Книжный рынок и издательства   Библиотеки   Образование
и наука
  Конкурс
“Университетская книга”

Ноябрь 2022
"Профессиональные компетенции: новые траектории"

  • Геннадий ЕРЕМЕНКО: "Академическая репутация и научная этика — не пустые слова"
  • Точка старта: "Гений места" в регионах
  • Отраслевое образование: наводим мосты
  • Национальная книжная платформа: новые функционал и сервисы



МультиВход

Интервью

Книжный рынок

Вузовские издательства

Искусство издавать

Библиотеки

Образование

Инновационные технологии

Электронные библиотеки

Культура книги

Библиогеография

Библиотехнологии

Выставки и конференции

Конкурсы и премии

Документы

Copyright.ru

КНИГА+

Год литературы

Журнал Онлайн



 

samiy-chitayuschiy-region


 

rgdb-podari-rebenku


Рассылка


Приём под прессом: итоги вступительной кампании – 2022
24.10.2022 09:18

Российские университеты в последние несколько лет столкнулись с рядом стрессовых факторов, оказавших огромное влияние на приёмную кампанию. Сначала это были ковидные ограничения, а в этом году к ним добавилась смена географических приоритетов в связи с известными событиями, официальное введение одной волны зачисления и тотальное использование технологических сервисов на базе «Госуслуг».

Как справились вузы с этой ситуацией? Тему обсудили руководители ведущих университетов на пресс-конференции, организованной «Российской газетой».

ОДНА ВОЛНА: ОРГАНИЗАЦИЯ И РЕЗУЛЬТАТЫ

В этом году набор осуществлялся по модели одной волны, что вызвало определённое возмущение со стороны абитуриентов и их родителей. Успели ли вузы приспособиться и как справились с зачислением по сравнению с прошлым годом, когда эта практика была ещё экспериментальной?

priem-prokofievРектор Финансового университета при Правительстве РФ Станислав ПРОКОФЬЕВ — сторонник приёма в одну волну. Эксперт считает, что именно такой подход предоставляет равные условия для всех абитуриентов, обеспечивает настоящий уровень конкуренции, требует от поступающих серьёзной подготовки и оптимизации управления внутри самого вуза.

— В этом году у нас было порядка 1,8 тыс. бюджетных мест, и мы их все заполнили в первую волну приёма. Внутри вуза была создана система на основе так называемой транспортной задачи. Это логико-математическая модель, которая давала каждому абитуриенту возможность заявить в порядке убывания значимости 10 направлений подготовки, по которым он хотел бы учиться, и компьютерная программа практически в режиме реального времени показывала шансы поступающего по каждой из этих профессий. Благодаря такой модели мы добились открытости и прозрачности, по максимуму смогли обеспечить релевантный желаниям приём, отобрать молодых людей, которые достойны поступления в вуз, имеют высокие баллы. При этом удалось сохранить средний балл ЕГЭ, который был в прошлом году (90).

priem-agranatКак отметил проректор Московского городского педагогического университета Дмитрий АГРАНАТ, пять лет назад в России уже была одна волна, потом перешли на две. И всегда переход сопровождается дискуссией: что лучше?

— Считаю, что две волны — это несправедливый подход к абитуриентам: в первую волну можно заполнить до 80% контрольных цифр приёма, но, в силу того что абитуриенты недостаточно чётко определились с профессией, конкурс во вторую волну мог быть больше, чем в первую. Студенты с меньшим числом баллов имели шанс быть зачисленными в первой волне, а их более сильные соперники во второй могли в вуз и не попасть. Одна волна — это абсолютно правильное решение, и никаких сложностей с переходом у нас не было. Число абитуриентов выросло, средний балл ЕГЭ (87) остался на уровне прошлого года. Выросло число победителей и призёров олимпиад школьников (с 82 в прошлом году до 95 — в нынешнем).

Введение одной волны мотивирует абитуриентов быстрее самоопределяться. Иллюзорная возможность выбрать вуз позже приводила некоторых к тому, что они могли

priem-litvinovaК разговору подключилась проректор по учебно-воспитательной работе Сеченовского университета Татьяна ЛИТВИНОВА:

— Мы оказались готовыми к новым условиям, потому что порядок приёма был опубликован ещё осенью 2021 г., а ряд технических и методических преобразований в вузе позволил провести приёмную кампанию в полном объёме. Когда у абитуриента есть возможность выбрать, как ему подать документы: через платформу университета, суперсервис «Поступление в вуз онлайн» или принеся их в приёмную комиссию, это существенно расширяет его возможности.

