Книжный рынок и издательства   Библиотеки   Образование
и наука
  Конкурс
“Университетская книга”

Апрель 2021
"Университет в новой реальности: вызовы и потенциал"

  • Елена КУДРЯШОВА: "САФУ - драйвер развития Арктического региона"
  • Российское книгоиздание в 2020 году: слухи о "скорой смерти" заметно преувеличены
  • Три миссии университета
  • Библиотека в контексте молодёжной политики



МультиВход

Интервью

Книжный рынок

Вузовские издательства

Искусство издавать

Библиотеки

Образование

Инновационные технологии

Электронные библиотеки

Культура книги

Библиогеография

Библиотехнологии

Выставки и конференции

Конкурсы и премии

Документы

Copyright.ru

КНИГА+

Год литературы

Журнал Онлайн

 

 konf-sost-problemy-2021-small



 

samiy-chitayuschiy-region


 

rgdb-podari-rebenku


Рассылка


Инфраструктура и сервисы цифровой экосистемы библиотек
27.02.2021 20:57

Дискуссионная площадка была организована журналом «Университетская КНИГА» 14 октября 2020 г. при поддержке Роспечати и ФГАОУ ВО «Национальный исследовательский Томский политехнический университет» в рамках форума «Университетская библиотека #следуйзанами».

infrastruktura-i-servisy-1

ИЗДАТЕЛЬСКИЕ ТЕХНОЛОГИИ И РЕСУРСЫ АГРЕГАТОРОВ

Очевидно, что карантин внёс существенные поправки в технологическое устройство отрасли, ускорив процессы книжной онлайнизации. Издатели и библиотеки активизировали своё присутствие в Сети, меняются подходы к формированию ассортиментного портфеля. COVIDкризис-2020 неизбежно приведёт к слому старых бизнес-моделей, пересмотру издательской политики, оптимизации внутренних ресурсов и взаимодействия с партнёрами.

Темы для обсуждения

·         Как цифровые технологии на фоне кризиса влияют на издательскую политику и сервисы агрегаторов? Насколько готовы отраслевые игроки к таким вызовам?

·         В чём угрозы, потенциал и возможные точки роста?

·         Как меняется взаимодействие с авторами, студентами, преподавателями, вузовскими издателями?

Альбина НЕСТЕРОВА, генеральный директор ООО «Научно-издательский центр ИНФРА-М»:

— В нашей работе с авторами значительных изменений не произошло, кроме того что мы создали сервисы, позволяющие получать документы, например свидетельство о публикации в электронном виде, после того как книга вышла: теперь за ним не нужно приезжать в издательство. Относительно подачи рукописей следует отметить, что у нас уже четыре года существует электронное издательство на портале naukaru.ru, но надежды на то, что авторы будут активнее пользоваться его функционалом, не оправдались: им важнее живое общение — лично, по телефону или электронной почте.

Что касается пользователей, то мы развивали соответствующие сервисы в приоритетном режиме. Они были направлены прежде всего на поддержку создания онлайн-курсов преподавателями. Мы достаточно глубоко интегрировались с LMS Moodle, почти 100 вузов работают в этой среде. Разработан сервис персональных рекомендаций в концепции того, что при изобилии информации в Интернете люди хотят экономить время и находить то, что им нужно, максимально оперативно. Было принято решение о том, что главная страница нашего сайта станет перестраиваться в зависимости от пользователя. Студентам в основном нужна хорошая поисковая строка, преподавателю — не только контент, но и рекомендательные ресурсы. Должна сказать, что отрадно наблюдать, насколько выросли показатели использования ЭБС. Эта неприятная ситуация спровоцировала повышенный интерес к электронным издательским коллекциям. Библиотеки стали регистрировать новых пользователей, и все агрегаторы фиксируют активный спрос на контент.

