Книжный рынок и издательства   Библиотеки   Образование
и наука
  Конкурс
“Университетская книга”

Июль-август 2019
"Библиотека как площадка для новых практик"

  • Михаил ЭСКИНДАРОВ: «Главное достояние вуза - люди»
  • Библиотечные ассоциации мира
  • Selfpub: особенности национального рынка
  • Контрактная система: полная трансформация или новый этап реформирования?



МультиВход

t8

 

Интервью

Книжный рынок

Вузовские издательства

Искусство издавать

Библиотеки

Образование

Инновационные технологии

Электронные библиотеки

Культура книги

Библиогеография

Библиотехнологии

Выставки и конференции

Конкурсы и премии

Документы

Copyright.ru

КНИГА+

Год литературы

Журнал Онлайн

 

obnar-zaimstv-2019

 

lit-flagman1




 

rgdb-podari-rebenku


Рассылка


Библиотека - это возможность
08.06.2014 21:35

Осенью прошлого года на площадке вновь открывшейся московской Библиотеки-филиала № 8 им. Ф.М. Достоевского состоялась первая публичная встреча-интервью представителей библиотечного сообщества, книгоиздателей и книгораспространителей с руководителями Московского городского библиотечного центра (МГБЦ).

Инициаторами откровенного разговора о первых результатах работы Центра стали главные редакторы журналов «Университетская КНИГА» и «Современная библиотека». В завершение дискуссии мы договорились о проведении ежегодных встреч: весной – для обсуждения планов на год и осенью – чтобы подводить их итоги.

О перспективах развития московской библиотечной системы в 2014 г., расширении списка модернизированных библиотек, об оценке их эффективности, выделенных бюджетах, форматах комплектования в условиях действия ФЗ-44 и многом другом в очередном разговоре с замдиректора МГБЦ Борисом КУПРИЯНОВЫМ.

kupriyanov1— Борис, Вы на днях вернулись из Лондона, с ежегодной книжной ярмарки – одной из немногих, где библиотеки достаточно активно себя позиционируют. Каковы впечатления от поездки и выставки, что почерпнули нового и интересного для МГБЦ?

— Я побывал в Британской библиотеке и двух лондонских публичных библиотеках, побеседовал с коллегами, которые занимаются библиотечным делом в Великобритании. Оценивать британскую библиотечную систему не берусь, но какие-то проекты мне представляются вполне применимыми. Вы знаете, во всех британских библиотеках я фотографировал розетки и usb-коннекторы, встроенные в мебель, чего у нас нет нигде.

А в Британскую библиотеку, как оказалось, запрещено приходить с чем-либо, кроме компьютера и карандаша. У нас в РГБ всё с точностью до наоборот. Благодаря Я.Л. Шрайбергу мы познакомились с системой доступа к данным в электронном виде, которая принята в Великобритании. Она показалась мне несколько архаичной, намного сложнее тех, что приняты в США и Германии. Удалось оценить технологию архивации сетевых изданий и Интернета, которой в России вообще никто не занимается.

— Это наша вторая публичная встреча. Расскажите, а как сейчас развивается объявленная в прошлом году программа обновления библиотек? Какие библиотеки, помимо двух известных, получили обновлённые интерьеры, какие на пути к модернизации?

— Все планы, к сожалению, осуществить невозможно, их много, а каждый новый принятый закон удаляет приближение к цели. В этом году в планах оснащение как минимум пяти библиотек, хотя изначально планировались девять. Но самое главное – не это. Обнадёживает, что библиотеки понимают логику изменений, и многие перестраиваются сами. Таких библиотек немало.

— Они изменяются содержательно или находят деньги на ремонт и обновление?

— Это не всегда ремонт. Например, библиотека на улице Яна Райниса просто открыла шторы и сняла решётки. Это сразу привлекло людей. На примере Библиотеки им. А. Толстого мы посчитали, что открытие окон и организация инсталляции на подоконниках привели к тому, что количество посетителей увеличилось на 20–30%. Это простые и очевидные меры, которые не требуют капитального ремонта, но тем не менее эффективные.