Конечно, профессия врача всегда востребована. На медицинские специальности в этом году у нас подали на 40% заявлений больше, чем в предыдущем. Увеличивается целевой набор в соответствии с указами Президента РФ и постановлениями Правительства РФ, с национальным проектом «Кадры для здравоохранения».

priem-zernovРектор Российского нового университета (РосНОУ), председатель Ассоциации негосударственных вузов Владимир ЗЕРНОВ поддерживает коллег, но считает, что к элитным вузам, таким как МГУ имени М.В. Ломоносова, МФТИ и т.п., следует относиться иначе.

— Есть абитуриенты, которые поступают по собеседованию и не проходят в ведущие университеты. В результате 300-балльники приходят на платное отделение в РосНОУ. Для нас это, конечно, плюс. Но в целом это спортивное состязание: все бегут и финиш общий.

Сложности есть всегда, любая приёмная кампания является эмоциональным стрессом и для поступающих, и для принимающей стороны, считает ректор Южного Федерального университета (ЮФУ) Инна ШЕВЧЕНКО:

priem-shevchenko— Приёмную кампанию необходимо рассматривать в комплексе. Это означает, что после зачисления в одну волну те, кто не определился, должны иметь возможность поступить в рамках дополнительного набора. Об этом прямо говорят федеральные правила приёма. Следует понимать, что мы считаем критерием эффективности приёмной кампании. В ЮФУ мы установили достаточно высокий порог, для того чтобы абитуриент мог быть допущен к участию в конкурсе. На текущий момент есть недобор на инженерные специальности. Только по бюджету мы набираем в очный бакалавриат 3 тыс. человек, из них 70% — на естественнонаучные и инженерные специальности, для которых основными предметами являются математика, физика и биология. Оказалось, что требуемый балл ЕГЭ смогли представить далеко не все. Дополнительный набор даёт возможность привлечь сильных абитуриентов, и не только российских. Так, приём студентов из Донецкой и Луганской народных республик (ДНР и ЛНР) в этом году у нас шёл не в рамках общего набора, а по дополнительной квоте. Поэтому рассчитываем закрыть недобор.

priem-gavrilovИ. о. ректора Самарского Национального исследовательского университета имени С.П. Королёва Андрей ГАВРИЛОВ согласен с мнением о том, что приём надо рассматривать в комплексе.

— Мне импонирует идея создания предиктивной модели, чтобы абитуриент мог оценить свои шансы. Но речь о том, чтобы она не существовала в рамках конкретного вуза, а охватывала страну в целом. Это одна из задач, которую должен решать суперсервис.

Есть ещё один нюанс. Если с точки зрения теории игр оценить, как ведут себя абитуриенты, какие стратегии они выбирают, то они вступают в антагонистическую игру. Даже в этом году подлинники документов и согласия на приём стали массово поступать в последние дни: это была попытка смешать карты и исказить реальную картину с достижениями абитуриентов. Из-за этого, в частности, по специальностям, где необходима математика, в стране недобор, определённый слой выпускников оказывается не попавшим в столичные вузы, а региональные могут их получить только в рамках дополнительного набора. В некоторых случаях ряд абитуриентов оказывается исключённым из приёма в принципе. priem-fedorovЭто происходит не из-за того, что система несовершенна, а из-за неверного выбора стратегии сообществом поступающих на финальном этапе приёма.

По мнению ректора Балтийского Федерального университета (БФУ) имени И. Канта Александра ФЁДОРОВА, в этом году новация была одна — тотальное использование суперсервиса.

— Это эффективный инструмент, но вопросы, связанные с логистикой, требуют решения. Ключевое отличие этого года для Калининграда — существенная коррекция по мобильности, и даже не зарубежной, а внутрироссийской.

Тему продолжил ректор Российского института театрального искусства (ГИТИС) Григорий ЗАСЛАВСКИЙ:

priem-zaslavskiy— Для нашего вуза суперсервис не подходит, поскольку он не учитывает специфику творческих испытаний, те самые туры, которые мы начинаем задолго до приёмной кампании. Перед тем как абитуриенты подадут документы, творческих туров может быть два, три, даже пять. В этом году конкурс по актёрскому направлению составил 450 человек на место, и мы просмотрели 13 тыс. кандидатов. А ещё есть режиссёрский факультет и другие востребованные направления. В ряде случаев потребовались просто нечеловеческие усилия, чтобы не дать суперсервису обвалиться. Программа постоянно зависала, что сделало эту приёмную кампанию чрезвычайной.

