Книжный рынок и издательства   Библиотеки   Образование
и наука
  Конкурс
“Университетская книга”

Сентябрь 2019
"Революция Гутенберга 2.0 и будущее библиотек"

  • Сергей МАКАРЕНКОВ: «Издателю важно быть читателем...»
  • Библиотека университета 4.0
  • Российский книжный рынок: торжество non-fiction
  • Крымская пятилетка: обретения, потери, надежды



МультиВход

t8

 

Интервью

Книжный рынок

Вузовские издательства

Искусство издавать

Библиотеки

Образование

Инновационные технологии

Электронные библиотеки

Культура книги

Библиогеография

Библиотехнологии

Выставки и конференции

Конкурсы и премии

Документы

Copyright.ru

КНИГА+

Год литературы

Журнал Онлайн

 

obnar-zaimstv-2019

 

ufimskiy-salon-2019

 

lit-flagman1




 

rgdb-podari-rebenku


Рассылка


Новая «Лань»: короткий разбег
10.05.2017 10:39

Полгода назад издательство «Лань» представило обновлённую платформу ЭБС. Новый дизайн, функционал, сервисы статистики, аналитики и пр. — насколько всё это оказалось востребованным? Какие инструменты потребовали доработки? Какое развитие получило направление инклюзивного образования? К разговору мы пригласили директора компании «Лань» Александра НИКИФОРОВА.

nikiforov-lan

— Александр, поделитесь, каковы впечатления клиентов-подписчиков от работы с обновлённым ресурсом.

— Сразу очень важное уточнение: платформа не обновлённая, а совсем новая. Мы запустили её 1 октября, и первый месяц дался нам непросто. ЭБС по сравнению с той, что мы выводили на рынок осенью 2010 г., разрослась, увеличилась, потяжелела во многие разы, став очень большой и сложной системой. Расширились её функциональные и сервисные возможности, увеличились объём единиц хранения контента, число его разновидностей и количество пользователей. Поэтому в течение первого месяца проявились, я бы сказал, некоторые недочёты. Для группы разработчиков этот этап — период стабилизации — стал самым сложным.

Здесь я бы отметил даже не впечатления — одним понравился новый дизайн, другим не очень, кому-то, может, и вовсе не понравился, — а эмоции. Наши давние и верные партнёры, такие как Сыктывкарский лесной институт — филиал Санкт-Петербургской государственной лесотехнической академии имени С.М. Кирова, Приморская государственная сельскохозяйственная академия, Поволжский государственный технологический университет, Кемеровский технологический институт пищевой промышленности (университет), оказались наиболее неравнодушными. Вот от них мы получили «по полной программе». Причём критика была не из области «ничего личного, просто бизнес», а как раз во многом личной. Нас критиковали, и одновременно нам сопереживали. Замечания коснулись даже дизайна, например некоторых элементов в администраторском библиотечном кабинете.

Мы и сейчас продолжаем собирать предложения по дальнейшему развитию системы, но это уже обычный процесс. Да и речь теперь идёт не об исправлениях, а о дальнейшей модернизации. К примеру, мы получили целое исследование из пермского Политеха. Так что всё анализируем, превращаем в техническое задание и включаем в план.

— Насколько активно стало использоваться мобильное приложение?

— Однозначно можно говорить об очень высокой степени заинтересованности со стороны аудитории студентов: во время мастер-классов, презентаций они сразу (ещё в зале) начинают его устанавливать. Хотя если счёт зарегистрированным личным кабинетам в системе давно идёт на многие сотни тысяч, то по приложению пока лишь на тысячи.

Кроме того, как систему в целом, так и приложение необходимо постоянно развивать, улучшать и модернизировать. В ближайших планах — синхронизация приложения с веб-версией (важнейшая задача; план запуска — апрель) и регистрация в приложении через социальные сети.

— Знаю, что было немало технологических изменений. Какие сервисы из новых или обновлённых оказались наиболее востребованными у разных категорий пользователей: студентов, преподавателей, поставщиков и пр.? Какие инструменты потребовали доработки? Что нового появилось в библиотечных сервисах? Какой дополнительный функционал получили издатели-поставщики?

— Всё же самой главной задачей было повторение существующей системы, но на новой платформе — более производительной, гибкой, современной, с бoльшей способностью развиваться.

Хотя, конечно, с вводом новой платформы мы сразу запустили и ряд технологических изменений и нововведений. И все они оказались востребованными: и регистрация, и авторизация через Facebook и «ВКонтакте», и мобильное приложение, позволяющее работать в режиме офлайн, и детализация читателей, и новые возможности работы с документом, и детализированный отчёт по содержанию ЭБС, и совсем новый сервис для преподавателей, помогающий им подбирать литературу по своей дисциплине для включения в список РПД, причём максимально корректно. Хотя по поводу сервиса подбора по дисциплинам необходим дополнительный комментарий. С одной стороны, инструмент создан для преподавателей, с другой — надо признать, что они пока остаются не самой активной аудиторией ЭБС. Поэтому данный сервис более актуален для сотрудников библиотек, так как именно они впоследствии взаимодействуют с преподавателями.