Антон МОЛЧАНОВ, генеральный директор ООО «Политехресурс»:

— Ещё на одной из весенних онлайн-конференций я говорил, что для нас изменилось немногое: и платформа, и команда были готовы к происходящему. Мы старались идти в ногу со временем, следили за изменениями, и, когда всё случилось, оказалось, что нам ничего не нужно изобретать. На нашем ресурсе всегда предлагалось шесть-семь способов подключения, и сейчас, когда по IP это стало невозможно (студенты не приходят в вуз), есть другие готовые решения. Все сервисы стали предоставляться быстрее и лучше: пандемия выступила катализатором многих процессов. Конечно, бюджеты сокращаются, но во многих вузах средства были перераспределены в пользу э-ресурсов, и за счёт этого мы получили больше контрактов, новых клиентов, а снижение показателей, которое произошло весной и в начале лета, скомпенсировалось к осени. Что будет дальше, предсказать непросто, но на сегодняшний день произошедшее помогло нам развить те сервисы, которые мы имели.

Аркадий ХАЛЮКОВ, генеральный директор Издательского дома «Гребенников»:

— Сейчас крайне важна интеграция ЭБС с Moodle, и по большому счёту это уже реализовано у всех. Удалённый доступ, кооперация и модерация, всевозможные онлайн-конференции, YouTube-каналы и семинары тоже есть у большинства. Когда мы заходим на сайты университетских библиотек, нетрудно заметить анонсы вебинаров, проводимых ЭБС. На данный момент необходима техническая и юридическая поддержка клиентов. Не секрет, что у многих агрегаторов, ЭБС, издательств технические специалисты более профессиональны, чем в ряде вузов. Безусловно, цифровые технологии активно влияют на рынок, но безотносительно ситуации, связанной с пандемией, и кризис здесь не стал сверхфактором. Что касается нашего издательства, ИД «Гребенников» активно пополняет свой ресурс видеоматериалами, онлайн-курсами, видеолекциями.

Надежда НЕСТЕРОВА, коммерческий директор издательской группы «КНОРУС»:

— За время кризиса мы открывали новые направления, одним из которых стала структуризация онлайн-курсов. Задумались о замене функционала платформы, учитывая возросший потенциал аудиокурсов. Планируем инвестировать в гибридные книги, чтобы на основе учебников делать практикумы в медийной форме.

Наталья ИВАНОВА, генеральный директор ГК IPR MEDIA:

— Время перехода на дистант мы восприняли как новые возможности. Обучение и вебинары стали более структурированными, приобретя целевой характер. Основной акцент был сделан на повышение компетентности в области информационно-коммуникационных технологий (ИКТ) у разных слоёв преподавателей. С университетами мы работали индивидуально, проводя обучение по факультетам и по кафедрам, ориентируясь на учебные профили и общий уровень владения техникой и информационными ресурсами. Пока он ниже среднего, и здесь ещё немало работы.

Много было реализовано в плане интеграции. Мы расширили свой API, добавили сервисы, сделали плагины для Moodle, которые позволяют добавлять книги непосредственно из структуры Moodle. Для библиотек создали специальную программу, и летом в течение полутора месяцев 27 команд проходили повышение квалификации. Мы приглашали ведущих спикеров от власти, бизнеса, которые рассказывали об agile-технологиях, маркетинговых инструментах, помогающих библиотеке более чётко выявлять потребности пользователей.

Что касается новых продуктов и сервисов, то ещё в прошлом году у нас появилась платформа для иностранных студентов «Русский язык как иностранный». Немало усилий было направлено на то, чтобы поддержать российские вузы в обучении зарубежных студентов. Совместно с СПбГУ была организована летняя школа для 200 студентов из 20 университетов. Узнавали о потребностях иностранцев, меняли сервисы, адаптировали возможности общения преподавателей и студентов. Границы сейчас закрыты, и многие не смогли вернуться в Россию. Проблема серьёзная, и наша компания оказывала и сервисную поддержку, и контентную. Это уже не только книги, но и аудио, тестирование.

Большой стимул для развития получила ещё одна платформа — для среднего профессионального образования (СПО). ЭБС для вузов уже достаточно развита, а с колледжами всё гораздо сложнее. По сути, если у вузов есть электронная информационно-образовательная среда, то у колледжей нет соответствующих платформ для взаимодействия. ИКТ-грамотность преподавателей и студентов существенно ниже, мы старались максимально помочь вузам, у которых есть подразделения СПО, и колледжам в работе с нашей платформой. Внедрили новые сервисы: можно не просто использовать контент, но выдавать задания, анализировать, выставлять оценки, обмениваться комментариями.

