Книжный рынок и издательства   Библиотеки   Образование
и наука
  Конкурс
“Университетская книга”

Ноябрь 2019
"Книга и чтение в культурном коде человечества"

  • Михаил ШЕПЕЛЬ: «Ставка на личную мотивацию сотрудников и совместное управление библиотекой»
  • НЭБ, ФКС и возрастная маркировка контента
  • Аудиокниги: кроссмедийный подход и работа с аудиторией
  • Российские книжные: совместное будущее



МультиВход

t8

 

Интервью

Книжный рынок

Вузовские издательства

Искусство издавать

Библиотеки

Образование

Инновационные технологии

Электронные библиотеки

Культура книги

Библиогеография

Библиотехнологии

Выставки и конференции

Конкурсы и премии

Документы

Copyright.ru

КНИГА+

Год литературы

Журнал Онлайн

 

lit-flagman1




 

rgdb-podari-rebenku


Рассылка


Государственная политика поддержки образования и науки и её отражение в работе российских библиотек
04.09.2014 23:00

Начиная с 2005 г. в России реализуются различные правительственные инициативы и законопроекты, направленные на подъём отечественной науки, увеличение научного выхода российских исследований и, как следствие, информатизацию науки и образования. Анализ ситуации показывает, что библиотеки вузов и НИИ играют важную и всё возрастающую роль в ходе реализации правительственных проектов. При этом им приходится решать задачи, связанные с правовыми вопросами лицензирования электронных ресурсов, обучением использованию ресурсов, и в частности баз данных научного цитирования.

В настоящей статье рассмотрены вопросы государственной политики в сфере поддержки науки и образования, осуществлён сравнительный анализ финансирования научных исследований и его эффективности в России и мире по данным отчётов Организации экономического сотрудничества и развития и базы данных Web of Science. Приведены результаты анализа публикационной активности ведущих российских университетов.

ФИНАНСИРОВАНИЕ НАУЧНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ В РОССИИ И В МИРЕ

Данные по финансированию научных исследований и разработок (Research and Development, далее R&D) приведены на основании анализа материалов отчётов по основным индикаторам науки и техники (Main science and technology indicators), издаваемых два раза в год Организацией экономического сотрудничества и развития (ОЭСР, OECD). В отчётах ОЭСР публикуются данные по финансированию научных исследований государственными структурами и промышленностью, а также цифры по исполнению бюджета бизнес-структурами, университетами и госучреждениями, доли от ВВП в каждой из областей исполнения бюджета, число исследователей и т.д. Последний выпуск отчёта вышел в феврале 2014 г. [6]. В нём приведены данные 2006–2012 гг. Это позволяет проследить динамику всех указанных параметров за последние семь лет. Все показатели приведены для стран-членов ОЭСР и некоторых других стран, включая Россию и Китай. Опубликованы также обобщённые цифры для всех членов ОЭСР и ЕС. Данные по результативности научных исследований приведены на основании анализа результатов поисковых запросов, проведённых в цитатно-аналитической базе Web of Science.

Рассмотрим динамику общего объёма финансирования научных исследований и разработок в отдельных странах. Данные для США, 28 стран Евросоюза, Китая, Великобритании и России приведены на рис. 1.

gos-pol-1

Общее финансирование науки в России составило в 2012 г. 37 854,4 млн долларов США и почти сравнялось с финансированием науки в Великобритании (39 109,8 млн долларов). Следует заметить, что бюджет R&D во всём мире формируется за счёт средств государства и промышленного сектора. Особенность российского финансирования науки в том, что промышленный сектор вносит только 30% в общий бюджет R&D. В других странах этот показатель составляет, как правило, 60%. Исполняется же в промышленном секторе в России, как и во всём мире, 60% бюджета. То есть государству в России приходится софинансировать R&D в промышленном секторе, чего нет в других странах, за исключением Китая. Около 41% общего бюджета 2012 г. были истрачены в России на университеты, НИИ, ГНЦ, ФНЦ (табл. 1). На сегодня в процентном отношении это самый высокий показатель, если мы сравниваем страны ЕС.

gos-pol-t1

Поскольку в настоящей статье проводится анализ положения с научными исследованиями в российских научных и образовательных организациях, далее мы будем оперировать только финансированием науки в высшем образовании и госучреждениях.

