Книжный рынок и издательства   Библиотеки   Образование
и наука
  Конкурс
“Университетская книга”

Июль-август 2019
"Библиотека как площадка для новых практик"

  • Михаил ЭСКИНДАРОВ: «Главное достояние вуза - люди»
  • Библиотечные ассоциации мира
  • Selfpub: особенности национального рынка
  • Контрактная система: полная трансформация или новый этап реформирования?



МультиВход

t8

 

Интервью

Книжный рынок

Вузовские издательства

Искусство издавать

Библиотеки

Образование

Инновационные технологии

Электронные библиотеки

Культура книги

Библиогеография

Библиотехнологии

Выставки и конференции

Конкурсы и премии

Документы

Copyright.ru

КНИГА+

Год литературы

Журнал Онлайн

 

obnar-zaimstv-2019

 

lit-flagman1




 

rgdb-podari-rebenku


Рассылка


НЭБ как технологическая основа гуманистического модельного стандарта
16.01.2017 10:37

24 июня 2016 г. произошло знаменательное событие в российском библиотечном деле: была легализована Национальная электронная библиотека!

Государственная Дума приняла Федеральный закон «О внесении изменений в Федеральный закон "О библиотечном деле" в части создания федеральной государственной информационной системы "Национальная электронная библиотека"». Закон гласит, что право граждан на библиотечное обслуживание обеспечивается «путём предоставления доступа к федеральной государственной информационной системе "Национальная электронная библиотека"». Во вновь образованной статье 18¹, состоящей из восьми пунктов, содержатся исходные дефиниции, перечислены цели, задачи, функции, объекты и субъекты федеральной информационной системы, порядок её ввода в эксплуатацию и использования. Благодаря этой статье библиотечный закон более чем 20-летней давности приобрёл облик директивного информационно-технологического документа, соответствующего эпохе глобальной информатизации. Он, несомненно, серьёзно повлияет на библиотечную политику в России.

sokolovАвтор Аркадий Васильевич СОКОЛОВ, профессор СПбИК

Российский интеллигент-книжник, удручённый растущими ценами на литературу и ежегодным исчезновением в городах и сёлах 600–700 стационарных библиотек, может отнестись к проекту НЭБ трояко: либо скептически — очередной небескорыстный миф об информационном симулякре, придуманный невежественными технократами; либо наивно-восторженно — наконец-то искусные информатики произведут долгожданную трансформацию пыльной книжности в цифровую электронную коммуникацию; либо сочувственно-критически — грандиозная НЭБ не самоцель, а техническое средство. Должен признаться, что всероссийские масштабы и радикализм проекта привлекательны, но есть опасение, что энтузиасты НЭБ, далёкие от типичной библиотечно-библиографической практики, не представляют сложности организационно-политических, социально-психологических и когнитивно-семантических проблем, с которыми имеют дело профессиональные библиотекари и библиографы, и легкомысленно надеются на примитивные формально-логические методы. Задачи настоящей статьи заключаются в том, чтобы осмыслить: во-первых, официальную модель НЭБ, представленную в принятом Государственной Думой Федеральном законе; во-вторых, проблемы, оставшиеся за пределами законодательно принятой модели; в-третьих, социально важную цель, на которую следует ориентироваться в процессе построения НЭБ. Начнём с истоков.

истоКи иДеи нэб

Идея национальной электронной библиотеки возникла в атмосфере научно-технической революции 1960-х, открывшей перспективы компьютеризации, телекоммуникации, широкого использования высоких информационных технологий. Почвой для её зарождения послужили разработки автоматизированных информационно-поисковых систем (ИПС) и автоматизированных систем научно-технической информации (АСНТИ). Эти проекты, в сущности, сводились к автоматизации библиотечно-библиографических процессов, в центре которых стоял библиографический поиск. О построении в нашей стране сети автоматизированных библиотечно-информационных систем первым заговорил В.И. Тарасов, руководивший в 1970-е гг. автоматизацией ГПНТБ СССР [1]. В 1973 г. Государственный комитет СССР по науке и технике утвердил техническое задание на разработку первой очереди Автоматизированной системы ГПНТБ СССР [2], затем последовали вторая и третья очереди. В 1970-х начались работы по автоматизации библиотечно-библиографических процессов в Государственной библиотеке СССР имени В.И. Ленина [3]. К середине 1980-х большинство крупнейших советских библиотек обзавелись отделами автоматизации, которые трудились над созданием локальных систем.