Функционал поставщиков практически не изменился. Дело в том, что в начале пути, когда мы только начинали с ними переговоры и понимали, что издатели в силу страха перед «цифрой» и недоверия к ЭБС будут неохотно включаться в этот процесс, им сразу предоставили возможность использовать личный издательский кабинет. Там они видят, каким организациям и в каком режиме, на какой срок предоставлен доступ. Это же они могут оценить в наших ежемесячных отчётах. Здесь важна максимальная прозрачность и открытость. Подобные сервисы работают у нас более пяти лет.

— Самым инновационным компонентом ресурса стал специальный сервис для незрячих. Какое развитие получило это направление? На этапе презентации говорили о его социальной составляющей. Насколько оно оказалось востребованным? Очевидно, что подобные ресурсы должны постоянно дорабатываться. Может быть, есть зарубежный опыт?

— Сервис для незрячих однозначно востребован. Здесь есть два основных фактора.

1. Активно развивается инклюзивное образование. Несмотря на то что не во всех вузах есть незрячие студенты, университеты должны предоставить возможность обучаться и им.

2. Сначала пример. Сейчас много внимания уделяется маломобильным группам населения: появляются пандусы, подъёмники, лифты, но то, что иногда этот пандус расположен условно под углом 450, вопрос далеко не основной. Главное, что он есть. Так вот, что касается нашего продукта: если его сравнивать с тем же пандусом, то у нас «угол» правильный, т.е. продукт получился настоящий, уникальный и, возможно, в чём-то прорывной.

Ряд вузов и библиотек проявили интерес к нашей работе и активно взаимодействуют с нами. Например, РГПУ имени А.И. Герцена (один из лидеров инклюзивного образования) — вуз, который нас и сподвиг заняться этим направлением, — обеспечивает мощной методической поддержкой, готова оказать такую же помощь Новосибирская областная специальная библиотека для незрячих и слабовидящих. Набирает обороты и волонтёрская работа. Подготовка книги — процесс очень трудоёмкий. И сейчас студенты университета ИТМО разрабатывают механизм, который во многом автоматизирует и облегчит этот процесс, что позволит привлечь больше волонтёров, тем самым расширив количество специально подготовленных книг.

По поводу зарубежного опыта... Мы его не изучали и соответственно на него не опирались. Делали акцент на наших возможностях, потребностях незрячих студентов, которые стали нашими основными экспертами и консультантами, и на здравый смысл. Но затем выяснилось: то, что сделано, по словам Ю.Ю. Лесневского, директора Новосибирской областной специальной библиотеки для незрячих и слабовидящих, очень близко к международным стандартам. Поэтому будем вопрос изучать и адаптировать.

— Как меняется работа с поставщиками контента? Многие эксперты давно говорят о возможном дефиците современного учебного контента (новых книг издаётся мало, мотивации у авторов писать нет)...

— Что касается дефицита, то ситуация, по моим оценкам, как раз обратная. Количество издаваемых наименований — во всяком случае, у ведущих российских издательств учебной литературы для высшей школы — за последние пару лет резко возросло. Я бы даже сказал — кратно. Я имею в виду «Лань», «ИНФРА-М», «Юрайт», «Кнорус» и другие издательства.

Объяснение очень простое. Кризис и сокращение бюджетов вузов, а соответственно и статей, выделяемых на комплектование библиотек, плюс увеличение значения электронных ресурсов привели к сокращению приобретения традиционной бумажной книги вузами. Это не могло не отразиться на тиражах. К тому же у издателей теперь появилась ещё и технологическая возможность за разумные деньги делать тиражи по 100 экземпляров. То есть буквально за последние год-два тиражи сократились практически в 10 раз! Конечно, некоторые наименования мы издаём в течение года несколько раз, но у других изданий это первый и последний тираж.

Поэтому при таком сокращении тиражей и желании сохранить свои «бумажные» обороты издательствам приходится наращивать ассортимент. Так что дефицита, конечно, нет. Но возникают две другие проблемы. Во-первых, при возрастающем количестве издаваемой литературы сложнее проводить качественный отбор предлагаемой к изданию литературы. Кроме того, столько и не может быть по-настоящему качественной литературы. Во-вторых, при таких тиражах невозможно осуществлять качественную предпечатную подготовку книги. Например, одним из основных издательских направлений «Лани» является физико-математическая литература. Так вот, подготовка макета — настоящего, со всеми необходимыми этапами — книги по математике обходится в 100–150 тыс. руб. Возможно ли это при тираже в 100 экз. (или даже в 200, 300, 500)? Ясно, что нет, а издавать надо. Поэтому сейчас очевидно резкое снижение уровня предпечатной подготовки по отрасли в целом. И это, к сожалению, объективная реальность. А подготовленные, что называется, в лучших традициях книги мы сможем видеть, только если их издание профинансировано (поддержано каким-нибудь грантом). Сейчас не сдают в этом смысле своих позиций «Физматлит», «Машиностроение», «Флинта» — очень немногие издатели.

А авторов меньше не становится. Одни мотивированы, другие — нет. Так было всегда.

— Насколько потенциально являются конкурентами сервисы Open Access?

