Книжный рынок и издательства   Библиотеки   Образование
и наука
  Конкурс
“Университетская книга”

Сентябрь 2019
"Революция Гутенберга 2.0 и будущее библиотек"

  • Сергей МАКАРЕНКОВ: «Издателю важно быть читателем...»
  • Библиотека университета 4.0
  • Российский книжный рынок: торжество non-fiction
  • Крымская пятилетка: обретения, потери, надежды



МультиВход

t8

 

Интервью

Книжный рынок

Вузовские издательства

Искусство издавать

Библиотеки

Образование

Инновационные технологии

Электронные библиотеки

Культура книги

Библиогеография

Библиотехнологии

Выставки и конференции

Конкурсы и премии

Документы

Copyright.ru

КНИГА+

Год литературы

Журнал Онлайн

 

obnar-zaimstv-2019

 

ufimskiy-salon-2019

 

lit-flagman1




 

rgdb-podari-rebenku


Рассылка


Кузница дипломатических кадров
09.01.2016 14:38

Дипломатическая академия МИД России в 2014 г. отпраздновала своё 80-летие. За это время её выпускниками стали более 30 тыс. специалистов-международников, в том числе дипломаты высших рангов. Работа дипломата сложна и ответственна. Как учат сегодня послов и атташе? Какие задачи ставят перед профильным вузом глобализация и необходимость активного позиционирования России в международном сообществе? Что помогает эффективно продвигать русский язык за рубежом в условиях ограниченного финансирования? Эти и другие вопросы мы обсуждаем с ректором Дипакадемии МИД России Евгением Бажановым.

bazhanov— Евгений Петрович, что сегодня представляет собой вуз, каковы его задачи и направления развития?

— Начну с того, что по возрасту наша Дипломатическая академия вторая в мире среди однопрофильных учреждений. Старше нас только Венская дипломатическая академия, основанная ещё в XVIII в. императрицей Марией-Терезией. Но по масштабам деятельности мы безоговорочно первые. Та же Венская дипакадемия ежегодно выпускает несколько десятков человек, а мы — до трёх тысяч! Даже дипакадемии более многонаселённых, чем Россия, держав — США и КНР — не имеют такого размаха.

Сегодня специфика нашей работы как высшего учебного и одновременно научного учреждения буквально во всём, но прежде всего в сфере подготовки кадров определяется усложнившимися задачами мировой и отечественной дипломатии, которые ставит перед нами XXI век.

Конечно, и на этот предмет бытуют разные точки зрения. Так, известный американский политик и учёный Генри Киссинджер (к слову сказать, не так давно мы присвоили ему звание Почётного доктора Дипломатической академии МИД России) считает, что, напротив, дипломаты свою роль практически отыграли. В прошлом они отправлялись за границу, имея общий мандат суверена, и по прибытии на место службы во многом действовали самостоятельно. А сейчас, в условиях информационной революции, посол превращается в «полупочтальона-полуофицианта», передающего сведения от своего начальника к чужому и наоборот, а заодно обслуживающего делегации и т.п. Звучит эффектно, но согласиться с этим нельзя.

Перед дипломатом стоят неизмеримо более комплексные задачи, требующие более глубоких знаний, чем ещё вчера, разносторонних навыков, эрудиции, умения быстро анализировать события и мгновенно принимать решения, от которых зависит безопасность не только собственного государства или конкретного региона, но подчас и всего человечества. Таким образом, у дипломата двадцать первого столетия задача в принципе шире, чем только защищать Отечество. Он должен научиться оберегать весь мир, решая обе проблемы в их неразрывной, но не всегда явной непрофессионалу взаимосвязи.

Кроме того, новые задачи ставит перед нашими кадрами специфика постсоветской России. Канули в Лету старые идеологические и связанные с ними иные догматические установки. Но общество и государство во многом ещё находятся в стадии становления. Болезненно меняются приоритеты, да и вся система ценностей. Осознать в этих условиях истинные государственные интересы и научиться их отстаивать — монументальная, я бы сказал, историческая задача. Ответа на неё не найдёшь в традиционных учебниках или наборе определённых учебно-педагогических приёмов и методик, тут нужны работа мысли, научный поиск, исследования. На решение этой сложнейшей и многослойной задачи не только ориентирован учебный процесс, но направлены научные изыскания.

