Книжный рынок и издательства   Библиотеки   Образование
и наука
  Конкурс
“Университетская книга”

Июнь 2019
"Библиотека - центр компетенций и прорывных проектов"

  • Илья БЫКОВНИКОВ: «Цифровизация - естественный процесс развития любой библиотеки»
  • Высшее образование: технологии на основе данных
  • Форсайт университетской библиотеки
  • Рунет: интенсификация развития



МультиВход

t8

 

Интервью

Книжный рынок

Вузовские издательства

Искусство издавать

Библиотеки

Образование

Инновационные технологии

Электронные библиотеки

Культура книги

Библиогеография

Библиотехнологии

Выставки и конференции

Конкурсы и премии

Документы

Copyright.ru

КНИГА+

Год литературы

Журнал Онлайн

 

obnar-zaimstv-2019

 

lit-flagman1




 

rgdb-podari-rebenku


Рассылка


Влияние на читателя: разные форматы - разные результаты
03.02.2014 08:08

В нашей стране немало делается для поддержки и развития культуры и ретрансляции культурного знания. Традиционно этим занимались «институты памяти» – библиотеки, музеи, галереи, книжные магазины, издательства. Кроме того, в последнее время появилось много независимых культурных площадок, электронных платформ для чтения, социальных медиа, которые ничуть не меньше библиотек и магазинов занимаются продвижением книг и чтения. Однако между собой они пока никак не контактируют.

При этом следует отметить, что немало проектов, на которые тратятся существенные средства из федерального бюджета, бюджета коммерческих компаний, делаются почти «под копирку». Разумеется, чем больше хороших мероприятий, тем лучше, но, возможно, стоит подумать о консолидированном взаимодействии, об организации межотраслевых, межведомственных проектов для более эффективного результата?

biblioteki 2Последние опросы свидетельствуют, что 36–40% россиян вообще не читают книг. В то же время огромное количество людей читают онлайн, меняется формат чтения, появляются новые экосистемы продвижения и продажи книг, у которых миллионы пользователей. Учитываются ли они в качестве читателей – спорный вопрос. Мы много говорим о том, что не хватает книжных магазинов, книгу не найти, однако при этом существует немало качественных сервисов по доставке книг из интернет-магазинов, онлайн-библиотек. Книга постепенно становится доступной в самых удалённых точках страны. При этом возникают и другие вопросы. Как читательский спрос формирует предложение для культурной среды? Можно ли назвать культурные площадки конкурентами в борьбе за читателя, пользователя, покупателя? Что важнее: социальная миссия или монетизация продвижения книги?


Дискуссионная площадка была организована профессиональными отраслевыми журналами «Университетская КНИГА» и «Современная библиотека» в рамках VII Всероссийской конференции «Национальная программа поддержки и развития чтения: проблемы и перспективы» 

Борис ЕСЕНЬКИН, холдинг-директор ТД «Библиоглобус», Президент НП «Гильдия книжников»

По моему мнению, не только в России, но и во всём мире наблюдается процесс регрессии, связанный с утратой учреждениями культуры их ведущей роли и переходом общественного существования в Интернет. Темп жизни таков, что взрослые всё больше работают и всё меньше уделяют внимания детям и внукам. Телевидение также работает не на удовлетворение культурных потребностей, а на коммерческую выгоду. В университетах и институтах немало проблем, связанных с утратой профессиональных компетенций педагогического состава и его стремительным старением.

Думаю, что учреждения культуры (к которым я отношу и магазины, и издательства) нельзя разделять, но проблема в том, что мы говорим одинаково, а делаем каждый по-своему. Это касается и стандартов книгоиздания, соответствие нормам которых – добровольное дело каждого издателя. Отсюда и результат: издаваемая литература неверно оформлена и, как следствие, неправильно подаётся читателю.

Изменение форматов чтения, потребностей пользователей – сложный вызов. И книжный магазин сегодня – уже не просто торговое предприятие; это центр культуры, информации, так же как и библиотека. 10 лет назад мы поняли, что в этом направлении должна вестись серьёзная работа. Было организовано несколько клубов по интересам, в том числе «Философский молодёжный клуб», проходили разные интересные встречи, но молодёжи я так и не увидел: опять разрыв. Тем не менее уверен, что магазинам необходимы клубная работа, интерактивное взаимодействие.