Продолжаем активно публиковать работы авторов, помогаем им в редакционно-издательской обработке. В числе сервисов публикация в РИНЦ, присвоение DOI. Всё это позволяет увеличивать наукометрические показатели, повышать цитируемость.

Ведём работу с университетами по наполнению электронных образовательных ресурсов (ЭОР), их более 14. Это межвузовские сетевые проекты, которые объединяют свыше 30 тыс. наименований литературы. С каждым из ЭОР проводится тщательная экспертная работа, осуществляется проверка на плагиат. Изучаем всё, чего от образования требует государство, и адаптируем к этому свои сервисы.

infrastruktura-i-servisy-2

Чтобы сегодня удержаться на рынке, важно оптимизировать внутренние процессы. Серьёзное развитие получают большие данные, машинное обучение, искусственный интеллект (ИИ). Насколько российские агрегаторы готовы инвестировать в подобные технологии?

Альбина НЕСТЕРОВА:

— Что касается ИИ, то в нашей компании к нему такое отношение: в действии его мало кто видел. Что людям понятно, так это беспилотные автомобили. Проанализировано огромное количество больших данных, написаны алгоритмы, по которым система принимает решения за водителя. Это серьёзные инвестиции, существенно превышающие бюджет всего книжного рынка страны. Большинство наших проектов касаются скорее автоматизации процессов, нежели ИИ. Ещё до пандемии, года четыре назад, когда стали резко сокращаться средства, выделяемые на комплектование печатными книгами, и снижаться тиражи, это послужило триггером к тому, чтобы издательства пересмотрели свои бизнес-процессы. У нас тоже произошла серьёзная реструктуризация, было сокращено до 30% персонала, а многие процессы автоматизированы. Мы оставили редакторов и корректоров, а всё, что касалось накладных расходов, автоматизировали по максимуму. Цифровая печать позволяет не замораживать деньги в складских остатках. Поэтому в пандемию ничего менять не пришлось.

Безусловно, мы обрабатываем большие данные, учитывая то, что у нас более 1 млн пользователей. Развиваем рекомендательные сервисы, выстраиваем персональные траектории чтения. Но всё-таки предпочтения наших читателей достаточно формализованны в отличие от художественной литературы. Есть определённые дисциплины, те или иные направления подготовки. Исходя из этого можно предположить, что экономист, который на первом курсе изучал высшую математику, на третьем, скорее всего, будет изучать бухучёт. Анализируя чтение в других учебных заведениях, можно предложить ему рейтинговые книги.

У нас есть несколько изданий, которые мы выпустили исходя из аналитических данных по поводу поисковых запросов, цитат и т.д. В частности, это книга про беспилотные летательные аппараты, появившаяся раньше, чем курс в вузах. Чаще всего наоборот: вводится дисциплина, мы ищем автора, учебник выходит в течение года. Но с беспилотниками мы оказались визионерами.

Аркадий ХАЛЮКОВ:

— Такие понятия, как «геомаркетинг» и «CRM-стратегии» уже давно и прочно вошли в нашу жизнь. В принципе подход может быть простым, как у Uber. Мы из приложения заказываем такси из точки А в точку В, и серьёзно над этими вещами никто не задумывается. У Google позиция максимально возможной сложности: там вкладывают деньги в разнообразные исследования, в том числе человеческого мозга. Что принесёт прибыль, покажет время.

Несколько лет назад мы пытались сформировать портрет читателя. Поскольку мы работаем на двух рынках одновременно: с одной стороны, учебные заведения и учреждения культуры, с другой — корпоративные институты и госорганизации, коммерческие структуры и банки, получилось два портрета. В вузах это студентка определённого возраста, в корпорациях — мужчины и женщины разного возраста. Продолжаем анализировать степень востребованности определённых тематик, рубрик по ключевым словам, по тому, как часто набирают ту или иную фамилию автора в поисковой строке. На основании данных, полученных в 2018 г., составили внутренний рейтинг тематик, рубрик, подрубрик, журналов и специалистов. Стали работать с авторами, чьи материалы воспринимаются читателями как наиболее востребованные в плане дополнения контента видеоматериалами.

