Книжный рынок и издательства   Библиотеки   Образование
и наука
  Конкурс
“Университетская книга”

Сентябрь 2018
"Книга: больше, чем продукт"

  • Марина КАМЕНЕВА: "...Надо быть первыми или лучшими"
  • КРЫМ-2018: четверть века спустя
  • Книгоиздание в России: прерванный рост
  • Global vision: от идей - к действиям



МультиВход

ipr-1

 

Интервью

Книжный рынок

Вузовские издательства

Искусство издавать

Библиотеки

Образование

Инновационные технологии

Электронные библиотеки

Культура книги

Библиогеография

Библиотехнологии

Выставки и конференции

Конкурсы и премии

Документы

Copyright.ru

КНИГА+

Год литературы

Журнал Онлайн

ED CRUCH



 

konf-obnar-zaimstvovaniy


 

rgdb-podari-rebenku


Рассылка


НЭБ: перезагрузка. Что дальше?
21.05.2018 08:16

Многолетние дискуссии профессионального сообщества о порядке наполнения и функционирования Национальной электронной библиотеки (НЭБ) неожиданно перешли в иную плоскость и на принципиально другой уровень.

NEB-bigВ ситуацию вмешалась Администрация Президента РФ, предложив утвердить новый план развития НЭБ. Итогом их предложения стало Указание Президента РФ В.В. Путина от 17 февраля 2018 г. № Пр-294 по дальнейшему развитию НЭБ, которое помимо прочего предусматривает обеспечение включения в НЭБ электронных копий 100% российских изданий на правах обязательного экземпляра и переход к новой системе расчётов с правообладателями в зависимости от фактического числа просмотров их произведений.

Очевидно, что Указание Президента РФ — документ, обязательный к исполнению, поэтому за короткий срок он стремительно оброс дорожными картами, планами развития и схемами взаимодействия. Процесс их появления — процедура стандартная за исключением нескольких «но». Документы готовятся исключительно в оперативном режиме и, как обычно, без учёта мнения правообладателей учебной и научной литературы, за счёт которых и предполагается пополнять национальный ресурс.

neb-1

Текущее состояние дел вокруг НЭБ и концептуальные изменения в перспективах её развития обсудили участники пленарной дискуссии, состоявшейся в рамках VIII Всероссийской научно-практической конференции «Фонды библиотек в цифровую эпоху: традиционные и электронные ресурсы, комплектование, использование».

Александр ВИСЛЫЙ, Генеральный директор РНБ, научный руководитель НЭБ

После того как ст. 18 Федерального закона «О библиотечном деле» Национальная электронная библиотека (НЭБ) была включена в правовое пространство и принята обновлённая версия Федерального закона «Об обязательном экземпляре», вводящего новый объект учёта — электронную копию печатного издания, ситуация в профессиональном сообществе изменилась. Издатели отказывались исполнять данный закон, мотивируя это возможностью неконтролируемого использования в библиотеках их произведений, передаваемых в качестве обязательного экземпляра. Библиотечное сообщество пыталось согласовать различные варианты Положения о НЭБ, где формулировались в том числе форматы отбора современного контента и порядок организации доступа к нему. Обсуждая все эти нормы, издатели и библиотекари начали определённый торг, результатом которого стал законопроект о внесении изменений в Федеральный закон «О библиотечном деле», предложенный Комитетом Государственной Думы по культуре в январе 2018 г.

Одним из основных положений документа стало исключение из объектов НЭБ документов, предоставляемых в качестве обязательного электронного экземпляра. В пояснительной записке было отмечено: «С учётом того, что объекты НЭБ могут быть предоставлены любому физическому лицу, осуществляющему доступ к объектам НЭБ с использованием сети Интернет бесплатно, такой подход нивелирует гарантии правообладателей на выплату им соответствующего вознаграждения». Законопроект прошёл первое чтение в Государственной Думе, издатели вздохнули с облегчением, и вроде бы всё успокоилось.

