Книжный рынок и издательства   Библиотеки   Образование
и наука
  Конкурс
“Университетская книга”

Октябрь 2017
"Роль библиотеки в глобальной трансформации"

  • Джеральд ЛЕЙТНЕР: "Думай глобально – действуй регионально"
  • ИФЛА-2017
  • Закинициативы в книжном деле: тише едешь – дальше будешь?
  • Книжный рынок – 2017



МультиВход

Интервью

Книжный рынок

Вузовские издательства

Искусство издавать

Библиотеки

Образование

Инновационные технологии

Электронные библиотеки

Культура книги

Библиогеография

Библиотехнологии

Выставки и конференции

Конкурсы и премии

Документы

Copyright.ru

КНИГА+

Год литературы

Журнал Онлайн




 

rgdb-podari-rebenku


Рассылка


Донна ШИДЕР: «Библиотеки как драйверы перемен»
07.11.2016 08:36

За 89 лет существования Международной федерации библиотечных ассоциаций и учреждений (International Federation of Library Associations, IFLA) её члены были свидетелями и участниками многих событий, связанных с развитием информационного общества, трансформацией библиотечных сервисов и услуг, законодательными инициативами в области доступа к информации. Но именно сейчас, когда технологии стремительно меняют привычный уклад жизни читателей, библиотечное сообщество сталкивается с серьёзными вызовами и должно оперативно реагировать на изменяющиеся потребности пользователей и нарастающий объём контента. Меняется и роль библиотек: они становятся частью движения открытого правительства в своих странах, активно занимаются образовательной деятельностью, участвуют в формировании национального законодательства по многим направлениям: от авторского права до интернет-нейтральности и цифровой экологии.

donna-shider-1В какую сторону направлен вектор библиотечной эволюции? Каковы критерии оценки современных библиотек? В чём состоит воздействие инновационных технологий на их сервисы? Какова стратегия развития ИФЛА? К разговору об этом и о многом другом журнал «Университетская КНИГА» пригласил действующего Президента ИФЛА (2015–2017) Донну ШИДЕР (Donna Scheeder).

— Став Президентом ИФЛА в августе 2015 г., на заключительном заседании в Кейптауне Вы призвали библиотекарей и библиотеки к активным изменениям. Поделитесь, как оцениваете результаты работы этого года.

— В качестве Президента ИФЛА я постаралась лично познакомиться с деятельностью многих национальных библиотечных ассоциаций, выступая на конференциях, семинарах, форумах. Я посещала библиотеки, знакомилась с работой коллег, новыми проектами, сервисами, их влиянием на читателей и сообщества. После этих визитов стало понятно, что трансформация библиотек и самой профессии в мире идёт полным ходом. Тем не менее я стала анализировать те вызовы, с которыми мы сталкиваемся, и нашу реакцию на них.

Что происходит с библиотеками, которые не представлены на должном уровне в профессиональной среде? Безусловно, у нас есть центры превосходства — крупнейшие и лучшие библиотеки в каждой стране, но следует думать о том, чтобы каждая библиотека трансформировалась, реагируя на потребности сообщества, и помогала коллегам в процессе изменений. Согласитесь, большинство людей — обычных читателей формируют свои представления о нашей работе, приходя в ту библиотеку, которая находится рядом с их домом, а не черпают их из абстрактных отчётов ассоциаций о библиотечном развитии. И если эта библиотека не меняется, делая всё по старинке, то, разумеется, она не играет в жизни людей никакой роли; туда просто не будут ходить.

Ещё один показатель процесса трансформации — образовательные программы, которые реализуются в различных библиотечных секторах. Библиотеки стремятся помочь обществу выйти на уровень устойчивого развития, делать всё, чтобы население было информационно грамотным. Дважды я была в Китае, общалась с министром культуры, посещала публичные библиотеки, деятельность которых произвела на меня сильное впечатление. Политика китайского правительства в отношении культуры — чтобы в каждом населённом пункте была своя библиотека. Направление активно развивается, и это показатель того, что руководство страны считает доступ к информации важным вопросом.

