Книжный рынок и издательства   Библиотеки   Образование
и наука
  Конкурс
“Университетская книга”

Октябрь 2018
"Образование: в поисках смыслов и ценностей"

  • Иван ЛОБАНОВ: «Наш образовательный "продукт" — руководитель-лидер новой формации»
  • Кадровая карусель: ставки сделаны
  • ИФЛА-2018
  • У опасной черты: НЭБ vs инициативы «Сколково»



МультиВход

ipr-1

 

Интервью

Книжный рынок

Вузовские издательства

Искусство издавать

Библиотеки

Образование

Инновационные технологии

Электронные библиотеки

Культура книги

Библиогеография

Библиотехнологии

Выставки и конференции

Конкурсы и премии

Документы

Copyright.ru

КНИГА+

Год литературы

Журнал Онлайн



 

konf-obnar-zaimstvovaniy


 

rgdb-podari-rebenku


Рассылка


Книга и библиотека: среда обитания
02.06.2015 19:03

Последний год был очень непростым для ГПНТБ России, учитывая её переезд и необходимость привлечения читателей в другое здание, организацию новых образовательных мероприятий, реализацию ряда масштабных проектов по программам Минобрнауки и Минкультуры России. Существенно меняется и концепция проведения Крымской конференции.

shrajberg

О перспективных направлениях деятельности библиотеки, о новом формате конференции «Крым – 2015» рассказывает Генеральный директор ГПНТБ России Яков Шрайберг.

— Яков Леонидович, какие новые проекты сегодня реализует ГПНТБ России? Что в приоритете?

— Масштабные проекты библиотеки связаны прежде всего с Федеральной целевой программой Минобрнауки России, которое в этом году запустило новую инициативу под общим названием «Научный архив». По сути, это два проекта, которые ГПНТБ России как головная организация реализует вместе с РГБ и ЗАО «Анти-Плагиат» с целью создания нового открытого архива публикаций удостоверенного качества. При этом иначе трактуется формирование баз данных полнотекстовых депонированных рукописей, т.е. того, что уже уходит из офлайнового мира, но пока не пришло в цифровой. Это довольно сложный проект, в который будут включены также полные индексы диссертаций РГБ.

Мы продолжаем работать как национальный оператор по подписке на полнотекстовые издания Scopus и Web of Science и как оператор проекта «Карта российской науки». ГПНТБ России является полноценным участником Национальной электронной библиотеки и принимает участие во всех проектах, связанных с продвижением НЭБ в российском библиотечном пространстве.

При этом сегодняшним приоритетом библиотеки с учётом нового местоположения является смещение акцентов в сторону проведения общеобразовательных и специальных мероприятий, которые проходят у нас практически каждый день. Это и направление, связанное с шахматами, и работа с общеобразовательными школами, гимназиями, колледжами, а также с другими учебными заведениями и библиотеками нашего района.

— Удалось ли Вам удержать аудиторию, которая была в центре города?

— Она понемногу восстанавливается. Думаю, что реально потребуется не менее года для того, чтобы всех вернуть. Но должен сказать, что количество читателей не уменьшилось: мы набрали новых. Многие участники наших образовательных программ не просто приходят послушать лекцию или поучаствовать в семинаре: они записываются в библиотеку, спрашивают книги, получают доступ к полнотекстовым ресурсам.

Мы существенно расширили круг наших онлайновых пользователей, благодаря тому что являемся национальным оператором по доступу к зарубежным ресурсам, в частности к журналам издательств Elsevier, Springer, Оптического общества Америки и др. Это востребовано, и поток наших онлайновых читателей постоянно увеличивается.

— Как сообщил глава Springer в России и странах СНГ Маттиас Айхер, компания намерена закрыть доступ к научным изданиям для российских вузов и НИИ. Причиной стала неоплата подписки за 2014 год и задолженность РФФИ компании в размере 890 тыс. евро. Ваших читателей это как-то коснулось?

