Книжный рынок и издательства   Библиотеки   Образование
и наука
  Конкурс
“Университетская книга”

Ноябрь 2019
"Книга и чтение в культурном коде человечества"

  • Михаил ШЕПЕЛЬ: «Ставка на личную мотивацию сотрудников и совместное управление библиотекой»
  • НЭБ, ФКС и возрастная маркировка контента
  • Аудиокниги: кроссмедийный подход и работа с аудиторией
  • Российские книжные: совместное будущее



МультиВход

t8

 

Интервью

Книжный рынок

Вузовские издательства

Искусство издавать

Библиотеки

Образование

Инновационные технологии

Электронные библиотеки

Культура книги

Библиогеография

Библиотехнологии

Выставки и конференции

Конкурсы и премии

Документы

Copyright.ru

КНИГА+

Год литературы

Журнал Онлайн

 

lit-flagman1




 

rgdb-podari-rebenku


Рассылка


MOOС в вузах: гарантии качества
15.04.2016 13:04

В конце 2015 г. в российской практике e-learning наметился очередной прорыв. Ведущие университеты страны объединились и создали национальную платформу открытого образования. Размещённые на ней онлайн-курсы могут быть включены в индивидуальные учебные планы студентов любого вуза России. Тем самым потенциально признаётся равноправие очного образования и электронного. К беседе о приоритетах развития проекта мы пригласили директора по онлайн-обучению НИУ «Высшая школа экономики», члена правления ассоциации «Национальная платформа открытого образования» Евгению КУЛИК.

moos-kulik

— Евгения Юрьевна, как появилась идея Национальной платформы и что предшествовало её созданию?

— Примерно за год до того, как Национальная платформа была создана, несколько ведущих университетов, общаясь в рамках проектов, связанных с электронным обучением, выяснили, что все они делают примерно одно и то же. Мы разместили на своих серверах платформу Open EdX, дали программистам задание дорабатывать её и задумались о том, что часть реализуемых в университетах курсов можно перенести на эту платформу и преподавать их в формате Blended Learning. Следующим логичным шагом стало объединение ресурсов, потому что отдельному вузу развивать свою платформу — дорогое удовольствие, прежде всего с кадровой точки зрения. Кроме того, концентрация сил позволяет решать более широкие задачи, связанные с отработкой организационных схем взаимного перезачёта онлайн-курсов. Сначала идея обсуждалась на уровне четырёх вузов, но со временем стало понятно, что проект может быть всероссийским. Он заинтересовал несколько ведущих университетов, кроме того, инициатива нашла понимание в Минобрнауки России: вузы могут предлагать курсы из образовательных программ не только своим студентам, а это способствует развитию образования в целом.

Проект нацелен на повышение качества преподавания базовых дисциплин в бакалавриате благодаря потенциалу ведущих университетов. Лучшие профессора МГУ, СПбГУ, ВШЭ, СПбПУ, ИТМО, МФТИ, МИСиС и УрФУ разрабатывают курсы, которые можно использовать как часть учебного плана любого российского студента. На данный момент основная идея Платформы в том, чтобы создавать курсы уровня бакалавриата, соответствующие ФГОС, по программам высшего образования. У каждого из вузов-учредителей в течение года должно быть не менее 10 таких курсов.

Доступ к учебным материалам любой желающий может получить бесплатно. Студент сам решает, хочет ли он получить сертификат. Сертификат платный, поскольку выдаётся при условии подтверждения личности студента, а это требует расходов на процедуру идентификации — очно, в классе, где происходит тестирование, либо, если это онлайн-прокторинг, с участием удалённого наблюдателя. Стоимость подтверждённого сертификата составляет 1 тыс. рублей.

— Сколько курсов размещено на Платформе и какова доля НИУ ВШЭ? Сколько слушателей осваивают МООС?