ИНЖЕНЕРНОЕ ОБРАЗОВАНИЕ: УСЛОВИЯ УСПЕХА

Насколько активно абитуриенты выбирают направления, связанные с реальным сектором экономики, и какие факторы являются определяющими?

Как отметил А. Фёдоров, в этом году произошёл перелом: блок ИТ-направлений вырвался вперёд. В БФУ на все специальности, начиная от информационной безопасности и заканчивая бизнес-информатикой, конкурс составил 24 человека на место.

— Абитуриенты не просто нарастили средний балл ЕГЭ, но продемонстрировали высокую заинтересованность. Это произошло благодаря тому, что мы смогли обеспечить серьёзное партнёрство с бизнесом, который поддерживает ИТ-направления: «Сбером», Альфа-банком и т.д. Каждая программа наполнялась нами в партнёрстве с регионом, компанией и в сочетании с глубокой профориентационной работой. То же самое нам предстоит сделать с инженерными специальностями. Уже сейчас две наших магистратуры поддержаны «Росатомом» и заводом «Факел» «Роскосмоса». У этих предприятий вполне конкретный кадровый заказ. «Росатом» собирается строить завод по производству литиевых батарей, они сформулировали кадровые потребности на 10 лет вперёд и представили внятную концепцию развития. Когда вы покажете абитуриенту завод, на котором он будет работать, он захочет стать инженером. Всё в наших руках.

И. Шевченко дополнила:

— По ИТ-направлениям мы набрали более 600 человек на очную форму обучения. Наблюдаем большой интерес к технологической магистратуре со стороны выпускников других университетов, их доля — около 50%.

Безусловно, важна мотивация. Сегодня инженерная область дифференцированна: есть и эксплуатанты, и те, кто создаёт новые решения и продукты. Вуз соответствующим образом сегментирует подготовку инженеров. На второе направление ориентирован проект «Передовые инженерные школы», где отрабатывается новая модель образования, по скорости и содержанию отвечающая современным мировым требованиям. В целом наши студенты могут получить инженерное образование, которое базируется на лучших традициях, когда в процессе обучения выполняются конкретные научно-исследовательские и технологические проекты.

С. Прокофьев подчеркнул, что сегодня в стране резко снизилось число абитуриентов, выбравших в качестве базового предмета ЕГЭ математику.

— Наряду с тем что количество бюджетных мест на ИТ в бакалавриате возросло, а в топовых специальностях наблюдалось повышение конкурса, на прикладную математику число желающих сократилось и средний балл ЕГЭ также снизился. Есть системная проблема: необходимо перестраивать модель подготовки в школах, чтобы стимулировать абитуриентов сдавать ЕГЭ по базовым наукам. Что касается магистратуры, то здесь процесс обратный: с ростом количества бюджетных мест произошёл резкий всплеск числа желающих поступить. В этом году состязались и выпускники нашего бакалавриата, и в огромном количестве — люди из бизнеса, из органов власти. Это отчасти связано с новыми требованиями по цифровой трансформации, по защите информации. Был существенный конкурс, и к нам в магистратуру поступали чиновники ранга заместителей глав федеральных органов исполнительной власти, министерств и ведомств, представители ИТ-компаний. Думаю, что это обеспечит синергетический эффект по улучшению процесса преподавания через обратную связь.

АКАДЕМИЧЕСКАЯ МОБИЛЬНОСТЬ

Как повлияли санкции на вступительную кампанию? Как изменилось количество иностранных студентов? Кто продолжает приезжать в российские вузы?

Г. Заславский:

— Для нас стало приятной неожиданностью то, что число поступающих иностранцев не снизилось. Если бы китайцы числом семь человек в последний момент не отказались от поступления в магистратуру, набор был бы таким же, как в прошлом году: 34 человека. Приезжают из самых разных стран: Финляндии, Японии, Монголии, стран постсоветского пространства, прежде всего Казахстана и Белоруссии. Впервые в этом году активно поступали абитуриенты из ЛНР и ДНР.