В европейских странах: Дании, Швеции, Германии — я видела много примеров того, как библиотеки работают с сообществом. Так, в библиотеках Швеции предусмотрен своего рода политический уголок: библиотека приглашает местного чиновника, который встречается с читателями, и становится площадкой для обсуждения важных для данного сообщества вопросов. Это позволяет жителям донести свои проблемы до политика, а ему помогает принимать решения. В Мексике строят новые библиотеки, открывая читателям доступ к законодательной информации. Библиотеки убирают ограничения, выводят услуги за стены учреждений, проводят мероприятия в парках, на площадях, открывают филиалы в торговых центрах. Появляется много новых услуг (запись на юридические консультации, получение паспортов, водительских удостоверений и пр.), позволяющих привлечь новую категорию читателей.

В Колумбусе я встречалась с Вадимом Дудой, директором ВГБИЛ имени М.И. Рудомино, и меня впечатлили российские программы, нацеленные на помощь библиотекам в процессе их трансформации. Надеюсь, что в апреле 2017 г., когда я приеду в Россию, смогу увидеть всё собственными глазами.

— Безусловно, нам есть что показать в отношении развития библиотечных проектов и сервисов. Но вернусь к вопросам. В прошлом году Вы упоминали о том, что приоритетным направлением должна стать работа библиотечных ассоциаций с законодателями. Какое развитие получило это направление?

— Непростая тема. Наши усилия направлены на то, чтобы библиотекари стали частью движения открытого правительства в своих странах. Открытое правительство — это 16-я цель устойчивого развития ООН, где речь идёт о транспарентности, отчётности и участии. И я имею в виду не только правительственные библиотеки, которые должны поддерживать принцип открытости через управление архивами, открывая контент для общества, помогая людям находить информацию о том, чем занимается власть. Во многих странах библиотеки получают от правительств информацию и предоставляют её населению, но здесь ещё много предстоит сделать.

— Важным документом для библиотек является IFLA Trend Report. В 2013 г. были выделены пять ключевых направлений. Как они трансформируются сегодня? Какие новые направления могут появиться в ближайшее время?

Выступавшие на президентской сессии в Колумбусе подробно обсуждали эти вопросы (подробнее в «УК», октябрь 2016 г. Примеч. ред.). Марк Сёрмен (Mark Surman), исполнительный директор фонда Mozilla, говорил о критических изменениях инфраструктуры Интернета. В первые годы существования Сети было больше возможностей для распространения информации, поскольку она была децентрализована. Сегодня наблюдается стремление сделать этот процесс централизованным и у государства, и у монополий, и, как следствие, пользователям труднее получить доступ к разным источникам информации, точкам зрения, услугам.

Мы определили пять главных тенденций, и есть лишь два направления развития: либо технологии обеспечат расширенный доступ к информации, либо технологические перемены не окажутся позитивными для библиотек и наша профессия не будет востребована. Собственно, сейчас именно нашему поколению библиотекарей предстоит определиться с выбором…

Фред фон Ломен (Fred von Lohmann), директор правового департамента Google, поставил вопрос о контенте Интернета, который в большинстве своём представлен на английском языке. Очевидна дискриминация других языков, но как раз в этом случае технологии должны помогать, и мы уже видим успехи в автоматизации перевода. Когда впервые был опубликован доклад о тенденциях, мы испытывали серьёзные проблемы с машинным переводом. Если Вы хоть раз пробовали использовать переводчик Google, то хорошо об этом знаете. С момента публикации доклада прошли три года, и успехи машинного перевода очевидны. Надеюсь, что ещё лет через пять — семь мы сможем адекватно переводить любую информацию, представленную в Сети, на любые языки, а значит, контент будет доступен значительно лучше, чем сейчас.

Мы много говорим о приватности информации, о личной жизни людей. Экология цифрового мира должна стать неотъемлемой частью законодательства всех стран; сейчас общество уже понимает всю серьёзность этого вопроса. Для того чтобы сбалансировать влияние монополий, именно библиотеки должны ставить вопрос о цифровой экологии повсеместно.