Юрий ЕЛЬСКИЙ, коммерческий директор издательского дома «Лань»:

— ИИ на сегодняшний день не существует, но есть нейросети, машинное обучение. Это вопрос исследовательский, и мы инвестируем в это направление. Возможно, что-то представим в скором времени, хотя основной вектор — развитие рекомендательных сервисов, механизмов поиска. Наша платформа Elasticsearch позволяет это осуществлять достаточно эффективно. Система делает подсказки при поиске, обеспечивает транслит, при котором происходит автоматическое изменение регистра, и ряд других сервисов.

Наталья ИВАНОВА:

— Мы уже является держателями BigData пользователей, у нас их более 2 млн. Сейчас многие вузы формируют цифровой профиль студентов. Индивидуальная образовательная траектория не подразумевает сроков. Каждый человек должен учиться всю жизнь, а мы даём возможность постоянно получать информацию. Статистика позволяет нам персонализировать многие вещи, связывать студента с преподавателем на основе того, что он читает, в каких соцсетях и группах состоит, на каких доппрограммах обучается. Сейчас Минобрнауки России ставит задачу развития рынка дополнительного образования. В основном этот сегмент частный, а цель государства — усилить его в университетах. Здесь мы видим свою задачу так: быть для доппрограмм эффективным инструментом — предоставить такую информацию о пользователе, чтобы можно было интегрироваться с теми курсами, которые мы предлагаем. Для каждого пользователя будет предусмотрена персонализированная страница вывода информации. Если он интересуется ИИ, то для него по этой теме будет подборка книг, рекомендации преподавателей, новые видео, подкасты, аудио.

Вместе с Агентством стратегических инициатив запустили исследование: что мы получили от пользователей, как можно расширить их профиль. Направлений много, и университетам тоже можно подключаться к этой работе. К сожалению, не все вузы ответственно подходят к большим данным: студенты отучились, базы занимают много места и их удаляют. Ситуация абсурдна: BigData — это интеллектуальная собственность, которая может лежать в основе гибких сервисов и новых возможностей.

infrastruktura-i-servisy-5

Появляется много инструментов и технологий, активно реализуется открытый доступ, это мировой тренд. Развиваются платформы самиздата,принципиально меняется взаимодействие авторов ичитателей. В чём вы видите угрозы?

Альбина НЕСТЕРОВА:

— Я считаю, что главная угроза ближайших лет — это глобальное снижение качества контента для образовательных учреждений. Мы двумя руками за открытую науку, но есть литература рецензируемая, выпущенная по всем правилам, и она формирует коллекции уважаемых издательств, а есть дискавери, где огромное количество документов сомнительного качества. Это открытый доступ. Сейчас ИТ развиваются очень быстро, но в среднем автор пишет учебник около года и ещё полгода его дорабатывает издательство. Всем хочется сэкономить деньги, и я в этом вижу огромную угрозу.

Антон МОЛЧАНОВ:

— Действительно, реальная угроза качеству нависла над нами уже давно. Перестаём понимать, как оплачивать труд авторов, преподавателей, которые и создают основу всех наших продуктов, неважно, на каких носителях они делаются. Мы тратим колоссальные средства на сервисы, технику, доведение контента до всеобщего сведения и теряем авторов, недооценивая их интеллектуальный труд.

Аркадий ХАЛЮКОВ:

— С моей точки зрения, угрозой можно считать общую победу турбулентности и хаотичности над системной организованностью. Развиваться, вкладывать средства в новые проекты в условиях неопределённости сложно. Трудно выстраивать прогнозы на стратегическую перспективу. Безусловно, совершенствоваться необходимо. Следует инвестировать и в новые проекты, при этом всё больше рисков допустить ошибку в том или ином направлении. Это финансовые проблемы, которые могут повлечь за собой остальные: закрытие убыточных проектов, которые нравятся читателям, и т.п. Ну и в целом возможно ухудшение экономической ситуации в стране и в мире.

