Книжный рынок и издательства   Библиотеки   Образование
и наука
  Конкурс
“Университетская книга”

Сентябрь 2021
"Книги как бизнес: драйверы и барьеры"

  • Сергей АНУРЬЕВ: "Мы постоянно исследуем пользовательские предпочтения, совершенствуем продукт и сервисы"
  • Российское книгоиздание в первом полугодии 2021 г.: от потерь к восстановлению
  • Библиосфера: тенденции развития
  • Библиотекарь будущего: модель компетенций



МультиВход

mmky-2021-banner-bilety

 

Интервью

Книжный рынок

Вузовские издательства

Искусство издавать

Библиотеки

Образование

Инновационные технологии

Электронные библиотеки

Культура книги

Библиогеография

Библиотехнологии

Выставки и конференции

Конкурсы и премии

Документы

Copyright.ru

КНИГА+

Год литературы

Журнал Онлайн

 

otkryvaya-knigu



 

samiy-chitayuschiy-region


 

rgdb-podari-rebenku


Рассылка


Репозиторий как инструмент продвижения результатов научных исследований
01.02.2021 09:27

Тема развития репозитарных систем на повестке многих профессиональных мероприятий и отраслевых дискуссий, как российских, так и зарубежных. Сегодня остро стоят проблемы открытого доступа (ОД), серьёзное значение приобретают правовые и технологические аспекты. Актуален вопрос институциональных различий и взаимодействия таких традиционных форм научной коммуникации и сохранения научной информации, как университетские библиотеки, и новой формы — репозиториев.

Как меняется система научной коммуникации? Каким образом выстроить эффективный интеллектуальный обмен и сохранить публикационную этику? Как использовать практику библиографирования, библиометрии и традиционные формы библиотечной работы в научных репозитарных системах? Как защитить авторские права на произведения, размещаемые в репозиториях?

repozitoriy-1

Артём ВАСИЛЬЕВ, директор Научной библиотеки Томского государственного университета (ТГУ)

— Мы развиваем репозиторий ТГУ, размещая в нём публикации наших сотрудников, книги и журналы, которые выходят в издательстве университета, и рассматриваем эти коллекции как инструмент продвижения вуза. Ведём большую работу по развитию и активному позиционированию электронной библиотеки, несколько лет назад озадачились вопросом индексации всего, что находится в наших поисковых системах. Провели успешную настройку, присоединились к национальному агрегатору репозиториев НОРА. За прошедшие два года число новых обращений к электронной библиотеке составило порядка 150 тыс., в два раза увеличилось количество обращений из поисковых систем.

Репозиторий для нас уже вполне сложившаяся система. Его можно настраивать, улучшать, но сегодня для данного формата определённый вызов уже очевиден. Если раньше мы ссылались на программу «5-100» и необходимость продвижения того, что производится в университете, то сегодня говорим о необходимости тесной интеграции между вузами, академиями и бизнесом. На повестке дня вызовы открытой науки. Возникает проблема хранения данных, и за рубежом она фиксируется на законодательном уровне.

Наталия СОКОЛОВА, директор Центра библиотечных систем Санкт-Петербургского государственного политехнического университета (СПбПУ) Петра Великого

— В чём концептуальное методологическое различие между электронной библиотекой, электронно-библиотечной системой (ЭБС) и репозиторием, на сегодняшний день понять непросто. Как это происходило у нас? В 2000 г. в вузе приказом ректора была создана электронная библиотека. В 2006 г. с принятием IV части ГК РФ деятельность на полгода приостановилась: мы внедряли систему защиты для авторов, передающих свой контент на хранение. Далее последовал приказ о том, что в вузе должна быть ЭБС. У нас появилась система, выполняющая функции и ЭБС, и репозитория. Там хранились оцифрованные объекты, созданные за всё время существования вуза, учебная литература. Наконец в сотрудничестве с зарубежными партнёрами был создан репозиторий.

Следует отметить, что за эти 20 лет произошёл сдвиг в сознании учёных. Если раньше они относились скептически, то теперь статус электронной библиотеки, ЭБС и репозитория в университете достаточно высок, это эффективный инструмент продвижения вуза. Действительно, не очень важно, на какой платформе существует репозиторий. В СПбПУ Петра Великого он был создан на базе ЭБС, у нас собственные технологии защиты контента и интеграции. Примерно до 2013 г. статистика использования цифрового контента была нулевой. Потом мы обновили интерфейс, а ещё один перелом произошёл в 2016-м, когда стали присваивать DOI. Моментально пошёл отклик: увеличилось число цитирований, вырос рейтинг вуза.

