Книжный рынок и издательства   Библиотеки   Образование
и наука
  Конкурс
“Университетская книга”

Ноябрь 2021
"Книжный Ренессанс: эволюция бизнес-моделей"

  • Павел КУЗЬМИН: "Иностранка" должна идти своим путём
  • Книжный рынок: время инноваций
  • Образование для креативной экономики
  • Библиотечные фонды: проблемы и решения



МультиВход

Интервью

Книжный рынок

Вузовские издательства

Искусство издавать

Библиотеки

Образование

Инновационные технологии

Электронные библиотеки

Культура книги

Библиогеография

Библиотехнологии

Выставки и конференции

Конкурсы и премии

Документы

Copyright.ru

КНИГА+

Год литературы

Журнал Онлайн



 

samiy-chitayuschiy-region


 

rgdb-podari-rebenku


Рассылка


Творить по-русски
05.11.2021 09:52

14 индустрий, более 300 мероприятий, свыше 700 спикеров и 10 млн онлайн-просмотров — таковы официальные итоги Российской креативной недели, состоявшейся в столичном Парке Горького с 26 по 29 августа. Организаторами этого масштабного мероприятия выступили ФГБУ «Роскультцентр» и Российский книжный союз (РКС) при поддержке Фонда президентских грантов и Правительства Москвы.

tvorit-po-russki-1

Российская креативная неделя стала официальным мероприятием Международного года креативной экономики.

РОССИЯ В ГОД КРЕАТИВНОЙ ЭКОНОМИКИ

Ключевым событием Российской креативной недели стало пленарное заседание «Россия в Год креативной экономики». О том, какие дальнейшие шаги необходимо сделать государству, регионам и бизнесу, чтобы Россия вошла в лидеры креативных изменений в мире, говорили представители творческих индустрий и власти.

Как отметил первый заместитель руководителя Администрации Президента РФ Сергей КИРИЕНКО, за прошедший год отношение к креативным отраслям изменилось: возросли их упоминаемость в СМИ, интерес со стороны компаний, представляющих другие, не творческие, сферы.

— Очевидно, что нужна понятная государственная политика содействия креативным индустриям. Год назад серьёзной проблемой было отсутствие грантовой поддержки за пределами некоммерческих организаций (НКО). Творческие индустрии устроены иначе. Часто это отдельная личность или команда людей, коммерческая компания, которые под правила НКО не подпадают. В нынешнем году Президент РФ этот запрос услышал, и уже в марте было принято решение о создании Фонда культурных инициатив, куда включены все без исключения: некоммерческие организации и коммерческие, физические лица, индивидуальные предприниматели, бюджетные учреждения. В этом году президент выделил Фонду 3,5 млрд рублей, на следующий год запланировано 8 млрд. В середине июня был объявлен первый конкурс, и за полтора летних месяца число заявок превысило то количество, что собирал Фонд президентских грантов за одну сессию. Мы получили 12,5 тыс. заявок на сумму более 84 млрд рублей. Запрос колоссальный, а идеи невероятно интересные.

С. Кириенко подчеркнул, что масштаб государственной поддержки существенно увеличился: совокупно сумма, выделенная на культурные проекты через различные фонды, достигает 35–40 млрд рублей.

Важный аспект — интерес молодёжи к творчеству, который тоже растёт.

— Сегодня самый масштабный детский конкурс — это проект «Большая перемена». В прошлом году в нём участвовало более 1 млн человек, в этом — 2,5 млн школьников и студентов колледжей. 12 направлений: наука, спорт, СМИ, волонтёрство и добровольчество, историческая память и т.д. — распределены между участниками примерно поровну. Но первое место занимает творчество: около 40% участников выбрали данное направление. Убеждён, что время креативных индустрий, когда способность мыслить нестандартно — главное конкурентное преимущество, — прерогатива России. Придумать что-то оригинальное в сложной ситуации — это про нас.

С точки зрения политика, серьёзная проблема — масштабный дефицит кадров.

— Необходимо инвестировать в образование, потому что у многих молодых людей есть творческий потенциал, однако система подготовки ориентирована на немного другую экономику. Есть большая задача, связанная с тем, что сегодня уровень развития креативных индустрий и среды для них в субъектах РФ различается кардинально. Так, Москва может претендовать на звание креативной столицы мира, но по стране это, конечно, не так. Что радует — активно развиваются арт-резиденции в регионах. Целый ряд руководителей почувствовали, что расширять инфраструктуру для креативных индустрий следует не потому, что подписан указ или принят закон, а потому, что это ресурс развития. Но неравномерность колоссальная, это огромный объём работы. Сделаны только первые шаги, но в верном направлении, — подчеркнул в завершение С. Кириенко.