— Одной из важнейших задач было привлечение молодёжи и новых посетителей в обновлённые библиотеки. На Ваш взгляд, этого удалось добиться? Вы довольны результатами? Как Вы оцениваете эффективность этих проектов?

— Считаю, что наша основная возрастная группа – 30–45 лет. Это люди, которые при необходимости обращаются только в фундаментальные библиотеки и совершенно иначе относятся к библиотечному делу. Вот они-то и пришли в обновлённые библиотеки. Классический контингент городских библиотек – пенсионеры, их количество выросло в два раза.

Что касается эффективности: наконец-то в библиотеку стало поступать большое количество благодарностей и жалоб. Очевидно, что читатели стали небезразличными. Одна из претензий заключалась в том, что «нужно срочно отдать все московские библиотеки В. Мединскому, потому что С. Собянин выстраивает библиотечную систему не на основе русской культуры». И ещё показатель: из библиотек стали воровать книги – альбомы по искусству, и не только.

— Что принципиально нового предлагают модернизированные библиотеки для клиентов в спектре своих услуг?

— Многое из того, о чём раньше никто не слышал. Если вы зайдёте в зал, то увидите людей, читающих на планшетах иностранные СМИ. Планшеты им выдают в библиотеке. Эта услуга предполагает доступ к более 800 периодическим изданиям, которые можно посмотреть «здесь и сейчас». Сервис Bookmate предоставляет нам подписку на более чем 200 тыс. книг. В библиотеке «Проспект» проходят по три мероприятия в день, в основном бесплатные. Их проводят специалисты очень высокого уровня, и им нравится новое библиотечное пространство, в котором удобно представлять свои книги. В ближайший месяц здесь откроется небольшой книжный киоск.

— Как изменилось комплектование в обновлённых библиотеках? Проводилось ли исследование, что новые читатели хотят видеть в фондах?

— Опросы по поводу того, что люди хотят читать, проводились всегда, никто не отменял отказные листы. На самом деле, комплектование новых библиотек ничем не отличается от комплектования в других библиотеках. Мы пытались нащупать некоторую специфику, отдельные библиотеки выходят на новые дополнительные резервы комплектования, но вообще здесь те же самые книги, которые поступают в другие библиотеки.

Анализ запросов показывает, что люди нуждаются в качественной профессиональной литературе, и всё меньше читателей спрашивают популярные издания, на которых ряд библиотек ранее акцентировали внимание.

— Какие проблемы в связи со вступлением в действие ФЗ-44 возникли при комплектовании московских библиотек?

— Мы обещали, что начнём комплектование библиотек с февраля и даже провели с издательством «ЭКСМО» соответствующие переговоры, но по целому ряду причин, связанных с введением закона, до сих пор в Департаменте культуры Правительства Москвы лежат неутверждённые приказы, по которым мы должны осуществлять закупки у единственных поставщиков, просто потому, что никто не знает, как это делать.

— Каков бюджет на комплектование московских библиотек в текущем году?

— Общая сумма на комплектование книжных фондов и приобретение электронных изданий в 2014 г. составит более 135 млн рублей, при этом мы нашли некоторые резервы, сэкономили почти 10 млн на подписке. Другое дело, что планируется 5,5 млн рублей потратить на работу с документами по электронной подписке. В текущем году планируем заключить договоры со 145 прямыми поставщиками – обладателями исключительных прав. На аукционах будет разыграно не более 7 млн рублей.

Кроме этого, мы планируем использовать альтернативные формы комплектования и сейчас ведём переговоры с Департаментом СМИ и рекламы, который в этом году совместно с библиотеками будет отбирать книги для издания. Библиотеки в данном проекте будут выступать экспертами по направлениям книгоиздания.

