Книжный рынок и издательства   Библиотеки   Образование
и наука
  Конкурс
“Университетская книга”

Октябрь 2019
"Издательские инициативы: стратегия и тактика"

  • Лойда ГАРСИА-ФЕБО: «Наше будущее - в помощи людям»
  • Драйверы рынка и инвестиции в развитие
  • Книжный фикс-прайс: российские перспективы
  • ИФЛА-2019: диалог для изменений



МультиВход

t8

 

Интервью

Книжный рынок

Вузовские издательства

Искусство издавать

Библиотеки

Образование

Инновационные технологии

Электронные библиотеки

Культура книги

Библиогеография

Библиотехнологии

Выставки и конференции

Конкурсы и премии

Документы

Copyright.ru

КНИГА+

Год литературы

Журнал Онлайн

 

obnar-zaimstv-2019

 

ufimskiy-salon-2019

 

lit-flagman1




 

rgdb-podari-rebenku


Рассылка


Библиотека и библиотекари в обществе знаний
14.01.2019 09:35

Как бы ни мечтали об обратном издатели и полиграфисты, книготорговцы и библиотекари, но за неполные 20 лет XXI в. кардинально изменились формы и способы создания, распространения и хранения информации. Строившаяся на обращении печатного документального массива эра Гутенберга в полном соответствии с основополагающими законами диалектики клонится к закату. Печать постепенно, но неуклонно уступает место цифровому информационному потоку: веб-сайтам, электронным книгам и, в ещё большей степени, анимации, аудио- и видеоканалам, а также нарождающемуся поколению медиа в виде многомерной графики и голографических объектов.

stepanov-vadimАвтор Вадим СТЕПАНОВ, доцент Московского государственного института культуры

ЦИФРОВАЯ РЕВОЛЮЦИЯ И ЕЁ ПОСЛЕДСТВИЯ ДЛЯ ТРАДИЦИОННОЙ БИБЛИОТЕКИ

Воплощается в реальность сделанное более 50 лет назад гениальное предсказание основоположника современной теории коммуникации Герберта Маршалла Маклюэна, который в своих широко известных научных бестселлерах 1960-х гг.¹ обосновал и научно доказал наличие трёх глобальных этапов развития цивилизации:

·         первобытная дописьменная культура, основанная на принципах естественности и коллективности образа жизни, восприятия и понимания окружающего мира благодаря устным формам связи и передачи информации;

·         культура письменно-печатная, заменившая устно-эмоциональные формы общения книжными и утвердившая вместо естественности коллективизма дидактизм, индивидуализм и национализм;

·         современный этап, отходящий от почитания книжной культуры в сторону возрождения устности и естественности аудиовизуального восприятия мира, но на основе электронных медиа².


¹. McLuhan Marshall. The Gutenberg Galaxy: The Making of Typographic Man. — Toronto, University of Toronto Press, 1962. — 293 p.; McLuhan Marshall. Understanding Medi: The Extensions of Man. — New York, McGraw-Hill, 1964. — 359 p.; McLuhan Marshall. The Medium is the Massage: An Inventory of Effects / Marshall McLuhan, Quentin Fiore; co-ordinated by Jerome Agel. — New York, Random House, 1967. — 157 p.; McLuhan Marshall. War and Peace in the Global Village / Marshall McLuhan Quentin Fiore; co-ordinated by Jerome Agel. — New York, McGraw-Hill, 1968. — 190 p.

². Землянова Л.М. Зарубежная коммуникативистика в преддверии информационного общества: толковый словарь терминов и концепций. — М.: Издательство Московского университета, 1999. — С. 114–115.