Юрий ЕЛЬСКИЙ:

— Одна из основных угроз — это экономическая ситуация, надвигающийся кризис, снижение финансирования комплектования. Создание нами Сетевой электронной библиотеки — один из инструментов, позволяющих экономить деньги, оптимизировать затраты, для того чтобы покупать у издателей те книги, которые действительно востребованны.

infrastruktura-i-servisy-3

ЦИФРОВОЙ ЗАПРОС И АНАЛИЗ ЧИТАТЕЛЬСКИХ ПРЕДПОЧТЕНИЙ

Дистант выявил сильные и слабые стороны информационной инфраструктуры вузов, качества контента, цифровой подготовки и компетенций специалистов. При этом, по мнению некоторых экспертов, за время карантина парадоксальным образом университетские библиотеки (как физические пространства) доказали, что без них можно обойтись. Помещения не использовались, книги не выдавались, электронные коллекции не принадлежат библиотеке, контракт с агрегатором может заключить любая служба университета, а для обеспечения доступа к электронным ресурсам не нужен большой штат. Очевидно, что в условиях кризиса бюджеты вузов станут сокращаться и перераспределяться, а акцент будет сделан на электронные ресурсы.

Темы для обсуждения

·         Как меняется цифровое поколение студентов?

·         Каковы стратегии влияния на читателя в цифровую эпоху, на основании чего выбираются инструменты влияния?

·         Перспективные направления библиотечного обслуживания в условиях цифровой трансформации.

·         Останется ли место традиционной вузовской библиотеке в цифровой повестке завтрашнего дня?

Натела КВЕЛИДЗЕ-КУЗНЕЦОВА, директор Фундаментальной библиотеки РГПУ им. А.И. Герцена, исполнительный директор АППОЭР:

— Миссия библиотеки не изменилась, просто перешла на новый уровень. Сейчас есть онлайн-курсы, виртуальные тренажёры, где предмет можно изучить лишь поверхностно. Значит, необходим учебник. А для того чтобы научиться работать с учебником, нужны живые люди. Конечно, нас могут заменить агрегаторы, но это роботы, которые по запросу станут поставлять обобщённую информацию. Библиотека — это прежде всего методическая поддержка.

Светлана ТЮКИНА, заместитель директора по развитию и проектной деятельности Интеллектуального центра — Научной библиотеки имени Е.И Овсянкина САФУ:

— Миссия библиотеки определена давно, но если мы к ней ничего не добавляем, то к нам больше никто не придёт. На наших внутренних семинарах мы стали недавно задавать вопрос: зачем мы нужны и как можем привлечь современных читателей — студентов и преподавателей? Нужно максимально чётко определить, кто наша целевая аудитория, какой идеальный образ студента мы бы хотели сформировать. После этого имеет смысл говорить о том, что мы для него можем сделать, как меняться. Когда случилась пандемия, я как преподаватель обратилась к ЭБС и поняла, что учебники там есть, а практикумов нет. Не хватает кейсов, по которым на ходу можно смоделировать деловую игру в онлайн-формате. Сентябрь для нас стал временем ожидания: вернутся студенты в библиотеку или нет? К счастью, они вернулись. Очевидно, что, если библиотека готова меняться, становиться драйвером, если ей есть что предложить, она будет интересной.

Те, кто пользовался э-ресурсами, безусловно, продолжили эту практику. При этом появилась новая категория — преподаватели, ранее обходившиеся только бумажными учебниками. Пришли студенты, которые поняли: если написать запрос, то помогут с составлением библиографического списка к выпускной квалификационной работе, к курсовику. Преподаватели узнавали о возможности отсканировать статьи и получить их в цифровом варианте. Таким образом, пользуясь терминологией маркетинга, «холодные» пользователи дошли до состояния тёплых, а тёплые — стали горячими. Конечно, это означает другое отношение библиотеки к информированию о своих услугах, присутствию в медийном пространстве. Мы никогда так внимательно не оценивали лайки, заходы, просмотры, репосты. Поняли, что нужно запускать Instagram, необходима новая инфографика, что для преподавателей и для студентов она должна различаться. С точки зрения сервисов произошло уточнение аудитории, а работа приобрела целевой характер.