Наша культура, прежде всего классика, – богатейшее наследие России. Последнее время я обратил внимание, что классику молодёжь начинает читать всё больше. Сейчас главное – не потерять интерес к русскому языку, поэтому мы должны создать среду, в которой человек может почувствовать себя личностью. И совсем не обязательно покупать книгу, он может прийти к нам, что-то прочитать, выписать. Мы должны стать более открытыми.

vliyanie1Если говорить о взаимоотношениях культурных площадок, то считаю, что здесь должно быть отраслевое саморегулирование. Например, МГУП им. И. Фёдорова открывает базовую кафедру в ТД «Библио-Глобус». Это новый виток образования, и та практика, которая наработана в нашем магазине, ляжет в основу программы подготовки бакалавров книжного бизнеса. Опыт уже есть, были защиты дипломов. Специалисты учились не формально, а с привязкой к конкретному производству.

Мы все помним дома культуры и сейчас понимаем, что это было совсем неплохо. Мы в поиске новых форм: как не заставить молодёжь, а увлечь её чтением. Сколько в Москве свободных площадок, где можно просто посидеть и поговорить о книгах? Одна, пять, семь, десять? Для Москвы это немного. Раскрытие каждой личности – это и есть самое главное. Потенциал у молодёжи огромный.

Вообще, считаю, что только взаимодействие общественных организаций с культурными центрами может привести к консенсусу и самое главное – результату. Только через этот процесс мы сможем правильно понять потребности современного читателя.

Итак, общество должно сделать социальный заказ бизнесу. А готовы ли библиотеки сделать такой социальный заказ для своего развития?

Светлана ЗАЙЦЕВА, начальник Управления культуры Северного административного округа г. Москвы

Библиотеки бывают разные. Есть библиотеки, которые способны сформулировать социальный заказ, готовы к сотрудничеству с бизнесом, и не просто готовы, а уже сотрудничают. И есть библиотеки, которые ориентированы на то, чтобы написать план, сдать отчёт, и не задумывающиеся о социальном заказе, но не потому, что не задают себе этот вопрос, а потому, что для них социальный заказ – это та текущая деятельность, которую они реализуют в рамках бюрократической системы. С этой точки зрения процесс – очень болезненный, потому что подвести под общий знаменатель разные библиотеки с разными подходами и принципами работы с читателями довольно сложно. Но, с другой стороны, если мы учтём тот посыл, который слышим от бизнеса, то нам надо выходить на территорию, анализировать читателей и формулировать показатели спроса и предложения. Тогда мы этот процесс объединения можем использовать, для того чтобы действительно построить систему взаимодействия, учитывая схемы работы Департамента культуры, бизнеса и различных сообществ.

На читателя влияет содержание, но не библиотека, не книга как таковая, не Интернет. Современный читатель, когда перед ним встаёт вопрос поиска того или иного содержания, выбирая между тем, чтобы пойти в библиотеку, в книжный магазин или поискать книгу в Сети, предпочтение отдаёт в пользу последнего. Какое конкурентное предложение вы можете сформулировать, чтобы «перебить» это желание сэкономить время и усилия? Важно так подать это содержание читателю, чтобы ему захотелось прийти на мероприятие, в библиотеку, магазин. А для этого нужно создавать сообщество. И в этом смысле цифра нам помогает, потому что виртуальные технологии позволяют не просто выйти на сообщество, оно само там формируется. К примеру, нам была поставлена задача попытаться жителей округа сделать членами общественных советов. Вопрос: как? Оказалось, очень просто. Надо было на страницу Facebook выложить информацию о событиях Департамента культуры и месте его проведения, чтобы это сообщество само туда пришло. Это подтверждает то, что людям не хватает живого общения. Молодёжи в культурном пространстве много, но она там, в виртуальном сообществе. Они приходят и предлагают сами то, что хотят не просто получить, а сделать.

Ксения ФИЛИМОНОВА, замдиректора Культурного центра ЗИЛ

В своём новом качестве, как культурный центр, КЦ ЗИЛ существует чуть меньше двух лет. И когда пришла новая команда, одним из приоритетов было сотрудничество с московскими и региональными партнёрами, а не попытка наполнить эти 23 тыс. кв. м собственным содержанием. Первым к нам пришёл Политехнический музей, потом был небольшой фестиваль и т.п. Практически все крупные московские акции одной из своих площадок выбирают нас. Все эти партнёры, уже имеющие свою собственную аудиторию, приводят её к нам. Кроме того, у нас всегда была и своя аудитория: сотрудники завода, которых в хорошие времена было более 30 тыс. человек, а теперь это их дети, внуки, местные жители, и мы продолжаем с ними работать.