Остановлюсь подробнее на технологии. В Москве есть программа поддержки книгоиздания, в рамках которой издатели подают заявки на гранты, и если их поддерживает жюри, Департамент принимает решение о финансировании того или иного проекта. Мы предлагаем действовать по несколько иной схеме: издательства рассказывают о книгах, которые хотят выпустить, и если представители московского библиотечного сообщества признают эти книги нужными и актуальными, то Департамент СМИ и рекламы выделяет небольшой грант в размере до 100 тыс. рублей на издание. За это издательство предоставляет 300 книг, которые идут в библиотечную сеть. Фактически получается, что мы покупаем за 300 рублей, что дороже, чем на рынке, книгу, которую считаем актуальной. Это может увеличить комплектование московских библиотек на 20%.

— Осенью Вы говорили о планах привлечения внебюджетных средств (грантов, спонсорства, совместных проектов с коммерческими предприятиями) на комплектование библиотек. Как реализуются данные проекты?

— Сейчас разрабатывается концепция привлечения внебюджетных средств в библиотечную сеть и мы её в ближайшее время представим. Это будет проект, совершенно революционный для России. Пока же мы пытаемся навести порядок во внебюджетной сфере библиотек: не отнять заработанное, а, наоборот, защитить их. Во многих случаях библиотеки действуют на грани фола без какой-либо юридической поддержки. В ближайшее время эта поддержка им будет предоставлена.

Что касается конкретных кейсов, то руководитель Роспечати М.В. Сеславинский стал попечителем Библиотеки просвещения трудящихся, оплатив изменение интерьера библиотеки, проведение «Библионочи». За спонсорский счёт делается проектная документация по ремонту библиотеки на Кастанаевской улице, объявленной центром Ф. Искандера. В ряде библиотек появятся книжные киоски, а также несколько пунктов выдачи книг OZON.ru. Пока в экспериментальном режиме их будет три. С каждой посылки библиотека будет зарабатывать деньги.

Отмечу, что все эти проекты мы реализуем только там, где позволяют помещения, где это не мешает основной работе. И делается это с одной целью – поднять зарплату сотрудников библиотеки.

— Каково Ваше отношение к платным услугам в библиотеках? Какие из них возможны, а каких не должно быть ни в коей мере?

— Я сторонник максимального количества бесплатных услуг. Считаю, что абсурдно брать деньги за Wi-Fi в библиотеке, когда в любом кафе он предоставляется бесплатно.

Любая коммерческая деятельность библиотек, направленная на их модернизацию и привлечение дополнительных средств, не может идти вразрез с основными функциями – просвещением и обеспечением бесплатного доступа к информации. За этими рамками можно работать как угодно. Но у нас часто бывает, что, когда проходят платные курсы английского языка, закрывается читальный зал. Это недопустимо, такие услуги не нужны.

— Насколько серьёзно отразилась на комплектовании ситуация с отменой межбюджетных трансфертов Минкультуры России?

— Трансферты за прошлый год были получены Москвой позже всех, в декабре. Но по большому счёту Москва, Санкт-Петербург и ещё несколько регионов не сильно зависят от трансфертов. Мы будем их компенсировать за счёт издательской программы Москвы и т.п. Но для многих региональных библиотек отмена трансфертов, составлявших до 50% средств на комплектование, критична.

— Отмена трансфертов была следствием дискуссии между сторонниками печатной и цифровой книги в обслуживании. При этом, действительно, наиболее пострадали небольшие библиотеки, для которых эти средства были приоритетным источником комплектования фондов. Как Вы считаете, сегодня печатная книга и бумажный фонд в обслуживании москвичей являются приоритетными?

— Библиотека – это возможность. Это не книгохранилище, не храм культуры, не сакральный алтарь. Это возможность для образования, получения информации, личностного и культурного роста. Это также и возможность чтения бумажного или электронного текстов. Здесь нет никакого противоборства. Противоречия выдуманы и навязаны нам сверху. История этого спора достаточно давняя. Мы помним Франкфуртскую ярмарку, когда издатели всерьёз заявляли, что цифра победила, «матрица» среди нас. Но всё как-то успокоилось: есть и бумажные книги, и цифровые. За первое полугодие 2013 г. рост американского рынка цифровых книг составил 3%, а бумажных – 7%. Впервые за шесть лет бумажные книги стали расти больше, чем цифровые. За второе полугодие цифры примерно такие же. Э-книга занимает то место, которое и должна была занять. Бессмысленно пользоваться печатными словарями, рубить деревья ради «попсы», которая читается один раз. Здесь нужно искать компромисс: нет в библиотеке книги в бумажном виде, пусть будет в электронном, есть в бумажном, но кому-то нужна в цифровом, – пусть тоже будет. Эти два формата могут взаимодействовать, они не являются антагонистами.