Все оценивают значимость этих ресурсов с точкизрения защиты авторского права. Связанные с документами на бумаге электронные материалы, поступающие после 2008 г., получают ту степень доступности, которую определил правообладатель, это обеспечивается техническими средствами. Процесс организован так, что является неотъемлемой частью общей системы вуза. Всё, что есть в рабочей программе дисциплины, представлено и в электронном каталоге, а значит, и в электронной библиотеке.

Учебный процесс в настоящее время переходит к большей гранулированности. По новым программам учебные курсы приходится писать самим преподавателям. И здесь велика роль репозитория для их хранения и использования. Всё легитимно, на весь контент есть договоры, акты с издательствами, журналами и другими игроками. Когда в вузе будет внедрена электронно-цифровая подпись, все процессы упростятся. Наша позиция в том, чтобы репозиторий был растворён в вузе. А кто им управляет, не принципиально.

Натела КВЕЛИДЗЕ-КУЗНЕЦОВА, директор Научной библиотеки Российского государственного педагогического университета имени А.И. Герцена

— Мы находимся на такой стадии развития, что пора перестать мериться цифрами, масштабами. По большому счёту у всех всё есть. Важнее поделиться опытом с отстающими: с теми, у кого хуже материальная база, меньше персонала. Если это библиотека, то заработная плата всегда небольшая: попробуйте привлечь эксперта высокого уровня! Расслоение на мастодонтов цифровизации и новичков неприемлемо, нужны золотая середина и последовательность в действиях. Вспомните, как один из ведущих вузов затеял разработку концепции развития университетских библиотек. Где эта концепция сейчас? Тогда была сиюминутная задача, которая решилась определённым образом, и дальше это стало неинтересным. Безусловно, вузам нужно дружить, но учитывая интересы и уровень развития каждого.

Репозиторий — одна из форм сохранения информации, и не имеет значения, кто этим занимается в вузе. Однако библиотека не может от этого отстраниться.

Андрей МИХЕЕНКОВ, руководитель теоретического отдела Института физики высоких давлений имени Л.Ф. Верещагина РАН, профессор кафедры теоретической физики МФТИ

— Нет никаких сомнений в чрезвычайной важности репозиториев. Для меня и моих студентов они уже не просто заменили научные журналы, которые теперь нужны только для публикации статей. Фактически все уже читают статьи в репозиториях.

Существует глобальная наука, внутри неё есть направления, а в конце этой структуры находятся конкретные задачи. Каждый исследователь обязан прочитать всё, что написано в мире по его теме. Например, по моей задаче сейчас создано около 3,8 тыс. статей. В молодости я знал по этой теме всё: статей было не больше 50, а сегодня молодой специалист, входящий в задачу, формально не может с ней досконально ознакомиться. Например, по направлению «Физика твёрдого тела» за 2019 год было опубликовано 15 тыс. статей. В разделе 10 рубрик, нужно оценивать минимум три. Это означает, что за год нужно просматривать 3 тыс. статей. 10 статей в день — это нереально. В биологических науках поток информации ещё больше.

Система журнальных индексов, импакт-фактор существенно влияют на рост числа научных публикаций. Он происходит гораздо быстрей, чем увеличение новых научных знаний. По моей субъективной оценке, коэффициент достигает 4–5. Там, где, по существу, нужны две статьи, пишут 8–10.

Давайте быть честными. Когда я прочитал 50 статей по изучаемой теме и написал собственную, то знал, на что ссылаться: на предшественников, на историю, на авторитеты, на свою предыдущую статью. На что теперь принято ссылаться? Во-первых, на то, на что и раньше. Во-вторых, на потенциальных рецензентов, на своих друзей, которые за это сошлются на меня, на журнал, в который я посылаю статью. Весь этот огромный, многомиллионный аппарат цитирования в значительной степени находится под воздействием посторонних факторов. Это означает, что индексы не так уж прозрачны. Такой экспоненциальный рост, безусловно, должен закончиться, но мы не знаем когда. Нет никаких признаков, кроме отдельных реплик учёных и исследователей.