— В марте на Платформе было 67 курсов, из них от НИУ ВШЭ — 16. Ассортимент постоянно увеличивается, университеты регулярно анонсируют новые курсы. Всего зарегистрировано около 90 тыс. пользователей, но это не только студенты. По нашим опросам, от 15 до 30% слушателей на каждом курсе — преподаватели данной или смежных дисциплин.

— Какие курсы наиболее популярны?

— Самый популярный курс — «Веб-программирование» ИТМО, количество уникальных пользователей — 16 тыс. «Теорию игр» МФТИ осваивают около 14 тыс. пользователей. На самый популярный из курсов ВШЭ — «Маркетинг» — записаны около 10 тыс. человек, на «Психологию» — 8 тыс., на «Организационное поведение» — 7,5 тыс. В топ-10 входят четыре курса ВШЭ.

Долгосрочные планы связаны с тем, что университеты, входящие в Ассоциацию «Национальная платформа открытого образования», хотят закрыть все основные дисциплины бакалавриата. В планах ВШЭ — развивать МООС по тем направлениям, в которых мы наиболее компетентны: экономика, управление, социология.

— Как Вы оцениваете готовность студентов платить за сертификат?

— Монетизация по этому каналу уже началась, но, конечно, она не окупает затраты по содержанию и наполнению Платформы. Тем не менее потенциал есть, и мы видим, что пользователи готовы платить.

У проекта две основные аудитории. Первая — студенты, которые сами записываются на курс и получают либо не получают сертификат, подтверждающий освоение дисциплины. К этой же группе можно отнести преподавателей, которые хотят повысить свою квалификацию.

Вторая аудитория — это академические руководители образовательных программ и администрация вузов, т.е. люди, заинтересованные в наиболее качественной и конкурентоспособной образовательной программе. Именно им для достижения этой цели адресован ресурс, создаваемый ведущими университетами. Администрация может принять решение о включении в программу того или иного курса, потому что нет возможности пригласить профильного специалиста. Либо это нужно для повышения вариативности образовательных программ. Допустим, есть уникальный курс по медиевистике, которым можно украсить магистерскую программу, но востребованность курса такова, что его будут слушать 12 студентов в течение 20 недель. Это не та нагрузка, чтобы брать человека в штат, а исключение таких тем обедняет программу. Ещё одна типичная ситуация — массовые курсы. Все студенты всех факультетов слушают курс философии, и это означает большие объёмы нагрузки. Но значительная часть этой нагрузки — трансляция одного и того же содержания на потоковых лекциях, которые можно заменить онлайн-курсами ведущих профессоров, оставив в аудиториях только работу на семинарских занятиях. Мы готовы часть студентов отправить учиться онлайн, если какой-либо из университетов предложит такой курс. А Физтех, к примеру, может предложить очень серьёзные математические курсы, которые будут интересны тем, кто у нас учится на инженерных специальностях. Мы рассчитываем, что и другие вузы будут встраивать онлайн-курсы в свои программы именно с целью повышения качества учебного процесса. Собственно, для этого и создавался проект, потому что порталов, предлагающих учебные курсы отдельным лицам, множество. Амбиции же нашего проекта другие. Речь идёт о механизмах использования онлайн-курсов, качество которых гарантировано авторитетом ведущих вузов и экспертной оценкой УМО, подтверждающей соответствие содержания образования и методов оценивания ФГОС.

— Каковы основные источники дохода Платформы?

— Бюджет проекта формируется из трёх источников. Основной — это взносы вузов-учредителей, каждый из которых взял на себя обязательство в течение трёх лет инвестировать в развитие Платформы 50 млн рублей. Собственно, на эти средства проект и развивается. Второй небольшой канал — монетизация сертификатов, третий — сетевые договоры с вузами, которые предполагают компенсацию примерно в том же размере — 1 тыс. рублей за студента.

moos-1— Принимался ли во внимание при разработке проекта международный опыт? О каких вузовских зарубежных успешных проектах Вы могли бы рассказать?