Я, конечно, не перечислю даже сотой доли всех проблем, которые стоят перед российской дипломатией, а значит, и перед нами как своего рода «кузницей» дипломатических кадров. Бегло отмечу лишь некоторые узлы:

·         человеческая жизнь и потребности гражданского общества не могут, как ранее, безоговорочно и бездумно приноситься в жертву узко понимаемым государственным интересам; дипломат должен научиться защищать и оберегать их в не меньшей степени;

·         постсоветская Россия выходит на мировую арену уже не только своей центральной властью и уполномоченными на то ведомствами, но и субъектами Федерации, общественными организациями, отдельными учреждениями, фирмами, корпорациями и т.д.; дипломата надо учить искусству сочетать разнообразные запросы представителей новых субъектов международной деятельности с интересами всего государства и оказывать им, зачастую лишённым профессиональных знаний и опыта, квалифицированную помощь;

·         распад социалистической системы, а затем и ряда государств, появление на карте мира новых игроков, в том числе тех, которых в условиях биполярного мира две сверхдержавы — СССР и США — хоть как-то «держали в узде», осложняет международные отношения, обостряет застарелые территориальные тяжбы и религиозно-этнические обиды, борьбу за обладание ресурсами и т.д.; на новые межгосударственные конфликты наслаиваются и новые внутренние; всё это само по себе требует более качественной и многоаспектной подготовки дипломатов;

·         стремление США справиться с новым сонмом проблем путём глобального диктата и применения силы встречает отпор со стороны региональных объединений и отдельных стран, этнических и религиозных групп, общественных движений, отчаявшихся одиночек и т.п., в том числе в угрожающих всему человечеству террористических и экстремистских формах.

В этих условиях сложнейшей, требующей соответствующей подготовки дипломатов, теоретического осмысления и практических действий, остаётся проблема: как противодействовать этим угрозам в условиях ограниченности собственных возможностей и добиться равноправного сотрудничества всех государств в рамках международного права, под эгидой ООН, других международных институтов.

Пробую представить себе типичного студента Дипакадемии. Кто он? Как выстраивается подготовка, и какие специальности наиболее востребованы?

— Трудно нарисовать некий обобщённый портрет сегодняшних слушателей и студентов: их возрастной, социальный, национальный состав неоднороден. Мы — многопрофильный вуз, обучающий как российских, так и зарубежных граждан. Особое место занимает факультет повышения квалификации (ФПК). Каждый сотрудник дипслужбы России обязан проходить переподготовку минимум раз в три года, и мы её обеспечиваем. ФПК ежегодно организует до 30 курсов, на которых обучаются до 500 сотрудников МИД России.

Согласно анкетным опросам, проводимым по окончании каждого курса, слушатели положительно оценивают актуальность и качество занятий. Особое значение руководство МИД придаёт Высшим дипломатическим курсам (ВДК) для вновь назначаемых послов, постпредов, генеральных консулов и советников-посланников. Проводятся ВДК дважды в год, на них выступают руководители министерств и ведомств, в том числе СБ РФ, Минобороны России, СВР, ФСБ, представители Федерального Собрания и, конечно, ведущие профессора Дипакадемии. Также действуют курсы управления дипломатическим персоналом, с 2014 г. по указанию Администрации Президента России введены курсы по подготовке пресс-атташе, готовим и курсы по международной информационной безопасности. Весьма востребованы курсы по специфике отношений России с крупнейшими мировыми державами и с такими ведущими региональными объединениями, как ШОС, БРИКС, ОДКБ, ОБСЕ. Актуальны курсы, посвящённые интеграционным процессам в ЕС, стратегическим доктринам США и НАТО. Высока посещаемость курсов «Особенности работы дипломата в странах со сложной внутриполитической обстановкой». Благодаря совершенствованию методик возрос интерес к курсам «Национальные особенности ведения дипломатических переговоров», «Использование “мягкой силы” в мировой политике». По-прежнему базовыми остаются курсы общепрофессиональной подготовки дипломатов всех уровней — от референтов-секретарей до советников, организуются курсы синхронного перевода.