— Сегодня библиотекам в качестве цифровых книг предлагают подписку к частным ресурсам: Bookmate, «ЛитРес» и пр. Но через какое-то время лицензия заканчивается, прекращается доступ. В связи с этим многие библиотеки хотят иметь собственный цифровой контент, файлы, чтобы хранить его и обслуживать пользователей.

— Это сложный момент. В США, например, другая ценовая политика. Там «покет» стоит дешевле, чем электронная версия. А электронная версия стоит ощутимо дешевле, чем издание в переплёте. При этом стоимость э-книги для библиотек в 6–7 раз превышает стоимость э-версии для пользователей. Говорить об агрегации собственного контента библиотеками нам сейчас не приходится по большей части в связи с проблемами в отечественном законодательстве. Но ещё раз повторю: нет спора между бумажным и цифровым форматами. Растёт и то, и другое, поднимается культура чтения. Библиотека – это не про бумагу или цифру, это про чтение.

— В прошлый раз Вы говорили о том, что именно комплектование вызвало наибольшие нарекания со стороны библиотекарей и по срокам исполнения, и по ассортименту. Какие самые острые проблемы существуют сейчас, и как Вы их решаете?

— В этом году мы призвали все библиотеки выделить людей, которые затем войдут к нам в штат, но физически будут находиться в ЦБС и координировать деятельность МГБЦ по закупкам – просто потому, что мы не можем объехать все библиотеки, а на месте человек знает ситуацию лучше. Нужно, чтобы был диалог, а не навязанное сверху в приказном порядке комплектование. Конечно, мы чему-то учимся, думаю, что в этом году претензий будет меньше. Считаю, что нужно диверсифицировать комплектование, делать его более гибким, для этого нам нужны эксперты на местах.

— Как обстоят дела с предоставлением удалённого доступа к электронным книгам? Как Вы оцениваете опыт взаимодействия публичных московских библиотек, например, с «ЛитРес», Bookmate?

— С Bookmate у нас есть опыт работы в библиотеке «Проспект», где мы выдаём литературу на планшетах, но это, скорее, исключение, чем правило. Что касается «ЛитРес», то большинство читателей довольны. Но в сравнении с Санкт-Петербургом или РГДБ московские публички работают с «ЛитРес» ещё недостаточно хорошо.

Мы планируем создать два больших сервера, выделить на это немалое количество денег, и все библиотеки, имеющие технические возможности связи с сайтом Некрасовки или Гайдаровки, как операторами доступа получат возможность выдавать э-книги «ЛитРес». Конечно, эта схема не идеальная, но единственно возможная в свете законодательства об охране авторских прав. В идеале библиотекам нужно создавать собственную базу художественной литературы. Мы ждём изменений в законодательстве.

— Что изменилось в уставах публичных библиотек или должно измениться в связи с модернизацией?

— Уставы у всех разные. Есть библиотеки, которые по уставу не могут вести никакой внебюджетной деятельности. Кому-то это вредит, кому-то помогает. На самом деле уставы нужно приводить к единым внятным нормам. Главное, что библиотеки должны быть открытыми и действовать, исходя из реалий, которые складываются в мире.

Чего не должно быть в уставе – так это, например, того, что суббота – выходной день. Я считаю, что выходным должен быть понедельник, наше руководство полагает, что вообще нужно работать без выходных. Но тем не менее некоторые моменты устарели тотально, например, подход ко времени работы библиотеки, подход к читальному залу и абонементу. Можно оставить на бумаге и читальный зал, и абонемент. Но какой смысл деления на практике? Ведь нет ни одного обоснования, почему оно необходимо. Приводимые мне аргументы фантастические: книги на абонементе будет «зачитаны»… Но мы же все понимаем, для чего это сделано: каждый приходящий в библиотеку умножается на два. Ну, так можно открыть отдел редкой книги в каждой библиотеке, ещё пять, десять других отделов… Разделение на читальный зал и абонемент рудимен тарно.

