Книжный рынок и издательства   Библиотеки   Образование
и наука
  Конкурс
“Университетская книга”

Июль-август 2019
"Библиотека как площадка для новых практик"

  • Михаил ЭСКИНДАРОВ: «Главное достояние вуза - люди»
  • Библиотечные ассоциации мира
  • Selfpub: особенности национального рынка
  • Контрактная система: полная трансформация или новый этап реформирования?



МультиВход

t8

 

Интервью

Книжный рынок

Вузовские издательства

Искусство издавать

Библиотеки

Образование

Инновационные технологии

Электронные библиотеки

Культура книги

Библиогеография

Библиотехнологии

Выставки и конференции

Конкурсы и премии

Документы

Copyright.ru

КНИГА+

Год литературы

Журнал Онлайн

 

obnar-zaimstv-2019

 

lit-flagman1




 

rgdb-podari-rebenku


Рассылка


Обязательный экземпляр: вопросов больше, чем ответов
27.11.2014 00:15

Тема реформирования системы обязательного экземпляра (ОЭ) в профессиональном сообществе обсуждается уже не первый год. К сожалению, пока безрезультатно. Проектом закона недовольны все: и библиотеки, среди которых число получателей ОЭ существенным образом сокращается, и издатели, для которых абсолютно не очевиден и не прозрачен формат предоставления и организации доступа к вводимым обязательным электронным экземплярам (ЭОЭ), и РКП, которая странным образом «выпала» из списка получателей ЭОЭ.

ob-exemplyar1

К мнению отраслевого сообщества, которое, кстати сказать, далеко от консолидации, профильное ведомство прислушивается достаточно слабо, о чём свидетельствуют многочисленные дискуссии, опросы, круглые столы, на которых эксперты пытаются донести до регулятора свою аргументированную позицию.

oe-samarinАлександр САМАРИН, заместитель генерального директора РГБ по библиотечной работеСегодня мы находимся на перепутье, и я считаю, что имеет смысл говорить о том проекте закона, который уже разработан. Основная его новация состоит в том, что на производителей печатной продукции возлагается дополнительная функция изготовления электронной копии. Форматы этой электронной копии законом пока не определены. Также речь идёт о сокращении предоставляемых печатных ОЭ, и в предложенном варианте их шесть. Безусловно, это лучше, чем три, но хуже, чем 16.

Считаю, что введение электронной копии – это правильный и прогрессивный шаг. ЭОЭ расширяет потенциальные возможности библиотек, однако не отменяет авторского права, поэтому здесь возникает целый ряд вопросов.

Хотелось бы обратить внимание на несколько важных моментов для библиотек. При всех дискуссиях вокруг законопроекта не хотелось бы, чтобы оказалось так, что мы ушли от одной системы, а к другой так и не пришли. Можно много критиковать, но законодательство об ОЭ и вся система ОЭ работают до сих пор, обеспечивая комплектование крупнейших библиотек страны. Напомню, что в прошлом году исполнилось 230 лет с того момента, как ОЭ впервые появился на законодательном уровне. Нынешний закон существует уже 20 лет. Это значительный срок, и можно говорить о том, что система сложилась, и работает. Кстати, количество ОЭ в разные эпохи было разным. Нынешние 16 ОЭ – это та цифра, которая устоялась в последние десятилетия. В советское время был период, когда количество бесплатных ОЭ доходило до 50.

Одна из основных проблем законодательства об ОЭ, которая с принятием новой версии только усугубится, это исполнение закона. На мой взгляд, недальновидно, когда предлагаемые поправки вводят электронную копию, уменьшают количество печатных ОЭ, но не затрагивают ответственности за недоставку ОЭ. На сегодняшний день степень невыполнения закона об ОЭ достаточно высокая, по разным оценкам от 20 до 30%. РГБ регулярно сталкивается с ситуацией, когда мы получаем из других источников информацию об изданиях, которые через систему ОЭ к нам не поступили. При этом нередко из многотомных, продолжающихся изданий третий, пятый, восьмой тома есть, а остальных нет. Сегодня субъектом, отправляющим ОЭ, является типография. Таким образом, если даже издатель, а у нас издательская деятельность не лицензируется, не знает о законе об ОЭ, то типография его будет исполнять. Когда же мы возлагаем необходимость создания э-копии на самого издателя, процент недопоставки, безусловно, вырастет.