Что касается доступа к информации, то позиция ИФЛА такова: недостаточно просто предоставить Wi-Fi. Если пользователи не умеют читать, не могут понять информацию, которую получают, не представляют, насколько она для них полезна и достоверна, то доступность Сети ничего не значит. Все усилия по обеспечению доступа к Интернету должны сопровождаться ликвидацией информационной безграмотности. Это область, в которой библиотеки должны активно работать.


Отчёт по важнейшим тенденциям развития библиотек (IFLA Trend Report) был опубликован в 2013 г. и широко обсуждался в профессиональном сообществе. В документе выделены пять ключевых направлений (IFLA Key Initiatives).

1. Новые технологии одновременно расширяют и ограничивают доступ к информации. С одной стороны, люди, лишённые этих навыков, встречают всё больше барьеров в разных сферах. С другой — новые модели онлайн-бизнеса помогают тем, кто владеет доступом к информации или распоряжается им. Взрыв спроса на цифровой контент стимулирует как рост важности информации, так и развитие навыков информационной грамотности, позволяющих отличать достоверные материалы от контента, подвергшегося воздействию различных социальных, политических, коммерческих, а иногда и экстремистских групп.

2. Возможности Интернета повышают доступность образования и разрушают существующие подходы в этой сфере. Быстрое глобальное развитие онлайн-обучения обогащает, удешевляет образование и повышает его доступность. Это приводит к росту значимости обучения в течение всей жизни и неформальных, неофициальных методик в образовании. В среде, где доступ к информации становится всё более простым, на первый план выходит лёгкость в её использовании и поиске. Необходимость запоминания информации теряет важность.

3. Границы частной жизни и защиты информации будут пересмотрены. Растущие массивы данных, поддерживаемые правительствами и корпорациями, способствуют распространению всё более детальных сведений о частных лицах, приводят к упрощению отслеживания активности каждого человека. Всё это вызовет серьёзные изменения в области защиты неприкосновенности частной жизни.

4. Интернет стимулирует развитие новых групп, сообществ, ориентированных на узкий круг вопросов. Среди позитивных последствий — усиление роли личности, увеличение гражданской вовлечённости и коммерческой эффективности. Отрицательными последствиями будут рост числа киберпреступлений, террористических и экстремистских сообществ.

5. Мобильные устройства станут главным средством доступа к Сети. Меняются бизнес-модели, которые дадут возможность людям дольше оставаться экономически активными, при этом позволяя им участвовать в экономической жизни почти из любой точки планеты


— Тема ИФЛА-2016 — «Связь. Сотрудничество. Сообщество». Какие стратегически важные для библиотек документы приняты на нынешнем форуме?

— Сама по себе Генеральная ассамблея не занимается подобной работой, но Правление — да. Например, сейчас мы работаем над такой темой, как интернет-нейтральность, готовим документы по нашей позиции, разрабатываем соответствующую политику для библиотек, с тем чтобы они знали, каким принципам следовать, какого рода этика существует. Мы представляем интересы пользователей библиотек и объясняем в своём документе, почему ИФЛА выступает за интернет-нейтральность.

donna-shider-2Как я уже говорила, обновлённый доклад о тенденциях ИФЛА-2016 — ещё один важный документ, это основа нашей деятельности в XXI в. Более подробно с новой версией документа можно ознакомиться на сайте федерации.

Мы говорим о консолидации нашего сектора, для того чтобы участвовать в жизни общества, с тем чтобы оно стало информированным и образованным, а библиотеки были для этого основным каналом. В прошлом году мы поддержали цели устойчивого развития

ООН до 2030 г., сейчас мы готовы помогать библиотекам в том, чтобы их включали в планы национального развития.

В этом году в рамках Марракешского соглашения мы получили 20-ю ратификацию, документ вступил в силу 30 сентября 2016 г. Тем не менее следует понимать, что без дальнейшей работы доступ к информации и знаниям будет поставлен под угрозу. Поэтому ИФЛА продолжает отстаивать свои позиции в рамках ВОИС в том, что касается ограничений и исключений для библиотек. Подготовка соответствующих документов — постоянный процесс последних лет, и соответствующие резолюции по итогам конгресса также будут подготовлены.