Анализ данных OECD показывает, что, начиная с 2006 г., финансирование науки в российских университетах и НИИ выросло более чем в два раза. В 2012 г. эта цифра для России (15 703 млн долларов) превысила аналогичный показатель для Великобритании (13 583 млн долларов).

Таким образом, ситуация с финансированием науки в университетах и НИИ улучшается. При этом финансирование R&D в НИИ почти в три раза выше, чем в университетах. Это ещё одна особенность структуры российского бюджета на науку – традиционное недофинансирование академической науки по сравнению с показателями мировых стран.

ЭФФЕКТИВНОСТЬ ФИНАНСИРОВАНИЯ R&D НА ПРИМЕРЕ РОССИИ И ВЕЛИКОБРИТАНИИ

Оценим эффективность финансирования науки, измеряя её в числе статей, опубликованных в ответ на вложенные деньги (публ./млн долларов). Это позволит получить параметр, величина которого не зависит от численности исследователей, которая естественно сильно разнится для разных стран. Вот показатели ОЭСР 2012 г.: 252 652 исследователя в Великобритании, 1 852 933 в США, 1 404 017 в 28 странах Евросоюза и 443 289 в России. Эффективность финансирования науки в университетах и НИИ в 2006–2012 гг. иллюстрирует рис. 2.

gos-pol-2

Анализ графика показывает, что в Великобритании на каждый вложенный миллион долларов с каждым годом публикуется всё больше статей. В 2012 г. этот показатель составлял 11 статей / млн долларов (в среднем по миру – около шести статей на 1 млн долларов США). В России в том же году на каждый вложенный миллион долларов опубликована 1,7 статьи. При этом для российских университетов эта цифра составила 4,6, а для НИИ – только 1,3 статьи / млн долларов. Таким образом, показатель эффективности университетской науки пока всё ещё последовательно падает, хотя темпы снижения замедляются. Отдача от науки в университетах отстаёт от финансирования, хотя известно, что это пропорциональные величины. Эффективность финансирования в университетах близка к среднемировой, но рост финансирования в последние годы пока не привёл к пропорциональному росту числа публикаций.

Тем не менее, абсолютное число статей, опубликованных в университетах, растёт, и в настоящее время уже превышает число статей, опубликованных в НИИ (рис. 3).

gos-pol-3

Следует учесть, что в России университетская наука традиционно существует в партнёрстве с исследованиями, ведущимися в институтах РАН и других ведомственных НИИ, более 40% университетских статей создаются в сотрудничестве с учёными из научно-исследовательских институтов, поэтому говорить только об университетской науке, отделяя её от исследований в НИИ, в России невозможно.

ДОЛЯ РОССИЙСКИХ ПУБЛИКАЦИЙ В ОБЩЕМИРОВОМ ПОТОКЕ

Из табл. 1 следует, что финансирование науки в университетах и НИИ в странах ЕС в процентном отношении последние два года сокращается, что является следствием развивающегося в Европе экономического кризиса [7, 8]. Этот процесс уже нашёл отражение в уменьшении общего количества статей, опубликованных во всех странах мира в 2013 г. Результатом этого падения явилось то, что впервые за последние годы доля российских публикаций в общемировом публикационном потоке выросла и составила 1,63% для всех типов публикаций и 2,04% для научных журнальных статей.

Проанализируем также динамику публикационной активности в отдельных областях научных исследований (рис. 4). Сделать это можно, используя таблицы соответствия между областями знания ОЭСР и предметными рубриками Web of Science [12, 13].

gos-pol-4

Как показывает анализ рис. 4, увеличение доли публикаций в 2013 г. наблюдается в двух наиболее благополучных для России областях исследований: естественных и технических науках. В остальных областях знания (медицине, сельском хозяйстве, науках социально-гуманитарного профиля) пока существенных изменений не произошло. Конечно, не следует забывать, что рост показателей вызван в значительной степени не увеличением числа российских публикаций, а сокращением мирового публикационного потока.

