Книжный рынок и издательства   Библиотеки   Образование
и наука
  Конкурс
“Университетская книга”

Декабрь 2018
"Библиотека 3.0 - центр науки, сервисов и инноваций"

  • Минчжоу ЧЖАН: «Окружение ребёнка - это ключ к чтению»
  • Когда книга звучит
  • Технократическая библиотека
  • Высшая школа: онлайн-стандарт



МультиВход

Интервью

Книжный рынок

Вузовские издательства

Искусство издавать

Библиотеки

Образование

Инновационные технологии

Электронные библиотеки

Культура книги

Библиогеография

Библиотехнологии

Выставки и конференции

Конкурсы и премии

Документы

Copyright.ru

КНИГА+

Год литературы

Журнал Онлайн

vseros-forum-obrazovanie-2019




 

rgdb-podari-rebenku


Рассылка


Норма или исключение? Как работать с типовыми нормами времени и выработки на процессы научной обработки
29.11.2018 10:06

В издательстве «Пашков дом» Российской государственной библиотеки вышла в свет книга И.П. Тикуновой «Организация нормирования труда в библиотеке: сборник нормативных, методических и информационных материалов» — объёмное издание (454 с.), крайне необходимое руководителям библиотек и их подразделений, в первую очередь методистам.

sukiasyan

Автор Эдуард Рубенович СУКИАСЯН, главный редактор ББК Российской государственной библиотеки

Основная часть книги — публикация действующих сегодня нормативных документов, принятых государственными органами власти и управления, практически полный их комплект. В развёрнутой вводной статье И.П. Тикунова раскрывает основные требования, относящиеся к нормированию, рассказывает о том, как разрабатывались, внедрялись и использовались нормы, как совершенствовались методы изучения затрат времени.

Книга хорошая. Но рассчитана она на умных, думающих читателей. Как это всегда бывает, у нас встречаются порой и другие. Одна из коллег написала мне: «У нас дополнительный фронт работ: ведём статистический учёт всех элементов каждой библиографической записи, помножаем на нормы, складываем доли минут. Как это трудно: ведь десятую долю минуты превратить в секунды (это будет 6 сек) можно, но как складывать с ней, например, двенадцатую долю минуты? Затем выявляем нарушение нормы, которую наше руководство возвело на уровень закона. Нам пообещали: в конце квартала объём таких "нарушений" отразится на наших зарплатах».

Всем написавшим мне я отвечаю отдельно. В данном случае сначала отметил, что проблемы нет (0,12 мин — это 5 сек), а потом спросил, какой НИР занимается библиотека. Оказалось, внедряют новое пособие.

Библиотека, откуда пришло письмо, университетская. Поэтому я решил ответить через «Университетскую КНИГУ». Пока писал статью, пришло ещё шесть писем. Мне, дело понятное, пишут мои коллеги каталогизаторы. Спрашиваю: а почему вы не написали автору сборника И.П. Тикуновой? Отвечают: мы её не знаем. Называют фамилии старых сотрудников РГБ, которые десятки лет занимались нормированием (Н.А. Смирнову и др.). Коллеги, они уже не работают. А Ирина Петровна Тикунова имеет огромный опыт научно-методической работы, кандидат наук. Работает в Москве уже давно, приехала из Архангельска. Мне кажется, её давно знает вся страна.

НОРМЫ — ЭТО ЗАКОН, СТАНДАРТ ИЛИ РЕКОМЕНДАЦИЯ?

Сначала рекомендую прочитать в «Библиотечной энциклопедии» (Москва, 2007) большую статью «Нормирование библиотечного труда» (с. 737–738) и поискать в ней положение о правовом статусе норм и нормирования вообще. Некоторые дочитывают статью до конца и видят в последнем абзаце слова: «Благодаря рекомендательности типовых норм…» Именно так, коллеги! У нас нет закона о нормах, и даже стандарты теперь носят рекомендательный характер. Поэтому никому не дано право превращать «нарушителя норм» в подсудимого и искать соответствующую статью в Кодексе РФ об административных правонарушениях.