— Последний год Вы активно посещаете библиотеки российских городов и довольно глубоко погружены в их текущие проблемы и инновационные проекты библиотечного сегмента. Какая российская библиотека в сегодняшних условиях, на Ваш взгляд, является образцом для подражания? Почему?

— Библиотека им. А. Аалто в городе Выборге. Она потрясающа по архитектуре и по направлениям работы, в том числе краеведческой. Она неплохо комплектована, осуществляет электронный доступ, востребована у читателей и вообще, активно работает, в том числе и по субботам.

Мне нравится, как работают Лермонтовская ЦБС и Библиотека им. В. Маяковского в Санкт-Петербурге. Заочно мне нравятся вологодские библиотеки. Из тех библиотек, где я был, можно выделить ещё Новосибирскую областную библиотеку. В Воронеже на меня серьёзное впечатление произвели некоторые муниципальные библиотеки, которые фантастически работают с читателями.

— В конце прошлого года в библиотеке им. Н.А. Некрасова сменилось руководство. А наиболее проблемные вопросы, связанные с размещением библиотеки, получили какое-либо продолжение за последние полгода?

— Некрасовка занимается важной работой. Но действительно, там и раньше был конфликт с остальными московскими библиотеками, да он и сейчас остался. В этом году состоится переезд библиотеки с улицы Ургешской, аренда помещения на которой – это совершенно неподъёмная ноша для библиотечного сообщества Москвы. Будет филиал на улице Октябрьская, недалеко от Угрешской будут складские и сервисные помещения. Что касается строительства нового помещения, то я уверен, что в этом году первый камень будет заложен. Во всяком случае, есть понимание и имущественного, и строительного комплексов, и руководителя Департамента культуры Правительства Москвы С.А. Капкова, что это необходимо. Но проблема в том, что часто условия строительства становятся настолько обременительными для всей системы, что лучше подождать.

— На прошлой встрече Вы говорили об одной из сложнейших задач, стоящей перед системой публичных библиотек Москвы, – автоматизации и создании сводного каталога. Как обстоят дела сейчас?

— Автоматизация и сводный каталог не могут целиком делаться нашими силами, они финансируются за счёт Департамента информационных технологий Правительства Москвы. Позапрошлой осенью случилась небезызвестная история с фирмой, руководство которой скрылось с почти миллионом долларов, которые были выделены на построение единой информационной системы. И пока суды не пройдут, никаких денег город нам не выделит.

Тем не менее, у нас есть конкретные задачи. Мы хотим добиться того, чтобы в каждой библиотеке был собственный полный электронный каталог. Для этого не нужно подключать большие мощности. Но самая главная наша проблема в том, что более 50% книг вообще не внесены в электронный каталог. И только 30% библиотек в том или ином виде обладают электронными каталогами, причём неполными. Между прочим, в Британской библиотеке лишь 60% книг внесены в электронный каталог.

— В последнее время оптимизацию экономической деятельности библиотек связывают в первую очередь с сокращением расходов на персонал и повышением зарплаты оставшимся сотрудникам (во всяком случае, подобный тренд был очевиден на примере национальных и федеральных библиотек). Какова сегодня средняя заработная плата в московских библиотеках?

— Официально, если мы оценим фонд оплаты труда, вычтем налоги и разделим на количество работающих, включая «мёртвые души», получится 34 тыс. рублей. Этого недостаточно, потому что по всем государственным нормам мы должны довести её до 52 тыс. рублей. Конечно, зарплату можно увеличивать различными способами. Считаю, что все действия, связанные с модернизацией, привлечением дополнительных средств, напрямую касаются зарплаты, потому что мы должны мотивировать работников библиотеки, а не заставлять их идти по экстенсивному пути развития.

— Как выстраиваете кадровую политику? Что происходит с мотивацией сотрудников и привлечением молодёжи?