Однако в феврале 2018 г. помощником Президента РФ И.О. Щёголевым было подготовлено письмо на имя Президента РФ, в котором он предложил одобрить четыре основных пункта, касающихся НЭБ.

1. Утвердить новый план развития НЭБ, предусматривающий доработку применяемых информационных технологий, отбор и энциклопедическую систематизацию знаний из книжных, архивных и вузовских фондов.

2. Обеспечить включение в НЭБ электронных копий 100 % российских изданий на правах обязательного экземпляра (Это принципиально меняет предложение, внесённое ранее в Государственную Думу — Примеч. ред.).

3. НЭБ должна перейти к прямым выплатам правообладателям по результатам использования их произведений.

4. Определить новые критерии эффективности НЭБ, а в нормативную документацию и законодательство внести соответствующие изменения для реализации первых трёх пунктов.

Меняет ли это подходы к организации НЭБ? Прежде всего надо понимать, что нет никакой Национальной электронной библиотеки в смысле наших традиционных библиотечных подходов. Не существует фонда НЭБ: это лишь платформа, объединяющая фонды различных библиотек. Сама НЭБ не хранит электронные копии, и все юридические вопросы возникают на уровне договоров между правообладателем и библиотекой — участницей НЭБ. Кроме того, нет никакого профиля комплектования НЭБ, существуют профили комплектования каждой из библиотек — участниц проекта. По сути дела, как договорилась библиотека с правообладателем, так оно и есть.

В этом контексте НЭБ — это попытка создать единую точку доступа для читателей с максимально возможной унификацией правил работы с электронным контентом. Приведу пример: есть «Справочник зоотехника», который в электронном виде находится в какой-то из библиотек — участниц НЭБ. Для нас всё равно, прочитал его один человек через НЭБ или 1 тыс. пользователей — на сайте библиотеки. С точки зрения государственного интереса важно, что 1001 раз книга была прочитана. Если тираж этого справочника — 300 экз., очевидно, что прочитать его сможет ограниченное число людей. Задача библиотек — обеспечить читателям по всей стране равный доступ.

Допустим, справочник попал в РГБ или РНБ как обязательный экземпляр, т.е. библиотека получила его бесплатно. Такая практика сложилась в XIX в., когда состоялся общественный договор о том, что тот экземпляр книги, который находится в библиотеке, доступен читателю бесплатно. Соответственно если в библиотеку пришли 100 человек и прочитали эту книгу, то, возможно, экономические интересы правообладателя пострадали, но это результат общественного договора, который сложился задолго до нас.

Если этот принцип перенести в современный электронный век, то выглядит он примерно так. При традиционном тираже в 300 экз. у какой-то из библиотек легально появляется электронная копия справочника. Придя в сельскую библиотеку под Хабаровском, любой человек технически имеет возможность прочитать эту книгу. Должен ли за это правообладатель что-то получить? На сегодняшний день ответа на этот вопрос не существует. Есть позиция издателей: как мы будем развиваться, если за это не платят? Позиция библиотек — где взять деньги, чтобы заплатить правообладателю?

Ситуация действительно развивается стремительно. Указание Президента РФ подписано 17 февраля 2018 г., а 8 марта уже вышло Поручение Президента Правительству РФ № ПР-395: до 31 мая представить предложения по ресурсному обеспечению создания отечественного портала знаний на базе Большой российской энциклопедии. То есть пользователь, который в поисковой строке набирает, скажем, «коллективизация», вначале попадает на статью из соответствующей энциклопедии, где написано, что это такое. И если содержание этой статьи читателя не устраивает, у него есть несколько ссылок на литературу, по которым он может перейти на полные тексты книг, статей в журналах, газетных публикаций и почитать про коллективизацию. Это несколько отличается от того, как привыкли работать библиотеки, но есть Поручение Президента Правительству РФ двигаться в этом направлении организации современного знания.