Первое, что мы сделали, организовали бесплатный Wi-Fi. Это помогло нашим посетителям подольше там задерживаться. Затем мы открыли книжный магазин «Додо», который является структурным подразделением, а работники магазина нашими штатными сотрудниками. У нас есть своя библиотека с разнообразным фондом, и сейчас библиотечное пространство существенно изменилось. Мы открыли фонды, у нас нет больше разделения на абонемент и читальный зал, т.е. любой читатель может просто прийти и взять книгу.

Все события, которые происходят в библиотеке, так или иначе направлены на продвижение чтения. Если мы проводим семинар по Стругацким, дискуссионный клуб на английском языке по книгам Хичкока – это всё так или иначе посыл к литературному материалу. У нас есть большой лекторий, в котором выступают учёные очень высокого уровня, и выходящие с этих лекций попадают сразу в библиотеку, и если какая-то тема их заинтересовала, они могут взять книгу.

Что касается критериев оценки нашей работы, мы пытались измерять её количественно: посещаемость за год после «перезагрузки» увеличилась со 114 до 200 тыс. человек. Тем не менее нужны качественные критерии, и сейчас мы уже готовы заказать серьёзное исследование, чтобы понимать свою аудиторию и её потребности.

Светлана ЗАЙЦЕВА: В смысле критериев эффективности библиотекам будет сложно: с одной стороны, они должны отчитаться перед отраслевым управлением, а там основная оценка – это посещаемость, и я «в восторге» от того, как библиотеки ловко «выкручиваются» в этой ситуации, к примеру, записывают «читателей» в обязательном порядке во время родительских собраний в школах. Однако есть и более эффективные инструменты, которые работают как в КЦ ЗИЛ, когда дискуссионная площадка подтягивает тех людей, которые в библиотеки ходят редко.

Мы тоже решили скопировать этот опыт, и это не вопрос конкуренции, говорить о конкуренции в культурной среде пока рано. Если есть хороший опыт, его надо адаптировать к собственной задаче. Поэтому когда мы попытались сделать дискуссионную площадку и пригласить учёных и просто интересных людей, то аудитория пошла. Библиотекари поняли, что, для того чтобы удержать потенциальных читателей, им надо предлагать не книги, а некое пространство, где они смогут обрести себя, сами будут рекомендовать книги. Мы даже попытались сделать в одной из библиотечных сетей что-то типа антикафе.

Молодёжь идёт туда, где модно. Но моду молодёжь создаёт сама. С этим сталкивается и библиотечная система. Возможно, следует продумать систему взаимодействия государства и бизнеса по созданию таких мест, но для этого необходимо изучение общественного мнения. Главное здесь – понимать, что государство откликается на сформулированный запрос. Нам надо научиться формулировать внятный запрос, а не просто говорить о том, что всё плохо.

Михаил ИВАНЦОВ, Генеральный директор ОРС «Новый книжный – Буквоед»

Сеть книжных магазинов «Новый книжный – Буквоед» открыла около 250 магазинов по стране. Государство за это время нам не помогло ничем. Что касается КЦ ЗИЛ: у вас 23 тыс. кв. м, но откуда они взялись? Их построил Советский Союз: мы сидим на остатках былой роскоши. Конечно, вы всё правильно делаете, это так называемая «гуманная городская среда». Но почему государство этого не поддерживает: сегодня в Москве выставлены на продажу кинотеатры. А почему эти площади не используются так, как сделано на ЗИЛе?

К вопросу о продвижении книги. Нужно ли оно вообще? Продвижение – это маркетинговый термин, и маркетинг работает с некой целевой аудиторией, в вашем случае – это женщины, дети. Но есть и другая аудитория. В определённом смысле, государство – тоже другая аудитория, и молодёжь – другая аудитория. В маркетинге есть понятие «ценность», и находить эти ценности должно именно государство. Без культуры государства не существует.

