На мой взгляд, интернет-версии и традиционные книги совершенно друг другу не мешают: у них разный потребитель. А в нашем случае интернет-продажи даже стимулируют рост реализации книг в традиционном исполнении. И самиздат нам не мешает: научная книга (как в принципе и любая другая) должна быть хорошо подготовлена. Помешать развитию книжного дела может только падение книжной культуры. Вот этим-то, как мне кажется, и надо заниматься в первую очередь. Всем вместе.

Александр КНЯЗЬКОВ

Новые сервисы и агрегаторы меняют наш мир прямо на глазах. Причём во многих сферах жизни и деятельности. И в будущем это может радикально трансформировать книжный рынок.

Это произойдёт, когда новые технологии сформируют и нового читателя, для которого не так уж и важна культура издания, который не ориентирован на издательство, его репутацию, вкус и стиль, не интересуется издательскими проектами (сериями) как маленькими библиотечками, подобранными под конкретный возраст, вкус и личные пристрастия, привык потреблять тексты в электронном виде, даже если они большого объёма. Таких читателей и сейчас немало. А появится ещё больше. К счастью, издателям детских книг подобное будущее грозит ещё не скоро.

Сергей ТУРКО

Конкуренция усиливает качество, даёт возможность совершенно разным авторам и издателям найти своего читателя. При этом и сам читатель становится всё более требовательным к качеству.

Артём СТЕПАНОВ

Если оценить то, что произошло с рынком э-книги за последние 10 лет, то изменения кардинальные. Мы начинали с того, что продавали наши файлы по 100 рублей, притом что печатная книга стоила 500. Разница была пятикратной. Сегодня средняя цена файла 400 рублей, а бумажной книги — 700. Рынок электронной книги уже зрелый, немалая доля читателей предпочитают не тратить время на поиск книг на пиратских сайтах, а пользоваться удобными сервисами. Конечно, в городах с небольшим населением в силу финансовых причин э-книги до сих пор не покупают, а скачивают, но если раньше рынок был нулевым, то теперь его ёмкость порядка 4 млрд рублей.

Что касается аудиокниг, то развитие сегмента похоже на историю э-книги. В какой-то момент сегмент выйдет на плато роста, правда, когда оно наступит, пока сказать сложно. Объём сегмента, думаю, будет сопоставим с ёмкостью рынка э-книг. Хотя многие годы в США аудиокниги составляли 10% всего книжного рынка, в последние годы, учитывая цифровую трансформацию, каждый год наблюдается 30–40%-ный рост, и сейчас, по сути, существуют три полноценных сегмента: печатные книги, электронные и аудио.

Платформы самиздата помогают издать книгу без посредника, но, по сути, издательства не подменяют: книга по-прежнему нуждается в том, чтобы стать заметной. Я убеждён, что автору нужно давать какую-то ценность, и не обязательно экономическую. Она может быть эмоциональной, психологической. Автору нередко нужна чисто человеческая поддержка. В идеале издатель — друг и партнёр автора. Вы бы променяли друга на платформу?

Но даже если произойдёт серьёзный сдвиг и издательства начнут вымирать как класс, должен появиться кто-то, кто будет выполнять функцию популяризатора книги. Есть известная фраза Германа Грефа о том, что банков в будущем не останется, но будет банкинг. Её можно применить и для книжного рынка: не останется издателей, но останется маркетинг. Основная функция издателя — доносить смыслы до широкой аудитории. Чтобы преуспеть в этом, нужно уметь рекомендовать человеку то, что для него актуально и полезно сегодня. Да, это во многом про ИТ-компетенции. И мы учимся делать это сегодня, чтобы оставаться издателями завтра.

Опубликовано в номере апрель 2019

 



Какие форматы доступа на электронную периодику для вас наиболее интересны?
 

 


webbanner-08-video

 

 webbanner-07-nacproekt

 

 webbanner-01-neb

 

 webbanner-02-fz-o-kulture

 

webbanner-red-03-ebs

 

webbanner-red-04-kn-rynok

 

 webbanner-red-05period-pechat

 

 webbanner-red-06-ros-poligrafiya

 

webbanner-red-10-sost-kultury

 
Copyright © ООО Издательский дом "Университетская книга" 2011
Все права защищены.
Студия Web-diamond.ru
разработка сайтов и интернет-магазинов.