УЧЁТ КАК ОСНОВА НОРМИРОВАНИЯ

Всякая норма — результат глубоко продуманной системы учёта. Нет никакого смысла говорить о нормах, если руководитель не владеет статистикой. Сначала надо получить точную картину того, как работает библиотека и каждое её подразделение. Вы организовали выставку или мероприятие, составили пособие, обработали партию книг? Во что это обошлось? Укажите количество трудочасов. Что-то я не встречаю такого показателя в нашей отчётной документации.

Как было бы хорошо знать не только трудозатраты в часах, но и их стоимость в рублях. Фантастика, скажете вы. Ничего подобного. Что делает в библиотеке АБИС? Учёт всего проделанного должен вести не сотрудник, а машина, которой задана соответствующая программа. Все процессы и операции получают свои коды, а сотрудники — персональные (личные) номера. Многие подумают: сколько же времени нужно потратить, чтобы с утра до вечера вводить эти коды? Но это пришлось бы делать, если бы не было АБИС: система сама определит, кто работает за компьютером. Конечно, некоторые вопросы придётся уточнить, ввести на клавиатуре ручным способом. Но от ведения бумажного учётного листа вы будете освобождены навсегда. Дальше всё просто. Система знает стоимость вашего труда за один рабочий час. Вы потратили на подготовку обзора известное время? Вот его стоимость.

Путём несложных манипуляций на компьютере моя коллега в библиотеке университета в Питсбурге (США) выяснила, кто из её сотрудников как работал вчера и в прошлом месяце. Картина открылась очень интересная (люди скрыты за номерами). «А как же насчёт покурить?» — спросил я. «От курящих мы освободились два года назад».

Это было в 1990 г. Я подумал тогда: через пару лет такое увижу и у себя в отделе… Прошло уже более четверти века, а библиотечная автоматизация пока нам многого не дала.

ПОЧЕМУ НОРМА ВСЕГДА ПРИБЛИЗИТЕЛЬНА?

Норма — это функция многих переменных. В переводе на понятный для гуманитариев язык: на неё многое влияет. Лучше, если сами сотрудники о нормах знать не будут. Обработал, например, 10 книг — запиши количество и время. Нормы — для планирования, а не для ежедневного учёта.

Моим сотрудником Б.К. Ситником вечно были недовольны его заведующие. Борис Константинович вёл с 1960 г. наш каталог по изобразительному искусству. Имея блестящее образование, дополнил его библиотечным (на Высших библиотечных курсах) и стал последовательно осваивать иностранные языки. Когда мы познакомились (в 1974 г. я стал заведующим), он читал на многих европейских языках. Конечно, «свои» таблицы ББК и состав каталога он знал досконально. Одним из первых систематизаторов он получил право «красного клейма»: редакционно-методическая группа его не проверяла. Но порядка он не придерживался. Звонит заведующая: пишу докладную на Ситника. Через полчаса сдавать книги, у него на столе две пачки книг и альбомов, все не обработаны. А он исчез в 11 утра…

Вспоминаем: он заходил утром, попросил пропуск на вынос книги. Через минут десять звонят: пришёл, радостный! Захожу в группу. Борис Константинович ручкой проставляет индексы, пишет аннотации, не заглядывая в таблицы. Две пачки обработаны за минуты. Где были, Борис Константинович? — В Музее изобразительных искусств имени Пушкина. В 15.00 собрали консилиум по этой книге, художник из Венгрии — новый, его никто не знал. Книга на немецком. Вот карточка в наш АПУ. Сегодня для него великий день.

Вот и подумайте: как быть с нормами? А если придёт автореферат с названием из десятка слов? И его надо обработать так же, как альбомы Эрмитажа или монографии о П. Ренуаре?

Норма — нечто среднее. Если поделить затраченное время на количество названий, мы получим среднее за месяц, квартал, год. Можно уточнять норму каждый год. Если технология не меняется, отклонения будут небольшими. Но с типовой нормой у нас ничего совпадать не будет.