В первой половине 1970-х Всесоюзная книжная палата (ВКП) развернула работы по созданию Автоматизированной системы государственной библиографии, централизованной каталогизации и статистики печати (АСОИ Госбиблиография)[4]. В АСОИ была предусмотрена система распространения библиографической информации на магнитных лентах в качестве автоматизированной версии национальной библиографии. Практика обмена магнитоленточными изданиями, получившая широкое распространение в Государственной автоматизированной системе научно-технической информации, является разновидностью корпоративной каталогизации. В нашей стране с 1998 г. функционирует Общероссийская информационно-библиотечная компьютерная сеть ЛИБНЕТ, в рамках которой создаётся машиночитаемый Сводный каталог библиотек России (СКБР), представляющий собой национальный библиографический ресурс.

Накопленный разнообразный и поучительный опыт локальных, отраслевых, корпоративных и общегосударственных автоматизированных систем привёл в начале третьего тысячелетия стратегически мыслящих руководителей библиотечного дела, учитывающих стремительное распространение электронной коммуникации, к идее создания Национальной электронной библиотеки. Эта идея была выражена в виде проекта концепции НЭБ, который начинался многозначительно: «Осознавая свою ответственность перед научным, образовательным и культурно-просветительским сообществом, настоящим и будущими поколениями, национальные библиотеки Российской Федерации считают необходимым инициировать проект создания Национальной электронной библиотеки, направленный на кумуляцию, раскрытие, сохранение и предоставление пользователям электронного наследия, выраженного как в форме цифровых копий, так и в форме документов электронного происхождения» [6].

Формирование НЭБ было начато в 2004 г. по инициативе Российской государственной и Российской национальной библиотек; несколько позже к ним присоединилась ГПНТБ России. В первоначальной идее под Национальной электронной библиотекой понималась библиотечно-информационная система, предназначенная для сбора, организации, хранения и предоставления пользователям преимущественно электронных изданий. Предусматривались интегральный каталог, включающий многоаспектное библиографическое описание каждого электронного документа, и поисковая система, обеспечивающая автоматизированный выбор нужных текстов по запросам любой сложности [6]. В свете перспектив построения в нашей стране информационного общества инициатива главных российских библиотек выглядит весьма актуальной и привлекательной, и не случайно в 2012 г. Министерство культуры РФ включило разработку НЭБ в качестве государственной системы в федеральную целевую программу «Культура России (2012–2018 годы.)». Теперь масштабы НЭБ не ограничивались электронной коммуникацией, а охватывали всё библиотечное пространство страны, и она стала котироваться как «единая публичная электронная библиотека, интегратор и координатор электронного библиотечного ресурса страны» [7].

7 октября 2014 г. статс-секретарь — заместитель министра культуры РФ Г.П. Ивлиев утвердил Концепцию развития Национальной электронной библиотеки на 2014−2016 гг., включающую Положение о НЭБ и другие организационно-методические документы. 28 октября 2014 г. решением Минкультуры России оператором, т.е. головной организацией НЭБ, была назначена Российская государственная библиотека, которой поручалось «собирать, архивировать, описывать электронные документы, способствующие сохранению и развитию национальной науки и культуры, а также организовывать их общественное использование». Спустя всего восемь месяцев РГБ объявила, что с 24 июня 2015 г. вводится в промышленную эксплуатацию ресурс НЭБ по адресу нэб.рф и любой гражданин России может воспользоваться её услугами в режиме удалённого доступа. Но можно ли сказать, что полувековая мечта российских библиотекарей и библиографов о Национальной электронной библиотеке воплотилась в жизнь? Для того чтобы ответить утвердительно, необходимо легитимировать НЭБ, т.е. включить её в действующее библиотечное законодательство. Именно этот юридический акт и был осуществлён Государственной Думой 24 июня 2016 г., затем одобрен Советом Федерации и Президентом страны. Что же представляет собой законодательно утверждённый проект Национальной электронной библиотеки?