Одновременно в рамках ФПК действует Центр профессиональной переподготовки в сфере международных отношений (ЦПП), ставший практически общероссийской структурой по повышению квалификации и переподготовке на договорной основе сотрудников федеральных и региональных органов власти, негосударственных объединений и бизнес-сообществ России, занятых в области международных отношений, а также дипломатов и других представителей иностранных государств. Тут среди наших партнёров «Лукойл», «РЖД», «Аэрофлот», «Газпром» и другие крупные компании.

В истекшем учебном году ЦПП проведены 33 курса. Наибольшим спросом пользуется обучение по таким дисциплинам, как «Протокол и этикет», «Переговоры», «Присоединение России к ВТО», «Международные и внешнеэкономические связи субъектов Федерации». Проведены выездные курсы «Менеджмент международных связей» для госслужащих Республики Саха (Якутия) и представителей Сибирского федерального округа, организованы курсы для сотрудников аппаратов Президента и Правительства России, Агентства по страхованию вкладов, семинары для «Газпромфлота», Красного Креста, ЕАЭС.

Важным направлением работы ЦПП становится стажировка сотрудников центральных аппаратов МИД зарубежных стран. В прошлом году такое обучение прошёл 121 дипломат из 11 стран — Мьянмы, Приднестровья, Абхазии, Ирака, Судана, островных государств в южной части Тихого океана. Недавно завершились курсы для дипломатов 26 латиноамериканских стран, функционируют курсы для сотрудников МИД Таджикистана. Прорабатываются заявки от Египта, Южного Судана, Афганистана, Сербии, Ботсваны, Бенина, есть ещё одна коллективная заявка от стран Латинской Америки.

По индивидуальной программе «Русский язык как иностранный» в Центре обучаются представители японской компании «Мицуи», посольства Королевства Саудовская Аравия, турецкие дипломаты. В общей сложности обучение в ЦПП за минувший учебный год прошли 549 человек.

Что касается основных образовательных программ, то мы проводим обучение по всем трём ступеням высшего образования — бакалавриату, магистратуре и аспирантуре. Программы бакалавриата реализуются по направлениям «международные отношения», «экономика» и «торговая политика». Весной 2014 г. нам удалось успешно пройти аккредитацию основных образовательных программ (бакалавриата и магистратуры). Тот факт, что проведено уже четыре набора на программы бакалавриата, подтверждает правильность выбранного в 2012 г. курса на развитие непрерывного образования. В текущем учебном году впервые выпустим бакалавров по программам первого высшего образования. Надеюсь, они станут надёжным резервом и для формирования нашего контингента магистрантов.

Магистранты обучаются по четырём программам на факультете международных отношений и международного права, а также по трём программам на факультете мировой экономики. Аспирантура работает по пяти научным специальностям. Ныне в ней обучается 181 человек, из них 11 — сотрудники МИД России, 61 — иностранцы.

Несмотря на серьёзные демографические проблемы, в 2015 г. в Дипакадемию были приняты 477 абитуриентов, из них: на бакалавриат (первое высшее образование) — 138 человек (в прошлом году — 151); на бакалавриат (второе высшее для лиц, желающих сменить профиль работы или получить дополнительные знания) — 50 (в прошлом году — 51); в магистратуру — 259 (в прошлом году — 194). По президентской квоте для иностранных граждан по направлениям министерств иностранных дел зарубежных стран были приняты 104 человека (в прошлом году — 96). Надо сказать, раньше мы недоиспользовали президентскую квоту на обучение иностранных граждан, принимали 70–80 человек вместо 103. С 2012 г. с трудом, но стали заполнять квоту на 100%. А в этом году был такой наплыв поступающих, что нам, по согласованию с руководством МИД, пришлось провести конкурс среди квотников. Причём впервые за многие годы изъявили желание направить молодёжь на учёбу в нашу Академию такие страны, как Польша, Венгрия, Чехия, Хорватия, Черногория, Македония, Словения.

