Игорь М. НАМАКОНОВ: «Я очень верю в регионы»

Креативные индустрии (КИ) находятся на стыке искусства, культуры, бизнеса и технологий. Это сферы, в основе которых лежит творческое начало, а их продукты — это объекты интеллектуальной собственности. Федерация креативных индустрий (ФКИ) объединяет ведущие профессиональные организации, творческие союзы и успешные компании креативного бизнеса. Её задача — вести диалог с государством, развивать инфраструктуру, поддерживать предпринимателей.

namakonov-1

К разговору о ключевых направлениях деятельности ФКИ, национальных особенностях и региональной специфике российской креативной экономики, законодательных инициативах, проектах и планах мы пригласили генерального директора ФКИ Игоря НАМАКОНОВА.

NB!

Игорь М. НАМАКОНОВ, генеральный директор ФКИ

Родился 23 декабря 1981 г. в Москве.

В 2007 г. окончил Московский государственный университет имени М.В. Ломоносова по специальности «Журналистика».

С 2003 по 2008 г. — креативный продюсер IQ marketing (входило в 11 лучших независимых агентств мира). Во время работы в агентстве в 2006 г. получил золотого Каннского льва за проект Beware of dog в категории Promo Lions.

В 2008 г. основал креативное агентство MOST Creative Club.

В 2017 г. агентство заняло первое место по качеству в сегменте «Креатив и стратегия» рейтинга Digital Index от AdIndex.ru.

9 октября 2019 г. назначен исполнительным директором Комитета Российского союза промышленников и предпринимателей по интеллектуальной собственности и креативным индустриям.

24 февраля 2021 г. избран генеральным директором ФКИ (creative-russia.ru).

Вошёл в Экспертный совет Президентского фонда культурных инициатив.


— Игорь, в феврале 2021 г. в России появилась ФКИ, которая объединила 19 ведущих профессиональных организаций и творческих союзов. Поделитесь основными причинами её создания. Какие первоочередные цели были поставлены, как выстраивается текущая работа, что удалось сделать за этот период?

— Федерация — неотъемлемая часть рынка, а её возникновение — важный эволюционный шаг. Различные непохожие отраслевые объединения и профессиональные организации сумели договориться между собой о конструктивных отношениях. Например, Ассоциация продюсеров кино и телевидения, Ассоциация галерей, Ассоциация союзов писателей и издателей России, Союз дизайнеров, Ассоциация коммуникационных агентств России и другие структуры до 2021 г. не имели общих задач и потому не сотрудничали. Все были автономны и заинтересованы прежде всего в собственных результатах.

Путь к объединению фактически начался 27 сентября 2019 г. за круглым столом в Российском союзе промышленников и предпринимателей, где предметно по теме КИ встретились креативные предприниматели, инфраструктурные деятели от образования и защиты прав интеллектуальной собственности, руководители из Администрации Президента РФ, законодатели и был запущен маховик необходимых совместных действий. В течение 2020 г. происходили настройка и синхронизация действий: опубликовали первое федеральное исследование креативных лидеров и у КИ появилось лицо, состоялась первая Российская креативная неделя, ставшая открытой профессиональной площадкой для значительного числа переговоров. Постепенно сформировалась новая общая повестка и возникла потребность в создании профессионального объединения.

Одной из первых задач ФКИ было сформировать понятийную рамку для государственных деятелей: что такое креативная экономика и КИ, чем это отличается от существующей экономики, кто такие креативные предприниматели. Без синхронизации понятийного аппарата невозможна межведомственная и межрегиональная работа. Взаимодействие с государством и сегодня остаётся ключевым вектором нашей деятельности. До сих пор мы не достигли паритета возможностей для всех индустрий. Речь идёт в первую очередь о налогах и доступе к финансам для бизнеса. Хотя и Концепция развития креативных индустрий¹, и План её реализации², в подготовке которых активно участвовали члены ФКИ, подразумевают эти шаги, необходимо, чтобы сложились среда и практика. Во многом новый документ, закон о креативном предпринимательстве, позволит ускорить их формирование. Сейчас идёт обсуждение очередной его редакции внутри рабочей группы.


¹ Концепция развития творческих (креативных) индустрий и механизмов осуществления их государственной поддержки в крупных и крупнейших городских агломерациях до 2030 года: утв. распоряжением Правительства РФ от 20 сентября 2021 г. № 2613-р // Правительство России: офиц. сайт. URL: http://government.ru/docs/all/136723/ (дата обращения: 08.06.2023).

² План мероприятий по реализации в 2022–2024 годах Концепции развития творческих (креативных) индустрий и механизмов осуществления их государственной поддержки в крупных и крупнейших городских агломерациях до 2030 года: утв. распоряжением Правительства РФ от 20 августа 2022 г. № 2290-р // ГАРАНТ.РУ: информ.-правов. портал. URL: https://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/405075757/ (дата обращения: 08.06.2023).