— К счастью, нет. РФФИ, как и Минобрнауки России, ведёт ряд проектов по финансированию доступа российских организаций науки и образования и крупных библиотек к этим ресурсам. К сожалению, задолженность возникла из-за курсовой разницы, но я уверен, что они должны решить этот вопрос. Насколько я знаю, определённые меры уже приняты. У нас тоже были похожие проблемы: мы получили одни деньги, а в конечном счёте стоимость доступа к базам оказалась другой, но нам удалось договориться со всеми партнёрами. Это непростая, очень гибкая схема: где-то мы получили отсрочку, в других случаях сократили количество доступов. Должен отметить гибкость и настоящее партнёрство нашего основного контрагента — НП НЭИКОН.

— Немало нового происходит не только в библиотеке. Насколько я знаю, существенно изменилась концепция Крымской конференции. В каком формате будет представлено мероприятие в 2015 г.?

— Должен сказать, что «Крым» давно перерос рамки обычной библиотечной конференции. Участие представителей музеев, вузов, архивов показало, что нам пора трансформировать конференцию в форум, где каждый из этих сегментов сферы культуры будет занимать свою нишу. Возможно, в следующем году мы предложим издательскому и книготорговому сообществам активнее поддержать свой блок.

Что касается музеев, то в этом году мы хотим выйти за рамки одной секции, посвящённой библиотекам музеев. Уверен, что музейное сообщество может представить более интересные результаты работы. Да и общих проблем у нас немало: виртуальные музеи очень близки к виртуальным библиотекам, информатизация музеев и библиотек осуществляется схоже.

Ежегодно вузы культуры проводят свой симпозиум. В этом году они обратились к нам с просьбой провести его на нашей площадке и таким образом сразу заполнили образовательную нишу. Возможно, это станет традицией. В любом случае образовательное направление должно присутствовать как самостоятельное, к нам необходимо приезжать не только директорам библиотек, но и руководству вузов. Это начинание активно поддерживается Минобрнауки России.

В этом году впервые в Крыму состоится день Министерства образования и науки РФ. На пленарном заседании руководство ведомства озвучит задачи по повышению эффективности образования в нашей стране, все основные разработчики проектов, как в рамках ФЦП, так и самостоятельных, представят свои результаты, выступят руководители региональных вузов.

Мы будем стремиться к тому, чтобы и архивное сообщество на нашей конференции позиционировало себя более масштабно.

Следствием смены концепции конференции стали изменения и в Программном комитете. Ранее он состоял в основном из экспертов библиотечного сообщества, а теперь в него включены музейные работники, руководители вузов. Поскольку у нас и музеи, и архивы, и большинство библиотек, и вузы культуры подчинены Минкультуры России, логично, что Программный комитет возглавил замминистра культуры Г.П. Ивлиев. Руководители департаментов министерства войдут и в Программный, и в Организационный комитеты.

— Главной темой прошлого года был Крым, его вхождение в российский книжный и библиотечный ландшафт. Какой будет основная идея конференции этого года?

— На мой взгляд, она очень удачно отражена в названии конференции: «Книга и библиотека: среда обитания». Крымская тематика, надеюсь, окажется столь же широкой, как в прошлом году, участие основных библиотек, включая вузовские, будет обеспечено. В Крыму теперь есть федеральный университет, который также планирует активно участвовать в нашей конференции.

— В 2014 г. политическая ситуация существенно повлияла на международный расклад Крымской конференции. Изменился ли состав участников по сравнению с прошлым годом?

— Международное участие будет, думаю, таким же, как и в прошлом году: 20–22 страны. Не будет США, зато приедут представители Канады, Англии, Франции, Германии, Польши, Латвии. Взаимодействия с Украинской библиотечной ассоциацией у нас теперь нет, но представители библиотечного сообщества Украины, я уверен, станут участниками. Мы будем рады участию украинских коллег.

— Я знаю, что при подготовке пленарного доклада немало информации Вы черпаете из итогов Лондонской книжной ярмарки (LBF). Не так давно Вы вернулись из Лондона. Каковы впечатления от мероприятия, какие новые аспекты библиотечного развития были представлены?