По словам губернатора Калининградской области Антона АЛИХАНОВА, поставлена большая государственная цель — увеличить число занятых в малом и среднем бизнесе до 25 млн человек. Сегодня в структуре этих видов предпринимательства 50% занимает торговля, 13% — строительство. Таким образом, более двух третей ничего не дают стране в плане внешнего присутствия, участия в мировой экономике. Если мы не будем менять это соотношение, то прямое увеличение числа занятых — не совсем то, что нам нужно. В этом смысле креативные индустрии, особенно в городах, где экономика меняется на сервисную, могут серьёзно помочь.

Цель любого занятого в креативной экономике — это власть над смыслами и контроль той сферы, которой он занимается, через генерацию идей, отметил эксперт. Например, у российских гейм-девелоперов пока нет игр, способных влиять культурно на весь мир, в отличие от США. Это очень важное направление, которое объединяет и сценаристов, и актёров, и графических дизайнеров.

Калининградская область была и остаётся первой среди регионов по производству кино. Это означает обучение, гранты на сценарии, создание фестивальной инфраструктуры. В регионе действует программа по восстановлению объектов культурного наследия. Правительство области выделяет беспроцентные кредиты до 1 млрд рублей на 15 лет на восстановление таких объектов, если там будут реализовываться какие-то бизнес-проекты, а потом списывает 50% долга, если в течение пяти лет объект восстановлен. Сейчас, например, восстанавливается старая немецкая пивоварня, в которой будет студия гейм-дизайна.

Эксперт коснулся проблемы барьеров и ограничений.

— Многие не хотят работать на конвейере, желая производить уникальный контент или продукт. А это значит, что продавать нужно штучный товар и через онлайн-магазины. Если говорить про ИТ-специалистов, то это доступ к игре или какому-то коду. Здесь необходимо тотальное упрощение валютного контроля, потому что это глобальный рынок. Ограничения, касающиеся старой модели бизнеса, могут серьёзно навредить.

Тему продолжил генеральный директор холдинга «Газпром-медиа» Александр ЖАРОВ.

— Российская креативная неделя — показатель активности творческих людей, которые приехали сюда со всех концов страны. Принципиально важно, чтобы происходящее в центре масштабировалось на регионы, где представители региональных властей сегодня также создают условия для креативных индустрий. Потенциал нашей нации огромен. Создание окна возможностей для его реализации: финансового и законодательного — и в то же время упрощение бюрократических процедур — важные шаги и для крупных корпораций, и для малого и среднего бизнеса. Уверен, что у нас большое будущее. Нюанс в том, что в эпоху цифровой трансформации мы должны очень эластично от старых моделей перейти к новым. Готовность творцов к этому демонстрирует тот факт, что мы сейчас для международной цифровой платформы Netflix снимаем сериал «Анна Каренина» по произведению XIX в.

Действительно, российский контент востребован и в стране, и за её пределами. По результатам исследования Национальной медиагруппы (НМГ), 40% российских зрителей стали чаще смотреть отечественное кино. 37% отметили, что оно стало лучше по качеству. При этом достаточно велик запрос на социальные темы. К дискуссии подключилась генеральный директор НМГ Светлана БАЛАНОВА:

— Оказалось, что 40% зрителей хотят больше контента про семью, ценности, добро, взаимовыручку. При этом 70% молодёжи до 24 лет говорят о том, что принимали решения в своей жизни на основе того, что они увидели в кино. Это свидетельствует о том, насколько креативные индустрии влияют на происходящее в обществе. В результате мы как один из крупнейших производителей и дистрибьюторов контента объявили Манифест НМГ в области корпоративной и социальной ответственности. До конца 2022 г. проведём отдельный питчинг по социально значимым темам, ряд образовательных мероприятий для творческой молодёжи, которая хочет работать в данном направлении. Сами обязуемся произвести как минимум 10 новых единиц контента на такие темы и приглашаем других игроков медийного рынка к нам присоединиться.

В плане образования нам очень важна помощь государства, поскольку конкуренция за кадры огромная. У нас есть собственная школа, в которой за 3,5 года обучилось более 800 человек. При этом три специальности действительно уникальные. Но конечно, как коммерческая компания мы не можем заменить государственную систему образования и надеемся, что будет появляться больше творческих образовательных проектов.