 

Всего в ФКИ семь комитетов, за каждым закреплены кураторы из состава Правления. Направления деятельности комитетов, помимо взаимодействия с государством, — региональные экосистемы, человеческие ресурсы, инфраструктура, доступ к инвестициям, исследования и прогнозирование, популяризация. Все они работают с разной динамикой, тут всё зависит от контекста.

namakonov-2

— За два года существенно изменились геополитический и экономический ландшафты. Как это повлияло на первоначальные программы и планы развития ФКИ? На что сместился фокус внимания? Какие появились новые направления, проблематика, задачи?

— Главное чувствительное событие для нашего сектора — отток человеческого капитала после начала специальной военной операции (СВО). Ведь уезжали лучшие в своём деле. По разным оценкам коллег из региональных центров, страну покинули до 30% активных деятелей КИ: и продюсеры, и предприниматели, и авторы, и узконаправленные специалисты. Конечно, падало напряжение, менялось восприятие и кто-то вернулся. Но сколько их, точно сложно сказать. И посчитать трудно, так как отчётливо проявился новый формат жизни — цифровое кочевничество. Специалисты КИ теперь привыкли перемещаться. Для нас важная задача в связи с этим — удержать связь креаторов со страной.

Второй существенный момент — потеря привычного экспорта. Значительная его часть была связана с западными рынками. Пример: ИT-гигант из Якутии inDrive перевёз несколько сотен своих сотрудников в Казахстан, поскольку им стало практически невозможно развивать существующие рынки, находясь в России. Экспорт является принципиальной составляющей развития КИ, поэтому формирование новых экспортных цепочек — одна из приоритетных задач. Сейчас изучаем Корею, Китай, Тайланд, Японию, Индию. Недавно подписали соглашение о сотрудничестве с Российским экспортным центром (РЭЦ) в рамках развития нашего проекта WONDERUSSIA. Ищем локальных профильных партнёров на Востоке.

Очевидно, что мы выходим на рынки с абсолютно не ясной для нас культурой, где необходимы погружение в ментальность и большое терпение. Вот где уж точно не обойдёшься без длинной воли.

Задачи меньшего масштаба связаны с предпринимательским микроклиматом внутри страны. Когда началась СВО, у креативных предпринимателей был большой запрос на терапию. Люди не понимали, как им себя вести, нуждались в консультациях и позитивных новостях. Мы начали формировать такую повестку, и сложилось новое Telegram-медиа «Красная кнопка ФКИ». Плотная работа с креативными предпринимателями также выявила то, что они таковыми себя не считают, про КИ мало понимают, а значит, не знают про существующие центры развития и меры поддержки. Теперь это наша приоритетная задача. Вот так и появляются новые направления.

— Как формируется бюджет ФКИ? На какие средства реализуете основные проекты?

— У нас четыре источника: целевые пожертвования, членские взносы, гранты и коммерческие проекты. ФКИ является владельцем цифровых продуктов, которые представлены в виде брендов WONDERUSSIA/ «Дивнороссия», 100 Most Creative Russians / «100 креативных лидеров России», Creative Russia Map / «Карта креативных индустрий». И с этого года мы начали проводить офлайн-события —Дни креативного лидерства. Как и «Красная кнопка», упомянутые проекты завязаны на контекст. Анализ ситуации через сбор обратной связи —перманентное состояние ФКИ. Из этой почвы и «прорастают» наши продукты. Сейчас активно занимаемся развитием Клуба ФКИ (для креативных предпринимателей). Направление стало актуальным. Получили за год почти 200 заявок на вступление от очень разных деятелей: от музеев до продакшенов. Но базово член Федерации должен быть профильной ассоциацией/объединением либо крупным отраслевым игроком, как «Яндекс», поэтому локальные участники рынка, представленные юридическими лицами, получили отдельную площадку для развития. Летом планируем активно продвигать эту инициативу.

namakonov-3

Каждый проект ФКИ ориентирован на долгосрочную перспективу, длинное развитие и имеет свою финансовую модель. Стартовый капитал мы стараемся получать через целевые пожертвования или гранты, а дальше стремимся поставить на самоокупаемость за счёт сторонних заказчиков. В каком-то смысле это похоже на работу продюсерского центра. В нашем случае — для развития инфраструктуры КИ.

«100 креативных лидеров России» и WONDERUSSIA, по сути, являются исследовательскими проектами, которые необходимы регионам для осознания своей креативно-индустриальной специфики. Поэтому стоимость их проведения максимально доступна. Нам очень важно синхронизировать деятельность всех причастных к развитию инфраструктуры КИ России, чтобы быстрее приходить к результатам, которые отражены в Концепции и Плане развития.

— Доля КИ в ВВП нашей страны, по разным оценкам, не превышает 3%, тогда как в мире средний показатель — 7–8%, а в ряде стран он достигает 14%. Очевидно, что потенциал колоссальный. Каковы национальные особенности реализации подобных проектов? В чём видите основные вызовы и точки роста?

— КИ включают направления, которые развивались самостоятельно, и каждое с определённого момента оказалось закреплено за конкретным ведомством: кино и анимация — за Минкультуры России, мода — за Минпромторгом, архитектура — за Минстроем, книгоиздание — за Минцифры и т.д. Соответственно планы развития формировались автономно. Концепция развития и План мероприятий, принятые Правительством РФ, определяют новый формат отношений, межведомственный, когда есть общая тема и совместные задачи. Это касается в первую очередь Минкультуры и Минэкономразвития России. Часто при объяснении сути КИ я говорю о культуре и экономике, связующим звеном между которыми выступает интеллектуальная собственность.