На наших глазах связанная цифровыми каналами передачи данных в единую глобальную «деревню» человеческая цивилизация выстраивает иную систему отношений, порождая новые институты и освобождаясь от прежних или до неузнаваемости меняя содержание их работы. Одним из последствий, на которые указывал Маклюэн, является снижение значения текста для передачи информации и соответственно сокращение всей индустрии, обслуживающей каналы текстовой передачи данных. Появившаяся за последнее десятилетие возможность повсеместно и постоянно общаться в аудио- и видеорежимах, вместо того чтобы читать и писать, кардинально меняет образ жизни всего человечества.

Изначальная причина этого процесса основывается на физиологии работы человеческого мозга, который помимо воли владельца стремится постоянно экономить энергию. В реальности это выражается в том, что, если какое-то действие, например получение информации, можно осуществить более лёгким способом, мозг всегда будет стремиться «сэкономить» и предпочтёт более простой путь. Поскольку процесс чтения гораздо более энегрозатратен, нежели восприятие видео- или аудиоконтента, мозг, а следовательно, и отдельный человек, и человечество в целом станут всё более предпочитать тексту аудиовизуальное восприятие мира.

Последствия этой глобальной трансформации ещё только предстоит осмыслить: она, без всякого сомнения, вызовет тектонические сдвиги в образе жизни всей цивилизации, изменив, по сути, сам способ мышления большинства граждан Земли. Убедительным доказательством того, что этот процесс уже идёт полным ходом, является следующий факт: всего лишь 50 лет назад самым большим влиянием на общественное мнение обладали владельцы газет и журналов, затем информационная власть перешла к радио- и телекомпаниями, а сегодня наибольшим влиянием обладают интернет-гиганты наподобие Google, Faceboоk или «Яндекс», не имеющие никаких материальных воплощений.

Естественно, что уже идущий переход с текстового познания мира на аудиовизуальное самым существенным образом влияет на всю систему коммуникаций, приводя к её кардинальной реорганизации. В частности, система цифровых коммуникаций устраняет необходимость в традиционной системе библиотек: любой житель планеты уже обладает или в самой ближайшей перспективе будет обладать возможностью получить практически любую информацию в разных форматах, в любом месте и независимо от времени суток, не прибегая к услугам печатного документального массива.

Библиотеки оказались в своего рода «кольце анаконды». Это выражение иллюстрирует способ, которым змея, постепенно сжимая кольца, лишает жертву пространства и в итоге самой жизни. Катастрофическое снижение востребованности, ставшее бы убийственным для любого вида бизнеса, применительно к находящимся на содержании у власти библиотекам выразилось в их глубокой деградации. В течение последних полутора-двух десятилетий библиотеки из повсеместно востребованных учреждений с чётко очерченным функционалом и устойчивой пользовательской аудиторией неуклонно превращаются для своих учредителей в классический чемодан без ручки, который, как известно, тащить сложно, а бросить жалко. Очевидность этого процесса проявляется в повсеместном сокращении бюджета на все виды развития, включая комплектование; численности персонала и самой площади библиотечного пространства. Череда слияний, сокращений, урезаний и иных форм сжатия, объединённых обтекаемым термином «оптимизация», свидетельствует о явном и повсеместном желании учредителей сокращать расходы на ставшие «неликвидными» учреждения³.


³. Предложения о расформировании библиотек с передачей фонда на кафедры вузов, объединения школьных и массовых библиотек, трансформации библиотек в библиотечные пункты, объединение детских и юношеских, а иногда и специальных библиотек на уровне субъектов Федерации являются типичной составляющей российской библиотечной повседневности.

Тяжёлая ситуация, однако, не мотивировала библиотекарей трезво разбираться в её изначальных причинах и искать выход. Профессиональное сообщество в основной своей массе оказалось в плену стереотипов прошлого и, начисто игнорируя научно доказанные факты, лелеет мысль вернуть прежнее значение библиотек за счёт наполнения их новыми, хорошими, книгами. При этом статистика последнего десятилетия, красноречиво свидетельствующая о хронической стагнации полиграфического производства и книгоиздательского рынка и, что ещё более важно, о резком снижении научной и художественной ценности печатных изданий, попросту отвергается как несущественный фактор⁴.