Как бы мы ни оценивали нашу деятельность, мы должны понимать, ради чего её осуществляем. Мировые гуру маркетинга говорят, что, в принципе, стратегия – это проявление конкуренции. По сути, мы ищем ответы на вызовы, которые перед нами ставят те или иные конкуренты. Если говорить о конкуренции между различными культурными площадками, то её нет. Все мы берём контент и отливаем его в различные формы: книга, кино, театр, компьютерные игры, мюзикл. Получается некий комплекс, который и формирует культурную среду.

Конкурентных сил, которые на нас влияют, несколько. Это не только наш непосредственный потребитель. Это государство и общество, о которых мы часто забываем. С каждым из этих условных клиентов мы должны разговаривать на его языке, и тогда мы можем достичь каких-то результатов. У каждого из них своя система ценностей, не всегда рациональная. Очень часто логические, внятные объяснения не работают, потому что иррациональный ценностный подход существует практически везде, даже в большом бизнесе. В Америке ценность – «время – деньги». У нас иначе: социолог Миронов сказал, что в России время – это «праздник и молитва». Если мы эти категории рассмотрим в широком смысле, то убедимся, насколько он был прав. Действительно, у нас другая культура. «Культурный код» нации определяет, что важно и ценно.

Книги – это импульсный спрос. Здесь работают категории вкуса, желания, интереса. А там, где импульсный спрос, Интернет вообще не работает, он «заточен» на целевые покупки. В этом смысле книжный магазин – тоже некий элемент продвижения книги как таковой. В принципе, я спокоен за чтение. В Великобритании количество книжных магазинов за год сократилось на 1%. Но за счёт э-книг весь рынок вырос на 3%. При этом экономика находится на нуле. В США доходы издательств выросли с 11 до 12 млрд долларов. Продажи «50 оттенков серого» – 70 млн экземпляров за год. Ни одна книга в истории так не продавалась. Можно ли говорить о кризисе отрасли как таковой? Нет, на самом деле читать люди стали больше.

Относительно каждого элемента культурной среды мы должны понять, как и на кого работаем, как можно работать в комплексе. Американские маркетологи пишут, что книжный бизнес – занятие для эрудитов и энтузиастов. Смысл в том, что если бы мы свои усилия приложили в других сферах, то заработали бы больше. В нашем деле монетизация не всегда является первичной, но забывать о ней нельзя. Большая роль здесь принадлежит государству в отношении законодательного регулирования. Всё, что мы делаем, нацелено на воспитание искушённого зрителя, читателя. Однако есть проблема взаимного непонимания, что и кто должен делать. На мой взгляд, ничего не остаётся, кроме того, чтобы заниматься продвижением, пропагандой, доносить то, что мы делаем, до целевой аудитории.

Нужно идти от клиента. Сознание изменить нельзя, можно изменить восприятие. Главный вопрос – кто герой нашего времени? Человек высокой культуры, знаний не является героем сегодняшней молодёжи. Поэтому мы изучаем реализованный спрос и пытаемся под него подстраивать и предложение, и продвижение. Действительно, есть бедные регионы, и там ценовая политика крайне важна, но есть регионы, где это не работает, там для человека важнее правильное, чем дешёвое. На этот класс потребителей мы ориентируемся, качественные книги в нашей сети имеют приоритет. В этом плане играют важную роль книги для подростков, чтобы они могли вовлечься, получить необходимые эмоции, привычку к чтению, и дальше это уже наши люди, потому что сознание изменить нельзя. Пытаемся проводить в магазинах детские чтения. В регионах колоссальный спрос на встречи с интересными авторами. Но у нас даже в города-миллионники писателя «затащить» практически нереально, и чем дальше от Москвы, тем хуже.

К сожалению, мы сегодня плохо знаем, что происходит в библиотеках. На самом деле в менеджменте есть важная формула: любое решение – это данные плюс экспертиза. Данных у нас на сегодняшний день крайне мало, поэтому очень сложно открывать магазины в маленьких городах, но там есть библиотеки. Если удастся превратить библиотеку в дополнительную точку продаж для желающих, и тогда это будет симбиоз пространства культуры и бизнеса. Хранения при этом не потребуется, это будет витрина, т.е. маленький магазин с интернет-продажами.

Другая сторона проблемы – человеку необходимы экспертное мнение, рекомендательные сервисы. Существующие сегодня сервисы – фальсификация. В результате возникает проблема формирования вкуса и правильного понимания. Совместное формирование такой экспертизы – приоритетная задача.