офиЦиальный проеКт наЦиональной элеКтронной библиотеКи

Согласно дефиниции, приведённой в Федеральном законе, НЭБ является «федеральной государственной информационной системой, которая представляет собой совокупность документов и сведений в электронной форме, которые отобраны в соответствии с методикой отбора объектов Национальной электронной библиотеки, утверждаемой Правительством РФ, и доступ к которым предоставляется пользователям Национальной электронной библиотеки, в том числе с использованием информационно-телекоммуникационной сети Интернет». Эта дефиниция представляется неудачной по следующим причинам.

Во-первых, нелогично определять Национальную электронную библиотеку не как разновидность библиотек, а как информационную систему с дистанционно распределённым ресурсом. Во-вторых, типовая структура автоматизированных информационных систем включает:

а) информационное обеспечение (совокупность документов);

б) лингвистическое обеспечение (информационно-поисковые языки, рубрикаторы, классификаторы и т.п.);

в) программное обеспечение (software);

г) аппаратно-техническую базу (hardware);

д) кадровое обеспечение (персонал);

е) юридическое обеспечение.

Соответственно в Концепции развития НЭБ, разработанной в 2014 г., было сказано: «Государственная информационная система "Национальная электронная библиотека" — автоматизированная информационная система, содержащая совокупность информационных ресурсов, сервисов и приложений, а также программных и аппаратных средств, обеспечивающих единую точку доступа к фонду НЭБ» [5]. Законодательное определение является усечённым, потому что учтено только информационное обеспечение, а остальные системные компоненты исключены. В-третьих, наряду с интуитивно понятным словосочетанием «совокупность документов» используются термины «сведения в электронной форме» и «объекты НЭБ», которые вызывают недоумение. «Сведения в электронной форме» — это электронный документ, который входит в объём уже упомянутого понятия «документ», а «объект НЭБ» — произвольный неологизм, чуждый библиотечной лексике. Можно предположить, что в качестве подобных «объектов» подразумеваются архивные документы и музейные предметы, которые предполагается учитывать в НЭБ, но эти планы выходят за пределы библиотечного законодательства. Тем более что, как указано далее в п. 3, «объектами НЭБ являются созданные в электронной форме копии печатных изданий, электронных изданий, неопубликованных документов, в том числе диссертаций, книжных памятников».

НЭБ выполняет следующие технологические функции: создание, учёт, хранение объектов НЭБ и обеспечение доступа к ним пользователей. Пользователями проекта являются как читатели, работающие в помещениях библиотек, так и физические лица, не являющиеся пользователями библиотек и осуществляющие доступ к объектам НЭБ с использованием сети Интернет. Таким образом, гражданам России гарантируется фантастический библиотечный сервис: свободный доступ ко всем изданным и хранящимся в фондах российских библиотек изданиям и научным работам: от книжных памятников истории и культуры до новейших авторских произведений, включая лучшие образцы классической и современной художественной литературы, детской литературы, произведений, созданных на языках народов России. Разумеется, в соответствии с законодательством Российской Федерации и Положением о НЭБ.