— Лондонская ярмарка отличается от других серьёзным научным компонентом. Конечно, интересно посмотреть, как развивается книжная отрасль. Имеет смысл ознакомиться с экспозицией, пригласить экспонентов на наши мероприятия, изучить тренды. Но для нас важнее конференция, которая проходит по всем основным направлениям, связанным с электронными библиотеками, цифровыми публикациями, трендами книжного рынка, авторскими правами. Не меньшее значение имеет общение с коллегами из Британской библиотеки. Третий год подряд мы проводим с ними узкий семинар, своего рода «мозговой штурм», обмениваясь опытом. Возглавляет группу британских коллег Энди Стивенс — старший вице-президент Британской библиотеки. Мы устраиваем дискуссии по разным темам, в частности, нашему проекту ИС ЭКБСОН очень помог семинар, в котором с британской стороны участвовали представители аналогичной системы, поддерживаемой в Великобритании. Этот опыт был важен и профессионально, и идеологически.

Должен сказать, что многие вопросы, которые обсуждаются и активно применяются на Западе, нам знакомы лишь в теории. Я имею в виду обработку больших данных, связанных данных. Простой пример: всем очевидно, что нельзя копировать книги целиком; зачем же об этом столько говорить, как это происходит у нас? А вот копилефт, Creative Commons, случаи, когда автор может или не может принять решение о доступе к произведению, судебную практику обсуждать крайне интересно.

Кроме того, меня всегда приятно удивляло, насколько дружелюбно на Западе выстраиваются отношения между библиотекарями и издателями. Там нет проблем и конфликтов: и те, и другие заинтересованы в развитии книжного рынка, совместно борются с пиратством и реализуют проекты. Например, Американская гильдия книгоиздателей является агентством по коллективному управлению правами, которое обеспечивает решение проблем с копирайтом именно для библиотек. А в Великобритании нет библиотечной ассоциации, там есть институт CILIP, который объединяет не только библиотеки, но и образовательные учреждения, при этом активно развивая издательскую программу.

— Какими будут ключевые акценты пленарного доклада?

— В этом году я решил выстроить доклад следующим образом: сначала планирую показать историю борьбы книги с окружающей действительностью: пожарами, вандализмом, запретами на чтение и т.д. Фактически книга подошла к моменту, когда ей стали реально угрожать оцифровкой, уже будучи хорошо подготовленной. В то же время информационно-технологический прессинг заставляет библиотеки меняться и идти вперёд, так чтобы сохраниться. При этом я хотел бы проанализировать некоторые различия российской и западной библиотечных систем. На самом деле мы не везде уступаем, но в России самая сложная в мире библиотечная система, самое большое количество библиотек, при этом не поддающееся точному статистическому учёту. Для российской библиотечной системы характерна разнонаправленность: детские, юношеские, муниципальные, сельскохозяйственные, профсоюзные, научно-технические библиотеки, тогда как за рубежом обходятся в основном только двумя типами: университетские и публичные. У нас достаточно продолжительное время было самое жёсткое законодательство об авторском праве. Очень сложна российская система комплектования, законы о госзакупках один жёстче другого. Отдельная проблема — скудное финансирование.

— Магистральным направлением Минкультуры России является НЭБ. ГПНТБ России всегда участвовала в этом проекте. Какие изменения произошли за последний год? Что вызывает наибольшие вопросы?

— До тех пор пока в НЭБ не пришли новые участники, нам было всё понятно. Мы хорошо взаимодействовали с головной организацией — РГБ, работали в сходной среде; для того чтобы вместе защищать ресурсы, согласовывали вид и объёмы поставляемого контента, решали вопросы стыковки массивов информации и программно-технического обеспечения. Сейчас появились новые участники, возникли новые тенденции, направления и, как следствие, вопросы. Мы продолжаем участвовать в экспертном совете, остаёмся одним из главных поставщиков контента. Пока система находится в режиме отладки, и до июля делать какие-то выводы бессмысленно. Но уже сейчас могу сказать, что у его потенциальных участников очень мало достоверной информации, да и концепция проекта требует уточнения и широкого обсуждения. Но Минкультуры России это знает и делает всё возможное.