⁴. Анализ статистических данных, ежегодно публикуемых Российской книжной палатой, позволяет сделать вывод о том, что издательская отрасль удерживается от окончательного упадка исключительно по причине распространения технологии малотиражной печати и усилий издателей, всеми силами рекрутирующих в число авторов создателей разного рода дилетантских произведений. Пару десятилетий назад издание книги состояло из целого ряда сложных этапов — печатного станка удостаивались лишь произведения, прошедшие через серьёзные издательские фильтры и получившие за счёт этого гарантированное качество. Сам факт публикации поэтому являлся заслуженным показателем авторитета автора. Сегодня любой гражданин может при желании стать автором книги, и многие эту привилегию используют, наполняя пространство откровенно низкопробной продукцией. Это позволяет экономически выживать издательствам, но никоим образом не является свидетельством роста проверенного научного знания. Наоборот: отличительной характеристикой издательской продукции последнего десятилетия является снижение содержательного уровня за счёт выпуска малыми тиражами (до 150 экземпляров) изданий, изначально предназначающихся для не продажи, а для удовлетворения самолюбия их авторов.

Отечественное библиотековедение также оказалось не в состоянии определить подлинные причины кризиса отрасли. Красивые фразы и велеречивые размышления о великой гуманистической роли библиотек, равно как и бесконечные стенания, констатирующие их бедственное положение, не подкреплялись эффективными предложениями о преобразовании библиотек, которые, по широко бытующему мнению учёных-библиотековедов, должны почему-то продолжать выполнять великую миссию служения книге невзирая ни на какую коренную реорганизацию системы социальных коммуникаций.

В результате положение библиотек в России усугубляется практически с каждым днём, демонстрируя нарастающий тренд на их полное исчезновение.

ПРАВИЛЬНО ЗАДАТЬ ВОПРОС — НАПОЛОВИНУ НАЙТИ ОТВЕТ

Понимание библиотеки как места для доступа к информации не позволяет обеспечить ей достойную позицию в цифровом аудиовизуальном мире настоящего и будущего. На вопрос, имеет ли будущее привычная модель библиотеки, может быть дан только безжалостный отрицательный ответ. Правильно поставленный вопрос, однако, состоит не в том, имеют ли библиотеки будущее, а в том, какие именно библиотеки необходимы современному и тем более грядущему обществу; какую миссию они должны выполнять и какие задачи решать. Получить ответ на него можно только на основе понимания потребностей современного общества, формирующихся в результате тех огромных изменений, которые ежедневно происходят в нём под влиянием цифровых технологий.

Именно эти изменения приводят к смене парадигмы развития всей системы социальных коммуникаций, выражающейся в переходе от века информации к обществу знаний. Глобальность этого явления должна быть глубоко осознана всеми профессионалами информационной деятельности, поскольку именно в нём кроется ключ к решению вопроса о миссии и задачах современной библиотеки.

Век информации, в который человечество вступило на рубеже 1950–1960 гг., характеризовался гигантским ростом объёма совокупного информационного массива и, как следствие этого, резким возрастанием числа проблем хранения и поиска информации, а также обеспечения к ней доступа. Поскольку печатные издания требовали ручной, формальной и содержательной, обработки, все перечисленные вопросы решалась экстенсивным путём: за счёт увеличения числа библиотек и их внутреннего расширения, создания параллельной им структуры в виде сети центров научной информации, динамичного совершенствования методики информационной деятельности. На протяжении всех 1960–1980 гг. из года в год росло количество библиотекарей, наращивался выпуск библиографических указателей, разрабатывались схемы классификации, методики предметизации, индексирования, аннотирования, реферирования и т.п., обеспечивающие обработку и хранение лавинообразно ширящегося печатного информационного потока и предоставление доступа к нему.