Основа основ Дипакадемии — иностранные языки, это хлеб международника. У нас есть все основания гордиться языковыми кафедрами. Не менее сильный состав и кафедр общественных наук, возглавляемых профессорами с высокой научной репутацией и большим опытом практической работы.

— Из 30 тыс. выпускников Дипакадемии более 8 тыс. стали дипломатами. Кто из них стал широко известен в России и за рубежом?

— Более 700 человек получили ранг Чрезвычайного и Полномочного Посла. Некоторые достигли вершин государственной власти, как, скажем, нынешний Председатель Совета Федерации В.И. Матвиенко, закончившая Дипакадемию в 1991 г. (Валентина Ивановна, кстати, — президент Ассоциации выпускников Дипакадемии.) Выпускники академии занимают высокие посты в Государственной Думе, Администрации Президента РФ, федеральных министерствах и ведомствах, субъектах Федерации, Вооружённых силах России, а многие из них стали известными учёными, преподавателями, журналистами.

Я не перечислю всех именитых выпускников, даже и наших современников. Среди них Александр Сергеевич Дзасохов, Президент Республики Северная Осетия — Алания в 1998–2005 гг.; Константин Иосифович Косачёв, председатель Комитета Совета Федерации по международным делам; Анатолий Васильевич Торкунов, ректор МГИМО, академик РАН; Юрий Михайлович Батурин, космонавт, юрист, политолог, секретарь Союза журналистов РФ; видные спортсмены, олимпийские чемпионы: гимнаст Алексей Юрьевич Немов, легкоатлетки Елена Владимировна Слесаренко и Татьяна Романовна Лебедева, звезда мирового тенниса Вера Игоревна Звонарёва. А в числе иностранных выпускников — Ким Дэ Чжун, Президент Республики Корея в 1997–2002 гг., лауреат Нобелевской премии мира; Касым-Жомарт Кемелевич Токаев, занимавший в своё время посты министра иностранных дел, премьер-министра, Председателя Сената Парламента Казахстана и заместителя Генерального секретаря ООН. Ныне он вновь возглавляет Сенат Казахстана. Ряд вице-премьеров, министров, замминистров и послов Азербайджана, Армении, Беларуси, Киргизии, Молдавии, Монголии, Палестины, Польши, Таджикистана, Туркмении, Южной Кореи и других стран — тоже наши выпускники.

— Как поддерживается взаимодействие вуза с выпускниками?

— В силу нашей специфики — регулярных переподготовок кадров, частых профессиональных и творческих контактов и т.п. — устойчивые традиции тесного взаимодействия вуза со многими его выпускниками сложились достаточно давно. Я уже упомянул об Ассоциации выпускников Дипакадемии и В.И. Матвиенко как её президенте. Ассоциация была создана в декабре 2011 г. В числе её задач — укрепление корпоративных связей, восстановление утерянных контактов с коллегами. С 2013 г. Ассоциация издаёт ежегодный журнал Alma Mater. В течение первых месяцев следующего года выйдет в свет четвёртый номер.

Деятельность Ассоциации развивается по восходящей и среди прочего позволяет в рамках законодательства России получать от спонсоров-выпускников дополнительные средства для использования их в интересах кафедр и деканатов, научных и других подразделений Дипакадемии. В свою очередь, Дипакадемия помогает членам Ассоциации в трудоустройстве, публикации результатов исследований и защите диссертаций, обучении детей и внуков, расширении контактов и обмене информацией. Они могут также пользоваться библиотечным и аудиовизуальным фондом Дипакадемии, совершенствовать языковые навыки, получать консультации при подготовке документов, проведении переговоров, протокольных мероприятий и т.п.