У большого количества региональных библиотек возникают вопросы в части подключения к НЭБ: это будет всегда? Насколько это нужно? Им надо многое разъяснять. Когда речь идёт о федеральных ресурсах, таких как Электронная библиотека диссертаций, всё понятно. Когда нужно оцифровать и представить общественности редкую научно-техническую книгу или труды крымских конференций, тоже. Когда такие ресурсы появляются в НЭБ, это значит, что мы удовлетворяем информационные потребности большого количества людей. Но насколько там необходимо краеведение какой-либо области? Региональных библиотек в НЭБ 30, а субъектов федерации — 85. Логично предположить, что федеральный ресурс должен включать либо всё, либо ничего!

Как будет представлена библиотека диссертаций? Как организовать наполнение виртуальных читальных залов? На каких условиях будет предоставлен доступ к современному контенту? Кто и по каким критериям будет осуществлять отбор литературы в НЭБ? Вот далеко не полный перечень не до конца решённых проблем.

Отдельным блоком стоят законодательные вопросы и разработка терминологического аппарата, что очень важно, поскольку сейчас мы оперируем терминами 2005 г. При этом после долгого и взвешенного обдумывания я пришёл к мысли, что не следует вводить в закон терминологические изыски. Пусть терминологией занимаются эксперты по стандартизации, да и серьёзные наработки в этой области уже есть: на нашей кафедре в МГИК разработан целый раздел терминологии, связанной с электронными библиотеками. При этом ситуация сегодня такова, что в новом стандарте ИСО нет определения электронной библиотеки! Предусмотрены понятия «электронный фонд» и «электронная коллекция», что в принципе одно и то же. Читая современные стандарты, можно сделать вывод, что время электронных библиотек уже прошло: электронные организованные ресурсы — это совокупность электронных коллекций, которые не являются библиотекой в смысле её классической трактовки.

Об этом я тоже буду говорить в рамках Крымской конференции, а пока передал в Управление информационных технологий Администрации Президента и Минкультуры России своё предложение дать в законе одно определение НЭБ, которое всех устроит, а всё остальное передать группе по стандартизации, со своей стороны предложив её создать и возглавить.

— Каковы текущее состояние и перспективы развития ИАС «Карта российской науки»?

— ГПНТБ России отвечает только за часть этого проекта, являясь оператором системы. Доступ к «Карте российской науки» осуществляется через серверы ЦИТиС — нашего партнёра. Задача библиотеки — получить от учёного или научной организации информацию, проанализировать её, удостовериться, что она будет представлена в правильном сегменте. Кроме того, мы тщательно проверяем сами организации и часто помогаем найти то, что может представлять для них интерес, анализируем ссылки в Web of Science и Scopus, РИНЦ, еLibrary. Таким образом, создаётся ещё один мощный справочно-статистический аппарат, ориентированный на то, чтобы получить полное представление об отечественной науке.

По состоянию на 23 мая 2015 г. в ИАС «Карта российской науки» представлены 583 организации. В системе зарегистрирован 33 831 пользователь, из них 10 519 — верифицированные учёные. Среднее количество ежедневных посещений составляет 1,5 тыс.

За период 2007–2014 гг. в систему загружены 2 836 764 записи из БД РИНЦ (ООО «Научная электронная библиотека»), 70 109 НИОКР ЦИТиС, 253 646 книги из ИС ЭКБСОН (ГПНТБ России), 246 110 публикаций из базы данных Web of Science (Thomson Reuters), 431 650 публикаций из базы данных Scopus (Elsevier), 509 936 записей на патенты ФИПС.

— Недавно появилась информация о проекте поправок в ФЗ-44, в соответствии с которыми национальные библиотеки наделяются полномочиями по агрегации востребованных изданий и закупке доступа к полнотекстовым международным базам данных с дальнейшим распределением этого контента между библиотеками. Какова Ваша позиция в отношении данной инициативы?