Артём ВАСИЛЬЕВ, директор Научной библиотеки Томского государственного университета:

— Считается, что новое цифровое поколение всё умеет. Но что мы видим в онлайн-образовании? Не только возрастные преподаватели, но и студенты не могут работать онлайн. У них проблем не меньше: начиная от того, как включить Zoom, до того, как эффективнее воспринимать информацию. Нужно учить их тому, как жить в цифровом мире и обращаться с электронной информацией. У библиотек здесь хорошее онлайн-будущее. При этом очевидно, что без реального общения образовательный процесс выстроить невозможно. Основной способ изучить читателя — привлечь его к нашей работе, в том числе по созданию сервисов, начиная с фокус-групп по пространству, интервьюирования и заканчивая цифровыми решениями. Разрабатывая сайт, электронную библиотеку, мы всегда интересуемся мнением студентов. Что касается цифровых следов, то эта тема хоть и актуальная, но весьма пугающая. У нас в университете есть проект по сбору цифровых двойников, когда абитуриентов собирают на основе их страничек в соцсетях. В прошлом году в цифровой профиль мы решили добавить библиотечные данные: книговыдача, просмотр электронных ресурсов, мероприятия, которые студент посещает. Когда мы такой проект завершим, то будем обладать большими возможностями в плане создания новых сервисов. Рекомендательные ресурсы будут связаны не только с тем, где студент учится, но и с тем, что его интересует. У нас есть проект ScienceFinder, когда на основе научных и образовательных интересов можно познакомить людей, рекомендовать им мероприятия.

Натела КВЕЛИДЗЕ-КУЗНЕЦОВА:

— Изучая своих пользователей, мы проводим анкетирование два раза в год и видим не только предпочтения, но и заинтересованность в отдельных ресурсах. Естественно, оцениваем картотеку отказов. В пандемию стали обращать более пристальное внимание на статистику. Оказалось, что она не единообразна и каждый агрегатор рассчитывает её по-своему. Поэтому на первый план сейчас выходит унификация статистической отчётности в использовании электронных ресурсов. Цифровой след станет следующим уровнем её развития.

Александр КАРАУШ, вице-президент Национальной библиотечной ассоциации «Библиотеки будущего», генеральный директор ГПНТБ России:

— В вузе студенты появляются спустя 10–12 лет после того, как начинают читать. И процесс воспитания читателя до вузовской библиотеки мы можем оценить, анализируя ситуацию с публичными библиотеками. Если сейчас не читают в 8–10 лет, то мы с большой вероятностью можем спрогнозировать, что будет в вузовских библиотеках и какими станут отношения между преподавателями молодыми, пожилыми и студентами. Поколенческий конфликт отразится в том числе и на библиотеке.

Какие модели я бы рекомендовал в таких условиях? Во-первых, это насыщенность информационными ресурсами. Пока ещё библиотека является рекомендательной системой для студентов в разных комбинациях, они готовы на это реагировать. Второй момент — кооперация. Ресурсы становятся дороже с каждым годом. Поэтому необходима дополнительная кооперация с логикой электронной доставки документов, совместное комплектование.

infrastruktura-i-servisy-4ГПНТБ России обслуживает все категории читателей, и студентов у нас небольшой процент. В основном это научные работники, люди, которые уже сформировали своё информационное поле, и их интересуют очень узкие запросы. У библиотеки на сегодняшний момент самый широкий доступ к ресурсам с точки зрения зарубежных баз данных. В принципе удовлетворить информационный запрос читателя можно разными способами. Когда произошёл локдаун, библиотека продолжила работу в онлайн-режиме. Были открыты все информационные киоски, справочники. Всё, что касается цифровых форматов, доставлялось дистанционно через удалённые рабочие столы. В таком режиме проработали два месяца. Показатели снизились, но не существенно.

Библиотека как место досуга. Для публичных библиотек это уже вчерашний день. Насколько культурно-массовые мероприятия могут быть востребованны в вузе?

Светлана ТЮКИНА:

— Мы готовы встроиться в жизнь студентов и стать третьим местом. Мы так и называемся: Интеллектуальный центр — Научная библиотека. Приходят первокурсники и говорят: мы хотим квест. Соглашаемся, но при определённых условиях: задания должны включать поиск информации в электронном каталоге и т.п. Если это проекты, которые выполняют студенты, то они привлекают как возможности площадки, так и сотрудников библиотеки, умеющих монтировать ролики, помогающих в плане информационной поддержки.