Александра ВАХРУШЕВА, заместитель директора Библиотеки-читальни им. И.С. Тургенева

Действительно, в этом есть потребность, и, проводя опрос в Facebook по данной теме, мы получили запрос на рекомендательную литературу. Сегодня у всех дефицит времени, а читателю нужно чётко понимать, какие книги ему подойдут для решения конкретной задачи. Тургеневка стала сотрудничать с Bookmate и порталом «Теории и практики», потому что они активно мониторят всю новейшую литературу, в том числе и нон-фикшн. На нашей странице представлены рекомендательные списки, которые мы можем оценить с точки зрения достоверности. Плюс к этому – продвижение собственного фонда. Мы можем формировать и свои рекомендательные списки, но чаще всего мы это делаем для той аудитории, которая приходит в библиотеку, а это, в основном, пожилое население. Так или иначе Москва стремительно стареет, в городе очень много одиноких пенсионеров, которым некуда прийти. Для них бумажная книга и наша рекомендация остаются приоритетами. Интеллектуально продвинутая аудитория, работающая, учащаяся так или иначе присутствует в Интернете. По опросу ВШЭ, горожанин 25–30 лет чаще всего понимает, зачем он идёт в театр, музей и совершено не понимает, зачем ему идти в библиотеку. У молодёжи не сформирован сам запрос к библиотеке. Через проект «Библионочь» мы увидели, что они не знают, что такое библиотека. Самые успешные форматы «Библионочи» – это библиоквест и экскурсия по книгохранению. Для многих было открытием, что здесь на самом деле есть стоящие вещи, которые можно почитать совершенно бесплатно. Через мониторинг этого общественного запроса библиотека может себя позиционировать на культурной карте города. Но без изучения этого запроса мы становимся мало кому интересны.

vliyanie2Полезный опыт, который могут использовать библиотеки, – социальное предпринимательство. Это бизнес, основанный на работе инвалидов, пенсионеров, студентов, которые делают что-то своими руками, и прибыль от этого продукта идёт на развитие этого бизнеса. Библиотека может стать той площадкой, на которой это социальное предпринимательство может процветать. Другой культурной площадки для него, по большому счёту, нет. Например, есть программа «Библиостор». Это такие модули-четырёхгранники: с одной стороны – книжная выставка, с другой – фонд на выбор, с третьей – книги по социальному предпринимательству, с четвёртой – книги, которые издаются в рамках этого предпринимательства. Эти точки снабжены Wi-Fi, которые поддерживают работу с электронным каталогом библиотеки и располагаются как в самой библиотеке, так и в крупных бизнес-центрах. Тургеневка – площадка для стартапов, мы взяли это в работу, и это тоже вариант коммуникации с издательствами, книжными магазинами. Это решает вопрос с помещениями в библиотеке для книжного магазина, удалённой записи читателей, возможности поддержки социального предпринимательства и поиска новых смыслов для большого бизнеса – как можно встроить библиотеку в его социальные программы. Для библиотеки это позволяет поддерживать коммуникацию с теми, кто в неё не приходит, она выступает модератором книжного контента. Безусловно, необходимы ротация, отбор литературы, коммуникации с бизнес-сообществом, которое не посещает библиотеку.

Мы заметили, что, если раньше к нам на сайт приходили из поисковиков, то теперь, в основном, из соцсетей. Движение аудитории в Интернете меняется, поэтому приоритетом становится доступность электронного каталога библиотеки, вывод его на страницу библиотеки в Facebook, организация в соцсети электронной записи в библиотеку.

Вопрос компетентности библиотекарей как субъектов рекомендательных сервисов стоит очень остро. Сложно найти человека, который бы разбирался в современных литературных трендах, с одной стороны, а с другой – владел необходимым уровнем коммуникации и современного языка, чтобы заинтересовать пришедшего человека. «Библионочь» – это красивый праздник один раз в году, но нам важно, чтобы аудитория возвращалась. В этой связи становятся важными локальные культурные проекты типа литературной экскурсии по Москве. Без подобных коммуникаций мы просто не «выплывем». И согласна с мнением о том, что всё начинается с детства. Мы – взрослая библиотека, но проводим большое количество детских мероприятий.