Международная программа пропагандистской работы — ещё одно важное направление. ИФЛА упорядочивает подход к реализации этой программы с целью быстрого перехода от подготовки специалистов к проведению семинаров для тех, кто будет готовить их в своей стране. Международная программа ИФЛА по роли лидера также направлена на решение этой задачи. В феврале 2016 г. ИФЛА подала заявку на продолжение этой программы в 2016–2018 гг. Из 62 кандидатов были выбраны девять. Программа стартовала здесь, в Колумбусе.

В ближайшее время мы начинаем создавать карту библиотек мира, которая позволит оценить глобальную библиотечную сферу. Это будет сильный инструмент пропаганды на национальном и региональном уровнях.

— В каком ключе развивается образовательная библиотечная политика ИФЛА?

— В апреле этого года состоялась президентская встреча в Торонто. 80 экспертов работали в четырёх группах, соответствующих четырём уровням трансформации библиотек. Работа одной из групп была посвящена библиотечному образованию. Обсуждали такие вопросы, как онлайн-образование, модели и стандарты, наиболее успешный опыт, аккредитация образовательных программ. Меня заботит то, что правила аккредитации пока весьма консервативны, а перемены в обществе стремительны. Библиотеки должны реагировать на них; нам нужны такие профессионалы, которые смогут легко адаптироваться, использовать инновации.

Вопрос перед участниками дискуссии был поставлен так: аккредитация — это барьер или стимул для инноваций? Для нас это вызов. Стремление изменить подход к образовательной программе — одна из сложнейших задач в нашей повестке перемен. Выдвигались предложения о создании единого стандарта в рамках ИФЛА, но я не думаю, что это возможно, — из-за различий в культурной политике стран. Глобализация пока не вышла на соответствующий уровень. Но что мы можем — это проводить и поддерживать исследования, способствовать обмену идеями и информацией в этой области и рассказывать о тех школах, которые дают библиотечное образование.

— Новые технологии серьёзно повлияли на библиотечные стандарты и критерии эффективности. Какие из них, на Ваш взгляд, целесообразно использовать для оценки деятельности современной библиотеки?

— Здесь я бы отметила два направления. Как я уже упоминала, ИФЛА готовит библиотечную карту мира, в которой будет отражена базовая информация: сколько учреждений насчитывает библиотечная сеть, сколько людей посещают библиотеки, сколько имеют доступ к Интернету, каковы фонды и пр. Это, безусловно, важно, но это цифры.

Второе и гораздо более важное, на мой взгляд, направление касается разработки стандартов, для того чтобы каждая библиотека могла оценить свою деятельность по воздействию на общество. Библиотекари должны понимать, что критерием оценки их работы являются не фонды и доступ к информации, а их эффективное использование в интересах читателей. Приведу пример. На заседании Хорватской библиотечной ассоциации я рассказала о Сербской публичной библиотеке в Дубровнике, куда приходило много бездомных. Библиотекари подумали: будет хорошо, если эти люди найдут работу, и запустили для них программу по обучению поиску работы через Интернет. В программе были задействованы 100 человек, 95 из них нашли работу и место, где жить. Это пример влияния. Если вы реализуете программу, то важны её результаты. Никого не впечатлит, что 50 человек из ста взяли какие-то книги. Но то, что 95% участников программы нашли работу, — это весомое достижение.

Именно эти истории нужно умело доносить до политиков и чиновников, принимающих решения, способствовать тому, чтобы они по-новому оценили библиотеки и их деятельность. Мы должны убедить политиков в том, что работа библиотек — жизненно важное условие преодоления самых серьёзных аспектов нынешнего финансового кризиса и что публичные инвестиции в библиотеки демонстрируют гражданскую ответственность. Мы должны показать, что библиотеки могут способствовать переменам.

— Какова политика ИФЛА в отношении копирайта?