ПРОГРАММА ПОДДЕРЖКИ ВЕДУЩИХ УНИВЕРСИТЕТОВ

Можно надеяться, что в ближайшее время показатель эффективности финансирования университетской науки в России изменится за счёт развития науки в ведущих университетах. Усилия Минобрнауки России в последние годы направлены на поддержку университетов-лидеров, от которых государство ожидает максимально эффективной отдачи. Приняты государственные документы, регулирующие эту сферу: Указ Президента России от 7 мая 2012 г. № 599 об обеспечении вхождения к 2020 г. не менее пяти российских университетов в первую сотню ведущих мировых университетов согласно мировому рейтингу университетов [9] и последовавшие за ним постановление Правительства РФ от 16 марта 2013 г. № 211 «О мерах государственной поддержки ведущих университетов Российской Федерации в целях повышения их конкурентоспособности среди ведущих мировых научно-образовательных центров» и постановление Правительства РФ от 30 декабря 2013 г. № 1311 «О внесении изменений в постановление Правительства РФ от 16 марта 2013 г. № 211» [10, 11]. В 2014 г. общий бюджет проекта по повышению конкурентоспособности ведущих российских университетов составит 10,5 млрд рублей, в 2015 г. – 12 млрд рублей, в 2016 г. – 12,5 млрд рублей.

В июле 2013 г. Совет по повышению конкурентоспособности ведущих университетов РФ среди ведущих мировых научно-образовательных центров отобрал 15 победителей из 54 участников конкурса на получение субсидии для вхождения в мировые рейтинги университетов. 8 июля 2013 г. Минобрнауки России официально объявило о результатах конкурса и назвало 15 победителей.

Перечень вузов, получивших право на получение субсидии на реализацию плана мероприятий по повышению международной конкурентоспособности ведущих университетов Российской Федерации среди ведущих мировых научно-образовательных центров

1. Дальневосточный федеральный университет.

2. Казанский (Приволжский) федеральный университет.

3. Московский физико-технический институт (государственный университет).

4. Национальный исследовательский технологический университет «МИСиС».

5. Национальный исследовательский Томский государственный университет.

6. Национальный исследовательский Томский политехнический университет.

7. Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики».

8. Национальный исследовательский ядерный университет «МИФИ».

9. Нижегородский государственный университет им. Н.И. Лобачевского.

10. Новосибирский национальный исследовательский государственный университет.

11. Самарский государственный аэрокосмический университет им. академика С.П. Королёва.

12. Санкт-Петербургский государственный политехнический университет.

13. Санкт-Петербургский государственный электротехнический университет «ЛЭТИ» им. В.И. Ульянова (Ленина).

14. Санкт-Петербургский национальный исследовательский университет информационных технологий, механики и оптики.

15. Уральский федеральный университет им. Первого Президента России Б.Н. Ельцина.

Cледует понимать, что для того, чтобы выйти на уровень первой сотни мировых университетов в ведущих мировых рейтингах Times Higher Education (THE, www.timeshighereducation.co.uk), Quacquarelli Symonds (QS, www.qs.com) или Academic Rating of World Universities (ARWU, www.shanghairanking.com), российским университетам необходимы серьёзные реформы. Рассмотрим рейтинг THE. Насколько реально попадание российских университетов в этот рейтинг?