Александр ГАЛИЦКОВ, руководитель проекта «ЛитРес – Библиотека»

Конкуренция происходит даже не за деньги пользователя, а за его время: на ТВ, в метро, везде реклама предлагает как-то провести время – заняться спортом, посмотреть фильм, пойти на концерт. Но библиотеки из этого круга выпадают. Мы привлекаем читателя акциями, при этом любой информационный повод фиксируется, анализируется, можно оценить это в динамике. Интересная методика – тесты. 10–20 тыс. наших покупателей мы делим на группы и предлагаем эксперимент. Например, кнопка «купить» может быть синего или зелёного цвета, и мы смотрим, как это влияет на оборот. Такие эксперименты могут проводить и библиотеки, предложив какую-либо услугу.

Являются ли книжные магазины конкурентами библиотекам? Да. Но в этом случае надо взаимодействовать и предлагать сотрудничество. У нашего магазина есть проект по онлайн-чтению по платной подписке или бесплатно, с просмотром рекламы.

Пользователю нужен минимальный путь до книги, в три клика, и чёткая пошаговая инструкция. Это необходимо и библиотекам: при записи каждого читателя следует объяснять ему, что он может получить. И если мы будем общаться с библиотеками, обмениваться клиентами, это будет только плюсом. Однако непонятно, как к этой инициативе отнесутся книжные магазины, готовы ли они будут сотрудничать с библиотеками, которые смогут предлагать почитать книги в электронном виде бесплатно.

Максим БАЛАБИН, руководитель проектов Bookmate

Облачные технологии и чтение книг онлайн дают больше возможностей, чем чтение в бумажном виде. Люди могут видеть, что читают их друзья, делиться с ними своими мыслями. Сейчас мы пытаемся сделать так, чтобы эти рекомендации могли быть более полезными: создаём списки книг и одновременно – институт кураторства, когда люди, разбирающиеся в книгах, могут рекомендовать их другим читателям. Следить за всем, что происходит в литературе, конечно, невозможно. Основная проблема в том, что вся рекомендательная сила сейчас в руках издателей. Получается так, что вся судьба книг в руках звёздных авторов: пять писателей продаются, а остальные пишут книги, которые просто невозможно найти. Это несправедливо, поэтому наша задача – создать систему рекомендаций и инструментарий для лидеров мнений, которыми могут быть библиотекари, блогеры, читатели.

Татьяна ДРОЗДОВА, руководитель проектов «Селебрити.ру»

Мы изначально – маркетологи и коммуникаторы; связываем бренды, культурные институции и идеи вообще с широкой общественностью, в том числе и с целевой аудиторией. Как основной инструмент мы используем краудсорсинг, работаем по этому направлению два года и пытаемся его с переменным успехом выводить на рынок. Наиболее успешны культурные проекты. Краудсорсинг помогает сформировать лояльную аудиторию, осуществлять пиар-акции, сбор новых креативных идей по развитию. Формы краудсорсинга – массовые опросы, конкурсы, какие-то технологические решения, например краудсорсинговые мобильные приложения. Сотрудничество нашей компании с РГБ началось с того, что библиотека заявила о желании открыть не только свои фонды, но и свои сервисы для вовлечения в них читателей. Мы предложили сформировать программу мероприятий на следующий год с помощью самой аудитории. За период проекта мы собрали достаточно много предложений для РГБ, авторам многих из которых библиотека назначила встречу. Более того, были предложены варианты реализации различных мероприятий. Такое вовлечение не только формирует имидж библиотеки как открытой структуры, но и обеспечивает пиар: об этом написали «Теории и практики», «Большой город» и другая пресса, которая охватывает целевую аудиторию. Также мы сотрудничали с Тургеневской библиотекой, которая проводила конкурс идей малой архитектуры для своего двора. Мы делали проекты и для музеев, и для издательств, и для Британского центра в Москве. Для «ЭКСМО» мы фактически собирали книжный контент, на основе которого была издана книга.

Стоимость наших услуг зависит от объёма проекта. Если говорить о сфере культуры, то большинство проектов – некоммерческие, бесплатные. Но мы стараемся под них привлекать партнёров, для которых представляют интерес имидж, бренд, местоположение организаций культуры.