— Специфика нашего проекта в том, что он агрегирует именно массовые онлайн-курсы, т.е. доступ к контенту пользователи получают по умолчанию бесплатно, а монетизация осуществляется за счёт дополнительных сервисов. Технологии обучения должны быть отчуждены от преподавателя максимально: проверить 75 тыс. эссе и дать обратную связь ни один профессор не в состоянии. Два самых крупных зарубежных проекта в этой области — Coursera и EdX. Университеты-создатели имеют опыт работы с обеими платформами. Мы видим, как они выстраиваются, какие управленческие, организационные, маркетинговые решения используют.

— Серьёзные трудности связаны с переводом порой уникального преподавательского контента в формат электронного курса: чаще всего вузы не обладают соответствующими компетенциями. Есть ли проекты — обучающие, информационные, — направленные на решение этой проблемы?

Мне кажется, эта проблема сегодня уже не так актуальна. Все крупные вузы, которые занимаются онлайн-обучением, давно разработали и внедрили курсы для преподавателей. Своих профессоров мы тоже учим по разным аспектам, от педагогического дизайна, рассказывающего о проектировании электронного контента, до тестологии и психометрики. Считаю, что в вузе следует разделять полномочия по созданию курса: не стоит озадачивать профессоров работой с технологической платформой, для этого мы привлекаем им в помощь технических ассистентов. Дело преподавателя — проектировать отчуждаемые технологии обучения. То есть его задача — придумать, как должна быть сконструирована электронная учебная среда, которая задаёт определённую последовательность учебных действий, приводящих к гарантированному образовательному результату.

Другое дело, что вузовский преподаватель — это чаще всего специалист в предметной области, который хорошо знает концепции, подходы, новые направления, но чаще всего системно не обучался методике преподавания, иногда не владеет общей и частной дидактикой. Поэтому перед тем как рассказывать ему о педагогическом дизайне, мы иногда проводим ознакомительное занятие по методике обучения взрослых.

— Кто делает курсы, представленные на Платформе?

— У большинства вузов схожий регламент. Есть преподаватели, поддерживающая служба, которую можно назвать методической, есть ответственные за видеоконтент. Таким образом, курс делает команда, это не проект одного профессора. Значительная часть вузов производит видеоконтент самостоятельно, меньшая отдаёт на аутсорсинг. Раньше мы тоже привлекали аутсорсеров, но потом поняли, что в вузе этот процесс становится более управляемым и дешёвым. Перенос видеопроизводства на нашу базу позволил сэкономить до 40%.

— Что собой представляет типичный онлайн-курс, размещённый на платформе? Это только цикл видеолекций или предусмотрены иные мультимедиа, онлайн-тесты, симуляторы лабораторных работ для технических предметов, расчётные программы?

— Конечно, курс не может быть представлен только в форме видео. Это отчуждённая технология обучения. Главное — что делает студент. Компетенции приобретаются в результате выполнения учебных действий, а просмотр видео это не действие.

Стандартный курс обязательно включает в себя оценивание, причём двухуровневое. Первый уровень — формирующий, т.е. обратная связь без оценки, когда цель оценивания обучающая. Второй — оценка по итогам курса. В инженерных дисциплинах, где нельзя обойтись без виртуальных лабораторий, УрФУ и ИТМО, например, активно используют специальные программные среды.

— Какова роль электронного учебника в освоении курса?

— Учебник может украсить курс, составить значимую часть контента, служить дополнительным материалом. Ситуация, когда курсы обходятся без учебников, лично мне не кажется правильной. В большинстве наших курсов мы используем фрагменты учебников ИД ВШЭ — чтобы преподаватель не пересказывал того, что он уже написал. Для издательского дома это возможность продвижения, так как кроме фрагмента учебника в курсе есть прямая ссылка на электронные магазины, если студент захочет получить учебник полностью. На портале Coursera мы активно продвигали учебники других издательств — в обмен на то, что они предоставляли нам контент. К сожалению, чаще всего это иностранные издательства (например, Springer), которые охотно идут на контакт, понимая возможности точечного целевого маркетинга в онлайн-курсах и прямого выхода на заинтересованную аудиторию, которой учебник рекомендован авторитетным специалистом. С большинством российских издательств договориться не получилось, они пока воспринимают этот рынок как угрозу несанкционированного распространения части контента. Надеюсь, рынок будет развиваться и ситуация постепенно изменится.