Ещё один вектор — доступность среды. Наше новое здание приспособлено для групп студентов с ограниченными возможностями здоровья. Проводятся тренировки по спорту для колясочников. Поэтому мы реализуем ещё и важную социальную миссию.

Натела КВЕЛИДЗЕ-КУЗНЕЦОВА:

— Наш вуз педагогический, поэтому стремимся развивать своего читателя не только интеллектуально, но и духовно-эмоционально. Сейчас для всех категорий читателей начиная с младших школьников реализована культурологическая практика. В летние месяцы, будучи в городских лагерях, они также приходят к нам. В течение года организуется исследовательская практика для старшеклассников, они учатся оформлять библиографические списки. Всё это в игровой форме: квесты и другие задания, поиск литературы и ответов на вопросы из книг.

Масштабный проект — знакомство с творчеством известных людей, в том числе писателей: Герценовские литературные встречи. Это постоянное мероприятие, которое ждут. Проводятся шахматные и шашечные турниры, чтения стихов. Мы уже давно третье место.

infrastruktura-i-servisy-5

СОВРЕМЕННЫЕ ЧИТАТЕЛИ: ЗАПРОСЫ И ПРЕДПОЧТЕНИЯ

Статистика свидетельствует о том, что 36–40% россиян не читают книг. При этом огромное количество людей читают онлайн, меняются форматы изданий, появляются новые экосистемы их продвижения и продажи, у которых миллионы пользователей. Потребитель становится миксовым: всё больше текстов выходит одновременно с гибридными и аудиокнигами, всё чаще происходит кросспромоушен.

Темы для обсуждения

·         Поколение Z: читательские предпочтения и запросы на сервисы.

·         Какие требования предъявляются к современной библиотеке со стороны студентов и преподавателей? Насколько она способна их удовлетворить?

·         Читательский выбор: офлайн- или онлайн-сервисы? Традиционные или электронные издания?

Николай СТЕЦОВ, студент Инженерной школы энергетики Томского политехнического университета (ТПУ):

— Мы все столкнулись с вызовами в сфере образования, а читателям хочется доступности и открытости. Библиотека для студентов — это и возможность, и необходимость. Всегда привлекает уютное, светлое, научно-атмосферное место, где можно прийти и спокойно погрузиться в работу, создавать проекты, участвовать в мероприятиях. Очень важна техническая поддержка специалистов, чтобы можно было распечатать работу и сразу сдать, места для кофепауз и отдыха. Ну и, конечно, важно, чтобы библиотека была ещё и цифровой, а из дома и кампуса мы могли пользоваться различными ресурсами и без труда находить нужную литературу.

Что касается предпочтений по форматам, то техническую литературу удобнее читать в бумажном виде: изучать схемы, водя мышкой по экрану, весьма сложно. Мы все пользуемся лекциями, учебниками, которые рекомендовали преподаватели. Электронные ресурсы используем не на постоянной основе, здесь есть определённые сложности. Хотя современный инженер должен быть мультизадачным, пока нужно этому учиться.

Чего мы ждём от библиотеки? Безусловно, оперативности в ответах на возникающие вопросы. Сейчас, когда у всех есть аккаунты в соцсетях, реализовать это гораздо проще. В библиотечных группах стали выкладывать интересную информацию о сервисах, о проблемах, которые возникают в ходе пользования ресурсами. Я так понимаю, что руководство библиотеки хочет донести информацию максимально понятно, доступно, чтобы читатель смог без труда найти и прочесть. Сетевые проекты обязательно следует развивать.

Полина МАКАРОВА, студентка Инженерной школы информационных технологий и робототехники ТПУ:

— Мы не раз слышали, что пора переходить на электронный формат чтения. Хотелось бы с этим поспорить. Безусловно, публикации, статьи, методические материалы удобно просматривать в онлайн-формате, но это когда нужно охватить большой объём информации. В цифровом варианте можно подключить поиск по словам или словосочетаниям. Тем не менее очень многие предпочитают печатные книги. Когда читаешь для души, приятно держать в руках книгу. Полный переход к цифровым библиотекам совсем не обязателен, тем более для художественной литературы. С другой стороны, обучаясь ИТ, довольно странно было бы учиться по печатным книгам. Со спецификой специальности связано то, что материал быстро обновляется, не по всем предметам учебник может быть актуальным. Востребованны методические разработки преподавателей, и мы обращаемся к ним или к Интернету, если вопрос несложный.