Прежде всего, серьёзной проблемой для 15 ведущих российских университетов является тот факт, что по правилам рейтинга THE участвовать в нём могут только те университеты, которые опубликовали за пять лет более 1000 статей [16]. Если оценить темпы роста публикационной активности каждого из вузов-лидеров за последние два года и проэкстраполировать показатели научной продуктивности до 2020 гг., то окажется, что такие университеты, как СГАУ и СПбЭТУ до 2020 г. вообще не смогут принять участие в рейтинге, а МИСиС, СПбИТМО, ДВФУ и ТПИ смогут принять участие в THE только в 2015–2016 гг. Кроме того, большая часть из 15 университетов-победителей – это технические, специализированные вузы, которые могут быть исключены из общего рейтинга, как случилось в 2013–2014 гг. с МФТИ и МИФИ, занявшими соответственно 63-е и 74-е места, но не в общем рейтинге THE, а в этом же рейтинге, но в области физических наук [16].

Остановимся далее на анализе конкурентоспособности 15 университетов в рейтинге THE и оценим перспективы их вхождения в топ-100. Для этого сопоставим некоторые индикаторы публикационной активности 15 университетов с данными для университета, занявшего сотое место в последнем рейтинге THE, а именно университета Хельсинки. Можно также провести сравнение с МГУ им. М.В. Ломоносова, который хоть и занял в последнем рейтинге THE 226–250-е места, но совсем недавно входил в первую сотню.

Заметим, что сама по себе публикационная активность не входит в перечень критериев отбора вузов [16–18], но учитывается в следующих показателях:

· число цитирований статей, опубликованных за пять предыдущих лет, начиная с года, отстоящего на два года от момента подведения итогов рейтинга. (То есть при составлении рейтинга 2013 г. «публикационным окном» были 2007–2011 гг.). Значимость критерия – 30%;

· число статей, опубликованных профессорско-преподавательским составом университета в пятилетнем публикационном окне (см. выше) и нормированное на размер университета. Значимость критерия – 6%;

· интернациональность исследований – процент статей, опубликованных в пятилетнем окне, написанных в соавторстве с исследователями из других стран. Значимость критерия – 2,5%.

Анализ публикационной активности каждого из 15 университетов свидетельствует, что за последние два-три года университеты-лидеры (кроме СГАУ и СПбЭТУ) существенно увеличили число своих публикаций в журналах, представленных в Web of Science. Так, публикационная активность Новосибирского университета в последний год приблизилась к публикационной активности Санкт-Петербургского государственного университета. Это наблюдается впервые за весь период, доступный для анализа в базе Web of Science (с 1900 г.). У большинства университетов публикационная активность в 2012–2013 гг. оставалась ещё очень низкой, хотя темпы прироста последних лет для ряда университетов составляют 25–50%. Общее число публикаций 15 ведущих университетов в 2013 г. – 10 590 статей, при этом в том же году один только Гарвардский университет опубликовал в журналах, представленных в базе Web of Science, 20 144 статьи. Однако нормирование показателя публикационной активности на размер университета и аппроксимация данных публикационной активности на период 2015–2020 гг. приводит к более оптимистичным результатам (рис. 5).

gos-pol-5

Из анализа рис. 5 следует, что при условии сохранения темпов роста публикационной активности последних двух лет такие университеты, как НГУ, МИФИ, МФТИ и МИСиС, смогут достичь уровня показателей университета Хельсинки, т.е. имеют шанс попасть в топ-100 рейтинга THE по этому критерию.

На основании прогноза роста публикационной активности университетов можно также приблизительно оценить рост числа цитирований и сопоставить эти данные с показателями университета Хельсинки. Данные наиболее высокоцитируемых университетов иллюстрирует рис. 6. Следует заметить, что по этому параметру отечественные университеты в настоящее время серьёзно отстают от международных лидеров. А вес этого критерия в рейтинге THE очень высок (30%).

gos-pol-6

Из оценки показателя цитирования следует, что к уровню университета Хельсинки к 2020 г. смогут приблизиться только НГУ и МГУ.