— На мой взгляд, ресурсы платные и работающие в режиме Open Access являются больше взаимодополняющими, чем конкурентными. Кроме того, сейчас практически у любой российской ЭБС есть и контент, доступ к которому предоставляется также в режиме Open Access. У той же «Лани» это десятки тысяч наименований классической литературы, а из более 700 научных журналов, размещённых в системе, к 600 доступ также предоставляется бесплатно.

— Помимо сокращения бюджетов серьёзную обеспокоенность специалистов вызывают проекты Минкультуры России в отношении развития НЭБ. В конце года был представлен очередной проект Положения о НЭБ, где специальный раздел посвящён платному доступу к контенту. По мнению ряда учебных издателей, создаётся новая ЭБС федерального масштаба. Не будет ли НЭБ составлять конкуренцию сложившемуся рынку образовательных ресурсов, особенно в условиях действия приказа от 26 декабря 2016 г. № 1651 и активных попыток консолидировать взаимодействие Минкультуры и Минобрнауки России в части развития НЭБ и привлечения вузов в качестве клиентов?

— Если убрать знак вопроса и всё повторить в утвердительной форме, то получится хороший ответ.

Технологически НЭБ, в которую с маниакальным упорством вливают огромные средства (по некоторым оценкам, это многие и многие сотни миллионов рублей), не дотягивает до уровня не то что нынешних ЭБС, но даже до того нашего уровня (я имею в виду любую из ведущих ЭБС), который был на момент запуска, т.е. шесть-семь лет назад. Этот проект требует серьёзной доработки, а значит, и очередных финансовых вливаний.

А положение о платном доступе к контенту НЭБ и соответственно возможная конкуренция со сложившимся рынком образовательных электронных ресурсов — это не проблема. Никто из нынешних игроков конкуренции не боится.

Проблема или даже опасность и угроза в другом: мы, участники отрасли, — издатели, агрегаторы, библиотеки — часто просто не знаем и не понимаем, чем руководствуется власть (обобщённое понятие, т.е. те органы госуправления, которые призваны решать отраслевые вопросы) при принятии тех или иных решений, что ею движет и чего она хочет добиться. Но при этом мы видим, что никакой заинтересованности в поиске взвешенных решений, которые нельзя найти без привлечения настоящих экспертов, т.е. участников отрасли, нет. Надеюсь, это не выглядит как политическое заявление, просто констатация. Однако факты говорят сами за себя.

Пример — законодательство об обязательном экземпляре. Сколько лично Вы провели мероприятий с участием заинтересованных сторон? Сколько говорилось о необходимости сокращения количества обязательных экземпляров? Причём объясняли же, что дело не в жадности издателей, а в кардинальных изменениях в отрасли: тиражи стали микротиражами, необходимо формализовать понятие «тираж», чтобы понимать, от какого изданного количества копий считать количество обязательных экземпляров. А что делать, если тираж всего 48 экземпляров, например? Что получили в итоге? Количество обязательных экземпляров только выросло!

Это один из примеров, который убеждает не только меня в том, что власть не занимается своей прямой обязанностью — находить взвешенные решения, создавать условия, которые сохраняли бы баланс в отрасли, позволяли бы ей развиваться и т.д. Ею движет что-то другое.

Данная проблема мне представляется более существенной, чем то, что НЭБ станет коммерческим игроком.

Беседовала Елена Бейлина

Опубликовано в номере апрель 2017

 

Комментарии 

 
#1 Ковалев Владимир 11.05.2017 15:05
Качественных книг сейчас выпускается немного, однако изд. Лань нашло выход, печатая малым тиражом книги, даже не изготавливая макет и, видимо, не осуществляя затрат на гонорар. Достаточно взять труд авторов, которых нет в живых, набрать новые сведения о книге и продавать под собственным брендом с указанием нового года. Пример, и он, увы не единичный: Бухгольц Николай Николаевич. Основной курс теоретической механики. Ч. 2. Динамика системы материальных точек : учеб. пособие / Н. Н. Бухгольц. - Лань, 2016. По факту вместо актуального издания, я приобрел текст издания «Основной курс теоретической механики. Ч. 2. Динамика системы материальных точек - 4-е изд., переработанное и дополненное С.М. Таргом, - М. : Наука, 1966 », текст оказался в свободном доступе и как две капли воды похож на книгу 2016 года издательства Лань, однако С.М. Тарг не удостоился чести быть упомянутыми в авторах в новом издании. По мнению современного издателя за 50 лет ничего в программах не изменилось.
Цитировать
 



Какие форматы доступа на электронную периодику для вас наиболее интересны?
 

 


webbanner-08-video

 

 webbanner-07-nacproekt

 

 webbanner-01-neb

 

 webbanner-02-fz-o-kulture

 

webbanner-red-03-ebs

 

webbanner-red-04-kn-rynok

 

 webbanner-red-05period-pechat

 

 webbanner-red-06-ros-poligrafiya

 

webbanner-red-10-sost-kultury

 
Copyright © ООО Издательский дом "Университетская книга" 2011
Все права защищены.
Студия Web-diamond.ru
разработка сайтов и интернет-магазинов.