— Евгений Петрович, расскажите о наиболее интересных изданиях и издательских проектах Дипакадемии.

— Редакционно-издательскую работу соотносит с научной и учебной Управление научно-координационной работы (УНКР). По согласованию с кафедрами, Институтом актуальных международных проблем (ИАМП) и другими подразделениями Дипакадемии УНКР готовит ежегодный издательский план, который затем уточняется, утверждается и в течение года корректируется на заседаниях Редакционно-издательского совета, в который входят руководство Дипакадемии, представители важных в этом плане подразделений, ряд членов Учёного совета.

Несмотря на наши, в общем-то, ограниченные возможности и ресурсы, в год выпускаем 30–40 изданий: монографии, учебники и учебные пособия, сборники научных статей, материалы конференций, но многие из них весьма ограниченными тиражами. За 2014–2015 гг. опубликованы 22 монографии, четыре учебника, 39 учебных пособий, три сборника научных статей, 310 научных статей, из них 279 в рекомендованных ВАК журналах, семь в реферируемых журналах, индексируемых в базе Web of Science, две в зарубежных и 81 в других изданиях.

Что касается наиболее интересных проектов последних лет, то знаковым для всего коллектива Дипакадемии, своего рода её «парадным портретом» явилось красочно оформленное юбилейное издание: Дипломатическая академия МИД России. 80 лет во благо Отечества: 1934–2014 / [под ред. Е.П. Бажанова]. — М.: Издательство «Весь Мир», 2014. — 344 с.: ил. Книга включает в себя поздравления наших высших государственных деятелей и разделы: «Дипломатическая академия сегодня», «Структура и коллектив Дипломатической академии МИД России», «Ветераны вспоминают», «Страницы истории», «Дипломатическая академия и российская наука», а также несколько важных приложений справочного характера. Таким образом, она удачно сочетает в себе качества добротного памятно-репрезентативного и в то же время функционально необходимого «рабочего» издания.

Нашей творческой новинкой, давно задуманной, но реализованной именно к осени юбилейного 2014 г., стал регулярный выпуск ежеквартального научного периодического журнала «Вестник Дипломатической академии МИД России. Россия и мир». Недавно он был включён в перечень изданий ВАК. Сегодня, спустя год с небольшим после начала издания журнала, анализируя его содержание, язык, читательские отклики, убеждаешься, что «Вестник» состоялся, обрёл «своё лицо», аудиторию, собственный стиль. За этим достижением стоит кропотливый труд главного редактора — заместителя руководителя ИАМП Александра Юрьевича Чудодеева, научных сотрудников Петра Александровича Развина, Алексея Павловича Любимова, редактора «Вестника» Игоря Леонидовича Бендерского, да и авторов журнала.

Среди издательских проектов я бы выделил один долгосрочный, рассчитанный как минимум на несколько поколений вперёд. Это серия книг «Российские учёные-международники», в которой будем печатать их труды и рассказывать о жизни и творчестве выдающихся соотечественников, внёсших ценный вклад в изучение мировой политики и экономики, международных отношений и международного права, цивилизаций, культур, этносов. Надеемся, что серия приживётся и будет развиваться по своим жанровым законам, как, скажем, издававшаяся Ф.Ф. Павленковым в Петербурге в 1890–1907 гг. и воссозданная М. Горьким в советское время «ЖЗЛ». Мы не собираемся замыкаться в собственных стенах, а приглашаем к широкому сотрудничеству всех заинтересованных лиц, все учреждения издательского, научно-исследовательского, образовательного, информационного, архивного, музейного и библиотечного профиля, которые захотят участвовать в этом проекте.