— Авторские права — очень сложный вопрос. Правомерно ли делать фото на фоне Эйфелевой башни? По закону — нет, потому что подсветка башни защищена авторским правом. Согласитесь, это как минимум странно. Фото на фоне башни никому не наносит ущерба, это своего рода реклама данного объекта. Мы в значительной степени пытаемся переосмыслить все эти вопросы. Я поддерживаю позицию, о которой говорили эксперты в рамках президентской сессии. Например, на данный момент в США применяется доктрина добровольного использования Fair Use, но интересы библиотек перекликаются с новыми информационными технологиями, и необходимо добиться большего, нежели узкие исключения.

Интересна предложенная коллегами идея гибких исключений, которая сводится к тому, что авторское право не применяется, если произведение используется с иной целью (например, пародия на него) и в другом контексте и отсутствует ущерб, причинённый правообладателю.

Понятно, что нормы авторского права и исключений из него для библиотек различаются в разных странах. Но, например, Марракешское соглашение позволяет делать исключения из копирайта в интересах людей с ограниченными возможностями. Не меньшая проблема, что во многих странах материалы на национальных языках недоступны, допустим, для беженцев или мигрантов. Мы работаем с ООН, ВОИС, отстаиваем свою точку зрения о том, чтобы делать копии, сохранять цифровой материал. В ВОИС, кстати, всё больше людей понимают плюсы этой позиции, и мы получаем поддержку. Но процесс этот не быстрый, нам потребовалось 10 лет, чтобы подписать Марракешское соглашение.

— Что Вы думаете по поводу доступа к современному контенту?

— Большинство национальных законов об авторском праве не включают Интернет, поскольку были приняты в досетевую эпоху. Поэтому во многих случаях для образовательных и коммерческих целей использование информации, даже хранящейся в библиотеках, может оказаться нелегитимным, и это надо понимать. Особенно аккуратно следует относиться к доступу к современному контенту. Безусловно, ряд стран имеют положения, которые выделяют для библиотек особые правила, но исключения сделаны главным образом для того, чтобы разрешить библиотекам копировать какие-то материалы с целью обеспечения их сохранности.

Частично проблемой является и то, что авторское право к разным видам контента подходит одинаково. Согласитесь, научная публикация, выполненная за счёт грантовых бюджетов, отличается от популярной литературы, а электронные книги — от печатных. Не случайно уже треть университетских коллекций находится в открытом доступе. Существует целый ряд от крытых образовательных ресурсов, работающих по лицензии Creative Commons.

В ряде случаев библиотеки приобретают электронные ресурсы по лицензиям правообладателей и предоставляют их бесплатно своим читателям. В некоторых странах библиотечные и издательские ассоциации договариваются о том, чтобы библиотекари могли предоставлять доступ к отдельным главам произведений, рекламируя таким образом современные книги.

В мире обсуждаются разные модели: «золотой доступ», «зелёный доступ». Конечно, есть руководящие принципы по поводу электронного заимствования книги, они представлены на сайте ИФЛА. Но это та область, которая требует активного изучения и участия всех заинтересованных и действующих лиц. Пока консенсуса нет. Я отслеживаю эти процессы, комментирую, но предстоит ещё много работы, для того чтобы найти приемлемую модель.

— Не думаете ли Вы, что открытый доступ составит конкуренцию библиотекам?

— Нет, потому что в большинстве случаев именно библиотеки становятся депозитариями научного контента, который предоставляется в открытом доступе. Это другой аспект нашей традиционной функции сбора и хранения информации, новая возможность не только для университетских, но и для публичных и национальных библиотек. Большие данные открывают новые возможности для пользователей.

— В условиях ограничения бюджетов должны ли библиотеки монетизировать свои услуги? Если да, то какие именно?

— Библиотеки не должны быть коммерческими учреждениями, соответственно я против монетизации их сервисов. Но допускаю ситуации, когда, например, в библиотеке есть конференц-зал, а у местного бизнес-сообщества отсутствует возможность проведения конференции. В этом случае вполне уместно заплатить за использование библиотечной площадки. Но что касается копирования, консультирования, помощи в отборе информации и пр., то библиотека должна быть бесплатной.