В какой-то из библиотек — участниц НЭБ есть книга по коллективизации, и в энциклопедии имеется на неё ссылка. Читатель, ознакомившись со статьёй, должен иметь легальную возможность прочитать несколько страниц из книги по коллективизации. Возникает ряд вопросов. Кто решает, какие произведения должны быть привязаны к статье? Это остаётся на наше, библиотечное, усмотрение? Как будет организован доступ к произведениям разных лет, поскольку очевидно, что книги 1937 г. и 2000 г. имеют разный правовой статус. Никаких решений на сегодняшний день нет.

Елена НОГИНА, Генеральный директор РКП (филиала ИТАР-ТАСС)

Позитивным достижением профессиональной общественности было решение не использовать электронный ОЭ в НЭБ. Это сразу снимало массу правовых вопросов. Говоря о доступе к современному контенту, необходимо начинать с интересов авторов, издателей и уже затем — библиотек, с возможностей общественного использования и повышения уровня знаний. За столько лет существования НЭБ не придумать согласованного и одобренного правообладателями механизма получения современных произведений — серьёзное упущение. Об этом мы говорили, когда были приняты поправки в закон об ОЭ, когда стали говорить об электронной копии. Безусловно, цифровая копия — это определённое развитие и возможности по использованию, но на этот процесс должен существовать новый общественный договор — уже XXI в.

Принципиально иной подход к порядку наполнения НЭБ за счёт обязательного экземпляра вызвал у нас большое удивление. Следует понимать, что сбор 100% электронного обязательного экземпляра — это утопия. Даже печатный экземпляр мы не получаем на 100%, максимум на 85–87%. И это притом что дисциплина в отношении поступления ОЭ в последние годы возросла. Но когда говорят об электронной форме, то ситуация серьёзно меняется. В РКП сбор составляет 10–12%, в РГБ — 5,3%.

С точки зрения профессионального сообщества, закон об ОЭ должен выглядеть иначе. Электронная копия печатного экземпляра, возможно, имеет место быть, но в законе необходимо предусматривать учёт, регистрацию и авторизацию именно электронных изданий, состав которых не учитывается сейчас вообще. Объём этого сегмента растёт, но библиотечное сообщество о нём почти не знает. В Интернете это издание может измениться, но, если его зарегистрировали, всегда можно найти первоисточник и говорить о правообладании. Безусловно, издательские технологии изменились. Растут малые тиражи, всё больше издателей, особенно научно-технической, специальной литературы, переходят к малотиражному производству, к технологии print-on-demand.

Мы неоднократно говорили о том, как привлечь издателя к тому, чтобы он присылал ОЭ малых тиражей. Следует изменить систему сбора ОЭ: для тиражей менее 100 экз. предлагается присылать одну электронную копию ОЭ, для книг, изданных тиражом от 100 до 300 экз., по 3 экз.: в РКП, РГБ и РНБ, свыше 300 экз. — 16 ОЭ. Такой подход позволит сформировать объективную картину по статистике книжного рынка.

Безусловно, необходимо менять понятийный аппарат, разрабатывать и внедрять новые стандарты. Важно заниматься государственной каталогизацией, которая существует на бумаге, но на практике не была реализована. Если мы регистрируем всё, что издаётся в России в электронном и в печатном видах, информация в государственном каталоге должна быть доступна для всех.

Говоря об электронных изданиях, важно затронуть вопрос копирайта. У нас есть национальный стандарт, копирайт — это точка отсчёта для правообладателей. Номер государственной регистрации — хороший национальный идентификатор, он точнее любого из международных номеров позволяет находить зарегистрированное под ним издание. В основном электронная копия приходит раньше печатной. Издание проходит регистрацию, и издатель в личном кабинете видит номер, которым может пользоваться. Мы сегодня много говорим о национальной безопасности, и, мне кажется, идентификатор вносит сюда свою лепту.

Мы продолжаем собирать мнения коллег, обновлённый проект закона об обязательном экземпляре передан в Минкомсвязи России, и мы будем активно его продвигать.

Елена БЕЙЛИНА, руководитель Комитета по совершенствованию правового регулирования РКС, главный редактор журнала «Университетская КНИГА»

В результате последних инициатив и новых подходов к формированию НЭБ появляется стойкая уверенность, что РГБ вообще не будет получать даже сегодняшних 5% электронного обязательного экземпляра, а РКП — в зависимости от развития ситуации.