«Первой ласточкой» проекта стал двухтомник, посвящённый памяти ушедшей от нас в июне 2014 г. моей супруги, верного друга и соавтора многих книг Натальи Евгеньевны Бажановой: Светлый мир Натальи Бажановой [в 2-х кн.] / Под общ. ред. Е.П. Бажанова; Дипломатическая академия МИД России. — М.: Издательство «Весь Мир», 2015. (Российские учёные-международники). Книга первая — 624 с. + ил.; Книга вторая — 548 с. + ил. Без преувеличения, Наталья Евгеньевна была уникальной и многогранной личностью — выдающимся учёным-востоковедом (в частности, корееведом) и одновременно популяризатором страноведческих знаний, экономистом, публицистом, дипломатом, педагогом. Я сам до конца не понимаю, как уживались в ней эти и многие другие таланты, но на её уход, помимо родных и близких, друзей и знакомых детства, юности, зрелых лет, откликнулось такое количество государственных и общественных деятелей, российских и зарубежных учёных, дипломатов, коллег в области науки и образования, журналистов, учеников, что не издать подобного рода книгу было просто невозможно. С более обстоятельной информацией о наших изданиях двух последних лет можно будет ознакомиться на страницах четвёртого номера журнала Alma Mater.

bazhanov-2

— Хотелось бы обсудить важную сегодня тему более активного позиционирования русского языка не только в странах СНГ, но и в дальнем зарубежье. Возможно, вместо иных масштабных проектов имеет смысл проводить точечную работу по пропаганде языка? Например, договариваться о включении курсов русского языка в программы школьного образования других стран, выделять бюджеты на поддержку таких школ, преподавателей, учебных программ, бесплатных языковых курсов, укреплять связи между этими школами и российскими вузами, мотивировать семьи, в которых изучается русский язык?

— Начну с того, что в последнее время вопросам всемерного продвижения русского языка действительно уделяется особое внимание. Напомню, что по инициативе Совета по русскому языку при Правительстве РФ и Министерства образования и науки РФ принята Программа продвижения русского языка и образования на русском языке, а методическим и информационно-аналитическим центром её обеспечения с 2013 г. является Государственный институт русского языка имени А.С. Пушкина. По обозначенным направлениям работа ведётся и в отдельных странах, и уже начинает давать результаты. Конечно, они наиболее ощутимы в пределах СНГ, где пока высок процент русскоязычного населения, действуют соответствующие книготорговые, библиотечно-информационные, образовательные и иные структуры, в том числе сетевые. Добавлю, что 20 ноября 2013 г. Совет глав правительств СНГ придал Институту имени А.С. Пушкина статус базовой организации СНГ по преподаванию русского языка.

Труднее с дальним зарубежьем. И в плане общего осложнения международной обстановки, социально-политических реалий конкретных стран, и в том, что касается координации государственно-ведомственных усилий с деятельностью отдельных учреждений науки, образования и культуры, общественных организаций, и в связи с недостатком средств. Последнее, конечно, главное, особенно в наши дни.

Надо сказать, Дипакадемия участвует в этой работе не только как ведомственное учебное заведение, но и инициативой отдельных сотрудников. Причём наиболее активно не только по линии Россотрудничества, но и через фонды, созданные при содействии государственных органов, скажем, «Русский мир» и Фонд поддержки публичной дипломатии имени А.М. Горчакова, учредителем которого является МИД России.

Через представительства Россотрудничества и российские посольства за рубежом преподаватели нашей кафедры русского и других славянских языков регулярно участвуют в организации и проведении научно-методических, образовательных и культурно-просветительных мероприятий, направленных на популяризацию русского языка в мире, поддержку зарубежных преподавателей русского языка и литературы, сохранение языковой и этнокультурной идентичности соотечественников, системное обеспечение учебных заведений других стран учебными, методическими, научными и справочными материалами по русскому языку, литературе и культуре России.

Эти вопросы заслуживают дальнейшего комплексного, многоаспектного и межведомственного обсуждения, причём не только кабинетного, но и публичного, в том числе как в специализированной, так и в массовой печати.

— Евгений Петрович, последний вопрос — о переводах современных российских произведений. В последние годы эту серьёзную проблему пытаются решить, но пока безуспешно: доля отечественных произведений на международном литературном рынке составляет менее 1%. За исключением пяти-семи писателей этот сегмент закрыт исключительно классикой. В чём, на Ваш взгляд, проблема: не хватает средств или всё-таки идей, нестандартных проектов, активной пропаганды, в том числе политической?