Ситуация начала меняться в 1990-х с проникновением в информационную деятельность цифровых технологий, которые на первых порах зачастую лишь копировали традиционные подходы, повышая интенсивность выполнения привычных процессов обработки контента. Однако вскоре, прежде всего в связи с развитием Интернета, стало очевидным, что цифровые приложения в информационной деятельности не только могут служить инструментом для обработки печатного документального массива, но и фактически формируют параллельную информационную инфраструктуру, качество которой неизмеримо выше по целому ряду ключевых показателей. Документы в цифровой форме создаются и распространяются практически мгновенно, не требуя затрат и иной службы логистики, кроме доступа в Сеть. Размещение информационного массива на удалённых серверах обеспечивает доступ в режиме 24/7, что не сопоставимо с графиком работы библиотек. Поиск в цифровом информационном массиве осуществляется по всему содержанию документов, что выгодно отличает его от поиска в массиве созданных людьми библиографических записей. Обогащение текстовых документов самыми разнообразными мультимедийными компонентами провозгласило окончательную победу над печатными изданиями, выпуск которых закономерно пошёл на спад.

Пресловутый информационный взрыв, ставший главным вызовом эпохи печатных коммуникаций, в эпоху коммуникаций цифровых был полностью укрощён за счёт самой природы электронного документа: доступ к информации, её хранение и поиск (что ранее было функцией библиотек) сегодня осуществляется уже в основном программными средствами, включая ширящееся использование алгоритмов искусственного интеллекта⁵.


⁵. Один библиотекарь на всю планету: в марте 2018 г. электронная библиотека Google Books дополнилась экспериментальным модулем Talk to Books, исполняющим обязанности библиотекаря в части рекомендации книг. Созданный на основе искусственного интеллекта, Talk to Books рекомендует книги в ответ на заданные на естественном языке запросы читателей. Первая версия использует исключительно английский язык и зачастую даёт рекомендации с серьёзными ошибками. Впереди освоение языков и, главное, совершенствование интеллектуального модуля, который должен «умнеть» после общения с каждым новым читателем.

В формирующемся ныне обществе знаний превалируют отнюдь не проблемы доступа к информации или её поиска. Важнейшим становится процесс освоения информации и превращения её в знания — сведения, которые восприняты, оценены и применимы в дальнейшей деятельности. Наиболее близким эквивалентом термина «знания» является слово «убеждения»: они определяют все повседневные действия и поступки — на уровне как каждого конкретного человека, так и общества в целом.

Основным инструментом формирования знаний выступает общение (коммуникация), осуществляющееся ежесекундно в форме устных бесед, наблюдений, чтения текстов, восприятия любых форм видео- и аудиоконтента и, конечно же, внутренних размышлений — сопоставления привнесённых данных, оценок и переживаемых эмоций со своим прежним миропониманием. В своём самом широком представлении общение выступает основным фактором развития личности, восходя от более глубокого осмысления отдельных вопросов к трансформации всего мировоззрения человека, а через отдельного человека — к формированию общественных представлений. Поэтому глубиной коммуникации, её качественностью прямо определяется степень правильности принимаемых решений и в конечном счёте уровень успешности отдельного индивидуума и общества в целом.

МИССИЯ И ФУНКЦИИ СОВРЕМЕННОЙ БИБЛИОТЕКИ

Снижение значения функции обеспечения доступа к информации и повышение влияние коммуникации (общения) на качество и образ жизни общества создаёт предпосылки и одновременно предоставляет шанс для переосмысления и переопределения назначения библиотеки как общественного института.

В обществе, основанном на знаниях, носителем которых выступает каждый конкретный индивидуум, важнейшим процессом является организация интеллектуального взаимодействия между членами сообщества, приводящего к генерации основанных на достижениях науки представлений об окружающей действительности и взаимопониманию между составляющими общество группами. В высокоинтеллектуальной среде вырабатывается личное самосознание, происходит избавление от ложных представлений и предрассудков, обретаются высокие жизненные цели.

