Книжный рынок и издательства   Библиотеки   Образование
и наука
  Конкурс
“Университетская книга”

Ноябрь 2019
"Книга и чтение в культурном коде человечества"

  • Михаил ШЕПЕЛЬ: «Ставка на личную мотивацию сотрудников и совместное управление библиотекой»
  • НЭБ, ФКС и возрастная маркировка контента
  • Аудиокниги: кроссмедийный подход и работа с аудиторией
  • Российские книжные: совместное будущее



МультиВход

t8

 

Интервью

Книжный рынок

Вузовские издательства

Искусство издавать

Библиотеки

Образование

Инновационные технологии

Электронные библиотеки

Культура книги

Библиогеография

Библиотехнологии

Выставки и конференции

Конкурсы и премии

Документы

Copyright.ru

КНИГА+

Год литературы

Журнал Онлайн

 

ufimskiy-salon-2019

 

lit-flagman1




 

rgdb-podari-rebenku


Рассылка


Цензурные игры, или Один в поле не воин
27.09.2015 14:44

Официально цензуры в нашей стране нет, но всё чаще общественные деятели и целые объединения пытаются изъять то одну, то другую книгу из ассортимента магазинов и библиотечного фонда, мотивируя это наличием законодательства о противодействии экстремизму, фашизму, о защите детей от вредной информации. Нередко претензии необоснованны, но в условиях сокращающегося рынка книжники стараются минимизировать все риски.

tsenzura

Ирина Прохорова, главный редактор издательства «НЛО»tsenzura-prohorova

Книжный мир давно ощущает на себе определённое давление, и всё, что происходит в социальной и политической жизни страны, в нём отчётливо отражается. Книгоиздание всегда оставалось зоной, не слишком интересной для крупных инвестиций, и, вероятно, поэтому мы довольно долго существовали автономно. Можно было тешить себя надеждой, что книга, имеющая тираж в несколько тысяч экземпляров, не должна быть интересна той части общества, которая стремится восстановить тотальный контроль над интеллектуальной продукцией. Однако в последнее время возникает всё больше эксцессов, которые складываются в некоторую картину.

tsenzura-gornostaevaВарвара Горностаева, главный редактор издательства Corpus

Цензура в нашей стране запрещена, об этом говорит 29-я статья Конституции РФ, но есть законы, которые значительно сузили пространство книжного рынка, в частности Федеральный закон № 436-ФЗ «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию». В преддверии 70-летия Победы все устремились исполнять закон о запрете пропаганды фашизма. Из магазинов были убраны целые полки книг, которые к фашизму не имеют никакого отношения, но содержат фотографии со свастикой, общеизвестные репродукции и пр.

Самая большая наша проблема — самоцензура. Люди сами накладывают на себя ограничения, я это наблюдаю в отношениях с редакторами, юристами, книготорговцами. Сотрудник на любом уровне, с любой зоной ответственности исполняет свою маленькую роль цензора. В процентном отношении людей, готовых отстаивать свободу слова, очень мало.

Ирина Прохорова

«Цензурные» законы принимаются по достаточно странному принципу. Конечно, обсценная лексика в книгах — это плохо. Поэтому предлагается на обложке ставить специальную метку, запечатывать книгу в целлофан. Но от этого она ещё больше привлекает к себе внимание. У законодателей странное представление о том, где учатся нецензурным словам. Учатся не по книгам, это происходит совсем в другом возрасте и в иной обстановке. Здесь есть нестыковка системы ценностей с механизмами управления, и это большая проблема.

tsenzura-kupriyanovБорис Куприянов, директор магазина «Фаланстер»

Недавно я был в Минске, там официально существует цензура, причём очень жёсткая. Если вы хотите издать книгу, то сначала нужно получить лицензию на издательскую деятельность, задекларировать свои замыслы, и только потом вам будет предоставлено право на распространение. Год назад в столице Белоруссии закрыли магазин «Книгарня», поскольку не все книги, которые там продавались, прошли прямую цензуру. Весьма примечательно, что на небольшой магазин был наложен штраф в 100 тыс. долларов. В России это для любого книжного магазина сумма неподъёмная.