Участие в инициативах наподобие «АртМастерс» даёт возможность людям из глубинки подниматься на социальном лифте. Выстраивание системы, позволяющей жителям всех регионов получать знания и реализовывать проекты, — важное направление дальнейшего развития креативного кластера.

tvorit-po-russki-2

«ЦИФРА», КОНТЕНТ И ВЛАСТЬ: В ПОИСКЕ БАЛАНСА ИНТЕРЕСОВ

Очевидно, что сегодня платформенные решения — приоритетный канал распространения любого контента, будь то видео, книги или музыка. Выгодно ли сегодня держателям цифровых площадок инвестировать в его производство? Какие способы монетизации существуют и подходят ли они в одинаковой степени для всех креативных индустрий? Можно ли найти баланс между интересами производителей и платформ? Какие решения востребованы внутри экосистем?

Дискуссию открыл начальник управления Администрации Президента РФ по общественным проектам Сергей НОВИКОВ, представивший развёрнутый комментарий на вопрос о том, каковы приоритеты государства в создании и распространении контента и как выглядит госзаказ в данной сфере.

— За последнее время у нас помимо Фонда президентских грантов, где культура была одним из основных направлений, появились Институт развития Интернета (ИРИ) и Фонд культурных инициатив. Что касается ИРИ, то сегодня стоит задача провести конкурс на 7 млрд рублей среди производителей контента. Нужны и короткие ролики, и веб-сериалы, и игры для распространения в соцсетях. Содержательно приоритеты сформулированы наиболее обще, но тем не менее выделены направления, которые культивируют чувство гордости за страну у молодых людей, рассказывают о местах силы, нацелены на создание проектов, популяризирующих историческую память как культурный код. Поэтому в правилах распределения средств уже расставлены идеологические установки. То же самое — в отношении Фонда культурных инициатив. В соответствии с рубрикатором прежде всего поддерживаются инициативы, затрагивающие классическое искусство, кросскультурные проекты, стартапы в сфере креативных индустрий, проекты в сфере образования и наставничества, поиска талантов. В Фонде кино попечительский совет тоже сформировал приоритеты, по которым будут поддерживаться сценарии и продюсерские заявки.

Таким образом, отрасль может получить понятные правила игры, узнать, в какую сторону двигаться, для того чтобы получить поддержку через эти институты развития. Креативные индустрии это уже чётко считывают и приносят именно такие проекты.

Какие проблемы лежат в плоскости взаимодействия производителей контента, платформ-дистрибьюторов и регуляторов? Мнениями поделились крупнейшие вендоры из разных отраслей.

Как отметила С. Баланова, все цифровые платформы, в частности аудиовизуальные сервисы, находятся сегодня в инвестиционной стадии. Собственники вкладываются в контент, творцы начинают больше зарабатывать, но для компаний это существенно увеличивает инвестиционную нагрузку. При этом, с точки зрения эксперта, есть два важных барьера.

— Первый — это пиратство. За год мы удалили более 25 млн ссылок. Существует Антипиратский меморандум, и мы движемся к принятию соответствующего закона, однако пока с трудом понимаем, каким может быть противодействие со стороны игроков отрасли пиратству в цифровой среде. Мы тратим огромные деньги на контент, и хотелось бы, чтобы возврат инвестиций был максимальным. Второй момент. Мы по-хорошему завидуем ИТ-индустрии, которая получает различные льготы. Не очень понятно, почему продажа лицензий оказывается для государства более полезным делом, чем оказание услуг на основе «цифры». Медиаиндустрия движется в сторону цифровизации и с точки зрения производства, и с позиции дистрибьюции. Мы работаем с теми же людьми, но вынуждены платить за них значительно больше, потому что не имеем льгот.

Тему продолжила Юлия ГОЛУБЕВА, заместитель генерального директора холдинга «Газпром-медиа».

— Создание качественного контента требует серьёзных финансовых вложений, а для этого необходимо задействовать разные модели монетизации. И здесь как раз немало ограничений и барьеров. В настоящее время для сегмента интернет-рекламы не существует единых правил, таких, как на телевизионном рынке. Обсуждается законопроект о едином измерителе аудитории во всех средах. Это позволит создать эффективные условия и прозрачные правила для роста рынка интернет-рекламы.

Если говорить о платной модели потребления, то российский пользователь постепенно к ней привыкает, но происходит это очень медленно, и поступающие средства не позволяют платформам компенсировать затраты на инвестиции в производство качественного контента. Собственно, качество контента и его объём растут сегодня стремительнее, чем развивается среда монетизации.