Библиотека сегодня становится общественным пространством, местом, куда можно прийти не только за книгами, но и чтобы подготовить проект, написать статью, доклад, встретиться с интересными экспертами на мероприятиях, принять участие в квесте. Если удобно организовано пространство, такое место хочется посещать. И когда встаёт вопрос о том, где поработать, если не удаётся это сделать дома, то библиотека всегда в приоритете.

Нередко возникают вопросы, ответы на которые желательно получить от живого человека. Цифровизация не исключает непосредственного взаимодействия с людьми, которые могут дать более профессиональную консультацию.

Любовь ШАМАРДИНА, вице-президент Ассоциации медицинских библиотек, генеральный директор ООО «Букап»:

— Студенты учат прежде всего для того, чтобы сдать экзамен или зачёт. Им необходимо достаточно быстро изучить большой объём информации. Мы провели исследование: чем пользуются студенты, когда изучают новый материал и когда повторяют перед сессией. Большинство всё-таки предпочитает печатные книги, учебники, причём иногда даже покупает их. Кроме того, популярны лекции и конспекты. А уже потом — все остальные ресурсы, причём если электронными учебниками мы обеспечиваем студентов давно, они к ним привыкли, то все новые форматы развиваются непросто. Те, кто реально нацелен на обучение и поиск информации, станут искать её везде. А те, кто просматривает только лекции и свои конспекты, мало читает печатные книги, не будут использовать и другие виды ресурсов. Вопрос в том, намерены они изучить тему или нужно просто сдать.

Марина ТЕРЕХОВА, директор Научно-медицинской библиотеки СибГМУ:

— Учиться лишь по электронным учебникам очень сложно, особенно по медицинским специальностям. В нашем вузе 95% дисциплин обеспечены электронными учебниками. В то же время у нас есть круглосуточный читальный зал, который используется на 100%. Мы стараемся этот баланс соблюдать: что не можем выдать на абонементе, выдаём в читальном зале или на ночном абонементе.

Ольга ШАМИНА, заместитель директора Издательства ТПУ, доцент Школы инженерного предпринимательства ТПУ:

— Я читатель с большим стажем, мой круг интересов обширен, как и спектр ресурсов, которые удалось изучить. Напомню, что ещё в 2018 г. РБК прогнозировал, что до 80% преподавания перейдёт в электронный формат, т.е. педагога как такового не будет. Студенты говорят, что это невозможно. То же самое я хочу сказать и про книгу: от неё отказаться не получится. Да, есть открытый доступ, появляются издания, которые не вычитываются редакторами, не корректируются, активно развивается самиздат, но это крайне опасная тенденция, особенно в учебном процессе. Я как издатель знаю, какие рукописи нам приносят и сколько работают редакторы, чтобы довести их до ума, предоставив студентам достоверную и правильно структурированную информацию.

А библиотеку будущего я вижу как элитарную самоорганизующуюся и удобную экосистему, объединяющую авторов, преподавателей, студентов и, конечно, книгу.

infrastruktura-i-servisy-6

Опубликовано в номере декабрь 2020

 



telegram-1-1
 
Какие форматы доступа на электронную периодику для вас наиболее интересны?
 

 

  aski 30 


 


webbanner-08-video

 

 webbanner-07-nacproekt

 

 webbanner-01-neb

 

 webbanner-02-fz-o-kulture

 

webbanner-red-03-ebs

 

webbanner-red-04-kn-rynok

 

 webbanner-red-05period-pechat

 

 webbanner-red-06-ros-poligrafiya

 

webbanner-red-kult

 
Copyright © ООО Издательский дом "Университетская книга" 2011
Все права защищены.
Студия Web-diamond.ru
разработка сайтов и интернет-магазинов.