Вторая проблема – уменьшение количества печатных ОЭ. Эта ситуация, на мой взгляд, серьёзно ударит по библиотечному сообществу, так как сразу уменьшится комплектование библиотек на очень большую сумму. Речь идёт о сотнях миллионов рублей, и вопрос в том, готов ли бюджет возместить это библиотекам. Но есть и другая проблема. Издатели-коммерсанты говорят об упущенной выгоде, убытках, которые они несут. Однако нужно понимать, что издательская сфера очень большая и разнообразная.

И в этой системе есть значительный сегмент издательских структур, не ориентированных на коммерческую деятельность (научные учреждения, вузы, культурно-просветительские организации, благотворительные фонды и т.д.). Некоторые виды изданий, например, тезисы и доклады конференций, корпоративные юбилейные издания, учебно-методические пособия и многие другие, изначально не предназначены для открытой рыночной продажи. В любой библиотеке таких материалов немало, они представляют значительную научную и образовательную ценность. Следовательно, с уменьшением количества печатных ОЭ многие издания научных институтов, университетов, музеев, архивов, и т.д., могут оказаться просто отсечёнными от библиотек, поскольку их просто невозможно приобрести, даже при наличии необходимого финансирования.

Двигаться в направлении электронной версии ОЭ, безусловно, нужно. В качестве рамочного документа обсуждаемый законопроект неплохой, но необходимо подумать о том, чтобы на какой-то период ввести его в пилотном режиме, так как технология доставки электронного ОЭ не только не отработана, но даже не разработана на сегодняшний день. На переходный период было бы крайне желательно сохранить в полном объёме печатный ОЭ, существующий на сегодняшний день. Тогда был бы обеспечен плавный переход от одной системы к другой.

oe-ejdemillerИрина ЭЙДЕМИЛЛЕР, заведующая научно-исследовательским отделом библиотечных фондов РНБ, секретарь Секции по формированию библиотечных фондов РБАХочу отметить, что всё время говорится о замене печатных ОЭ электронными копиями печатных ОЭ, но на самом деле, если вы внимательно прочитаете законопроект, это не совсем так. Электронными копиями будут заменены только два экземпляра из 16. Это вторые ОЭ РГБ и РНБ. При этом полностью лишаются ОЭ печатных изданий БЕН РАН, ГПНТБ, ГПИБ, ВИНИТИ, ИНИОН РАН, Центральная научная медицинская библиотека, ЦНСХБ и другие библиотеки, которые сейчас во многом являются фундаментом для системы научной реферативной информации.

Не надо думать, что библиотечное сообщество способно выступать только с ретроградных позиций. Мы прекрасно понимаем, что реформирование системы ОЭ в России необходимо, но оно должно носить взвешенный, продуманный и поэтапный характер.

На сегодняшний день в России развиваются две модели модернизации системы ОЭ. Хотелось бы более чётко их обозначить. Первая выражена в законопроекте Минкультуры России, общественное обсуждение которого недавно закончилось на общеправительственном портале. Всего в процессе обсуждения было получено три отзыва, в том числе и наш. Вторая позиция – РБА (РНБ) – пытается объединить и отразить мнение всего профессионального сообщества.

Целью реформирования системы, с точки зрения авторов законопроекта Минкультуры России, является не сохранение культурного наследия в цифровой среде, а экономия средств на оцифровку изданий для включения в фонд НЭБ. Вот по какой причине, оказывается, Минкультуры готово разрушить систему ОЭ, которая создавалась в России более 200 лет. В законопроекте Минкультуры предполагается, что три электронных ОЭ на материальных носителях будут доставляться непосредственно в адрес трёх национальных библиотек: РГБ, РНБ и Президентской библиотеки им. Б.Н. Ельцина. При этом хорошо известно, например, что Президентская библиотека в соответствии со своим уставом формирует общегосударственное хранилище представленных в электронно-цифровой форме изданий и документов по истории, теории и практике российской государственности, русского языка как государственного языка Российской Федерации, т.е. имеет чётко очерченный профиль комплектования, который вовсе не является универсальным.