— Мы выступили против этой идеи, которая впервые была высказана на встрече с Д.А. Медведевым. Сегодня ГПНТБ России обеспечивает более 150 вузов 10 основными источниками научной информации по договорам с зарубежными партнёрами и через НЭИКОН, и напрямую. Большой плюс нашей библиотеки в том, что мы можем совершать валютные трансакции, но не это главное. Мы очень долго разрабатывали и согласовывали с Минобрнауки России систему критериев, по которым тот или иной вуз может получить подписку за государственный счёт. Затем был создан ресурс в виде открытой системы на сайте, которая выдаёт статистику, подтверждает принятие заявки и формирует итоговую таблицу для министерства. Это налаженная и отработанная процедура, которую мало кто сегодня может сделать. Мы потратили два года на то, чтобы создать прозрачную и достоверную систему анализа и оценки. ГПНТБ России — не только библиотека, но и научно-исследовательский институт, мы научились это делать для всего вузовского и академического сообщества. Но при этом должен отметить, что эти обширные научные знания не нужны читателям публичных библиотек, даже самых больших: маловероятно, что учёный пойдёт в областную библиотеку за журналами Elsevier на английском языке в электронной форме. Поэтому считаю данную инициативу малоэффективной и слабореализуемой. Я имею в виду прежде всего расширение списка организаций-агрегаторов.

— Какое развитие получил проект ИС ЭКБСОН, как и кем он поддерживается?

— На сегодняшний день в проекте участвуют более 550 организаций, из них 392 университета, 143 научных учреждения. В системе зарегистрированы 49 936 пользователей. На данный момент ИС ЭКБСОН перенесена на отказоустойчивый кластер из шести серверов. В ИС загружено 956 баз данных. Из 18 млн записей более 10 млн — оригинальные. В системе представлены 22 432 ссылки на полные тексты (с учётом дедубликации).

Мы претендуем на то, чтобы ЭКБСОН стал самым крупным библиотечным каталогом страны. Но, развивая ресурс как каталог, мы понимаем, что пользователи ждут полных текстов. А того, что есть сейчас, согласитесь, маловато. Здесь два принципиальных момента. Во-первых, позиция поставщиков информации. Например, мнение Сибирского федерального университета таково: научные знания должны быть в открытом доступе, поэтому вуз свободно передаёт полные тексты, но таких участников меньшинство. Во-вторых, мы ждём окончательного решения по магистерским диссертациям, дипломам, курсовым работам. Изначально предполагалось, что ими будет заниматься ИС ЭКБСОН, существует проект размещения их в открытом доступе. Необходимо решать правовые вопросы, да и для интеграции с НЭБ нужны полные тексты.

Ещё один наш проект — Сводный каталог научно-технической литературы — фактически русскоязычный фонд стран СНГ, так его сейчас можно назвать более правильно. Как бы то ни было, именно в этом каталоге можно найти русскоязычные книги по науке, технике, сельскому хозяйству, медицине, которые есть в Грузии, Молдавии, на Украине, в Армении. Фонды хранятся долгое время, и для историков науки, политологов, изучающих распространение русской книги, это бесценный ресурс.

— Поделитесь идеей создания новой библиотечной ассоциации. Что было стимулом и кто является инициатором проекта?

