Книжный рынок и издательства   Библиотеки   Образование
и наука
  Конкурс
“Университетская книга”

Июль-август 2019
"Библиотека как площадка для новых практик"

  • Михаил ЭСКИНДАРОВ: «Главное достояние вуза - люди»
  • Библиотечные ассоциации мира
  • Selfpub: особенности национального рынка
  • Контрактная система: полная трансформация или новый этап реформирования?



МультиВход

t8

 

Интервью

Книжный рынок

Вузовские издательства

Искусство издавать

Библиотеки

Образование

Инновационные технологии

Электронные библиотеки

Культура книги

Библиогеография

Библиотехнологии

Выставки и конференции

Конкурсы и премии

Документы

Copyright.ru

КНИГА+

Год литературы

Журнал Онлайн

 

obnar-zaimstv-2019

 

lit-flagman1




 

rgdb-podari-rebenku


Рассылка


Региональное книгоиздание: практические аспекты
20.09.2014 12:25

Казанская конференция предоставила прекрасную возможность не только поговорить о повышении конкурентоспособности регионального книгоиздания, но и услышать мнения игроков рынка по реформе законодательства об обязательном экземпляре, проектам национального масштаба и другим актуальным вопросам развития отрасли. К дискуссии в рубрике «Свободный микрофон» «УК» пригласил издателей из разных регионов нашей страны.

Как Вы оцениваете состояние книжного рынка в Вашем регионе и насколько это влияет на деятельность издательства?

reg-knig-egorovА.В. Егоров: В нашем регионе книжное дело развито достаточно хорошо, в республике более 50 издательств, и только «Бичик» в год выпускает около 500 наименований книг общим тиражом 1 млн экземпляров. Это довольно высокий показатель, если учесть, что наше население менее 1 млн человек. Мы всегда подчёркиваем, что обеспечиваем литературой 1/5 территории России, но при этом проблемы в отношении распространения книг стоят очень остро, поскольку территория большая, транспортная схема сложная, железных дорог нет, а автодорогами обеспечены только центральные районы Якутии.

П.Ю. Костюшин: Ситуация скорее ухудшилась. С начала 2000-х гг. наблюдается неуклонная тенденция к снижению всех показателей: и выручки, и количества выпускаемой продукции. При этом каждый год к цене книги добавляются примерно 10% за счёт увеличения себестоимости. Это означает, что книг продаётся всё меньше. Очевидно, что идёт борьба за покупателя, снижается тиражность, издательства вынуждены тщательно отбирать, что выпускать. При этом приходится выбирать «между деньгами и деньгами»: теми, которые даст какой-либо фонд или принесёт автор, и теми, которые мы можем заработать сами. Вследствие этого доля заказных изданий растёт, а средств на развитие практически не остаётся. С большим опасением мы ожидаем объявленного в 2018 г. увеличения ставки НДС и введение налога с продаж.

Л.Ф. Попова: В нашем регионе состояние книжного рынка ничуть не хуже, чем в других, проблемы также схожи. В этом году нашему издательству исполнилось 20 лет, за последние пять лет количество издаваемых наименований выросло, сейчас выпускаются 25–26 книг в год. Тиражи не увеличились, сегодня они составляют от 300 до 2000 экземпляров в зависимости от тематики. В Воронежской области уже 10 лет действует программа поддержки издателей, существует Совет по книгоиздательской деятельности, я являюсь его членом. В рамках программы предлагаются разные проекты, выбираются наиболее значимые для области, выделяются гранты.

С.П. Симаков: Я представляю Уральский федеральный округ, который по ВВП мощнее Москвы в два раза, но книг мы выпускаем в 18 раз меньше, чем в среднем по России. В этой сфере наш регион отстаёт. Региональные тиражи очень небольшие: в Челябинской области средний тираж 1300 экземпляров, в Свердловской – 1500. Положение меняется в худшую сторону, в последнее время и федеральное, и региональное книгоиздание испытывают проблемы, так как денег у населения становится меньше, а бюджеты урезают. Однако мы пытаемся «выкручиваться», запускаем новые проекты.