Повышение уровня осмысления действительности, изменение мировоззрения с обыденного на научное, углубление взаимопонимания между гражданами и социальными слоями, как ничто другое, способствует принятию верных решений на всех без исключения уровнях: конкретной личности, семьи, социальной группы, страны, цивилизации.

Следовательно, именно организация интеллектуального общения является непременным условием, залогом и одновременно наиболее эффективным инструментом успешного развития социума во всех направлениях. Значение этой деятельности по мере освобождения всё большего числа людей от рутинных производственных процессов и повышения интеллектуально-творческой составляющей их повседневной жизни будет возрастать год от года.

Под влиянием изменения потребностей общества знаний библиотекам необходимо трансформироваться в площадки реализации всех видов интеллектуального взаимодействия граждан, в учреждения, обеспечивающие познавательно-творческую деятельность обслуживаемой аудитории, будь то населённый пункт, школа, высшее учебное или научное заведение или другая форма сообщества.

На грядущей ступени собственной эволюции библиотекам необходимо получить новое определение, в котором должны отразиться их цель и задачи в соответствии с изменившимися условиями. В качестве рабочего варианта предлагается следующее определение. Библиотека — социальный институт, обеспечивающий познавательно-творческую деятельность обслуживаемого сообщества посредством организации интеллектуального взаимодействия, реализации обучающих и досуговых программ, предоставления в общественное пользование необходимого пространства, аппаратно-программного инструментария и доступа к источникам информации. Итоговой целью работы библиотек выступает улучшение качества жизни и позитивные достижения обслуживаемого сообщества: повышение его мировоззренческих, учебных, научных, художественных и иных показателей и результатов, связанных с интеллектуальной деятельностью.

В обществе знаний кардинальным образом меняются основные функции библиотеки. Основными направлениями её деятельности становятся:

·         активизация и модерирование свободного обмена идеями и мнениями между составляющими сообщество слоями и группами, направленные на разрешение их насущных проблем;

·         учреждение обучающих (просветительских) программ, нацеленных на адаптацию граждан к непрерывно появляющимся инновационным разработкам;

·         предоставление пространства и инструментария (включая доступ к платному контенту) для реализации творческих инициатив и решения повседневных задач пользовательской аудитории.

В рамках первого направления библиотеки призваны инициировать и организационно обеспечить диалог внутри разных слоёв сообщества и между ними, гарантировать постоянное ознакомление с важными для него новыми фактами и идеями. Задача библиотеки — выявить требующие решения вопросы, вовлечь в диалог заинтересованные стороны, провести всестороннее обсуждение, обнародовать результаты и способствовать принятию решений по проблеме. Формы диалога могут быть сколь угодно различными: лекции, беседы, дискуссионные площадки, мастер-классы, TED-сессии, баттлы и т.п.

Общение — естественный и наименее болезненный путь к разрешению социальных проблем. Организуя постоянное «перекрёстное опыление» идеями и мнениями, библиотека закономерно превращается в нейронную сеть обслуживаемого сообщества, прямо влияя на выработку важных для людей решений, страхуя их от заблуждений и ошибок.

Привносимые в повседневную жизнь технологические изменения меняют действительность с нарастающей быстротой. Применение алгоритмов искусственного интеллекта в сочетании с робототехникой уже привело к перераспределению рабочей силы: профессии с невысокой творческой составляющей, основанные на повторении типичных процессов, будут последовательно и неотвратимо вытесняться программно-аппаратными устройствами, выполняющими эти задачи гораздо эффективнее. К числу сегодняшних массовых профессий, которые не имеют перспектив, относятся, например, водители всех видов транспорта, кассиры магазинов, бухгалтеры любых типов учреждений или курьеры.