С. Прокофьев:

— В нашем вузе учится около 1,8 тыс. студентов из 91 страны, и мы с опасениями ожидали, как сложится ситуация с поступлением зарубежных студентов в этом году. Как ни удивительно, у нас тоже наблюдается рост — на 20% к прошлому году. 710 абитуриентов мы приняли только по квоте Минобрнауки России и Россотрудничества, а ещё около 100 — на платной основе. У нас традиционно несколько иная структура иностранных студентов, чем в целом по стране: на первом месте обучающиеся из Вьетнама, они и в этот раз составляют существенную долю. Неплохой приём из СНГ, из дружественных стран Азии, Латинской Америки, Африки. По сути дела, традиционная география сохранена и даже несколько расширена. Что касается недружественных стран, то, несмотря на этот статус, поступают студенты из стран «Большой семёрки», из Восточной Европы. В целом мы рассчитываем, что контингент иностранных абитуриентов окажется на 30% больше по сравнению с прошлым годом.

Т. Литвитнова:

— В настоящее время в нашем вузе обучаются 5 тыс. иностранных студентов. Продолжают подавать документы абитуриенты из Азии, увеличился конкурс среди тех, кто поступает из ближнего зарубежья. Следует отметить, что у студентов есть опасения только в связи с ковидом, других нет. Рассчитываем, что набор не будет снижен.

Д. Агранат:

— У нас количество иностранцев не уменьшилось. Традиционно поступают китайцы, они, как правило, учатся на факультете культуры и искусств. Много абитуриентов из Белоруссии, Казахстана, Азербайджана, Киргизии. Мы не ощутили сокращения потока, хотя есть определённые трудности с преподавателями — носителями языка. Также, конечно, поступали абитуриенты из ЛНР и ДНР, переводились к нам из других вузов.

В. Зернов:

— В результате санкций четыре вуза отказались с нами работать. Но при этом девять новых прислали предложения о сотрудничестве, причём все они были из недружественных стран. Количество абитуриентов осталось примерно таким же, но акценты сместились. Если раньше поступали англоязычные студенты, то сейчас стало больше число абитуриентов с корейским, китайским, японским языками, с фарси.

И. Шевченко:

— Мы ощущаем не столько санкции, сколько закрытие южных аэропортов, а это принципиально важный транспортный хаб. Наш флагманский институт находится в 40 км от границы с Украиной, в 100 км от Мариуполя, и с этим связаны определённые опасения. Тем не менее число абитуриентов не уменьшилось, мы сами ограничиваем их число 1,5 тыс. в год, иначе будет сложно осуществить все организационные процессы. Новые для нас страны — Вьетнам, Китай, Сирия. Что касается Европы, то, к сожалению, нас исключили из ряда совместных программ, связанных с физикой высоких технологий. Наблюдаем рост интереса к изучению культуры, языка, традиций южных регионов России, Кавказа.

А. Фёдоров:

— В этом году никакой беды с иностранными студентами нет, но есть изменение тренда. Ситуация немного парадоксальная. В августе у нас завершилась Летняя школа по юриспруденции в области искусственного интеллекта, где читали лекции профессора из Кембриджа и Оксфорда. Кроме того, в этом году мы поднялись на 50 пунктов в институциональном рейтинге QS, что заметили и оценили китайские коллеги, предложив новые программы сотрудничества. Последние три года значительно возрастало количество иностранных студентов, и сейчас рост составляет 13%. В этом году он остановился, но расширилась география: есть серьёзный крен в сторону Латинской Америки, традиционно мы работаем с Индией. Достаточно плотная связь с коллегами из прибалтийских государств: несмотря на закрытые границы, русскоязычная диаспора продолжает поступать, это связано в том числе с семейными переездами на территорию России. Пока сделать окончательный вывод мы не можем. Тренд начал меняться, но, станет ли это мейнстримом, узнаем через год.

А. Гаврилов:

— В основном изменения наблюдаются не из-за санкций, а из-за ковида: это продолжение последствий пандемии. В целом относительно прошлого года различий нет. Основная география — Ближний Восток, Латинская Америка, Средняя Азия, Африка. Контингент в количестве около 1 тыс. иностранцев мы сохраняем. Из интересных трендов — квоты под программы повышения квалификации. В этом году проводим отбор вместе с госкорпорацией «Роскосмос». Интерес к этому направлению у зарубежных коллег есть. Конечно, пришлось столкнуться с формированием общественного мнения в недружественных государствах. Возможно, это сыграет негативную роль. Неоднократно предпринимались кибератаки на университет и на суперсервис. В целом проблему решили, но определённые неудобства мы испытали.

ЦЕНООБРАЗОВАНИЕ

Как изменилась стоимость обучения в вузах? Удаётся ли университетам заполнять внебюджетные места?