К сожалению, мы собираемся и обсуждаем законодательные инициативы не в той компании. Здесь нет представителей Минкультуры России и прочих ведомств, вовлечённых в этот процесс, мы договариваемся об одних формулировках, но в законы попадают совершенно другие.

В нашем распоряжении есть документы, предусматривающие поправки в законы «О библиотечном деле», «Об обязательном экземпляре документов», Кодекс РФ об административных правонарушениях, чтобы контролировать по ставку обязательного экземпляра, новые предложения о критериях и показателях результативности НЭБ, оценке её эффективности. Кто их составляет? Насколько они достоверны и актуальны? С кем из отраслевого сообщества согласовываются эти бумаги?

Инициатива нового плана развития НЭБ, которая полностью свела на нет все предварительные договорённости (результатом которых стало исключение обязательного экземпляра из объектов НЭБ), является показательным примером отношения власти к профессиональному сообществу. Тот формат и те инициативы, которые сейчас реализуются, можно оценить как узаконенное пиратство.

Очевидно, что Поручение Президента РФ должно быть исполнено. Вопрос в том, насколько в процессе его исполнения будут учтены интересы правообладателей. Как нам кажется, итоговый документ новой концепции развития НЭБ должен стать сбалансированным результатом договорённостей всех сторон, учитывающим интересы авторов и издателей в первую очередь. А тем для обсуждения немало, не только концептуальных, но и технических: что является просмотром произведения, какова его глубина, во сколько оценивается этот просмотр, как будет выстроена система монетизации, как, на каких условиях и в каких библиотеках будет открываться доступ и т.п. Очевидно, что любое использование произведения должно быть закреплено договором с правообладателем.

Отдельная тема — оперативность появления документов во исполнение Указания № Пр-294. Понятно желание представителей Министерства культуры РФ в кратчайшие сроки отчитаться о результатах, но позволю себе напомнить, что подобные инициативы за рубежом становились законами лишь после тщательной проработки и согласования с издательским сообществом, договорённостей о сроках эмбарго на современный контент, появления платного обязательного экземпляра и гарантий защиты контента. В подобных ситуациях коллеги действовали системно, сначала разрабатывая стратегию развития, предваряя её исследованиями, затем создавая систему с внятным функционалом и возможностями, а уже потом выкладывая контент и предоставляя к нему доступ. Но у нас собственный путь: сначала выходят поручения с регламентами, а после этого мы пытаемся под них адаптировать рынок.

За пять лет функционирования НЭБ в первоначальной версии были потрачены немалые суммы и на пополнение её фондов, и на техническое сопровождение. Если на сегодняшний день такой формат признан неэффективным; возможно, имеет смысл разобраться в причинах сложившейся ситуации, доработать платформу, расширить её функционал, а не решать проблемы по её наполнению за счёт авторов, издателей учебной и научной литературы, число которых и так стремительно сокращается? Полагаю, что стоит наладить конструктивный диалог и прислушаться к мнению правообладателей, чьим контентом предполагается формировать единое пространство знаний в России.

Александр ВИСЛЫЙ

Как возник документ — понятно. Минкультуры России ежеквартально отчитывается перед Президентом РФ за выполнение законов и указов. Согласно Федеральному закону «Об обязательном экземпляре», с 1 января 2017 г. каждое издательство в течение недели после получения тиража из типографии должно представить электронную копию произведения в РКП и РГБ. Когда в конце 2017 г. состоялся отчёт о его выполнении, последовала соответствующая реакция.

Вопрос в том, какие варианты развития ситуации возможны. На сегодняшний день есть договорённость между Минкультуры России и РКС о том, что издатели максимально обеспечивают выполнение закона об электронном обязательном экземпляре, 100% которого поступают в НЭБ, но доступ к нему обеспечивается только из помещений библиотек, получающих печатный обязательный экземпляр. Это 21 библиотека на всю страну. Если эта норма не войдёт в законодательство, тогда, безусловно, интересы издательств, авторов и правообладателей будут нарушены и баланс сместится в другую сторону. От контекста договорённостей зависит очень многое. Если произойдёт так, что доступ обеспечивается только из стен РГБ, я буду считать, что проиграло библиотечное сообщество.