Региональные программы поддержки книгоиздания существуют, но объёмы финансирования там мизерные. По программе «Культура Свердловской области» на издание шести книг социальной направленности заложен бюджет в 1,1 млн рублей.

Как Вы относитесь к реформированию законодательства об обязательном экземпляре (ОЭ), подразумевающем в проекте сокращение количества ОЭ с 16 до шести и введение трёх электронных обязательных экземпляров, предназначенных для РГБ, РНБ и Президентской библиотеки им. Б.Н. Ельцина?

А.В. Егоров: Моё отношение положительное, потому что 16 ОЭ для региональных издательств порой – это очень много: некоторые книги издаются тиражом до 300 экземпляров. Кроме того, помимо федерального ОЭ, есть и региональные. В итоге у нас около 40–45 книг попадают в обязательную рассылку, при этом все расходы, в том числе и транспортные, ложатся на издательства.

reg-knig-kostyushinП.Ю. Костюшин: Не все издательства смогут предоставить ОЭ на электронных носителях. Им для этого придётся нести дополнительные затраты, это будет несоизмеримо больше, чем если бы они потратили на 10 бумажных экземпляров. Очевидно, что электронная книга должна развиваться, а библиотеки – комплектоваться э-книгами, но почему это должно осуществляться за счёт тех людей, которые производят новый продукт? Мне проще предоставить те же 16 печатных ОЭ и забыть об этом.

Л.Ф. Попова: Я к этому отношусь очень неоднозначно. Книги, которые издаются в регионах, должны попадать в центральные библиотеки. Кроме того, мы не занимаемся изданием электронных книг, это потребует от нас дополнительных вложений.

С.П. Симаков: Я категорически против этого закона: есть Налоговый кодекс, который говорит, что в уплате налогов все равны, и другие налоги вводиться не могут. Система ОЭ представляет собой налог на издателей. Получается, что с тиража 500 экземпляров 20 нужно куда-то отдать. Это 2,5%-ный налог.

Какое значение для Вашего издательства имеют поправки в IV часть ГК РФ, разрешающие библиотекам оцифровывать произведения, изданные 10 и более лет назад, имеющие научно-образовательное значение?

Как Вы относитесь к цитированию малообъёмных фрагментов произведений, разрешённому теми же поправками?

А.В. Егоров: В целом моё отношение положительно, это нужно для населения. Оцифровка книг, изданных более 10 лет назад, не будет иметь негативных последствий для бизнеса.

П.Ю. Костюшин: К цитированию фрагментов я отношусь положительно, рассматривая это как часть рекламной стратегии. А что касается оцифровки и предоставления в свободный доступ изданий, которым уже больше 10 лет, то, по моему мнению, к этому вопросу нужно подходить очень осторожно. Как правило, чтобы книга принесла прибыль, она должна продаваться в течение года, максимум двух лет, после этого она теряет ценность для покупателя. Но на нашем складе есть книги, которым 15 и более лет, и они до сих пор продаются. Оцифровка приведёт к тому, что мы потеряем часть покупателей. Сегодня решающее значение приобретает защита контента, потому что уровень пиратства просто зашкаливает. Наши книги полугодовой давности уже есть на ряде файлообменников, а если это хорошая книга, то она появляется там уже спустя две недели после выхода в свет. С нетерпением жду принятия расширенной версии «антипиратского» закона. Это сразу позволит действенно убирать пиратские копии.

reg-knig-popovaЛ.Ф. Попова: Я не возражаю против оцифровки и не считаю, что это в чём-то ущемит издательские возможности. Чем больше людей узнают о наших книгах, тем лучше.

С.П. Симаков: Такая оцифровка – это, по сути, создание электронного произведения, имеющего бумажный аналог. Сегодня библиотеки начали создавать эти электронные издания, но на самом деле они цифруют «информационный мусор», выдавая это за развитие чтения, культуры. Это не более чем подмена понятий. Библиотеки стали издателями, но плохими! Если я создаю электронное произведение на основе печатного, то я пытаюсь сделать его немного другим, более удобным для читателя. А библиотеки создают pdf-файл книги, который крайне неудобен для чтения. Что касается цитирования, то для меня это приемлемая ситуация.