Законы, которые у нас принимают, конечно, нелогичны, но откровенной цензуры всё-таки нет. Что есть в нашей стране, так это произвол начальства, который опасней, чем государственная цензура. Перед 9 Мая была возмутительная история с книгой «Маус». Один чиновник зашёл в магазин «Москва», что напротив мэрии, и увидел там книги, которые ему не понравились. Писать официальное письмо он не захотел, в магазин просто позвонили. В результате несколько книг сняли с полок. «Мауса» в списке не было, просто магазин на всякий случай убрал и эту книгу.

Действительно, самоцензура стала привычкой. Не нужно никакого специального ведомства, если книготорговцы и так постоянно думают о том, как бы чего не случилось, и по первому сигналу готовы снять книгу с продажи.

Ирина Прохорова

Можно было бы сказать, что эта система работает на фантоме страха и культурная память снова оживает. Но если магазин проигнорирует письмо или звонок, к нему сразу придут десять проверяющих, которые обнаружат, что не так хранятся книги, неправильно оформляются документы и т.п. В репрессивный механизм включается большое количество ведомств, которым важно отрапортовать о своей успешной деятельности.

Борис Куприянов

Возможно, проверка и не придёт, но люди боятся заранее. Случаев серьёзных санкций для магазинов, которые не подчинились, пока не было. Я считаю, что позиция магазина, который боится не среагировать на провокацию или донос, не имеет оправдания. С такими книготорговцами надо вести воспитательную работу.

Ирина Прохорова

Магазинам важно знать, что если им предъявят такие претензии, то «встанет на дыбы» вся книжная общественность. Один в поле не воин, и нет уверенности, что для острастки кого-либо не накажут. Показательный пример — история с «Династией». Не поддерживайте независимые СМИ, а не то с вами будет так же.

tsenzura-goralikЛинор Горалик, писатель

Необходимо понять, что значит «встать на дыбы» в этой ситуации, потому что по поводу «Династии» слов поддержки и недовольства, высказанных в соцсетях, было предостаточно. Возникает вопрос о консолидации сообщества, в котором сегодня нет даже профессиональных, цеховых связей, позволяющих защищать коллег. Мы можем быть конкурентами, можем пытаться вытеснить друг друга с рынка, но в тот момент, когда извне приходит опасность, надо объединиться. Это фундамент того самого гражданского общества, о котором все говорят.

Варвара Горностаева

Самое забавное в случае с «Маусом» — хотя книгу и сняли с витрин, её можно было купить «из-под прилавка». То есть магазины пытались и властям угодить, и деньги не потерять. Это тоже их определённым образом характеризует. Но многие крупные магазины, интернет-ритейлеры не поддались на провокацию. Значит, сообщество становится мудрее, пытается отстоять свои интересы. Иначе любой человек, называющий себя депутатом, может прийти в магазин и пригрозить, а магазин, не потребовав официального обращения, будет выполнять его требования. Более того, это наносит коммерческий ущерб издателям. Выпуск книги и без того тяжёлое дело для маленьких издателей. Изъятие её из обращения угрожает бизнесу.

tsenzura-martynovКирилл Мартынов, Высшая школа экономики, «Новая газета»

Складывается весьма прискорбная ситуация, когда российский книжный рынок, ориентированный на думающего читателя, загоняется в тупик цензурой и самоцензурой. Наверное, человек, читающий книги издательства фонда «Династия» на русском, приложив усилия, прочитает их и на английском: большинство изданий переводные. Следовательно, пока доступ к Amazon и другим западным магазинам не закрыт, можно игнорировать все эти цензурные игры и читать книги, доступные через Интернет. Другое дело, что рынок не будет развиваться. В России очень немного авторов, которые умеют писать о науке популярно и доступно. Независимый книжный рынок и существует для того, чтобы открывать таких писателей.