Библиотеки подчиняются не только Минкультуры и Минобрнауки России. Есть много медицинских, сельскохозяйственных библиотек и т.п. У нас имеется общественная структура, которую мы создавали, — РБА. Никто не мешает библиотекам предложить пути реализации того, что указывает Президент РФ. Если нас это не устраивает, давайте скажем, что конкретно. Один вопрос — доставка, другой — доступ. Уровней может быть много: 100% ОЭ поступило в РГБ и доступ к нему имеют читатели, пришедшие в помещение Российской государственной библиотеки. Второй уровень — когда доступ получат три национальные библиотеки. Третий — все библиотеки, получающие печатный ОЭ, и т.д.

Критерии оценки системы в целом — число прочитанных страниц. При этом непонятно, что значит с нашей, библиотечной, точки зрения абзац «прямые выплаты правообладателям за использование произведений»? Если человек открыл первую страницу произведения, нужно ли платить? Сколько? Возникает вопрос механизмов реализации. Мы можем сейчас разойтись, ничего не предложив, а через полгода собраться и заявить, что нас не услышали. По опыту, скорее всего, так и будет. Нужно провести грань, сесть за стол переговоров и найти баланс.

Елена БЕЙЛИНА

Издатели не ретрограды, они понимают, что, если НЭБ станет реально работающей платформой с адекватным поисковиком и серьёзной потенциальной аудиторией, прозрачной системой защиты контента и понятным механизмом обеспечения доступа, это может стать дополнительным каналом в информировании и дальнейшей реализации контента. Но подходить к решению проблем приоритетного для Минкультуры России проекта за счёт издателей, выпускающих малотиражные научные и учебные издания, ужесточая законы и вводя административные наказания, — путь в никуда.

Отдельный вопрос — терминология. Несмотря на регламентацию вопросов создания Национальной электронной библиотеки, в законодательстве осталось несформулированным общее понятие электронных библиотек, не определено понятие электронных архивов. Учитывая развитие электронных ресурсов и организацию к ним доступа, следует обеспечить однозначное толкование терминов «короткий отрывок», «малообъёмное произведение», «единичная копия», «помещение библиотеки».

Александр ВИСЛЫЙ

Ссылка на помещение библиотеки исходит даже не из Федерального закона «О библиотечном деле», не из законодательства об обязательном экземпляре. Это IV часть ГК РФ. Я неоднократно говорил о том, что в электронной среде IV часть ГК РФ нужно пересматривать, поскольку она регулирует оборот печатных изданий. И это касается не только помещений библиотек Необходимо закрепить ещё ряд понятий, например произведений, существующих исключительно в электронном виде, у которых нет печатной копии. Необходимы новые правила работы с такими изданиями, соответственно потребуется внести изменения и в ГК РФ, и в законодательство о библиотечном деле.

neb-2

Антон МОЛЧАНОВ, заместитель генерального директора ИГ «Гэотар-Медиа»

Я слишком хорошо знаю волшебную силу документов с подписью первого лица в государстве, и неважно, называется этот документ Поручением, как в 2009 г., или Указанием, как в 2018-м. Именно знаменитое Поручение Д.А. Медведева за №2920 дало тогда мощный старт развитию рынка ЭБС. Именно сегодняшнее Указание В.В. Путина за №294 выносит этому рынку смертный приговор. Решения, скреплённые такой подписью, вне всяких сомнений, обратной силы не имеют, и потому представителям издательского бизнеса, не согласным с позицией власти, следует бороться не за отмену уже озвученных и опубликованных решений, а только за возможные пути их реализации, конкретно обсуждая механизмы доступа к электронным изданиям.