— Считаю, что молодёжь не идёт в библиотеки по двум причинам. Во-первых, потому что библиотеки, несмотря на все наши старания, пока не очень модные. Во-вторых, потому что мы их сами туда не пускаем, когда приходят студенты, готовые работать на полставки, а мы говорим, что нам это не нужно. У нас нет никаких запретов на то, чтобы брать студентов. Нигде не написано, что они должны работать только по шестому разряду. Кстати, у нас вообще только 38% библиотекарей имеют высшее образование. Никаких ограничений номинально нет. Это всё на уровне переговоров.

Кстати, очень интересный тренд – волонтёрство. На Западе это сейчас модное увлечение, и это весомый вклад в резюме при поиске работы. Особенно пользуется популярностью работа в библиотеках, где можно приятно проводить время, читать книги и заниматься самообразованием. Но пока мы не модные, к нам никакие волонтёры не придут.

— Ситуация с кадрами и их профессионализмом близка к катастрофической. Предполагается ли что-то вроде переаттестации?

— Переаттестация библиотекарей нужна, но самое главное – нужна адекватная система повышения квалификации. Сейчас в Департаменте культуры ведётся большая работа по созданию системы профессионального образования. Проблема не только в том, хорошо ли у человека с ценностями и умеет ли он нажимать на кнопки компьютера. Сходите в любую библиотеку и спросите у библиотекаря об итогах премии «Национальный бестселлер» или финалистах «Большой книги» в прошлом году. Никто не скажет. А это показатель профессионального мастерства. Оно заключается не только в том, чтобы знать ББК, ещё нужно следить за тем, что происходит в литературе и книжном деле. Библиотекарю нужно быть экспертом, а ББК – это лишь средство, которое помогает ему найти книгу.

Вообще, ценности и технологии – это огромная цивилизационная проблема, и решить её можно, лишь изменив сам статус профессии библиотекаря и найдя способы и ресурсы его мотивации. Нужны другая шкала оценки работы библиотекаря и другие возможности поднять ему зарплату.

Возвращаясь к вопросу, конечно, аттестация будет, и начнём её с заведующих библиотеками. Кроме того, мы считаем, что заведующие должны назначаться по конкурсу.

kupriyanov2— За московским опытом активно следят в регионах. Есть ли в планах МГБЦ какие-либо проекты на общероссийских или международных площадках?

— На конференции «Крым – 2014» запланирован особый день, в рамках которого мы представим внебюджетную концепцию и концепцию брендинга московских библиотек. Честно скажу, оба проекта революционные, потому что к развитию культурных учреждений в России никто так, как это делается в Москве, не подходил. Брендинг московским библиотекам делает фирма Saach & Saach, которой принадлежит 54% всего мирового рынка рекламы. Один из самых заметных проектов этой фирмы в Москве – логика и философия проездного «Тройка». Нами эта фирма занимается «по дружбе»: они запросили денег раз в 10 меньше, чем за аналогичную работу для коммерческих сетей. Для них это такой же имиджевый проект, как и для нас.

Брендбук московской библиотечной системы будет представлен на Летнем московском книжном фестивале и в Крыму. Надеюсь, что к июню в Библиотеке им. Достоевского вся навигация и разделители будут оформлены в едином стиле московской библиотечной системы. В Библиотеке им. Добролюбова и Детской библиотеке появятся новые вывески, а к сентябрю уже 100 библиотек будут снабжены новыми вывесками, что существенным образом повысит их узнаваемость.

Опубликовано в номере июнь 2014

 



Какие форматы доступа на электронную периодику для вас наиболее интересны?
 

 


webbanner-08-video

 

 webbanner-07-nacproekt

 

 webbanner-01-neb

 

 webbanner-02-fz-o-kulture

 

webbanner-red-03-ebs

 

webbanner-red-04-kn-rynok

 

 webbanner-red-05period-pechat

 

 webbanner-red-06-ros-poligrafiya

 

webbanner-red-10-sost-kultury

 
Copyright © ООО Издательский дом "Университетская книга" 2011
Все права защищены.
Студия Web-diamond.ru
разработка сайтов и интернет-магазинов.