Законопроект охватывает весь печатный поток, включая 120 тыс. наименований книг, брошюр, журналов, 47 тыс. других видов печатных изданий (нотные, картографические, изоиздания), 175 тыс. ежедневных и еженедельных выпусков газет (7 тыс. годовых комплектов, в среднем по 250 выпусков в год). Получается, что общий объём того, что предполагается поставлять по законопроекту в электронном виде, – это порядка 2 млн единиц (около 50 Тб информации в год). По самым приблизительным расчётам, в РНБ, например, будут поступать примерно 5 тыс. электронных единиц в день. Это значит, что РНБ будет вынуждена увеличить штат комплектаторов, каталогизаторов, фондодержателей примерно на 40 человек по каждому направлению. Кроме того, придётся создавать специальную службу контроля, которая будет принимать эти материалы, проверять их раскрываемость. Причём работать в этом подразделении должны программисты, которые смогут разобраться, что им поставили и как, на чём это можно прочитать. Так как все эти электронные документы будут поступать на разных носителях: CD, флешках, жёстких дисках и т.д., библиотека должна будет содержать целый парк программно-аппаратных средств. Кроме того, потребуется создать специальное хранилище для этих носителей с климат-контролем. Регулярно нужно будет проводить их верификацию (проверку читаемости). Но самое главное – мы столкнёмся с серьёзной проблемой списания этих материальных носителей. Мало того, что они устаревают, они ещё являются особо ценным движимым имуществом, которое списывается по особым правилам. Помимо этого, есть специальный закон, который регулирует особые правила списания носителей с содержанием драгоценных материалов, – Федеральный закон от 24.06.1998 № 89-ФЗ (ред. от 25.11.2013) «Об отходах производства и потребления». Выполнение норм этого закона предполагает привлечение специальных фирм по утилизации отходов.

Если библиотека попытается списать хотя бы тысячу флешек или дисков из своих фондов, это обойдётся ей очень дорого. В итоге библиотеки будут нести неоправданные расходы на создание и поддержание специализированных хранилищ не открывающихся и не читаемых флешек и других носителей. А для того чтобы использовать эти материалы и обеспечить сохранность записанного на них контента, всё равно нужно будет делать электронные копии, создавать специальную систему их хранения, и только закупка оборудования для этого цифрового хранилища обойдётся в 45 млн рублей. И это лишь первоначальные затраты одной национальной библиотеки из трёх существующих.

На наш взгляд, это очень непродуманный шаг, ни в коем случае систему ЭОЭ нельзя выстраивать на материальных носителях. Должна быть предложена другая модель. Кроме того, нельзя внезапно и одномоментно сокращать количество печатных ОЭ, потому что это может привести к необратимым последствиям для страны.

На наш взгляд, должен быть создан единый защищённый центр. Нельзя разделять печатный и электронный потоки. Если, минуя РКП, этот поток пойдёт в три национальные библиотеки и каждая из них будет выяснять отношения с каждым из 6 тыс. издателей, это будет хаос, риск потери контента и в итоге национального достояния. Необходим единый защищённый центр доступа на базе РКП, в который издательства будут направлять как печатные, так и электронные ОЭ.

В соответствии с новой редакцией ст. 1275 ч. IV ГК РФ РКП как национальный архив печати имеет право создавать без согласия правообладателя и выплаты вознаграждения единичные копии правомерно введённых в гражданский оборот произведений печати, в том числе в электронном виде, и предоставлять их во временное безвозмездное пользование (в том числе в порядке взаимного использования библиотечных ресурсов).