Ксения ЛУКИНА, победитель Книжной премии Рунета 2013, автор блога «Букриот»

Наш блог посвящён русской интеллектуальной литературе, изданной за последние 20 лет, мы себя позиционируем как ресурс для молодой аудитории. Всё начиналось как частная инициатива. Сейчас на блог подписано около 1000 человек, обеспечивающих до сорока тысяч просмотров в месяц.

С моей точки зрения, современному читателю не хватает книжной активности. К нам читатели приходят за альтернативной информацией. Издатели пытаются формировать свой круг чтения, и это замкнутый круг: популярные авторы, бестселлеры. Хорошие авторы оказываются в середине этой тонкой прослойки. Издательства реагируют на нас не как на читателей, а как на покупателей, это большая проблема. Я сталкиваюсь с тем, что мне необходимо формировать для читателей дайджест о новинках. Ни одно издательство не может мне предложить списки книг, которые готовятся к печати: это полнейший информационный вакуум.

Отдельная проблема – ценообразование. С этой точки зрения очень помогает Bookmate, у которого доступная ценовая политика, за 160 рублей в месяц я могу читать всё, что захочу. И для человека, который читает много, как я (в среднем шесть книг в месяц), это находка. Книга за 400 рублей дорога даже для москвича, не говоря уже о жителях регионов. Почему я не иду в библиотеку? Там нет книг, которые мне нужны, библиотека слабо реагирует на современные запросы. Ещё как читателю мне не хватает толстых литературных журналов, мы об этом совершенно забыли. Тем не менее все новые авторы появляются именно там, причём это не лёгкое чтиво, а серьёзная литература. В порядке эксперимента я пыталась подписаться на какой-либо литературный журнал. Это оказалось очень сложно, дорого, в конечном итоге я забросила это занятие.

Мои читатели реагируют именно на информацию, на рекомендации. Издательствам не хватает веры в некоммерческое начало. Кроме того, у нас сложилось мнение, что на русском языке ничего хорошего не выходит, именно потому, что у нас в 1990-е годы началась сильная коммерциализация издательств, которые стали выпускать детективы и прочий ширпотреб. В сознании современного человека 25–30 лет настолько укрепилась мысль, что современных русских авторов совершенно невозможно читать, что необходимо им доказывать обратное, рассказывая о современной прозе. Опять же, Bookmate сотрудничает с книжными премиями, в этой библиотеке можно почитать шорт-лист «Большой книги», не нужно специально ничего искать. Можно отметить «Журнальный зал» – единственный сайт, на котором доступны тексты из толстых литературных журналов, где искушённый читатель может найти новых авторов, «Флибусту», которая замечательна не тем, что они такие умные пираты, а тем, что у них огромный архив современных книг. Такого нет ни в одной библиотеке, ни в одном магазине, и там можно найти действительно всё, включая малотиражную, элитарную литературу. У «Лит Рес» тоже есть электронная библиотека, но я ей не пользуюсь, потому что дорого.

Ольга ОРЛОВА, директор ЦБС «Кунцево»

Действительно, в последнее время библиотеки столкнулись с рядом вызовов со стороны новых медиа, но мы должны работать в рамках определённых законов. Мы не можем их переступить, и поэтому книга от издателя до читателя проходит очень длинный путь. Но есть и альтернативные формы работы. Например, «книжный подиум»: мы оцениваем, какая новинка вышла сегодня, связываемся с издательством и берём издание в лизинг. Через три месяца мы полностью оплачиваем книгу, а наши читатели могут её прочитать за 10% стоимости. Это платная услуга, коммерческий проект, но он не приносит нам никакого дохода. Мы идём на это для того, чтобы нашему читателю-библиогурману книга была доставлена вовремя.

Что касается литературных журналов, они у нас есть, мы стараемся подписываться и не терять из виду такие издания, знать новых авторов.

Мы понимаем, что от электронных книг мы никуда не уйдём, подписались на «ЛитРес», стараемся объяснить своему читателю, что только в библиотеке он может бесплатно записать на ридер легальный контент. У нас пока немного пользователей этой подписки, но мы идём на это сознательно, лучше жить без пиратства.

Мы сегодня наблюдаем не отток, а, наоборот, приток читателей, но это дети, подростки и пенсионеры. Молодёжь и студенты отсутствуют, и, изучая зарубежный опыт, мы это объясняем серьёзными проблемами в отечественном образовании. Возможность безнаказанно и свободно скачать реферат или курсовую из Интернета никак не мотивирует на потребность в библиотеке. И до тех пор, пока наши вузы будут легкомысленно относиться к образованию, мы не получим студентов в качестве читателей.