Каждая библиотека имеет массу своих особенностей. Многие, например, до сих пор не ведут АПУ к своему каталогу (а это, между прочим, предусмотрено нормами, так как регламентировано ГОСТ 7.59). В других не затрудняют себя переводом заглавий книг на иностранных языках или краткой аннотацией. Порой даже не указывают язык текста, что надо делать обязательно. У вас есть рабочая инструкция для систематизатора, в которой чётко записано, что он должен делать, в каком объёме и в какой последовательности? Оказалось, что об этом не думали, взялись сразу за введение типовых норм.

КНИГИ БЫВАЮТ РАЗНЫЕ…

Об этом скажут вам в любой библиотеке. Есть классическая литература (и не только художественная). Затраты на обработку поступающих в библиотеку объектов каталогизации, которые уже представлены в её коллекциях, несопоставимы с затратами на работу с книгами, впервые поступившими в фонд. В описательной каталогизации достаточно проверить заголовок и произвести приписку, в содержательной считается необходимой корректировка ранее присвоенных терминов индексирования (классификационных индексов, предметных рубрик, ключевых слов). Это же алгебра нашей работы, здесь не должно быть отклонений. Увы! Открываю электронный каталог библиотеки: у первого издания почти ничего не совпадает с последующим. Коллеги, в каталогизации есть определённая дисциплина. Нельзя до такой степени не уважать читателей.

КОГДА ЯЗЫК СТАНОВИТСЯ ПРЕПЯТСТВИЕМ

Содержательное индексирование требует понимания смысла текста. Сколько названий книг на иностранных языках в год поступает в вашу библиотеку, на каких языках? Этой информацией должен владеть руководитель. Он подбирает кадры и определяет направления повышения квалификации своих сотрудников.

Проанализировав поток поступлений за два десятилетия, возьму на себя смелось утверждать, что 60% (иногда и больше) окажется на английском языке, примерно по 12–15% — на трёх наиболее распространённых языках (французском, испанском, немецком). Очень интересная поправка: у технической литературы доля немецкого языка растёт. Аналогичная картина с итальянским языком, если иметь в виду литературу по искусству. В коллективе больше всего нужны специалисты, знающие эти языки. В первую очередь (не перестаю это говорить уже много лет) — английский. Кроме того, в университетской библиотеке надо иметь специалиста, знающего латынь, древнегреческий, старославянский. И конечно, национальный язык титульной нации, если ваш университет находится в национальной республике.

Трудная задача? Это только так кажется сначала. Правильно настроенная кадровая политика даст свои результаты через несколько лет.

В Нью-Йоркской публичной библиотеке я увидел справочник, в котором рядом с названиями многих десятков языков были приведены имена и телефоны сотрудников. С ними можно посоветоваться: созвониться по телефону, договориться о встрече и проконсультироваться. На первой странице было сказано: подготовьтесь к разговору! Вы должны задавать чёткие и понятные собеседнику вопросы, помня о том, что он не занимается ни каталогизацией, ни классификацией. Правильный совет.

Ну а если такого сотрудника нет? Давайте поразмышляем, для кого библиотека получила, например, книгу на фламандском языке (его ещё называют нидерландским или голландским)? Наверное, подумал я, для нашего читателя, который знает этот язык. Надо найти такого. Не без труда удалось установить: в Москве владеют этим языком немногие. Но среди них оказался телеведущий В.К. Молчанов. Если бы можно было предположить, как он обрадуется, узнав, что в «Ленинку» поступила книга на фламандском и мы не знаем, что с ней делать! Владимир Кириллович приехал в тот же день, помог нам. Коллеги, это метод, которым часто пользуются в зарубежных библиотеках: там знают своих читателей!

Однажды я выступал перед библиотекарями и рассказал об этом. Строгая директриса сказала: с его стороны это платная услуга, сколько вы ему заплатили? Сколько же у нас руководителей-бюрократов!

КАТАЛОГИЗАЦИЯ: ОРИГИНАЛЬНАЯ ИЛИ ЗАИМСТВОВАННАЯ?