Начинающийся лавинообразный рост спроса на профессиональную переподготовку может быть удовлетворён библиотеками за счёт учреждения обучающих программ для самой разной аудитории. Общая задача образовательной составляющей в работе библиотек — адаптация граждан к требованиям цифрового уклада жизни: от развития творческих способностей малышей до обучения пользованию новыми устройствами и приложениями, знакомства с постоянно появляющимися новыми профессиями и предоставления доступа к очным или дистанционным курсам по новым видам деятельности.

Утрачивая значение точки доступа к информации, библиотека обретает себя в роли открытого для всех пространства, комфортного места индивидуальной или коллективной работы и творческой активности, становясь местом реализации творческих инициатив членов сообщества. Для этого библиотеки должны стремиться привлечь на свою территорию все активные группы граждан или сотрудников, преобразившись в своеобразный интеллектуально-творческий хаб для населённого пункта или учреждения.

Многофункциональность деятельности библиотеки обуславливает необходимость переформатирования пространства, предусматривающего возможность его быстрого преобразования в зависимости от содержания и типов проводимых мероприятий. Непременным условием является изменение расписания работы библиотек, поскольку они должны быть открыты для граждан в вечернее время, а в некоторых случаях — функционировать круглосуточно.

Чтобы из мест хранения информации превратиться в места новых открытий и стать опорой инновационной деятельности, библиотекам предстоит приобретать и предоставлять в бесплатный общественный доступ соответствующее оборудование: планшеты, персональные компьютеры с установленным специализированным ПО, флипчарты, 3D-принтеры, наборы для робототехники, станки лазерной резки, шлемы, костюмы или студии виртуальной реальности и т.п. Наличие оборудования позволит создать общественную мастерскую, выступающую как инструментом решения повседневных задач пользователей, так и способом приобщения граждан к самым перспективным технологиям, а также явится базой реализации обучающих программ.

Естественно, в задачи библиотек входит и предоставление доступа к платной части фонда. Однако приобретаются не только печатные издания или доступ к электронным библиотекам, но и подписка на различные общественно полезные сервисы, например на дистанционные курсы, позволяющие обретать новые профессиональные компетенции с получением соответствующих сертификатов, а также ПО учебного и досугового назначения.

Описанное видение библиотеки не является принципиально новым и полностью оригинальным. Признанным лидером движения за кардинальное обновление библиотек, автором концепции «нового библиотечного дела» является Дэвид Лэнкес (David Lankes), до недавнего времени занимавший должность директора Библиотечной школы в Университете Южной Каролины (School of Library and Information Science, University of South Carolina). В своих книгах⁶, статьях и многочисленных выступлениях Д. Лэнкес последовательно рассматривает теоретические основания и практические вопросы трансформации библиотек в учреждения, являющиеся подлинными центрами интеллектуальной жизни обслуживаемых сообществ. Ему, в частности, принадлежит широко известное утверждение, выражающее суть нового взгляда на библиотеку: «Плохие библиотеки комплектуют фонды, хорошие библиотеки предлагают услуги, великие библиотеки формируют сообщества»⁷.


⁶. Lankes R. David. The new librarianship field guide / R. David Lankes. Cambridge, Massachusetts; London, England: The MIT Press, 2016. — 226 p.; Lankes R. David. Expect more: demanding better libraries for today's complex world / R. David Lankes. [S. l.]: R. David Lankes, 2012. — 118 p.; Lankes R. David. The atlas of new librarianship / R. David Lankes. — Cambridge, Mass.; MIT press; London: Association of college & research libraries, cop. 2011. — 408 p.

. Перевод автора. Англ. оригинал: Bad libraries build collections. Good libraries build services. Great libraries build communities.

Преобразование библиотек страны в сеть учреждений с описанными функциями отнюдь не является задачей отдалённого будущего, равно как и не относится к числу фантастических или нереализуемых. Более того, без её успешного решения перевод страны на цифровые рельсы выглядит пустой декларацией, поскольку готовность населения к цифровой экономике может быть обеспечена лишь благодаря активной работе распределённых по всей стране центров адаптации населения к новым условиям. Именно такими центрами и должны стать библиотеки.