Каково Ваше отношение к проекту обновлённой Национальной электронной библиотеки в той его части, которая подразумевает коммерческие взаимоотношения с издателями? Как Вы отнесётесь к тому, что НЭБ будет комплектоваться обязательными электронными экземплярами?

А.В. Егоров: Я не слышал об этом проекте.

П.Ю. Костюшин: Идея сама по себе хорошая, учитывая, что сейчас люди стали читать больше, и именно в электронном формате. Но я убеждён в том, что э-книга не может заменить бумажную в полной мере: она никогда не окупит нового издания. Я знаю, что издательства заключают договоры с агрегаторами только для того, чтобы получать эти копейки, которые могли бы пройти мимо них. Если это будет на государственном уровне, издательства будут вынуждены подстроиться под эту систему, однако считаю необходимым прислушиваться к мнениям не только крупных, но и достаточно мелких игроков.

Л.Ф. Попова: Я не вижу в этой инициативе ничего плохого, но не знаю, как это будет выглядеть на практике. Что касается комплектования НЭБ электронными экземплярами, то здесь ситуация такая же, как и с РКП: если этот вопрос встанет, то нам придётся серьёзно заниматься электронным книгоизданием.

reg-knig-simakovС.П. Симаков: Обычной ситуацией является отсутствие у региональных издателей прав на контент. Получается, что сегодня мне нужно снова собрать всех авторов, иллюстраторов, фотографов, попросить у них права и доказать им, что там будет некая модель монетизации. Всё очень сложно с точки зрения административных проблем. Библиотеки вообще не могут войти в это поле, потому что они не работают с авторами.

Я не против с сегодняшнего дня заключать такие договоры на новые книги, даже на старые. Однако нужен такой универсальный и юридически грамотный авторский договор, который бы всё без проблем переводил в электронную плоскость.

Сотрудничаете ли Вы с местными библиотеками в части их комплектования краеведческой литературой? Как осуществляется взаимодействие с ритейлом, как оцениваете объём продаж?

А.В. Егоров: Мы пытаемся работать с библиотеками, но у них, как всегда, нет денег, и они покупают очень мало. В основном мы передаём библиотекам книги бесплатно, точнее, их оплачивает республиканский бюджет.

Что касается ритейла, то в Якутии больших магазинов нет. «Бичик» фактически является тем оператором, который распространяет литературу по всей республике. Мы работаем более чем с 300 индивидуальными предпринимателями, это наш основной канал сбыта, есть фирменная сеть магазинов и киосков издательства.

П.Ю. Костюшин: Следует отметить, что сегодня именно конечные продавцы диктуют правила игры на рынке. Ужесточились договорные обязательства, причём не в нашу пользу как поставщиков книг. Сегодня обычным явлением стала отсрочка платежа с момента отчёта о продаже единицы продукции на 50 дней. Фактически это – скрытое кредитование ритейла за счёт поставщиков. Более того, ужесточились требования к возврату, особенно если ритейл работает по упрощённой системе. Ряд крупных столичных магазинов не берут книги старше двух лет, а в нашем секторе это обычная практика. Существует система, когда магазины просят по дополнительному договору возвращать им определённый процент от сделки.

Л.Ф. Попова: Выпуская книги по областной издательской программе, практически весь тираж мы распределяем между библиотеками города и области. Что касается ритейла, то мы сейчас работаем только с одним книжным магазином – «Амиталь», а, кроме того, при издательстве мы открыли киоск, в котором продаём как свои книги, так и издания воронежских авторов. При этом наценка минимальна – 30%. Конечно, мы готовы сотрудничать и с другими магазинами, но их в нашем регионе становится всё меньше, и нет никакой гарантии, что очередной из них не обанкротится и не оставит нас ни с чем.

С.П. Симаков: В Екатеринбурге 46 книжных магазинов, работа налажена. Здесь важнейшей задачей представляется расширение ассортимента: чем он больше, тем издательство интереснее для ритейла. Объёмы продаж остаются практически на прежнем уровне, это примерно 20 млн рублей в год.