В типовых нормах до сих пор можно встретить слова: «...с использованием печатной карточки». Так прочно вошла централизованная каталогизация в нашу жизнь (скоро ей исполнится 100 лет!), что забыть о ней мы не можем. Ну а те, кто переписывает из издания в издание старые нормы по обработке, так далеки от каталогизации и современной практики, что ничего нового просто не замечают.

Наверное, только у нас до сих пор есть библиотеки, которые сами составляют библиографические записи. В мире давно уже заимствуют (проще говоря — переписывают) из электронных каталогов и известных баз данных, называемых авторитетными (такими, которым можно доверять). Право вести самостоятельную каталогизацию надо заслужить. Во всём мире каталогизаторов учат особо, считают штучным товаром: уж очень большая на них ложится ответственность. Зачем покупать книгу, если она так отразится в каталоге, что её никто не будет спрашивать?

В большинстве стран мира используют продукты OCLC. Но для этого следует принять практику этой глобальной организации: использовать определённые правила каталогизации, системы классификации и индексирования, те принципы технологии, за которые проголосовали участники. У нас не получилось работать с OCLC, хотя попытки предпринимались. Такие страны, как Польша или Швеция, перешли на работу с OCLC. Пришлось пойти на определённые жертвы (Швеция, например, лишилась своей национальной классификации). Несколько десятилетий назад Французская национальная библиотека в Париже передала свой каталог в OCLC — там его полностью отразили во Всемирном каталоге. На июнь 2018 г. в нём присутствовало 425 433 779 библиографических записей (2 664 356 813 единиц хранения) на 491 языке (39% — на английском). В России создали центр ЛИБНЕТ с примерно аналогичными функциями. Не всё получилось: уровень дисциплины у наших библиотек, мягко говоря, хромает. На одно издание часто оказывается несколько записей, а, например, в РГБ и РНБ индексы ББК определяют по таблицам, которые сохранились только в этих библиотеках. Со временем оказалось: в стране функционируют альтернативные системы корпоративной каталогизации с более качественными записями. Такие были раньше на территории и США, и многих других стран. Но OCLC за 45 лет удалось доказать всему миру: этой технологии альтернативы нет. Вам что-то не нравится? Напишите, с вами свяжутся, объяснят, доведут... Там исходят из того, что всё должно быть удобным и доступным. OCLC — независимая от государства организация, принадлежащая самим пользователям. А мы до сих пор считаем OCLC американским…

ЧТО ТАКОЕ РАСЧЁТНЫЙ МЕТОД ПЛАНИРОВАНИЯ?

Если исходить из того, что норма — инструмент планирования, становится понятно, что в его основе — учёт. У нас, к сожалению, есть и планирование, и то, что мы называем учётом. Но на простой вопрос (например, сколько классификационных индексов у вас ставится на сотню или тысячу названий?) многие наши руководители ответить не могут.

Отвечают просто: «Это уж как получится». А как же вы планируете время на расстановку карточек? И вообще, как рассчитать план отдела?

Больше трёх десятков лет назад я стал активно пропагандировать расчётный метод планирования. Источники — план отдела комплектования (две его позиции: новые поступления в названиях и в экземплярах) и ваш отчёт за прошлый год. Вы получили и обработали конкретное число названий и экземпляров. Подсчитайте средние трудозатраты на одно название и один экземпляр (ещё лучше: подсчитать на сто и получить среднюю). Можно детализировать: на 100 названий расставлено в алфавитные каталоги … карточек (основных и добавочных), затрачено трудочасов, в систематические (основных и дополнительных) … карточек, затрачено трудочасов. В среднем на одно название … карточек в алфавитный каталог, в систематический каталог… Вы получили очень нужные условные коэффициенты, используя данные одного года. В будущем году постарайтесь их уточнить. Через годы вы убедитесь: они перестали изменяться!

Счастлив тот руководитель, кто знает полученные с помощью расчётов такие средние показатели — и не только по делам, связанным с каталогами… Я знал, например, заранее, сколько рабочих дней в среднем моими сотрудниками будут покрыты в наступающем году больничными листами. Заранее можно было планировать, кого из пенсионеров оформим на пару месяцев. Мы нарушали закон — и не скрывали это. Звонили по телефону — замена появлялась тут же.