Кроме того, можно оценить долю статей, написанных в соавторстве с зарубежными исследователями. Результаты анализа представлены на рис. 7.

gos-pol-7

В итоге из анализа данных прогнозов, приведённых на рис. 5–7, можно предположить, что шансы на вхождение в число топ-100 будут иметь следующие университеты: МГУ, НГУ, МФТИ, МИФИ, МИСиС. При этом три последних, возможно, и не смогут участвовать

в общем рейтинге за счёт узкой специализации в области физических наук. МИСиС же, скорее всего, сможет участвовать в THE не ранее 2015–2016 гг., поскольку в настоящее время число публикаций в пятилетнем окне не превышает 1000, т.е. не выполнено формальное условие возможности участия в рейтинге THE.

Приведённые выше данные основаны на показателях 2012–2013 гг., когда университеты ещё не получали государственных субсидий на реализацию своих программ вхождения в списки мировых университетских рейтингов. Поэтому в дальнейшем интересно будет продолжить анализ публикационной активности 15 университетов и оценить их возможности вхождения в рейтинги THE, QS и ARWU.

УЧАСТИЕ РОССИЙСКИХ БИБЛИОТЕК В ИНФОРМАЦИОННОМ ОБЕСПЕЧЕНИИ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКОГО И ОБРАЗОВАТЕЛЬНОГО ПРОЦЕССОВ И ОЦЕНКЕ РЕЗУЛЬТАТИВНОСТИ НАУЧНОГО ВЫХОДА

Безусловно, уровень финансирования имеет первостепенное значение, однако, как мы убедились из результатов оценки эффективности финансирования научных исследований в университетах РФ, одних денег оказывается мало. Нужны административные меры, которые бы стимулировали и помогали движению университетов вперёд. Среди государственных инициатив следует упомянуть «Комплекс мероприятий на 2013–2015 гг., направленных на увеличение к 2015 г. доли публикаций российских исследователей в общем количестве публикаций в мировых научных журналах до 2,44%». Мы уже видим, что начиная с 2013 г. эти мероприятия последовательно проводятся в жизнь в виде новых нормативных документов, регламентирующих методики оценки и мониторинга результативности научных организаций, мониторинга эффективности высшего образования [17, 18], проведения конкурса на право создавать позиции научных лидеров, эффективности использования дополнительных средств, направляемых Правительством РФ для увеличения заработной платы работникам научных учреждений, и т.п. Все эти документы включают сейчас показатели публикационной активности, определяемые по международным индексам цитирования Web of Science и Scopus. Анализ текущей ситуации среди участников консорциума показывает, что значительную часть работ по определению показателей научного выхода в университетах и НИИ выполняют библиотеки. Библиотеки также ведут сейчас большую работу по повышению квалификации научных и научно-педагогических работников и по развитию компетенций работы с информационными ресурсами в международных информационно-аналитических базах данных Web of Science и Scopus. Примером может служить деятельность филиала Учебно-консультационного центра «Школа НЭИКОН» (www.school.neicon.ru) на базе фундаментальной библиотеки РГПУ им. А.И. Герцена в Санкт-Петербурге. Участвуют библиотеки и в информационной поддержке центров специализированной языковой подготовки (академического письма) для создания статей и других видов публикаций на английском языке в международных научных журналах и продвижения публикаций российских научных и научно-педагогических работников в ведущие международные информационно-аналитические системы – индексы научного цитирования. Безусловно, все эти вопросы, связанные с новой ролью библиотек в университетах и НИИ, требуют детального рассмотрения, что может быть сделано путём опроса организаций-участников НЭИКОН.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Кузнецов А.Ю., Разумова И.К. Проекты НЭИКОН: итоги 2011–2013 гг. и перспективы // «Университетская КНИГА». – 2013. – Май. – С. 57–61.

2. Кузнецов А.Ю., Разумова И.К. Проекты Минобрнауки по развитию Системы информационного обеспечения российской науки и образования // «Университетская КНИГА». – 2012. – Май. – С. 38–45.

3. Кузнецов А.Ю., Разумова И.К. Система информационного обеспечения науки и высшего образования в России // «Российские нанотехнологии». – 2007. – Том 2. – № 11–12. – С. 19.