Функционирование и развитие НЭБ, а также взаимодействие с участниками проекта обеспечивает оператор, в качестве которого выступает РГБ. В фонд НЭБ включаются: произведения, перешедшие в общественное достояние; произведения образовательного и научного значения, не переиздававшиеся последние 10 лет; произведения, права на которые получены в рамках договоров с правообладателями; а также другие произведения, правомерно переведённые в цифровую форму. Участниками НЭБ являются государственные и муниципальные библиотеки, библиотеки образовательных и научных учреждений, которые бесплатно предоставляют доступ РГБ к объектам НЭБ, содержащимся в их фондах. Оператор НЭБ обеспечивает ежедневное пополнение фонда оцифрованных изданий и ведение объединённого электронного каталога фондов российских библиотек. Уже сегодня пользователи НЭБ могут найти электронную копию издания в НЭБ для удалённой работы из читального зала ближайшей библиотеки или из дома, просматривать на законных основаниях оцифрованные издания, охраняемые авторским правом, из читального зала ближайшей библиотеки, подключённой к НЭБ, и получить единый электронный читательский билет, открывающий доступ ко всем фондам российских библиотек.

Допустим, технологические функции и задачи, перечисленные в ст. 18¹ Федерального закона «О библиотечном деле», успешно выполнены. Будет ли тогда уменьшена угроза гуманитарного кризиса, о которой говорится в Основах государственной культурной политики, утверждённых 24 декабря 2014 г. Президентом РФ В.В. Путиным? Напомним, что «к наиболее опасным для будущего России проявлениям этого кризиса относятся:

  • снижение интеллектуального и культурного уровня общества;
  • девальвация общепризнанных ценностей и искажение ценностных ориентиров;
  • рост агрессии и нетерпимости, проявления асоциального поведения;
  • деформация исторической памяти;
  • атомизация общества, рост индивидуализма» (см. раздел II Основ государственной культурной политики). Другими словами, способен ли грандиозный проект Национальной электронной библиотеки уменьшить дегуманизацию российского общества?

Да, в Федеральном законе однозначно провозглашается: «Целью создания Национальной электронной библиотеки является сохранение исторического, научного и культурного достояния народов Российской Федерации, обеспечение условий для повышения интеллектуального потенциала Российской Федерации и популяризации российской науки и культуры, формирование основы для создания единого российского электронного пространства знаний» (п. 1 ст. 18.1). Однако трудно говорить о влиянии библиотечного дела на гуманизацию общества, если неясна сущность библиотечного гуманизма. Остановимся на этом кардинальном вопросе.

гуМанистичесКий МоДельный станДарт

Модельный стандарт (стандартная модель) представляет собой эталон, предлагаемый социальным субъектам в качестве образца для подражания. В библиотечной практике в качестве инициатора разработки модельных стандартов в нашей стране выступила Российская библиотечная ассоциация (РБА), которая на своей конференции 2008 г. в Ульяновске приняла развёрнутую редакцию Модельного стандарта деятельности публичной библиотеки, где перечислены типовые задачи, решаемые библиотеками в качестве общедоступных центров информации и культуры, приведены информационные, просветительные, культурно-досуговые, краеведческие функции, предоставляемые библиотекой бесплатные библиотечные и библиографические услуги, состав фондов, электронные ресурсы и т.д. Идею модельной стандартизации в 2014 г. подхватило Министерство культуры РФ, которое распространило адресованные органам государственной власти субъектов Российской Федерации и органам муниципальной власти рекомендации — Модельный стандарт деятельности общедоступных библиотек. В стандарте установлены «минимальные требования к целям, содержанию, принципам,

структуре и условиям реализации библиотечно-информационного обслуживания населения страны общедоступными библиотеками». Известны также модельные стандарты детских и школьных библиотек, учитывающие их специфику. Нас интересует содержание гуманистической деятельности библиотек, а также их гуманистических ресурсов, независимо от их типа и вида. Очевидно, что для того чтобы разобраться в библиотечном гуманизме, нужно предварительно уяснить, что такое гуманизм вообще.