Поскольку я обсудил данную инициативу с учредителями нашей издательской группы, то могу уверенно высказывать мнение от имени «Гэотар-Медиа». Наше издательство категорически против свободного доступа неограниченного числа пользователей к электронным экземплярам книг, а компенсация за их использование должна быть исключительно в виде фиксированных сумм в фиксированные сроки согласно договорам с правообладателями. Передача же обязательного экземпляра в НЭБ, РГБ или куда угодно ещё должна иметь единственной целью вечное хранение и возможное будущее строго подконтрольное использование в научных целях. Ни о каком массовом доступе не может быть и речи, если мы вообще хотим хоть как-то развивать в России науку и образование. При бесплатном доступе к произведениям у авторов совсем не останется стимулов для работы.

Ольга КАРЦЕВА, Генеральный директор издательства «Лаборатория знаний»

Когда рассуждаешь о проблемах развития НЭБ и о той участи, которая уготована издательствам малотиражной литературы, вспоминается фраза из романа «Двенадцать стульев»: «Спасение утопающих — дело рук самих утопающих». Сегодня каждый из нас, издателей, просто обязан включиться в обсуждение вопросов, связанных с функционированием НЭБ, постараться отстоять свои интересы и интересы наших авторов. Пока вопросов больше, чем ответов.

Хочу акцентировать внимание на той проблеме, которая остаётся, увы, пока никем не решённой. Как формировать фонды НЭБ теми изданиями, которые не имеют правового основания существовать в электронном формате? Очевидно, что введение экземпляров книги в гражданский оборот должно происходить правомерно. Однако существует целый пул изданий, которые выпускаются только в печатной форме. Причём причина существования книги исключительно «в бумаге» с правовой точки зрения обоснована — у издательства нет права на создание её электронной версии. Особенно критично это для тех произведений, правообладателями которых являются авторитетные зарубежные издательства. Зачастую они принципиально отказываются предоставлять возможность перевода книги в электронный формат и бдительно следят за исполнением этого пункта договора. Самое незначительное наказание — штраф (хотя и немаленький), самое ужасное — потеря репутации и отказ от дальнейшего сотрудничества. Что делать российскому издателю? Или этот вопрос должен волновать исключительно руководство НЭБ, когда к ним будут поступать иски от зарубежных компаний? Кто в этой ситуации будет утопающим?

Вячеслав ПЕТРЯКОВ, Генеральный директор издательства «Флинта»

Потери издательств от снижения тиражности учебной и научной литературы в последние годы частично компенсируются реализацией электронных версий книг через ЭБС, интернет-магазины и напрямую через библиотеки (на платной основе с заранее оговорёнными условиями).

Электронный обязательный экземпляр, поступающий в НЭБ, разрушает сложившиеся экономические отношения участников рынка и подрывает основы отечественного книгоиздания. Генеральный директор РНБ, научный руководитель НЭБ А.И. Вислый не может объяснить, что понимается под определением «помещение библиотеки» и соответственно каким образом будет использоваться электронный обязательный экземпляр. По сути, на практике издание становится доступным неограниченному количеству читателей. Именно поэтому РГБ получает лишь 5 % электронных копий печатного издания. До сих пор не созданы условия, при которых должны учитываться интересы авторов и издателей. А сегодняшний передел рынка (иначе это и невозможно назвать) учебной и научной литературы — мина замедленного действия под книгоиздание для высшей школы. И самое ужасное, что данная ситуация сложилась при непосредственном участии Министра культуры РФ В.Р. Мединского, без какого-либо учёта мнения издательств, которые являются создателями образовательного контента.

Вадим КУРПАКОВ, директор издательско-библиотечного центра Балтийского федерального университета имени И. Канта

Естественной реакцией на очередные кардинальные изменения стратегии развития НЭБ, пожалуй, может быть только фраза: «Без комментариев!» Частота смены парадигмы начинает откровенно пугать и отбивает желание участвовать в дальнейших дискуссиях по этому поводу. Однако ряд вопросов всё же хочется озвучить. Сконцентрируюсь на том, что волнует библиотечное и читательское сообщества. Мнение и запросы последнего представляются особенно важными, так как зачастую они полностью игнорируются.