В связи с этим репозитории приобретают серьёзное значение. Они должны обладать дружественным интерфейсом и совершенной поисковой системой. Репозитории важны и для автора, потому что обеспечивают реальный доступ к читателю, освобождая его от издателей, рецензентов и т.д., и для читателя, и для человека, который захочет написать историю науки. Репозитории необходимы российским учёным, потому что тенденциозность западных издателей по отношению к российским авторам очевидна.

repozitoriy-2

Ирина РАЗУМОВА, заместитель директора НП НЭИКОН по научной работе

— Для того чтобы репозитории развивались, необходимы правовое поле, регламентирующие документы, создаваемые при активном участии государства. Что касается модельных документов, то, поскольку мы интегрированы в международное университетское сообщество, они уже существуют в Ассоциации европейских университетов. Наша задача — их изучить и адаптировать к собственной локальной системе.

Сегодня во всём мире речь идёт о том, чтобы усилить влияние репозиториев на систему научной коммуникации, в частности на то, какую пользу может извлечь автор. Это и число ссылок, и количество публикаций.

Необходимо отдавать себе отчёт в том, что международные и отечественные издатели разрешают размещать публикации только в институциональных репозиториях и на специализированных платформах. Национальных репозиториев как таковых нет, за редким исключением. Например, французскому репозиторию удалось добиться от издателей разрешения на депонирование статей на своей площадке только потому, что существует вполне чёткая законодательная база, принятая в прошлом году, которая регламентирует данный процесс. Более того, для того чтобы это согласовать с издательством Elsevier, потребовались длительные сложные переговоры. Таким образом, нам необходимо принять законодательство и подготовиться к профессиональному диалогу с издателями.

Есть агрегаторы, которые пользуются поддержкой государства. Они не хранят у себя произведения, а являются хабами, собирающими метаданные и осуществляющими по ним поиск. Или крупные репозитории типа WorldCat или BASE, которые по API автоматически собирают научные публикации, находящиеся под лицензией Creative Commons. Мы сейчас тоже об этом думаем, наработки есть у Казанского федерального университета. Кроме того, существует международная платформа Sherpa-Juliet, на которой можно узнать, через какое время издатель или журнал разрешают авторам переводить статьи в репозитории и на каких условиях. В Казанском федеральном университете сканируют все эти объединяющие платформы, исследуют, какие статьи их университета уже можно переводить в ОД, это тоже целесообразно делать по API. Поскольку права принадлежат авторам, их информируют о том, что публикация будет переведена в ОД. Если они соглашаются, статья открывается.

Острота сегодняшнего момента в том, что появились различные инициативы ОД. Одно из направлений затрагивает подписные журналы и формы лицензий. Есть международный опыт, когда лицензия включает право авторов переводить статьи в ОД. Второе направление репозиторное. Действует международная коалиция, которая обнародовала Plan S: её члены договорились о том, что с 1 января 2021 г. все статьи, написанные за деньги грантодающих организаций, размещают в ОД. Если авторы этого не сделают, то в следующий раз грант они не получат. Очевидно, что учёные будут стремиться переводить свои материалы в ОД. Один из возможных каналов — репозитории, соответственно их роль в исследовательском сообществе будет усиливаться. При этом есть ряд требований, сформулированных коалицией. Задача репозиториев — соответствовать международным стандартам, заниматься защитой авторских прав и создавать метаданные.

Александр КУЗНЕЦОВ, исполнительный директор НП НЭИКОН

— Сегодня актуальной темой является интеграция информационно-образовательного процесса. Эта идея понимается в двух ракурсах. Первый — техническая организация: единый читательский билет, общие идентификаторы, единая точка входа, бесшовный поиск. Второй — более сложный: как распределить массивы информации, которые порождает человечество, и, что ещё более сложно и важно, заложить в головы студентам информационную и организационную интеграцию. Что касается технических решений, то, как отмечали коллеги, проблем нет; развернуть репозиторий несложно. Другая задача — информационная: как его наполнить. Третья проблема — как правильно разместить там данные и метаданные, прописать авторские права. Я рассматриваю проблему несколько шире. Мы говорим, что репозиторий — это лицо университета, место сохранения публикаций для будущих поколений. Но в целом система информационного обеспечения, на мой взгляд, больна. Ожидается экспоненциальный взрыв информации, однако пока это никого не волнует.