ЗА РУБЕЖОМ: ОБЫЧНАЯ ТЕХНОЛОГИЯ И ТИПОВАЯ НОРМА

Всюду, где я бывал, интересовался технологией и организацией процесса обработки. Конечно, меня интересовали крупнейшие библиотеки. В США посетил Библиотеку Конгресса, Нью-Йоркскую публичную библиотеку и десяток университетских библиотек, в Великобритании — Британскую библиотеку. Добавим королевские библиотеки Швеции и Дании. Часто в библиотеке бывал, но технологию не показывали: это как-то не принято.

Что интересно: начало всегда одинаковое. Передаёшь в дар директору привезённый из Москвы презент (так принято). Конечно, сразу благодарят, а книга тут же исчезает. А вот дальше по-разному. Иногда она снова появляется в руках директора. А иногда её приносят и что-то при этом сообщают. Сразу же возникает радостное волнение: книгу рассматривают, громко благодарят, начинают приносить всякого рода сувениры. А в конце пребывания в ответ получаешь подарок — книгу или что-то интересное, например майку американского университета.

При случае я попросил объяснить, почему так происходит. Книгу сразу передают каталогизатору, он бежит к ближайшему компьютеру и входит в электронный каталог системы (почти нигде своих ЭК уже не осталось). Достаточно ввести ISBN или заголовок. Если книга в каталоге системы есть, библиотеку отметят, пришлют через пару дней комплект карточек и счёт за оплату. А если такой книги нет, то за компьютер садится самый квалифицированный, как правило сертифицированный, каталогизатор. К нему никого не пускают — в его распоряжении час. Такова комплексная норма на полную обработку одного названия. Процесс выполняется одним сотрудником и включает в себя уточнение заголовка с помощью авторитетного файла и других источников, составление полного библиографического описания и индексирование (как правило, в нескольких видах). После чего данные вводятся в буферный файл. Его сначала проверят редакторы. И только потом он попадёт в электронный каталог системы. Но в любом случае та библиотека, которая первой ввела, получит гонорар — и немаленький.

Сразу же скажу: столько же времени даётся на одно название (час), если речь идёт о процессах, связанных с приобретением издания и его инвентаризацией.

Спрашиваю: значит, по нормам вы должны обработать восемь изданий в день? Нет, у нас в плане на рабочий день не более шести, в год — 1,5 тыс. (из расчёта 250 рабочих дней в году). Но так много книг на каждого каталогизатора (в нашем университете нас трое) мы не получаем. Иногда нам присылают 12 или 15 изданий, а чаще два-три. Это зависит от языка, от возможных проблем при индексировании… Конечно, проще с художественной литературой или учебниками… Книги бывают самые разные. У нас очень умный диспетчер…

Коллеги, у вас есть в коллективе диспетчер?

СДЕЛАЕМ ВЫВОДЫ

Повторяю: я, конечно, писал о каталогизации. Ситуация в стране сложная. В каком режиме (ручном или автоматизированном) работают библиотеки, сразу не скажешь. Те, которые думают, что они на передовой, на самом деле иногда оказываются в глубоком тылу. Пора заканчивать с разделением процессов между «описаторами» и систематизаторами. Следует переходить на современные методы и понимать, чего хотим и куда идём.

Тогда и с нормами проще будет работать.

Опубликовано в номере ноябрь 2018

 



Какие форматы доступа на электронную периодику для вас наиболее интересны?
 

 


web-ban video

 

 web-ban model6

 

 web-ban neb1

 

 web-ban fz-kulture2

 

WebBann2017-04

 

 WebBann2017-05

 

 WebBann2017-06

 

WebBann2016-10

    

WebBann2015-03

 
Copyright © ООО Издательский дом "Университетская книга" 2011
Все права защищены.
Студия Web-diamond.ru
разработка сайтов и интернет-магазинов.