В России и в мире наблюдается устойчивая тенденция к тому, чтобы аудиовизуальные сервисы становились основными платформами потребления информации и развлечений. Глобальные игроки по своим возможностям превосходят локальные видеосервисы, а иногда и целые государства. Это позволяет им диктовать условия местным производителям. Мы, как и другие представители отрасли, выступаем за сохранение баланса и справедливую конкуренцию. Здесь без проактивного участия государства не обойтись. Поддерживаем законопроект о приземлении иностранных площадок. Необходимо обеспечить прозрачные правила и равные экономические условия, а также одинаковую регуляторную нагрузку для российских игроков и для зарубежных. Многие из ИТ-гигантов сегодня злоупотребляют своим монопольным положением, нарушая требования законодательства РФ, а претензии им предъявить практически невозможно. Речь идёт прежде всего о распространении общественно опасной информации. При этом российские СМИ стали всё чаще сталкиваться с цензурой на иностранных интернет-платформах. Отвечая на эти вызовы, «Газпром-медиа» в апреле текущего года перезапустил крупнейшую российскую платформу RuTube. Мы начали строить эту площадку как удобную технологическую платформу, открытую для сотрудничества со всеми: с блогерами, креативными стартапами, студиями и крупными успешными производителями контента.

Коллег поддержал Рубен ОГАНЕСЯН, директор по маркетингу и цифровой трансформации холдинга «Медиа-1»:

— Коллаборация — один из главных факторов успешного развития рынка. Сегодня в контент инвестируют более 10 крупнейших сервисов. Его просмотры в «цифре» растут на 5–10% ежегодно. 150–180 минут в день человек тратит в Интернете, в том числе на потребление контента, объём которого значительно возрос в период пандемии.

Что касается цифровизации бизнеса: суть её в том, что компании диверсифицируют свои доходы и «цифровая» часть становится больше. Пока у традиционных медиа она 3–5%, можно сколько угодно говорить о цифровизации. Каким образом увеличить эту долю? Создавать платформы, чтобы контент потребляли во всех средах. Но для того чтобы инвестиции в него стали выгодными, нужно внедрять эффективные методы монетизации. Если мы производим дорогой, качественный контент только для «цифры», то с точки зрения экономики этого недостаточно. Но если добавлять новые продукты, развивать экосистемы, это может стать интересным. Аудитория — одна из главных ценностей. В результате интеграции с соцсетями за полгода она у нас выросла на 30%. Но пока это только промоэффект, а хочется получать финансовую выгоду от того, что наш контент потребляют в соцсетях. Это откроет массу возможностей для сотрудничества в плане контентного производства. Каждый медиахолдинг — это уже экосистема, потому что у него есть аудитория в разных средах, она объединена общей базой данных. Другой вопрос, что зарабатывать на ней только подпиской или рекламой неэффективно.

Особая ситуация сложилась в сфере радио. Проблемы обозначил генеральный директор «Европейской медиагруппы» Роман ЕМЕЛЬЯНОВ.

— Онлайн-прослушивание радио растёт практически на 90% в год. Но использовать этот ресурс с коммерческой точки зрения мы не можем: границы между традиционными и цифровыми СМИ практически стёрлись, но в то же время правила игры для всех разные. Радио работает по достаточно архаичному законодательству 1995 г., по которому бороться за аудиторию с онлайн-ресурсами и блогерами очень сложно. Рекламодатели и аудитория делают выбор в их пользу, потому что там нет многих ограничений. Мы не можем рекламировать букмейкеров, алкогольные напитки, обязаны указывать огромное количество информации в виде дисклеймеров (скороговорка с номерами лицензий и т.п. вслед за рекламным роликом. — Примеч. ред.), что у аудитории вызывает аллергию. Это простейшая вещь, отказаться от которой мы уже много лет не в состоянии. В какое-то время блогеров по количественным признакам пытались приравнять к СМИ, но контролировать такое число медиаигроков невозможно. Я много лет высказываю идею о том, что контроль нужно осуществлять с точки зрения признаков коммерческой деятельности. Речь должна идти о добросовестной конкуренции. Людям, которые создают креативный контент, нужны единые правила игры в борьбе за аудиторию, производстве контента и продаже рекламы. В противном случае некоторые из индустрий придут к субсидируемой системе содержания.

tvorit-po-russki-3Какова позиция представителей социальных медиа? Какую роль они играют в дистрибьюции контента и поддержке творческих инициатив?