— К сожалению, на данный момент взаимодействие ИФЛА и российских экспертов далеко от совершенства. В каких направлениях Вы видите перспективы более активного участия нашей страны в проектах ИФЛА?

— Мы сейчас много говорим о том, чтобы активнее присутствовать в регионах, работать с библиотечными ассоциациями. Я хотела бы эффективнее сотрудничать с РБА, поэтому надеюсь, что российские библиотеки найдут лидера, который будет представлен в Правлении и на других руководящих постах ИФЛА. Уверена, что российским коллегам есть что показать и рассказать мировому сообществу, поэтому следует быть заметнее. Это политически важно. Ведь когда я приняла решение о том, чтобы стать Президентом ИФЛА, я заручилась поддержкой именно людей, за меня голосовало не Правление, а простые члены, подписывая петицию. Но для этого члены ИФЛА должны знать и лидеров мнений, и их проекты. Не менее полезно это делать не только на сессиях конгресса, но и вне заседаний, в неформальной обстановке: в рамках форума таких возможностей предостаточно. От российских коллег хотелось бы более активной работы в постоянных комитетах. Надеюсь, финансовая ситуация улучшится и российские делегации станут больше.

donna-shider-3— Каковы Ваши читательские предпочтения по жанрам и форматам?

— Я предпочитаю биографии, исторические книги, фантастику. Люблю читать о людях, которые стали лидерами в той или иной области. В Библиотеке Конгресса я работала в исследовательском отделе, была директором правового департамента, поэтому значительную часть профессионального чтения и тогда, и сейчас составляет законодательная и правовая литература, документы о важных политических событиях, как прошедших, так и сегодняшних.

У меня дом на атлантическом побережье в штате Делавэр. Разница во времени со штаб-квартирой ИФЛА составляет шесть часов, и, когда там заканчивается рабочий день и нет других срочных дел, очень люблю взять книгу и уйти на пляж читать. Только что закончила книгу Стивена Кинга «11.22.63» — фантастическая история о человеке, который переносится в прошлое и пытается предотвратить убийство президента Дж. Кеннеди. Это, конечно, развлекательное чтиво, но интересны подход автора и его оценка этих событий, то, как он представляет проблемы, с которыми столкнётся человек из будущего, заслуживает внимания. Сейчас читаю Фила Джексона — выдающегося тренера баскетбольных команд, который рассказывает историю НБА. Чрезвычайно интересная книга о роли лидера, способного сплотить команду из звёздных личностей.

Что касается форматов, предпочитаю традиционный, мне это удобнее и больше по душе. Но в поездках, безусловно, практичнее иметь электронную книгу.

— Спасибо и удачи!

Беседовала Елена Бейлина

NB!

Донна ШИДЕР (Donna Scheeder), Президент Международной Федерации библиотечных ассоциаций и учреждений (International Federation of Library Associations, IFLA)

·         Окончила Джоджтауновский университет, факультет международных отношений.

·         В 2000–2004 гг. – заместитель помощника директора информационной и исследовательской службы конгресса.

·         В 2004–2010 гг. – директор правовой службы Библиотеки конгресса.

·         В 2010–2015 гг. – заместитель начальника информационного отдела Службы научных исследований Библиотеки конгресса.

·         В 2001–2015 гг. была Президентом Ассоциации специализированных библиотек (SLA, the Special Libraries Association). Член SLA с 1977 г.

·         С 2009 г. – член Правления ИФЛА.

·         Избрана Президентом ИФЛА в 2013 г.

·         Стала действующим Президентом в 2015 г.

Опубликовано в номере ноябрь 2016

 



Какие форматы доступа на электронную периодику для вас наиболее интересны?
 

 


web-ban video

 

 web-ban model6

 

 web-ban neb1

 

 web-ban fz-kulture2

 

 WebBann2016-10

 

WebBann2016-04

 

WebBann2016-06

 

WebBann2016-05

 

WebBann2015-03

 
Copyright © ООО Издательский дом "Университетская книга" 2011
Все права защищены.
Студия Web-diamond.ru
разработка сайтов и интернет-магазинов.