В Великобритании система ОЭ выстраивалась годами, и это происходило в диалоге с издателями. Для того чтобы закон работал, система не обрушилась, а издатели были в ней заинтересованы, нужно найти разумный компромисс. А интерес у издателей может возникнуть, когда будет существовать возможность оперативно размещать информацию о том, что поступило за неделю, месяц и т.д., точно так же, как это делается, например, в Нидерландах, где информация о том, что поступило по ОЭ, размещается на сайте Королевской библиотеки в течение недели. Через систему оперативного информирования у библиотек должна существовать возможность заказа необходимых изданий непосредственно у издательства.

Реформа должна быть очень взвешенной и грамотной. Для начала можно ввести добровольную систему доставки ЭОЭ и на ней отработать технологию работы всей системы, как это было в ряде зарубежных стран.

Опрос издателей, проведённый летом Правовым бюро «Омега» по заданию Минкультуры России, в котором приняли участие всего 16 издателей, – это нерепрезентативная выборка. Его результаты не могут претендовать на мнение всего профессионального сообщества. РБА в партнёрстве с журналом «Университетская КНИГА» инициировала анкетирование издателей и библиотек с целью выработки единой профессиональной позиции по реформированию системы ОЭ.

oe-uvarkinГеннадий УВАРКИН, Генеральный директор Правового бюро «Омега»Я считаю, что нельзя совмещать две составляющие законопроекта – уменьшение числа печатных ОЭ и введение системы электронных ОЭ. Нет никакой необходимости в их синхронизации. Идеология снижения количества печатных ОЭ состоит в том, что система ОЭ должна стать основой для создания национальной системы библиографического учёта книжной продукции и полного национального книжного собрания, но не для комплектования библиотек. Если исходить из того, что ОЭ должен комплектовать российские библиотеки, то возникает вопрос: почему 16? 16 экземпляров точно так же не позволяют удовлетворить потребности большинства библиотек, как и шесть, большинство комплектуются за счёт приобретения литературы. Шесть бумажных ОЭ, которые остались в проекте, – эта цифра появилась именно потому, что шесть центров должны обеспечить вечное хранение книг. Что сейчас происходит? Библиотеки получают ОЭ, предоставляют к ним доступ, а через некоторое время списывают эти книги, потому что они приходят в негодное состояние.

Что касается электронной копии, то сама идея тоже не должна подвергаться сомнению. Действительно, во всём мире уже много лет ведётся работа по созданию национальных хранилищ всех изданных книг. Эта идея должна быть осуществлена, другое дело, что возникает много вопросов экономического и организационного характера. Возможно, самым удачным технологическим решением будет создание системы, когда ЭОЭ предоставляются в единое хранилище по защищённым каналам связи в сети Интернет. Это очень дорогое решение, но, помимо этого, оно требует времени на разработку и внедрение. Мы консультировались с ИТ-специалистами, и расчёты, сделанные ими, показывают, что только на создание инфраструктуры потребуется от двух до трёх лет. Если переходить на ЭОЭ, только когда будут созданы все условия, вложены государственные деньги в научно-исследовательские работы, создание хранилища, которое может устареть через три года, то время работает против нас. Конечно, предоставление на носителях неудобно. Но в ГК РФ говорится о том, что библиотеки могут предоставлять экземпляры произведений, только правомерно введённые в гражданский оборот. А система, основанная на предоставлении носителей, позволяет говорить о том, что экземпляры правомерно введены в оборот. Когда ОЭ поступают по защищённым каналам связи, строго говоря, там вообще нет предоставления экземпляра, получается создание на сервере библиотеки или РКП нового экземпляра. Этот экземпляр можно только хранить, но нельзя выдавать читателям. Такое решение для представителей государственной власти является необоснованным с точки зрения расходования государственных средств.

Что касается опроса издателей, то в нём на данный момент приняли участие уже около 100 респондентов. Представляет интерес отношение издателей к системе предоставления ОЭ. Оно очень разное. Около 40% с достаточной степенью определённости ответили, что предоставление 16 бумажных ОЭ обременительно, примерно столько же считают, что это благо, это продвижение их продукции. Так что отраслевое мнение очень неоднозначно.