— Безусловно, продвижение российской книги надо грамотно поощрять, многоканально мотивировать. Но всё же это вопрос из серии тех, которые вообще нельзя решить волевыми решениями или сугубо пропагандистскими кампаниями, даже самыми изобретательными и хитроумными. Если отбросить такие факторы, как литературная мода, смена различных влияний, культурно-идеологических парадигм и т.п., всё равно останутся как минимум две проблемы. Назовём одну общемировой, а вторую — специфически российской.

Первая заключается в том, что человечество переживает лишь начальную фазу компьютерной революции, когда в завлекательные, но зачастую пустые игрушки ещё не наигрались. Доля чтения как главной когда-то формы и образования, и досуга по всему миру продолжает, с отдельными оговорками, сужаться. Поэтому в целом интерес к современным печатным книгам в общем-то падает, как и к тому, что Вы назвали классикой. Спрос на неё в какой-то мере ещё поддерживается её более широкой включённостью в общеобразовательные программы, а может, и сам интерес к мироощущению докомпьютерных поколений остаётся более устойчивым. Это если предельно обобщить проблему, не вникая в литературные внутрижанровые и национально-культурные особенности.

Вторая проблема, российская, более осязаема. Она, как и многие наши проблемы, непосредственно связана с распадом СССР и общим кризисом постсоветского пространства в 1990-е годы. Была разрушена мощная, финансируемая государством система книгоиздания, пропаганды книги и чтения, в том числе распространения советской книги за рубежом. Практически в одночасье рухнула как крупнотиражная издательская система, так и вся инфраструктура всесоюзного внешнеторгового объединения «Международная книга» с её отлаженной почти по всему миру системой книжных магазинов, устойчивыми коммерческими и иными связями с зарубежными контрагентами, авторитетом и влиянием. Формально в преображённом виде «остаток былой роскоши» ещё долго продолжал существовать, пока в январе 2012 г. ОАО «Международная книга» само не обратилось в суд с заявлением о признании себя банкротом. В конечном счёте оно было ликвидировано решением Арбитражного суда Москвы от 4 марта 2013 г.

Какие-то функции единой прежде системы пропаганды и распространения книги за рубежом пытались и пытаются взять на себя отдельные ведомства и организации (Россотрудничество, Роспечать, Российский книжный союз, «Русский мир» и другие фонды), но восстановить в прежнем, советском, объёме государственное финансирование в обозримом будущем невозможно, а силами преимущественно неправительственных организаций (НПО) задач, о которых Вы спросили, не решить. Поддержание филиалов в иностранных государствах для российских НПО крайне сложно в силу особенностей их финансирования. Основная часть филиалов получает деньги по «проектному» принципу (в отличие от западных, многие из которых имеют свой эндаумент). Это означает финансирование под конкретный проект, причём на срок не более двух лет, как правило, на год. Для работы по такому принципу необходима гибкая организационная структура, которая может расширяться или сокращаться в зависимости от наличия или отсутствия проекта. Поддержание же в иностранном государстве филиала, требующего постоянных расходов, проблематично.

В общем, тут всем, и обществу, и государству, есть о чём подумать…

— Большое спасибо за обстоятельные ответы!

Опубликовано в номере декабрь 2015

 

Читать по теме


Какие форматы доступа на электронную периодику для вас наиболее интересны?
 

 


webbanner-08-video

 

 webbanner-07-nacproekt

 

 webbanner-01-neb

 

 webbanner-02-fz-o-kulture

 

webbanner-red-03-ebs

 

webbanner-red-04-kn-rynok

 

 webbanner-red-05period-pechat

 

 webbanner-red-06-ros-poligrafiya

 

webbanner-red-10-sost-kultury

 
Copyright © ООО Издательский дом "Университетская книга" 2011
Все права защищены.
Студия Web-diamond.ru
разработка сайтов и интернет-магазинов.