С. Прокофьев:

— Безусловно, инфляция высока, а достойную зарплату преподавателям надо обеспечивать. Было немало дискуссий, тем не менее принято решение сделать коррекцию по уровню фактической инфляции прошлого года. По данным Росстата, она составила 4%. Повышение цены в таком же размере позволило увеличить платный набор по сравнению с прошлым годом, прежде всего в магистратуру: на платное обучение мы набрали вдвое больше, чем на бюджет.

Г. Заславский:

— По сравнению с любым классическим университетом ГИТИС — очень маленький вуз, хотя и самый крупный по творческому образованию. У нас всего 1870 студентов на всех факультетах. Поэтому цели набрать большое число внебюджетных студентов нет. Всё-таки у нас индивидуальное обучение и сама модель не позволяет расширяться бесконечно.

Что касается цены, то она зависит от базовых нормативных затрат и повышается на тот уровень инфляции, который определяет Правительство РФ. Там, где цены представляются неоправданно завышенными, мы применяем другие инструменты коррекции. Хотя это не влияет на число желающих, нам важно, чтобы контингент был качественным.

Т. Литвинова:

— Мы, как и коллеги, повысили цену по уровню инфляции, объявив об этом заранее, чтобы было удобно принимать решение и абитуриентам, и их родителям.

И. Шевченко:

— Несмотря на то что ЮФУ — большой университет (на первый курс мы принимаем в общей сложности около 8 тыс. абитуриентов), у нас тоже нет цели увеличить платный набор. Очевидно, что есть определённая пропускная способность. С этой точки зрения мы не видим существенных изменений в структуре контрактного набора. По инженерным направлениям в вузе большое количество внебюджетных мест, а в юриспруденции, философии, политологии, журналистике, филологии мы платный приём ограничиваем: желающих поступить на них больше, чем мы способны обучить. Конкурс на внебюджетное обучение по этим специальностям составляет от двух до четырёх человек на место.

А. Гаврилов:

— Мы тоже повышаем цены в рамках инфляции, однако для иностранцев есть дополнительное увеличение стоимости обучения — на 10%. Это связано с техническими моментами. В этом году мы тоже фиксируем рост количества желающих учиться платно. Причём это не только классические направления: юриспруденция и экономика, но и ИТ и даже инженеры.

И. Шевченко:

— Необходимо анализировать структуру спроса. Потенциально платные места связаны с гуманитарными направлениями. При этом увеличивается число бюджетных мест по инженерным и естественнонаучным направлениям. Поэтому абитуриенты, которые успешно сдали обществознание, историю и другие предметы, что позволяет им поступать на гуманитарные и педагогические специальности, сталкиваются с повышенным конкурсом на бюджетные места. На юридическом факультете нашего вуза он составляет 35 человек на место. Соответственно имеет место повышение среднего балла ЕГЭ. Таким образом, много факторов, которые необходимо учитывать, планируя набор 2023 г.

В. Зернов:

— Сегодня в стране немало частных вузов, уровень образования в которых приравнивается к государственному. Об этом свидетельствуют рейтинги, и российские, и международные, а также результаты студентов на олимпиадах. При этом сохраняются и те вузы, которые, откровенно говоря, торгуют дипломами. Но их число сокращается, и те, кто раньше этим занимался, сейчас стараются повысить качество обучения.

Плата за обучение в частных вузах также была увеличена в среднем на 4%. Конечно, выживать очень тяжело, ограничивая плату за обучение уже три года. Правда, поступление на открывающиеся новые направления уже существенно дороже. По-другому мы просто не выживем. Необходимо платить достойную зарплату профессорам, содержать инфраструктуру.

priem-Фото: Олеся Курпяева, "Российская газета"

Опубликовано в номере октябрь 2022

 



telegram-1-1
 
Какие форматы доступа на электронную периодику для вас наиболее интересны?
 

 


webbanner-08-video

 

 webbanner-07-nacproekt

 

 webbanner-01-neb

 

 webbanner-02-fz-o-kulture

 

webbanner-red-03-ebs

 

webbanner-red-04-kn-rynok

 

 webbanner-red-05period-pechat

 

 webbanner-red-06-ros-poligrafiya

 

webbanner-red-kult

 
Copyright © ООО Издательский дом "Университетская книга" 2011
Все права защищены.
Студия Web-diamond.ru
разработка сайтов и интернет-магазинов.