Недавно стартовал проект РКС, Роспечати и РБА «Культурная карта России», включающий оценку инфраструктуры чтения отдельных регионов по ряду параметров: библиотеки, традиционное и онлайн-книгораспространение, информационная поддержка, однако туда не включены издательства. Как Вы оцениваете практическую эффективность такой инициативы?

А.В. Егоров: Это будет неполная картина. Издательства обязательно нужно включать в план исследования, без них нельзя оценивать инфраструктуру чтения.

П.Ю. Костюшин: Считаю, что картина, которую получат исследователи, будет очень отдалена от действительности. Если отъехать от Москвы на 100 км и зайти в любую библиотеку, там даже оценивать нечего. Возможно, в Ивановской области библиотек больше, чем в Пензенской. Но это не говорит о том, что там читают больше. Думаю, уровень развитости чтения нужно оценивать по другим параметрам. А вообще нужно не оценивать чтение, а инициировать проекты, направленные на возвращение в массы культуры книги, её ценности как источника знаний.

Л.Ф. Попова: Думаю, что эта инициатива постепенно сойдёт «на нет». Для того чтобы получить от неё какой-то эффект, она должна быть крупномасштабной, затронуть все направления книжной деятельности: издательства, книжные магазины, школы, вузы.

С.П. Симаков: Считаю, что идея очень правильная, но всё это должны делать не москвичи, а люди на местах, чтобы картина получилась объективной. Со своей стороны я готов подключить свои ресурсы, студентов, которые смогут работать «в полях». Однако до сих пор мне не дали методики, по которой проводится это исследование.

Участвует ли Ваше издательство в региональных и общероссийских акциях, посвящённых поддержке и развитию чтения? Какие надежды Вы возлагаете на объявленный в 2015 г. Год литературы в России?

А.В. Егоров: Да, мы делали билборды с известными людьми, это была всероссийская акция. Мы надеемся, что Год литературы принесёт определённые результаты, потому что серьёзной государственной поддержки издательств в нашей стране нет, а она необходима.

П.Ю. Костюшин: Когда появляется возможность, мы участвуем в подобных акциях. Нужно поддерживать интерес к книгам. Акции типа «Библионочи», «Ночи в музее» – хорошие идеи, возможно, их нужно проводить даже чаще, придумывать новые форматы. Проблема в том, что далеко не все библиотеки готовы в это вкладывать силы и средства. Что касается Года литературы, то главное, чтобы это его проведение не превратилось в массу организационных мероприятий с последующей отчётностью на бумаге, а на самом деле способствовало сближению книги и читателя.

Л.Ф. Попова: Мы занимаемся благотворительностью: раздаём книги в школы, библиотеки, проводим бесплатные лотереи. В марте на мероприятии, посвящённом юбилею издательства, мы раздали около 350 книг. В преддверии Года литературы мы подготовили перечень книг, которые хотели бы издать в этом году, планируем ряд новых проектов, встреч с авторами, которых у нас более 50.

С.П. Симаков: Сам факт существования издательства – это уже поддержка чтения. Мы участвуем в общероссийских и региональных выставках, представляя не только свою продукцию, но и книги других уральских издательств. Что касается Года литературы, то мы отправили свои предложения руководству УрФО, представили концепции мероприятий и ждём реакции.

Беседовал Роман Каплин

Опубликовано в номере сентябрь 2014

 



Какие форматы доступа на электронную периодику для вас наиболее интересны?
 

 


webbanner-08-video

 

 webbanner-07-nacproekt

 

 webbanner-01-neb

 

 webbanner-02-fz-o-kulture

 

webbanner-red-03-ebs

 

webbanner-red-04-kn-rynok

 

 webbanner-red-05period-pechat

 

 webbanner-red-06-ros-poligrafiya

 

webbanner-red-10-sost-kultury

 
Copyright © ООО Издательский дом "Университетская книга" 2011
Все права защищены.
Студия Web-diamond.ru
разработка сайтов и интернет-магазинов.