Ирина ЭЙДЕМИЛЛЕР: Не согласна с коллегой. Рассматривать две составляющие законопроекта: уменьшение числа печатных ОЭ и введение системы ОЭ электронных копий печатного издания – нужно в неразрывном единстве. Именно за счёт снижения количества печатных ОЭ мы подрываем всю систему реферативного научно-информационного обеспечения науки и ничего не предлагаем взамен. Система ОЭ – это не только и не столько модель комплектования национальных и федеральных библиотек, сколько надёжная гарантированная основа информационного обеспечения их комплектования.

Что касается предоставления ОЭ электронной копии печатного издания по защищённым каналам, здесь опять возникает некое лукавство. Правомерно вводится в гражданский оборот издательством само печатное издание. Законопроект именно и вводит новое понятие «ОЭ электронной копии печатного издания», а не «обязательный электронный экземпляр». РКП и библиотеки-получатели в соответствии с частью IV ГК РФ имеют право создания единичных копий правомерно введённых в гражданский оборот произведений печати, в том числе в электронном виде, для своих фондов. Именно это они и будут делать для своих цифровых хранилищ, а дальше обслуживать читателей в помещениях библиотек в соответствии с требованиями ГК РФ.

По отношению к государственным расходам регулятор должен понять, что создание электронной системы ОЭ – это дорогостоящий и долговременный проект. Никакого эффекта, на который рассчитывает Минкультуры за счёт экономии средств для оцифровки, не будет, особенно в рамках предлагаемого законопроекта. Ссылки на зарубежный опыт по созданию национальных хранилищ всех изданных книг также не выдерживают никакой критики. Например, в обосновании к законопроекту Минкультуры России упоминаются такие цифровые проекты, как Europeana, «Всемирная цифровая библиотека» (World Digital Library), Национальная электронная библиотечная программа Библиотеки Конгресса США (Library of Congress National Digital Library Program), National Science Digital Library (NSLP), Проект Гутенберг (Project Gutenberg), «Викитека» (Wikisource). Все эти проекты представляют собой тщательно отобранное оцифрованное культурное наследие и никакого отношения не имеют к системе обязательного экземпляра и текущему печатному потоку.

oe-visliyАлександр ВИСЛЫЙ, Генеральный директор РГБХочу сказать издателям, что РГБ не нужен электронный экземпляр, а нужно право легально иметь электронную копию. Если всё то, что написано сейчас в законопроекте, будет действовать, то у любой библиотеки, получающей ОЭ, появится право легально иметь электронную копию произведения. Это значит, что предоставление доступа к нему может быть организовано в помещении любой библиотеки без возможности копирования. То есть одна электронная копия в РГБ – это потенциальная возможность для читателя любой библиотеки страны почитать данное произведение. А куда вы будете девать этот электронный экземпляр, абсолютно неважно, потому что по Федеральному закону «О библиотечном деле», если электронный экземпляр хранится в библиотеке, он должен быть предоставлен по любому запросу любого читателя с условием выполнения требований части IV ГК РФ.

oe-cherniyЮрий ЧЁРНЫЙ, заместитель директора ИНИОН РАНКомплектование ИНИОН примерно на 9/10 зависит от обязательного экземпляра, и никто ещё в нашей стране не отменял государственной системы научно-технической информации, а мы являемся федеральным органом этой системы по общественным наукам. Мы должны получать и «просеивать» отечественную и зарубежную литературу, обрабатывать её библиографически, реферативно, аналитически и вести исследования. Если мы не будем ничего получать, это фактически означает гибель для нашего института. Даже если нам предоставить электронную копию, я с трудом представляю, как мы будем с ней работать. Когда библиографы готовят указатель «Новая литература по социальным и гуманитарным наукам», они знакомятся со всеми материалами, должны их пролистывать. Рефератчики тоже должны иметь дело с книгами, потому что электронный источник читать трудно и это будет колоссальная трата средств: книги будут распечатываться на принтерах. По моему мнению, этот проект закона механистичен, не носит системного характера, в нём не продуманы последствия. На мой взгляд, он может привести к разрушению информационного единства нашей страны.

oe-prudnikovВладимир ПРУДНИКОВ, главный редактор НИЦ «Инфра-М»Я занимаю противоположную позицию. Если мы говорим про образовательную и научную литературу, нужно понимать, что средний тираж в этом сегменте 100 экземпляров. 16 экземпляров – это 16%. Если мы говорим о сохранении культурного наследия, то это одна задача. Но разве издатели являются инвесторами в развитие нашей экономики?