1. Выполнила ли НЭБ свою главную задачу, став основным, всеобъемлющим и доступным цифровым хранилищем русскоязычных изданий, находящихся в общественном достоянии? Если нет, а ответ, по-видимому, таков, то что этому помешало и кто виноват?

2. Долго ли ещё подобное хранилище будет отсутствовать, вследствие чего государственные библиотеки продолжат за государственные деньги закупать у коммерческих структур находящийся в статусе public domain контент, который давно должен быть открытым для всех читателей Российской Федерации?

3. Если за потраченные на создание НЭБ годы не удалось выполнить не столь уж сложную задачу, не отягощённую разнообразными проблемами авторских прав, то каким образом планируется осуществить создание на порядок более сложной системы, аналогов которой в настоящий момент не существует?

4. И наконец, главное! Если построение единого электронного пространства знаний невозможно без современного платного контента, то где сейчас неудовлетворённый спрос на него? Или у библиотеки, у читателя нет возможности приобрести его у правообладателей или посредников? На сегодняшний день большинство научных изданий — мы ведь говорим о пространстве знаний, а не о складе для графоманов — доступны для онлайн-покупки, и их количество увеличивается год от года, причём заметно быстрее, чем повышается востребованность НЭБ!

Первые шаги НЭБ вселяли надежду на то, что в России на государственном уровне наконец появится современная электронная библиотека, представляющая в открытом доступе накопленное за несколько сот лет книжное наследие (задача, которую мы обязаны были решить уже давно). Дальнейшее развитие вызывало смешанные чувства: недоумения и понимания сложности процесса. Но по крайней мере, НЭБ являлась платформой для выработки правовых моделей взаимодействия библиотек и читателей, с одной стороны, и издателей и правообладателей — с другой. Однако после насильственного рождения понятия «обязательный экземпляр печатного издания в электронной форме» и замены добровольного участия издателей на добровольно-принудительное возникшая форма существования НЭБ представляется абсолютно нежизнеспособной.

Александр НИКИФОРОВ, директор издательства «Лань»

Новости не самые радостные, мягко говоря. Ведь ситуация, сложившаяся к концу года, когда было зафиксировано исключение обязательного экземпляра из объектов НЭБ, вселяла оптимизм. Всем казалось, что здравый смысл восторжествовал. А сейчас всё по новой. Именно поэтому такие оценки некоторых моих коллег, что это грабёж, коллективизация, приговор издательской отрасли и т.д., выглядят эмоционально, но точно.

И я уверен, что многие издатели, даже несмотря на возможные санкции за неисполнение закона, не будут отправлять обязательный электронный экземпляр. Иначе получается (при нашем отношении к этой обязанности как к смертельной угрозе), что мы ещё и сами должны нажать на кнопку «Пуск» в инновационной автоматической гильотине, в которую наши головы уже вставили.

В очередной раз мы, к сожалению, убеждаемся, что создавать оптимальную модель взаимодействия, искать эффективные и устраивающие всех участников отрасли решения мы (в самом широком понимании и толковании) не умеем, не хотим или не можем. Хотя я не исключаю, что всё-таки будут предусмотрены и обязательное оформление взаимоотношений с правообладателями, и выплата вознаграждения за использование произведений, доступ к которым будет предоставлять НЭБ. В таком случае издателям и инициаторам дальнейшего развития НЭБ следует детально обсуждать все механизмы. Тогда, возможно, и удастся сохранить баланс общественных интересов.

Редакция благодарит Николая Миронова за предоставленные фотоматериалы.

Опубликовано в номере май 2018

 



Какие форматы доступа на электронную периодику для вас наиболее интересны?
 

 


web-ban video

 

 web-ban model6

 

 web-ban neb1

 

 web-ban fz-kulture2

 

WebBann2017-04

 

 WebBann2017-05

 

 WebBann2017-06

 

WebBann2016-10

    

WebBann2015-03

 
Copyright © ООО Издательский дом "Университетская книга" 2011
Все права защищены.
Студия Web-diamond.ru
разработка сайтов и интернет-магазинов.