С философско-антропологической точки зрения гуманизм можно представить как сочетание пяти универсалий духовной культуры, которое в простейшем арифметическом выражении имеет вид

Гуманизм = { А + В + С + D + Е }, где

A — рационалистическая универсалия — обусловлена тем, что гуманизм вышел на историческую арену в эпоху Возрождения под знаменем рационального знания и творчества, которые противопоставлялись средневековому обскурантизму и церковному догматизму. Безумие, глупость, невежество исключаются из гуманистического мировоззрения как антиподы человечности. Поэтому категории «разум», «познание», «знание» входят в формулу гуманизма в качестве одной из универсалий культуры;

B — универсалия свободы — свобода воли (выбора) творческого самовыражения во всех областях человеческой деятельности, прежде всего в художественном творчестве, научном познании и предпринимательстве. Свобода самореализации разумного и знающего субъекта заключается в возможности осуществления естественных прав человека (свобода мысли, свобода слова, свобода общения, свобода самосовершенствования) и в добровольном выборе (свобода воли) ценностей.

С — эстетическая универсалия отражает свойственное людям, и только людям, неутилитарное, бескорыстное переживание гармонии мира и прекрасных произведений искусства, в том числе искусства книги. Эту универсалию выражают такие эстетические категории, как «прекрасное», «возвышенное», «искусство».

D — аксиологическая (ценностно-целевая) универсалия — представления о главных ценностях и цели (смысле) жизни человека в данном обществе, о назначении (функциях, миссии) социальных институтов и организаций, которые выражаются в оппозициях «альтруизм — эгоизм», «добро — зло». Альтруизм (бескорыстное человеколюбие) предопределяет цели гуманистической деятельности; его антипод — эгоизм — толкает человека на антигуманистические поступки.

Е — этическая универсалия, регламентирующая выбор гуманных (антигуманных) средств при взаимодействии людей друг с другом, выражающаяся в оппозиции «насилие — ненасилие», категориях «справедливость», «ответственность», «долг», «толерантность»». Гуманистическая этика основана на «золотом правиле»: не делай другим того, чего ты не желаешь себе.

Весьма важно подчеркнуть, что гуманизм нельзя сводить к отдельно взятой универсалии. Например, гипертрофированный разум может быть столь же бесчеловечным, как врождённый кретинизм; неограниченная свобода иногда опаснее рабства, абсолютизация эгоизма столь же нелепа, как абсолютизация альтруизма, и т.д. Гуманизм следует понимать как систему гармонично и нормально развитых культурных универсалий. Футурологи-гуманисты предупреждают: смертельно опасен гигантский рост научно-технической мощи и экономического богатства, если он соседствует с духовной деградацией и дегуманизацией отношений между отдельными людьми, народами, нациями, государствами. В экстремальных условиях столкновения цивилизаций и корыстных притязаний великих держав, межнациональных, религиозных, классовых конфликтов, озлобления обманутого и нищающего населения только гуманизация общественного сознания может спасти обезумевших людей от гибели.

Школа и литература, религия и средства массовой информации должны сыграть свою роль в гуманистическом возрождении постиндустриальной цивилизации, но без участия библиотечно-библиографического социального института не обойтись ни в коем случае. Центральной магистралью распространения гуманистических ценностей всегда была книжная коммуникация, хранящая многовековое гуманистическое наследие. Именно библиотеки, опираясь на свои ресурсы, способны выполнить гуманистическую социальную миссию, соответствующую условиям информационного постиндустриального общества. Эти ресурсы делятся на овеществлённые, представленные в фондах и справочных аппаратах, и одухотворённые — библиотечную интеллигенцию.

Гуманистический модельный стандарт можно представить как интерпретацию культурных универсалий в эталонной формуле гуманизма применительно к библиотечно-библиографическому социальному институту.

Получается следующая формула:

A (рационалистическую универсалию (разум, знание)) в библиотеке представляют фонды и библиотечная интеллигенция, образующие гуманистические ресурсы библиотечного института;

B (свобода самореализации) воплощается в свободном доступе читателей к библиотечным фондам (отсутствие цензуры и каких-либо формальных ограничений);

C (эстетическую универсалию) представляют библиотечное пространство, включая архитектуру, дизайн, интерьеры, а также книжные памятники как предметы искусства;

D (аксиологическая универсалия) сводится к культуроцентризму, в соответствии с которым библиотека служит для читателей центром книжности, информационной культуры и непосредственного общения;

E (этическая универсалия) реализуется в виде толерантного (доброжелательного) диалога работников библиотеки с читателями и коллегами.