Безусловно, есть проблемы с персоналом. Сегодня мы ощущаем нехватку многих профессий, которых в библиотеке никогда не было. Так, в ЦБС половина сотрудников должны работать в административно-управленческом аппарате для обеспечения работы самих библиотекарей. Требуются менеджеры по социальным сетям. Если мы стремимся быть интересными для жителей, иметь авторитет, то должны позиционировать себя как третье место, создавать комфортные условия. Мы не боимся принимать к себе на работу молодёжь, практикуем необычные форматы мероприятий, из недавнего, например, food-шоу – фестиваль о еде, на который пригласили издательства, выпускающие книги по этой теме.

Важен имидж библиотекаря. Мы проводим много мастер-классов, тренингов, для того чтобы правильно говорить, проводить мероприятия, мотивировать сотрудников и участников. До тех пор пока мы не будем обращать на это внимания, библиотеки не будут авторитетными.

Что касается инициативы Минкультуры России по возможному открытию книжных магазинов при библиотеках, мне кажется, что здесь всё не так просто. Библиотека, в первую очередь, социально ориентированное учреждение, человек приходит к нам, чтобы почитать бесплатно. Но мне бы хотелось, чтобы у нас в библиотеке был магазин. И он должен быть красивым, элитным, эстетичным, с особенным ассортиментом для взыскательного читателя.

Марина ЗИМИНА, Генеральный директор ООО «Додозавр»

У нас сегодня четыре площадки, для каждой из которых мы подбираем ассортимент, отсекаем популярную низкокачественную литературу, живём без Донцовой и Минаева, без популярной фантастики и пропагандируем книги небольших издательств. Есть у нас свои «хиты», но и среди них мы выбираем те книги, которые хотим порекомендовать нашим читателям. У нас нет «50 оттенков серого» или новой книги Дэна Брауна, но мы всегда сможем предложить альтернативу. Мы воспитываем читателя, это наша социальная задача. Есть маленькие издательства, есть книги, изданные в нескольких экземплярах, которые можно найти только у нас.

Мы продолжаем поддерживать особую атмосферу наших магазинов, у нас нет проблемы с кадрами, молодые люди к нам приходят сами, притом что мы как книжный магазин не можем предложить большую зарплату, но им интересно работать с книгами, они сами много читают. Люди, которые с нами начинали, и уже нашли другую работу, продолжают помогать нам открывать новые площадки, приходят работать на выставках, очень часто бесплатно. Естественно, все наши сотрудники – люди с высшим образованием, студенты гуманитарных вузов, знающие, что посоветовать аудитории.

Мероприятий проходит много, и не только околокнижных. У нас есть свой  образовательный проект «Додошкола», который сейчас базируется в КЦ ЗИЛ. Это курсы лекций по самым разным направлениям – технике перевода, краеведению, анимации. Этот проект для слушателей платный, из этих средств мы оплачиваем гонорары лектору, и прибыли практически не имеем. Тем не менее он привлекателен для участников, являющихся нашими читателями.

Очевидно, что проектов и инициатив – много, да и благородная цель у всех одна, но самая провальная часть нашей деятельности – несвоевременное информирование об инициативах и нежелание объединить свои возможности и ресурсы. А страдает в результате читатель, который не знает, где и на каких условиях может получить книгу, какая лучше, какая хуже, что развивает, а что – зря потраченные деньги. Будем надеяться, что проводимые мероприятия будут способствовать объединению ресурсов различных культурных площадок в целях продвижения книги и чтения.

vliyanie3

Опубликовано в номер январь-февраль 2014

 



Какие форматы доступа на электронную периодику для вас наиболее интересны?
 

 


webbanner-08-video

 

 webbanner-07-nacproekt

 

 webbanner-01-neb

 

 webbanner-02-fz-o-kulture

 

webbanner-red-03-ebs

 

webbanner-red-04-kn-rynok

 

 webbanner-red-05period-pechat

 

 webbanner-red-06-ros-poligrafiya

 

webbanner-red-10-sost-kultury

 
Copyright © ООО Издательский дом "Университетская книга" 2011
Все права защищены.
Студия Web-diamond.ru
разработка сайтов и интернет-магазинов.