4. Hormia-Poutanen K., Xenidou-Dervou C., Kupryte R., Stange K., Kuznetsov A., Woodward H. Consortia in Europe: Describing the Varios Solutions through Four Country Examples // Library Trends. – 2006. – Volume 54. – Number 3. – P. 359–381.

5. Kouznetsov Alexander, Litvinova Natalia, Razumova Irina. National Electronic Information Consortium as the Leader of Cooperative Acquisition of E-resources in Russia. – IFLA – 2011. – 13–18 August. – San Juan, Puerto Rico. – Режим доступа: www.conference.ifla.org/ifla77.

6. Main science and technology indicators. – OECD. Retrieved from www.oecd.org/sti/msti, Home / Statistics / Main Science and Technology Indicators. – Volume 2013. – Issue 2.

7. Кузнецов А.Ю., Разумова И.К. Информационное обеспечение науки и образования // «Университетская КНИГА». – 2014. – Май. – С. 46–50.

8. Разумова И. Глобальный мир электронных ресурсов. Издатели и библиотеки. Тренды и явления последних лет [Электронный ресурс]. – Режим доступа: www.elibrary.ru/projects/conference/italy2013/presentations/RAZUMOVA_2.pdf.

9. Указ Президента России от 7 мая 2012 г. № 599 // «Российская газета» [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.rg.ru/2012/05/09/naukadok.html.

10. Постановление Правительства России от 16 марта 2013 г. № 211 «О мерах государственной поддержки ведущих университетов Российской Федерации в целях повышения их конкурентоспособности среди ведущих мировых научно-образовательных центров» // «Российская газета» [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.rg.ru/2013/03/25/univery-site-dok.html.

11. Постановление Правительства Российской Федерации от 30 декабря 2013 г. № 1311 «О внесении изменений в постановление Правительства Российской Федерации от 16 марта 2013 г. № 211»// «Российская газета» [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.rg.ru/2014/01/09/univery-sitedok.html.

12. OECD to Web of Science field mapping [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://incites.isiknowledge.com/common/help/h_field_category_oecd_wos.html.

13. Разумова Ирина. Финансирование науки в России и в мире. Мировые и отечественные тенденции в сфере информационного обеспечения науки и образования. Университеты, издательства, правительства [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://shkola.neicon.ru/files/razumova.pdf.

14. THE. Times Higher Education World University Rankings 2013–2014. Powered by Thomson Reuters. Supplement 2013–14 in Association with EDP.

15. THE. Times Higher Education World Reputation Rankings 2014. Powered by Thomson Reuters. Supplement 2014 in Association with IELTS.

16. Global Institutional Prifiles Project. Data Collection Process – Guidebiik. Science. Thomson Reuters [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://ipscience.thomsonreuters.com/m/pdfs/DataCollect_Guidebook_3.pdf.

17. Постановление Правительства Российской Федерации от 11 ноября 2013 г. «Правила оценки и мониторинга результативности деятельности научных организаций, выполняющих научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы» [Электронный ресурс]. – Режим доступа: www.rg.ru/2013/11/11/ocenka-site-dok.htm.

18. Мониторинг эффективности образовательных организаций высшего образования и их филиалов [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://мин обрнауки.рф/новости/3739.

АвторыАлександр Юрьевич КУЗНЕЦОВ, исполнительный директор НЭИКОН; Ирина Константиновна РАЗУМОВА, заместитель директора НЭИКОН по научной работе

Опубликовано в номере июль-август 2014

 



Какие форматы доступа на электронную периодику для вас наиболее интересны?
 

 


webbanner-08-video

 

 webbanner-07-nacproekt

 

 webbanner-01-neb

 

 webbanner-02-fz-o-kulture

 

webbanner-red-03-ebs

 

webbanner-red-04-kn-rynok

 

 webbanner-red-05period-pechat

 

 webbanner-red-06-ros-poligrafiya

 

webbanner-red-10-sost-kultury

 
Copyright © ООО Издательский дом "Университетская книга" 2011
Все права защищены.
Студия Web-diamond.ru
разработка сайтов и интернет-магазинов.