Развёрнутая словесная формулировка гуманистической модели библиотеки читается следующим образом: библиотечный гуманизм — такая модель профессиональной библиотечной деятельности, когда библиотека представляет собой рационально и эстетически обоснованный социально-культурный центр гуманистической книжности со свободным доступом к его документным фондам локальных и удалённых пользователей и диалоговым субъект-субъектным общением читателей и сотрудников библиотеки. Библиотечный гуманизм характеризуется полнотой осуществления его составляющих в процессе библиотечной деятельности. Если реализуются все культурные универсалии, гуманистическая миссия осуществляется в полном объёме, если не все, то — частично или не выполняется вообще.

Реализовать библиотечный гуманизм в условиях техногенного информационного общества невозможно без обращения к информационно-коммуникационным технологиям, без использования Интернета и развития виртуального библиотечного пространства. Соотношение между идеей гуманизации общества и идеей его информатизации заключается в том, что гуманизация есть цель социальных трансформаций, а информатизация — средство достижения этой цели. Поскольку цель и средство неразрывно связаны друг с другом, эти две идеи должны не конкурировать, а дополнять друг друга в Национальной электронной библиотеке. Информационные технологии должны служить библиотечному делу, а не библиотечное дело — информационным технологиям. Библиотечные работники обязаны удовлетворять информационные потребности homo informaticus, используя локальные и удалённые информационные ресурсы. Но приоритетная и подлинная миссия библиотек заключается не в информационном обслуживании населения, а в защите информационного общества от губительного недуга дегуманизации. Поэтому конечная цель Национальной электронной библиотеки заключается в том, чтобы служить технологической основой для гуманистической деятельности российских библиотек.


Список источников:

1. Тарасов В.И. О построении национальной сети автоматизированных библиотечно-информационных систем в СССР // Науч.и тех. б-ки СССР. – 1970. – № 9. – С. 37–42.

2. Техническое задание на разработку автоматизированной системы ГПНТБ СССР / Гос. комитет СССР по науке и технике. – М., 1974. – 48 с.

3. Невраев В.Ю., Мишин В.А., Фадичева Е.Н. Автоматическое формирование систематических и предметных перечней АС Государственной библиотеки СССР имени В.И. Ленина // Сов. библиотековедение. – 1977. – № 2. – С. 96–105; Санчес-Мехидо Л. Реализация функции поиска в автоматизированной ИПС по универсальной тематике // Сов. библиотековедение. – 1976. – № 2. – С. 58–69.

4. Технический проект автоматизированной системы сбора, обработки, хранения, поиска и выдачи информации об отечественных изданиях (АСОИ). – М., 1974. – 256 с.

5. Национальная электронная библиотека: проект концепции / Рос. гос. б-ка; под ред. Т.В. Майстрович. – СПб. – 2003. – 28 с. Концепция была утверждена на заседании Совета по сотрудничеству РГБ и РНБ 17 декабря 2004 г. (www.ruslibnet.ru:8101/prog/).

6. Майстрович Т.В. Российская национальная электронная библиотека: задачи и принципы организации // Библиотековедение. – 2005. – № 1. – С. 44–52.

7. Министерство культуры РФ. Решение коллегии // Библиотековедение. – 2–14. – № 3. – С. 9.

Опубликовано в номере ноябрь 2016

 



Какие форматы доступа на электронную периодику для вас наиболее интересны?
 

 


webbanner-08-video

 

 webbanner-07-nacproekt

 

 webbanner-01-neb

 

 webbanner-02-fz-o-kulture

 

webbanner-red-03-ebs

 

webbanner-red-04-kn-rynok

 

 webbanner-red-05period-pechat

 

 webbanner-red-06-ros-poligrafiya

 

webbanner-red-10-sost-kultury

 
Copyright © ООО Издательский дом "Университетская книга" 2011
Все права защищены.
Студия Web-diamond.ru
разработка сайтов и интернет-магазинов.