Ситуация сложилась революционная: низы не могут, верхи не хотят. Верхи — это крупные коммерческие издатели. Низы — обычные исследователи. Маститые учёные, которые представляют верхушку сообщества, работают, как и прежде: публикуя статьи в ведущих журналах, которые недоступны остальным. Система пока ещё действует, но, учитывая, что она нездорова, должны произойти определённые изменения. Инициативы снизу — от молодых учёных — очень важны: они являются ростками новой системы научной коммуникации, которые пока не могут прорваться через заслоны в виде лицензий, правообладания, узурпирования прав на подписку крупными научными издательствами. Появляются проекты, призванные заменить эту несправедливую, несбалансированную систему, позволяющую обогащаться людям, которые никакого отношения к науке не имеют. Они поддерживают созданное 400 лет назад издательство, делают удобоваримой научную информацию, но не являются владельцами этого контента. Сейчас появляются новые инструменты и решения, и оказывается, что молодой учёный может разместить свою статью или препринт в университетском репозитории. Будет считаться, что он застолбил идею, первым её сформулировал, зафиксировал своё право и время подачи материала. В новой системе не обязательно посылать текст в издательство, где его потом много раз будут продавать. Достаточно положить исследование в репозиторий, и у вас есть шанс стать признанным учёным. Мне кажется, что за этой альтернативой будущее. Университеты, создавая репозитории и публикуя там информацию, вносят свой вклад в Plan S.

Два года назад возникла идея создать проект НОРА, объединяющий вузовские репозитории. Такая интеграция позволила запустить новые сервисы. Сейчас у нас 20 присоединённых репозиториев: у одних 500 статей, у других — 40 тыс., отношение тоже различается. Взаимодействие происходит на разных уровнях: передачи метаданных или полных текстов. Мы делаем одно дело, и такое объединение всем на пользу. Оно позволяет выявить проблемы, которые можно решить раз и навсегда. На какой системе это будет организовано — вторичный вопрос. Если мы создаём пространство научных материалов, производящихся в стране, и по нему можно определённым образом перемещаться, то это весьма полезно.

Когда запускался проект НОРА, планировалось, что будет действовать некий совет консорциума, который станет вырабатывать общую политику: что и как размещать, чем обмениваться, какая часть открыта, какая — закрыта. В любом случае здесь пользы гораздо больше: мы вносим свою лепту в построение справедливой системы научной коммуникации.

Дискуссию завершила Наталья ДУНАЕВА, главный научный сотрудник Президентской библиотеки.

— Университеты настолько многопрофильные научные и образовательные организации, что у каждого из них свой уровень осознания этой новой формы научных коммуникаций. Если исходить из того, что репозиторий — это прежде всего хранилище контента, то даже для любого склада сегодня есть регламент: как он должен функционировать, что принимать на хранение, как описывать, выдавать. Дискуссия показала, что сегодня мы не имеем возможности решать проблемы точечно, по отдельности. В разговоре о науке и об образовании возникает комплекс проблем: технологических, административных, содержательных, правовых. У каждого свой опыт, но желательно выработать общие подходы, с которыми все могут согласиться. В целом мы должны ориентироваться на российскую правовую систему, поскольку западный опыт необходимо адаптировать к отечественным условиям. Целесообразно размышлять о едином документе. Президентская библиотека может выступить пилотной площадкой в силу своего предмета деятельности как национального хранилища документов в электронно-цифровой форме. Мы заинтересованы в создании работающей модели с соблюдением авторских прав, прав пользования, решением проблем открытого и ограниченного доступа. Совместно с университетами, особенно с теми, которые входят в состав Учёного совета, а это свыше 25 вузов, мы готовы разработать такую модель и проект рекомендаций.

Опубликовано в номере ноябрь 2020

 



telegram-1-1
 
Какие форматы доступа на электронную периодику для вас наиболее интересны?
 

 

    rks20 


 


webbanner-08-video

 

 webbanner-07-nacproekt

 

 webbanner-01-neb

 

 webbanner-02-fz-o-kulture

 

webbanner-red-03-ebs

 

webbanner-red-04-kn-rynok

 

 webbanner-red-05period-pechat

 

 webbanner-red-06-ros-poligrafiya

 

webbanner-red-kult

 
Copyright © ООО Издательский дом "Университетская книга" 2011
Все права защищены.
Студия Web-diamond.ru
разработка сайтов и интернет-магазинов.