Программа относительно быстрой (за два-три года) трансформации традиционных библиотек в центры сообществ в настоящее время уже очевидна и включает следующие направления:

·         разработку и принятие концепции обновлённого библиотечного дела, включающей подробную дорожную карту преобразований на федеральном и локальном уровнях;

·         фиксацию происходящих изменений в общих федеральных и внутриотраслевых законодательных актах и нормативной документации;

·         осуществление переподготовки персонала библиотек посредством создания отраслевого комплекса открытых дистанционных курсов, включающего модуль удалённой профессиональной аттестации;

·         внедрение на федеральном уровне системы удалённого мониторинга общедоступных библиотек, демонстрирующей в реальном времени степень соответствия каждого учреждения стандарту библиотечного обслуживания в его новой редакции.

Основным препятствием для преобразований сегодня является отсутствие чётко сформулированного заказа на новую библиотеку со стороны властей всех уровней. Сложившаяся ситуация точно описана Элвином Тоффлером: «…основные институты сегодня так часто нефункциональны: они не соответствуют ускоряющемуся темпу, которого требует экономика, основанная на науке. Иначе говоря, правительства пребывают в конфликте со своим временем»⁸.


⁸. Новая волна богатства: интервью Элвина Тоффлера [Электронный ресурс]. — Режим доступа: https://gtmarket.ru/library/articles/2503.

Пока этот конфликт порождает лишь постоянные декларативные заявления о необходимости трансформации библиотек, которые не подкрепляются действиями, в том числе и потому, что преобразования, осуществляемые в интересах основной части населения, а не в интересах какой-либо общественной группы, не получают организованной поддержки и не лоббируются на законодательном и исполнительном уровнях.

Серьёзным тормозом выступает и инертность самого библиотечного сообщества — большинство нынешних библиотекарей не готово к носящим революционный характер изменениям, поскольку грядущие профессиональные задачи кардинально противоречат личным склонностям большинства сотрудников, сознательно выбравших профессию с низким уровнем стресса и, как следствие, оплаты труда.

Нынешнее «пограничное» состояние библиотек, однако, не будет продолжаться бесконечно долго и уже близко к разрешению: отсутствие спроса на библиотеку старой модели и выкристаллизовывающееся с каждым днём представление о библиотеке нового типа становятся всё более очевидными даже для людей, не имеющих к профессии прямого отношения. Фактически для библиотек вопрос стоит сегодня предельно просто: будут структуры, отвечающие потребностям общества знаний, образованы на их основе или вместо них?

Несмотря на всю противоречивость нынешнего времени, в российской практике уже сегодня существуют примеры реализация новой роли библиотеки в местах, где наличие подвижников среди библиотекарей сочетается с пониманием жизненной необходимости перемен руководителями и поддержкой, чаще исключительно моральной, со стороны учредителей. Эти пока ещё редкие образцы ломают привычные стереотипы и создают убедительные примеры превращения библиотек в активно развивающиеся центры общественной жизни, в пространства сосредоточения интеллектуального творчества, в места окрыления и избавления от заблуждений, в учреждения, значимость и роль которых в обществе знаний ещё только предстоит осмыслить.

Опубликовано в номере ноябрь 2018

 



Какие форматы доступа на электронную периодику для вас наиболее интересны?
 

 


webbanner-08-video

 

 webbanner-07-nacproekt

 

 webbanner-01-neb

 

 webbanner-02-fz-o-kulture

 

webbanner-red-03-ebs

 

webbanner-red-04-kn-rynok

 

 webbanner-red-05period-pechat

 

 webbanner-red-06-ros-poligrafiya

 

webbanner-red-10-sost-kultury

 
Copyright © ООО Издательский дом "Университетская книга" 2011
Все права защищены.
Студия Web-diamond.ru
разработка сайтов и интернет-магазинов.