«ВКонтакте» как крупнейшая российская площадка много взаимодействует с производителями контента — и любительского уровня, и профессионального, отметил GR-директор Mail.ru Group Константин ГОЛУБ.

— Мы позволяем проявляться талантам: пользователь приходит в соцсеть, начинает творить для друзей, выходит на уровень сообществ и дорастает до профессионального уровня. Рады сотрудничеству с признанными производителями контента в разных сферах: и в кино, и в музыке, и в литературе, приветствуем появление их на нашей площадке. Основная конкуренция разворачивается за время пользователя, и эффективность показывают социальные проекты производителей и площадок. Важно исследовать механики социальных сетей, направленные на вовлечение пользователей, понимая, что они различаются, и то, что год назад работало на одной площадке, на другой сегодня эффективным не будет. Творчески нужно подходить не только к содержанию, но и к форме подачи материала. Поддерживаем историю с грантами для контент-производителей, но была ещё идея налогового стимулирования производителей начального, полупрофессионального уровня с точки зрения рекламной монетизации. Нам это представляется интересной темой.

По данным аналитического центра НАФИ, использование цифровых платформ приносит креативным предпринимателям 25% выручки, а YouTube отмечается как основная площадка для заработка компаний, работающих в сфере медиа, производства рекламы, ТВ-программ, анимационной продукции и т.д. В том числе речь идёт не только о мелких компаниях, где более 70% сотрудников занимаются творческой деятельностью, но и о крупных производителях контента. От имени зарубежных платформ выступила Марина ЖУНИЧ, директор по взаимодействию с государственными органами Google Russia.

— По результатам нашего исследования, только за 2021 год российские компании, пользующиеся сервисами Google, получат 1 трлн рублей выгоды, российские пользователи — 1,2 трлн. Один из главных благополучателей — ИТ-специалисты. В России около 300 тыс. разработчиков в среде Android, а в целом ИТ-разработка вносит в ВВП России самый большой вклад среди креативных индустрий. Растёт число тех, кто в Google Play зарабатывает более 1 млн долларов в месяц. При этом 85% доходов разработчиков поступают из-за рубежа. То есть колоссальное значение имеет экспортная функция иностранных цифровых платформ. Весь мир, включая рынки США и Европы, знает такие бренды, как Playrix или MyTona. Это крупнейший высокотехнологичный бизнес родом из России, который завоёвывает первые места в соответствующих рейтингах.

Функция экспорта важна и для видеоконтента. Более 60% просмотров российского видеоконтента приходят из-за рубежа. Яркий пример — мультсериал «Маша и Медведь», который стал сверхуспешным международным брендом и набрал 100 млрд просмотров за 12 лет существования. Эти цифры важны, потому что они конвертируются в монетизацию творчества. Мы выяснили, что 72% творцов получают доход на YouTube, а для 18% это основной источник. При этом 36% отмечают, что YouTube помогает им выходить на международные рынки.

Помимо встроенной рекламной модели они зарабатывают на продвижении бизнеса, услуг. Сюда же относятся спонсорские интеграции и продажа товаров, ассоциирующихся с брендом. Кроме того, креаторы пользуются платформой для продвижения своих социальных инициатив. Мы хотим, чтобы истории успеха стали повсеместными, чтобы они завоёвывали зарубежные рынки. Более трети респондентов в опросе НАФИ отметили, что для них важны стажировки, форумы, креативные недели, кластеры и мастер-классы. Если говорить о цифровой трансформации, то в целом, по данным нашего исследования, она может к 2030 г. принести нашей стране до 500 млрд долларов дополнительно.

В книжной отрасли происходят не менее серьёзные изменения. Появившаяся несколько столетий назад индустрия неожиданно оказалась на передовых рубежах технологического прогресса. Все мировые лидеры цифровизации: Google, Amazon, Apple — хотят работать с литературой, продавать её, а издатели до сих пор пребывают в некотором шоке от прогнозов, связанных со смертью бумажной книги. К дискуссии подключился президент издательской группы «ЭКСМО-АСТ» Олег НОВИКОВ:

— К счастью, эти предположения не оправдались, и сегодня мы наблюдаем баланс: печатная книга продолжает быть востребованной, а электронная служит драйвером развития рынка. Её доля уже более 10%, и ежегодно она растёт на 35–40%. При этом читатель имеет возможность выбрать, как ему в данный момент удобно потреблять контент. Книжный магазин и цифровые сервисы являются частью инфраструктуры чтения. Предлагаются подписка, модель скачивания, и качество этих сервисов не хуже, чем в США или Европе. При этом наблюдается большой интерес со стороны платформ и экосистем к нашему контенту, они готовы его представлять. Но нас настораживает то, что тем самым они набирают аудиторию и используют контент как средство, не будучи заинтересованными в продвижении чтения и книг. Поэтому мы постепенно ориентируемся на создание своей экосистемы. Издатели активно включились в этот процесс, несмотря на то что книжный контент в России намного дешевле, чем в других странах. При этом присутствует всё многообразие, а по числу выпускаемых наименований мы в пятёрке ведущих стран. Качество книг тоже не вызывает вопросов.

Действительно, нас серьёзно волнует проблема пиратства. На рубеже 2010-х гг. для нас оно было угрозой выживанию. Пираты не платили налоги, находились в зарубежных юрисдикциях. На первом этапе мы получили возможность блокировать зловредные сайты. Сейчас это перестало быть главной угрозой, однако 10–15 млрд рублей в год мы теряем. К сожалению, поисковые системы, например «Яндекс», представляют пиратские сайты в приоритетной выдаче, тем самым используя это как своё конкурентное преимущество. У нас хороший опыт работы с Mail.ru, когда внедрение цифрового отпечатка существенно уменьшило число пиратских ссылок. Скорейшее принятие обновлённого Федерального закона «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» нам жизненно необходимо: это позволит повысить качество нашего сервиса.

Есть и позитивный опыт, в частности по продвижению чтения среди молодёжи. Подростки — растущая аудитория, которая сейчас начинает активно читать, наиболее динамичный сегмент рынка. В последние два года мы начали получать гранты по президентской программе, что позволило тратить больше средств на продвижение чтения. Планируем особое внимание уделять национальным молодым писателям. Это может дать позитивный эффект для развития других креативных индустрий, поскольку авторы востребованы и как сценаристы. Такое сотрудничество — шаг в следующий этап взаимодействия.

С точки зрения президента РКС Сергея СТЕПАШИНА, книга — основа креативных индустрий и в поддержке нуждается прежде всего детская литература.

— Очевидно, что неграмотная, нечитающая страна мало что может сделать, сколько бы рекламы и сериалов ни показывалось по ТВ. Согласен с диагнозом, который поставил О. Новиков, но поспорил бы с ним в том, что у нас дешёвые книги. Всё познаётся в сравнении. В сравнении с Лондоном, Парижем, Франкфуртом российская книга действительно дешевле, но нужно соизмерять качество жизни населения у нас и за рубежом. Самая активная группа читателей — это молодые и пожилые люди. Но бльшая часть населения книгу себе позволить купить не может. Безусловно, требуется пересмотреть ставку НДС. Основная часть европейских стран вообще живёт без этого налога. Это позволит удешевить книгу на 20–30%. Доступная книга — основа сценариев, спектаклей и много чего ещё.

Мы сегодня делим первое и второе места в мире по числу детей, которые читают книги в традиционном виде. Но это касается детей в возрасте до 12 лет, потом идёт провал. РКС в своё время почти убедил Дмитрия Медведева принять программу поддержки детского чтения. Но это до сих пор живёт только как идея. В Советском Союзе ребёнок в 80% случаев получал первую книгу от родителей, бабушек и дедушек. Сейчас — только в 50%: дети уже сами заставляют читать родителей. Поддержка детского чтения чрезвычайно необходима, так же как и детского кино, театра. Детскую книгу создать намного сложнее, чем взрослую, а чтение — это труд, иногда очень тяжёлый.

Конечно, важно не довести всё до абсурда. Мы сегодня боремся за патриотизм и против антипатриотизма, решаем, что можно показывать, а что нет. Но вот возрастные рамки («6+», «16+», «18+») — это абсурд, с моей точки зрения как читателя, который начал приобщаться к книгам в четыре года.

Итоги дискуссии прокомментировал С. Новиков.

— Действительно, возникают предложения отменить возрастную маркировку и сделать её рекомендательной. Но при этом число случаев правоприменительной практики крайне мало. Нет такого, чтобы ребёнку не давали читать «Анну Каренину», потому что Толстой допустил нецезурное слово, или Бианки, потому что у него в книгах животных убивают. Таким образом, отмена маркировки считается необоснованной. Опять же, речь не о классике, а о том, что сегодня в книжном магазине изобилие книжной продукции. Родителям важно понимать, какую целевую аудиторию имеет книга. Такая подсказка нужна, когда речь идёт о новых, неизвестных, авторах. Никто из представителей министерств и ведомств, а также Администрации Президента РФ не выступает за отмену маркировки. Другое дело, когда есть эксцессы с правоприменительной практикой. В таких случаях нужно проводить разъяснительную работу.