Что касается перехода на электронные копии, то это должно быть только онлайн, поэтому разговоры о немедленной реформе надо прекратить. Государство проиграет, если мы начнём предоставлять материальные носители. Это будут колоссальные затраты с нулевым эффектом. Для меня как для издателя каждая книга будет стоить дополнительно 100–150 рублей.

Не стоит забывать, что издатели стоят в начале цепочки. Мы помогаем автору донести до читателя новый интеллектуальный продукт. Если кто-то хочет всё просто и бесплатно, в итоге он не получит ничего. Это неправильная и близорукая позиция.

oe-levnerМихаил Левнер, старший научный сотрудник БЕН РАНВ этом проекте закона нас, как и ИНИОН, нет. Речь идёт о том, что рушится академическая часть системы научно-технической информации. Кроме того, ОЭ – это не только бесплатная книга для крупнейших библиотек страны, но ещё и информационный источник. О том, что поступает по ОЭ, информируется всё научное сообщество РАН, и на основании этих данных мы потом докупаем необходимые копии для наших институтов.

Я согласен со многими аспектами того, о чём говорили коллеги: закон не доработан, не прописана процедура. Должен сказать: напрасно говорят, что сокращение печатного ОЭ и введение электронного – вещи никак не связанные. Если Государственной думой будет принят закон о сокращении печатного ОЭ, то нужно подумать о том, чтобы десятилетиями налаженная система получателей ОЭ была подключена к электронным потокам. Насколько я понимаю, инициатива поправок идёт от Минкультуры России, что меня удивляет. Вместо того, чтобы поддерживать, лоббировать культурные организации, в частности библиотеки, рубится на корню десятилетиями работающая система.

oe-bunevichДмитрий БУНЕВИЧ ведущий специалист-эксперт Отдела печатных изданий и полиграфии Департамента государственной политики в области СМИ Минкомсвязи РоссииМинкомсвязи России внимательно рассмотрело тот проект, который подготовили коллеги из Минкультуры России. Это не первая попытка переосмыслить и изменить закон, потому что необходимость в этом действительно назрела. За 20 лет мы пережили информационную революцию, перешли на совершенно новые виды носителей, новые издания. Есть основания полагать, что в дальнейшем скорость технологических изменений будет лишь возрастать. Форматы хранения информации будут устаревать не за 10, а за три – пять лет. Изменения, конечно, необходимы, но трудности имеются. Мы все слышали разные позиции и разные оценки. Позиция Минкомсвязи России заключается в том, что такое сокращение печатных ОЭ, какое предлагает Минкультуры, чрезвычайно. Шесть экземпляров – это очень мало. Когда в 1917 г. создавалась Книжная палата, было семь экземпляров, т.е. за 100 лет их количество не выросло, а снизилось. Кроме того, очевидно столкновение двух позиций: общества и государства. Система ОЭ – это некий способ сохранить интеллектуальное и культурное единство огромного пространства от Калининграда до Владивостока, а для издателей это вопрос бизнеса. Культура, интеллектуальное единство для них общие слова. Нам нужно искать баланс между интересами издателей и государства: если издатели будут терпеть убытки, будет меньше книг или книги будут дороже, поэтому мы понимаем, что нужно вносить изменения. Но следует учитывать технологические, социальные тренды. Вместе с тем огульное сокращение печатного ОЭ – это подход, который не может быть поддержан.