— Сама идея возникла в прошлом году, а в рамках ЛИБКОМ мы обозначили инициативу создания ассоциации пользователей НЭБ. Однако в процессе обсуждения у коллег возникли логичные вопросы: а почему только НЭБ? Где ЭКБСОН, «Карта российской науки», другие крупные проекты, в которых участвуют сотни российских вузов и научных учреждений? Понимая, что подобный проект в рамках РБА реализовать практически невозможно, мы приняли решение о том, что нужно создавать самостоятельную структуру — новое общественное объединение. При этом я был убеждён, что мне никто не помешает и быть президентом новой ассоциации, и оставаться вице-президентом РБА. Но, к сожалению, возник конфликт. Готовясь к Конгрессу РБА, от лица инициативной группы я внёс на рассмотрение Правления предложение об информировании библиотечной общественности о нашем проекте на пленарном заседании Конгресса. Мы полагали, что живое обсуждение этой инициативы среди лидеров библиотечного дела помогло бы скорректировать наши планы, что в дальнейшем либо усилило, либо остановило бы процесс. Мы были уверены, что новые инициативы, поданные в корректной и уважительной форме, могли бы существенным образом увеличить интерес и к проектам РБА, и к пленарному заседанию, на котором уже многие годы не происходит никаких ярких событий, а регламент мероприятия носит формально-отчётный характер. Но разговора не получилось, в выступлении нам было отказано, более того, член Правления С.А. Басов сделал это в крайне некорректной форме. Затем процесс стал развиваться неконтролируемо, после чего я потребовал от Правления РБА (не забывайте, что я многолетний член Правления и вице-президент РБА), чтобы вопрос этики и неэтичного, чтобы не сказать больше, поведения члена её Правления был рассмотрен на ближайшем заседании, по итогам которого мне был бы представлен протокол. Дирекция ГПНТБ России высказалась по этому поводу более радикально. Мы уже бойкотировали Конгресс в Самаре, и это сделали не только мои соавторы по заявке на выступление: А.И. Вислый, В.В. Дуда, Е.Н. Гусева, но и другие коллеги. Мы будем серьёзно рассматривать наше будущее в РБА.

Что касается идеи создания новой ассоциации, то мы сейчас дорабатываем учредительные документы. Её работу предполагаем выстраивать не по принципу РБА и ИФЛА, регламенты и форматы которых серьёзно устарели. Мы не планируем многочисленных секций, круглых столов. У нас будут пять — семь основных направлений, дискуссионные площадки, тренинги и семинары. Первые год-два членские взносы для участников не предусматриваются.

Мы получаем много предложений от тех, кто хочет быть учредителями ассоциации, но остановились на семи претендентах. Это ГПНТБ России, РГБ, АПРИКТ, ГПНТБ СО РАН, РМБИЦ (Татарстан), муниципальная Томская библиотечная система, Тульский государственный педагогический университет им. Л.Н. Толстого. Для того чтобы стать членом нашей ассоциации, достаточно будет заявления. Объединение получит название Национальная ассоциация «Библиотеки будущего» и будет представлено на нашем форуме в Крыму. Там же мы проведём учредительное собрание.

— Спасибо!

Беседовала Елена Бейлина

Опубликовано в номере июнь 2015

 

Комментарии 

 
#2 АнастасияM 21.06.2015 19:25
К великому сожалению, и Гусева, и Минкульт имеют прямое отношение к этому бойкоту. Очевидно желание расколоть библиотечное сообшество в личных интересах, имеющих прямое отношение к НЭБ
Цитировать
 
 
#1 Наталия К. 03.06.2015 11:48
Привожу цитату:
"Мы уже бойкотировали Конгресс в Самаре, и это сделали не только мои соавторы по заявке на выступление: А.И. Вислый, В.В. Дуда, Е.Н. Гусева, но и другие коллеги.".
Е.Н. Гусева - начальник отдела в Министерстве культуры РФ. Я сомневаюсь, что Министерство культуры РФ участвует в подобных "детских" акциях в случае разногласий между членами общественных организаций. После прочтения высказываний г-на Шрайберга о создании новой библиотечной ассоциации напрашивается вывод, что предполагаемая к созданию организация будет очередным "междусобойчиком " единомышленнико в. Но хочется отметить, что в общественных структурах разногласия - это норма общения людей с разными взглядами. Когда начнутся разногласия в новой организации, ее члены опять предпочтут создавать новые структуры, и начнется фрактальная самоорганизация библиотечного сообщества? Или инициаторы думают, что Министерство культуры РФ "бойкотирует" всех несогласных с ними членов?
Цитировать
 



Какие форматы доступа на электронную периодику для вас наиболее интересны?
 

 


web-ban video

 

 web-ban model6

 

 web-ban neb1

 

 web-ban fz-kulture2

 

WebBann2017-04

 

 WebBann2017-05

 

 WebBann2017-06

 

WebBann2016-10

    

WebBann2015-03

 
Copyright © ООО Издательский дом "Университетская книга" 2011
Все права защищены.
Студия Web-diamond.ru
разработка сайтов и интернет-магазинов.