Доминантой обсуждения стал антипиратский закон. Очевидно, что в осеннюю сессию нужно приложить усилия к тому, чтобы довести процесс до конца и принять документ в трёх чтениях. Что касается проблем радиовещания, то согласен с тем, что им управляет рудиментарное законодательство, ряд элементов которого следует убрать. Относительно ИТ-компаний, которые хотят знать, какое регулирование их ожидает, хотелось бы отметить, что они должны выполнять те законы, которые уже приняты.

IP: TO BE OR NOT TO BE

Возможен ли мир без интеллектуального права (intellectual property, IP)? Такой вопрос участникам сессии «Право интеллектуальной собственности — как защитить своё творчество» предложил модератор встречи, президент Федерации интеллектуальной собственности Сергей МАТВЕЕВ. Эксперты сошлись в том, что креативность возможна и без интеллектуального права, однако в этом случае она едва ли сможет стать индустрией.

— Мир без IP… Наверное, это мир, в котором снова появятся крепостные музыканты, оркестры, театры. Всё равно кто-то должен вкладывать в это деньги и быть держателем монетизации. Раньше это был дворянин, у которого имелся, например, частный оркестр. Он владел людьми, а они рисовали, писали и исполняли музыку, создавали скульптуры и архитектурные шедевры, и это искусство дальше монетизировалось в виде представлений. Представить себе Новейшее время без интеллектуального права невозможно, — полагает президент ассоциации IPChain Андрей КРИЧЕВСКИЙ.

Механизм защиты авторов необходим. Но в изменяющемся мире нужно задуматься о самом смысле института интеллектуального права, которое возникло как инструмент поощрения творчества, отметила советник адвокатского бюро «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнёры», советник Федеральной палаты адвокатов РоссииЕлена АВАКЯН.

— Сегодня благодаря YouTube и другим платформам каждый день производится огромное количество контента самого разного качества. Должны ли мы стимулировать это творчество? Возможно, сама концепция правовой охраны интеллектуальных продуктов постепенно должна меняться.

Е. Авакян уверена, что в условиях экономики впечатлений, когда внимание становится основной ценностью, право интеллектуальной собственности стоит как минимум хорошо откалибровать, уравновесить интересы платформ, общества и творцов.

Интеллектуальная собственность — это не только самодеятельное интернет-творчество, но и «начинка» вполне традиционных индустриальных продуктов.

— МТС — это не столько вышки, сколько 6 тыс. программистов. Код, который они пишут, со временем, быть может, будет стоить дороже материальной инфраструктуры. Вышки 5G невозможны без программного продукта, — отметила директор юридического департамента ПАО «МТС»Анна ВОЙЦЕХОВИЧ.

В таких компаниях, как МТС, управление интеллектуальными правами — предмет особой корпоративной заботы, важнейшая часть специфической правовой культуры всей компании. Тех же программистов специально обучают ответственно обращаться с результатами своего труда, заключать и соблюдать договоры и просвещают по другим вопросам. Но во многих отраслях отношения авторов, правообладателей, пользователей, лицензиатов остаются непрозрачными. Композитор, музыкант, продюсер проекта Estradarada Александр ХИМЧУК посетовал на то, что, заключая договор, автор зачастую не имеет представления о цепочке посредников и реальном объёме использования произведения.

Однако вопрос прозрачности можно решить только с помощью цифровых технологий. Об инструментах такого управления рассказала управляющая ИT-проектами ассоциации IPChainВалерия БРУСНИКИНА.

tvorit-po-russki-4По её словам, часть контента идентифицируется с помощью Content ID, чтобы использование произведения можно было монетизировать или заблокировать распространение пиратских копий.

— У онлайн-кинотеатров 60 млн пользователей, 30 млн — у музыкальных сервисов, книжными пользуются 12,5 млн человек, платформами с аудиокнигами — более 1 млн. Управлять таким объёмом без цифровых инструментов невозможно. Контент необходимо создать, популяризировать, а после его уже можно монетизировать, не забывая о защите, — отметила В. Брусникина. Она напомнила, что цифровой оборот прав уже успешно обеспечивается специализированными платформами и сервисами: n’RIS, Fonmix, IPEX, Сo-Fi, работающими на базе распределённого реестра IPChain.