— Обсуждаются ли в профессиональном сообществе вопросы стандартизации курсов?

— Да, в плане обеспечения качества курсов, но здесь важно учесть два момента. С одной стороны, нельзя всё застандартизировать, потому что сегодня эта область бурно развивается с точки зрения и педагогических, и информационных технологий. Стандарт может «отрезать» что-то важное. С другой — нужно договариваться об общих подходах, потому что иначе не удастся гарантировать качество. Вузы-учредители разработали требования и рекомендации по разработке онлайн-курсов, публикуемых на Платформе. Они касаются всего: описания, структуры, процедур оценивания. Мы считаем, что это может быть началом работы.

— Сегодня при обсуждении перспектив онлайн-образования говорят не только о МООС, но и о закрытых системах онлайн-курсов — для корпораций, отдельных предприятий. Есть ли у Вас планы развития в этом направлении?

— Технологически это всё реализуемо, более того, ничто не мешает университетам создавать в существующих курсах так называемые когорты, т.е. выделять группы слушателей и вести их в своём графике, со своими особенностями заданий и т.п. В рамках сетевого договора мы с одним вузом так и работали. Мне кажется, это станет логичным продолжением проекта и, если корпорации проявят интерес, проблем в реализации не возникнет.

— Каковы форматы участия региональных вузов в проектах Платформы?

— Сейчас они участвуют в роли партнёров, которые могут брать курсы.

moos-2— Пока только восемь университетов-основателей могут размещать свой контент. Но как сможет какой-то ещё вуз представить на ресурсе свой действительно классный курс? Должен ли он, допустим, продать его ВШЭ или другому участнику?

— Есть общая договорённость, что до конца 2016 г. мы не расширяем число участников. Связано это с тем, что первый, стартовый, этап проекта восьми крупных и амбициозных вузов достаточно непрост в плане согласования и выстраивания бизнес-процессов. Мы должны договориться об оценке качества, управлении, обновлении Платформы, критериях выбора курсов. Изначально проект планировался как открытый, университеты-создатели готовы обсуждать возможность участия других вузов — но после 2016 г. Очевидно, что курс, предлагаемый для размещения на Платформе, должен соответствовать всем нашим общим требованиям к структуре и содержанию, получить согласование УМО. В дальнейшем, безусловно, расширение необходимо, потому что у нас не представлены профильные вузы — сельскохозяйственные или медицинские, например, а это большая область бакалаврских дисциплин.

— Каковы ближайшие перспективы развития Платформы?

— Сейчас основная задача — выстроить понятные всем механизмы взаимодействия с вузами-партнёрами. Например, у них есть запросы на получение данных о промежуточной аттестации студентов и т.п. Есть задача по развитию удобства личных кабинетов пользователей. Это из разряда технологических. Безусловно, есть и организационные задачи, в том числе одна из самых важных — расширение количества партнёров.

— Спасибо!

Беседовал Роман Каплин

Опубликовано в номере апрель 2016

 



Какие форматы доступа на электронную периодику для вас наиболее интересны?
 

 


webbanner-08-video

 

 webbanner-07-nacproekt

 

 webbanner-01-neb

 

 webbanner-02-fz-o-kulture

 

webbanner-red-03-ebs

 

webbanner-red-04-kn-rynok

 

 webbanner-red-05period-pechat

 

 webbanner-red-06-ros-poligrafiya

 

webbanner-red-10-sost-kultury

 
Copyright © ООО Издательский дом "Университетская книга" 2011
Все права защищены.
Студия Web-diamond.ru
разработка сайтов и интернет-магазинов.