oe-haritonovВладимир ХАРИТОНОВ, исполнительный директор Ассоциации интернет-издателей РоссииБудет ли новый закон об обязательном экземпляре или останется старый – для пиратов это неважно. Если книга хорошая, её украдут и будут распространять. Нынешний спор об ОЭ буквально точь-в-точь повторяет события 200-летней давности, которые происходили в Англии, когда издатели манкировали своей обязанностью предоставлять ОЭ в библиотеки университетов. Парламент тогда обеспокоился, а издатели говорили, что это для них очень дорого. Эта история длилась около 12 лет, в результате общество пришло к компромиссу: количество ОЭ было сокращено, а издатели получили продление сроков авторского права до 24 лет. Я это говорю не к тому, что и нам нужно продлевать сроки авторского права, а к тому, что попытка в очередной раз совершить революцию на пустом месте явно провальная. И закон не продуман, и такое впечатление, что его писали люди, которые смотрят на ситуацию со стороны. В таком виде закон принимать нельзя, законодатели должны подумать над тем, как его улучшить, возможно не сразу, а в течение ряда лет. Имеет смысл оценить ситуацию шире и решить вопрос не только с ОЭ, но и с архивированием электронного контента. Для будущих поколений нужны не только книги, но и сайты, форумы.

oe

Альтернативная модель ЭОЭ от РБА (РНБ):

·                    создание единого защищенного центра на базе РКП (ЕЦ);

·                    издателям и библиотекам – получателям ОЭ предоставляется авторизованный доступ через логин / пароль / ЭЦП;

·                    при отправке ЭОЭ печатного издания в РКП издатель подтверждает его легитимность, оригинальность, достоверность ЭЦП;

·                    РКП подтверждает получение ЭОЭ от издательства, осуществляет первичную обработку ОЭ;

·                    осуществляется автоматическое оповещение о поступлении новых ЭОЭ библиотек – получателей ОЭ, оперативное размещение информации на сайте РКП;

·                    библиотеки – получатели ОЭ получают возможность создания электронных копий ЭОЭ;

·                    библиотеки учитывают, каталогизируют (внося дополнительные сведения в библиографическую запись о наличии ЭОЭ), размещают ЭОЭ в цифровом хранилище;

·                    обслуживание ведётся в рамках части IV ГК РФ.

Поэтапное реформирование традиционной системы ОЭ:

·                    2015 г. Разработка архитектуры системы. Отладка формата представления ЭОЭ с издателями, представляющими разные сегменты книжного рынка: коммерческое, научное, учебное книгоиздание, дорогостоящие подарочные издания;

·                    создание регламентов работы системы. Создание ЕЦ в РКП;

·                    закупка дополнительного оборудования для цифровых хранилищ в национальных библиотеках;

·                    2016 г. – I полугодие 2017 г. Пилотный этап. Сокращение печатного ОЭ с 16 до 10 за счёт уточнения распределения профильных ОЭ. Выделение двух ОЭ на Юг России и Урал. Отладка механизма доставки и поступления ЭОЭ с РКП, национальными библиотеками, федеральными библиотеками – получателями ЭОЭ и издателями;

·                    2018 г. Промышленная эксплуатация системы для РКП, национальных и федеральных библиотек, издателей. Постепенный отказ от профильных ОЭ в печатном виде. Подключение к системе НТЦ «Информрегистр» и других центров – получателей различных видов ОЭ;

·                    2019 г. Подключение к системе ЦБ субъектов РФ. Открытие для них региональной части контента. Получение через них регионального ЭОЭ;

·                    2020 г. Расширение ЭОЭ на сетевые издания, не имеющие материального носителя.

Опубликовано в номере ноябрь 2014

 



Какие форматы доступа на электронную периодику для вас наиболее интересны?
 

 


webbanner-08-video

 

 webbanner-07-nacproekt

 

 webbanner-01-neb

 

 webbanner-02-fz-o-kulture

 

webbanner-red-03-ebs

 

webbanner-red-04-kn-rynok

 

 webbanner-red-05period-pechat

 

 webbanner-red-06-ros-poligrafiya

 

webbanner-red-10-sost-kultury

 
Copyright © ООО Издательский дом "Университетская книга" 2011
Все права защищены.
Студия Web-diamond.ru
разработка сайтов и интернет-магазинов.