Эксперт полагает, что мир без IP невозможен:

— Не будет интеллектуального права — не станет и качественного контента, ведь на его производство нужны деньги. Система интеллектуальных прав, так же как и финансы, — один из основных системных механизмов развития современного общества и современной экономики.

Интеллектуальное право — основной способ защиты инвестиций в творческий продукт. Это более очевидно для компаний, занятых производством контента. Поэтому холдинг «Газпром-медиа» был одним из инициаторов Антипиратского меморандума, а сейчас продвигает идею единого измерителя аудитории во всех средах.

— Для государства эти данные могли бы стать инструментом более гибкого управления инвестициями, для авторов и правообладателей — основой прозрачного и справедливого распределения вознаграждения, а также решений о дальнейшей судьбе контента, — отметила заместитель генерального директора холдинга Ю. Голубева, посетовав при этом на то, что Антипиратский меморандум до сих пор не стал законом.

По словам А. Кричевского, меморандум работает в отношении кино, но распространение его действия на музыкальный и литературный рынки невозможно себе представить.

— Даже на видео при удалении ссылок тратится огромное количество человеко-часов, а в музыке речь идёт о миллионах названий. Механизм меморандума — яркий и положительный пример самоорганизации отрасли, но он, к сожалению, не масштабируем, — пояснил свою позицию председатель Комитета РСПП по интеллектуальной собственности и креативным индустриям.

Чтобы подобная антипиратская система работала, нужно вести речь не только о чёрных списках пиратов, но и о белых списках добросовестных правообладателей и лицензиатов, позволяющих по умолчанию ограничить потребление пиратского контента. Ю. Голубева высказала идею, что маркировка поисковыми системами легальных платформ и сайтов, распространяющих контент, могла бы стать эффективным инструментом развития культуры честного потребления. Однако ни о чём подобном в существующем законопроекте пока что речь не идёт.

По мнению директора Центра правовой защиты интеллектуальной собственности Владимира ЭНТИНА, проблема не в самом интеллектуальном праве, а в сомнительных административных процедурах и неочевидных административных регламентах того же Роспатента. Так, реестр общеизвестных товарных знаков содержит обозначения, которые никто не знает, а разбирательствами в сфере промышленной собственности занимается Палата по патентным спорам, подведомственная той организации, решения которой, собственно, и оспариваются. По словам эксперта, патентные споры и вопрос общеизвестности товарных знаков целесообразно передать в компетенцию судебной системы.

С. Матвеев предположил, что комплекс судебной практики, секторальных сделок и цифровой инфраструктуры вполне может составить рабочую альтернативу Федеральной службе по интеллектуальной собственности.

— Либо Роспатент станет децентрализованным, реально цифровым и присоединится к народу, либо мы утратим институт патентного права — он будет игнорироваться рынком, о чём ярко свидетельствует печальная статистика ведомства, — отметил эксперт.

Без существующих наработок и исследований по защите интеллектуальной собственности становление креативной индустрии и трансформация экономики становятся невозможными, пришли к единому мнению участники дискуссии. Они сформулировали ориентиры для развития отрасли. Это в первую очередь улучшение инфраструктуры честной фиксации сделок для повышения взаимного доверия участников рынка. Ещё одним важным свойством IP эксперты назвали простоту: управление интеллектуальным правом должно быть лёгким и необременительным. Также необходимо повышать уровень знаний креативных специалистов о существующих продуктах, позволяющих защищать свою собственность и зарабатывать на ней. Если придерживаться такого плана, то рынок креативных индустрий может рассчитывать на взрывной рост.

В следующих номерах журнала мы планируем рассказать об образовании в креативных индустриях.

Опубликовано в номере октябрь 2021

 



telegram-1-1
 
Какие форматы доступа на электронную периодику для вас наиболее интересны?
 

 

    rks20 


 


webbanner-08-video

 

 webbanner-07-nacproekt

 

 webbanner-01-neb

 

 webbanner-02-fz-o-kulture

 

webbanner-red-03-ebs

 

webbanner-red-04-kn-rynok

 

 webbanner-red-05period-pechat

 

 webbanner-red-06-ros-poligrafiya

 

webbanner-red-kult

 
Copyright © ООО Издательский дом "Университетская книга" 2011
Все права защищены.
Студия Web-diamond.ru
разработка сайтов и интернет-магазинов.