Борис Куприянов

Издательство фонда «Династия» стремилось знакомить российского читателя с качественным нон-фикшн. Без этого издательства вы никогда не узнали бы о таких книгах, даже если умеете читать по-английски. Опасно не то, что запрещают уже известное, а то, что закрывают перспективы.

Линор Горалик

Есть ощущение, что власть поощряет деятельность определённых блогеров и СМИ, а люди понемногу с ними соглашаются. Я часто думаю о том, что осевшее в исторической памяти народа желание сделать так, чтобы чего не вышло, сегодня находит оправдание. Каждый раз, выбирая вариант, в котором тебя не трогают, получаешь определённый бонус. Но очень пугает, что, сами того не замечая, мы накапливаем опыт конформизма в гораздо большем количестве ситуаций, чем нам кажется. Очень трудно каждый день быть смелым даже в очень маленьких вещах.

Ирина Прохорова

Вопрос в том, каким образом возможна координация усилий и как книжная индустрия может отстаивать свои профессиональные интересы.

Варвара Горностаева

Необходима эффективная судебная система. Если какое-то издательство потерпело убытки от действий депутата, оно должно обратиться в суд. Но мы знаем заранее, чем закончится разбирательство.

Ирина Прохорова

Если издатели составят коллективное письмо, то ещё неизвестно, как суд поступит. Мы пока даже не пробовали объединиться и рассказать о том, что у издательства прекрасная репутация, что депутату что-то померещилось, что, вообще-то, он не эксперт, чтобы оценивать контент. Можем проиграть, но нужен опыт.

Борис Куприянов

Надо быть более прагматичными и продолжать работать. Если появится реальная опасность, объединятся и издатели, и читатели и добьются справедливости. Такие случаи уже были. Например, история с «Флагами мира для детей» или с «Фаланстером», когда в 2006 г. на меня собирались заводить уголовное дело за распространение порнографии.

Ирина Прохорова

Сегодня самое время создавать горизонтальные профессиональные связи, чтобы пытаться решать проблемы и реагировать на вызовы сообща. Возможно, депутаты просто не представляют себе, как устроен книжный бизнес. В этом смысле мы недооцениваем просвещение даже органов власти. Чиновники слабо улавливают разницу в том, чем торговать нефтью или книгами.

tsenzura-haritonovВладимир Харитонов, исполнительный директор Ассоциации интернет-издателей

Профессиональные организации на книжном рынке, конечно, есть. Это и АСКИ, ориентированная на региональное книгоиздание, и Российский книжный союз, представляющий крупный бизнес. Понятно, что интересы малых издателей и книготорговцев ему неинтересны, но в таком случае почему бы Независимому альянсу не превратиться во что-то более действенное в юридическом, лоббистском плане? Понятно, что это требует ресурсов, но деваться некуда. У нас даже нет органа информирования о том, что происходит с нашими коллегами. Нужен сайт, на котором мы сможем обсуждать наши проблемы, рассказывать в свободном формате читателям и друг другу о событиях в нашем сообществе. Необязательно привлекать специальное финансирование, просто нужно начинать это делать.

Опубликовано в номере сентябрь 2015 

 



Какие форматы доступа на электронную периодику для вас наиболее интересны?
 

 


webbanner-08-video

 

 webbanner-07-nacproekt

 

 webbanner-01-neb

 

 webbanner-02-fz-o-kulture

 

webbanner-red-03-ebs

 

webbanner-red-04-kn-rynok

 

 webbanner-red-05period-pechat

 

 webbanner-red-06-ros-poligrafiya

 

webbanner-red-10-sost-kultury

 
Copyright © ООО Издательский дом "Университетская книга" 2011
Все права защищены.
Студия Web-diamond.ru
разработка сайтов и интернет-магазинов.