В ряде регионов уже работают центры развития КИ, проработаны программы, связанные с локальной поддержкой предпринимателей. Но нет стандартной практики реализации таких центров, поэтому где-то они при Минэкономразвития России, а где-то при Минкультуры. Но задачи КИ кроссотраслевые, поэтому такой центр должен выстраивать взаимодействие по линии культуры и экономики одновременно.

У меня есть немало историй о том, как руководители центров приносят проекты и планы инициатив по развитию КИ региона в курирующее ведомство, а им кивают в сторону стороннего ведомства: мол, это его задача. Так и сидят креативные лидеры, подобно ослику в анекдоте, между двумя стогами сена и не знают, что делать.

Пока недостаёт компетентности в вопросах КИ у людей, от которых зависит принятие государственных решений на местах. Страна большая, исходный уровень регионов различается. Рядом могут находиться совершенно разные с точки зрения развития инфраструктуры КИ города, например активно эволюционирующий Красноярск и фрустрированный Омск. Процесс выравнивания займёт несколько лет, что, безусловно, влияет на динамику развития КИ.

Но важно помнить: в мире нет стандартных сценариев развития КИ. В России в 2019 г. Якутия первой приняла локальную концепцию развития КИ на основе измерения креативной интенсивности. Калининград развивался через осмысление успешной практики межведомственных центров Германии. Через несколько лет практики регион выработал свой подход, а геймдев стал одним из ключевых направлений. Теперь в Калининград на событие PLAYPORT приезжают разработчики со всей страны. Ульяновск оцифровал все ремёсла в регионе и теперь под них разрабатывает программы экономического развития. Подходы разные, но каждый приводит к выявлению своей уникальности и креативно-индустриальному позиционированию региона.

Сегодня руководители центров развития КИ понимают, что сильное надо делать сильнее и регионам важно обмениваться между собой успешными практиками. А мы в ФКИ собираем эти практики у развитых регионов и помогаем начинающим понять, что им подходит. С этого года наши данные и наработанные отношения с центрами развития обусловили новый этап сотрудничества с Минкультуры России: во-первых, есть перечень обязательных шагов запуска инфраструктурных процессов по КИ; во-вторых, мы являемся официальными представителями центров развития в министерстве. На основании отчётов креативных лидеров по линии ФКИ и прямых сводок от региональных министров культуры федеральное ведомство получает максимально объективную картину состояния КИ в конкретном регионе.

namakonov-4

— К сожалению, План поддержки КИ, подписанный в прошлом году, не включил ни финансовые механизмы, ни инструменты поддержки инфраструктуры. Очевидно, что профессиональному сообществу требуются особые налоговые режимы, эффективная система защиты интеллектуальной собственности, другие преференции. Какие законодательные инициативы и межведомственные проекты в связи с этим прорабатываются на уровне комитетов ФКИ?

— Конечно, хочется всего и сразу. Но с КИ так не получится. Я уже говорил про распределение отраслей между различными ведомствами. Наладить эти отношения — вопрос не одного дня. Далее — культура защиты интеллектуальной собственности. Она напрямую влияет на формирование практики залогов в виде нематериальных активов. Это вопрос не одного дня. Концепция закрепила ключевые термины, их значения и общеотраслевые цели, барьеры, механизмы её реализации. План фиксирует последовательность конкретных мероприятий для преодоления барьеров, календарь и ответственных за реализацию мероприятий. Сейчас идёт экспертное обсуждение закона о креативном предпринимательстве, который выделит субъектов КИ и механизмы их развития.

Не будем забывать про скепсис вокруг КИ, который ещё не скоро рассеется. Можно сравнить КИ с Интернетом в начале века. В середине 2000-х я занимался запуском YouTube и Ozon в России. Очень хорошо помню, как люди относились к съёмке авторского онлайн-видео и онлайн-доставке. Тогда казалось, что потребуется не одна смена поколений, чтобы привить новые привычки и понимание. Но всё развивалось гораздо быстрее, потому что это было естественное течение событий. И КИ сегодня — это естественное явление. Можно сколько угодно его не понимать или не принимать, но оно войдёт в каждый дом и поменяет наше представление о собственных возможностях. Следует набраться терпения и понять, что горизонт получения первых результатов в КИ — от пяти лет непрерывной работы. А теперь нужно ещё делать поправку на СВО. Понять все последствия 2022 г. нам ещё предстоит.

План мероприятий по развитию КИ действительно реализуется непросто и с пробуксовками. Причину вижу в отсутствии межведомственного оператора. Министерства сейчас налаживают взаимодействие вручную и точечно, но если договорённости и рабочие группы по направлениям формируются, то динамика работы растёт по экспоненте.

Ключевое значение сегодня в развитии КИ имеют лидеры, конкретные люди с широким спектром компетенций, социальным капиталом и желанием действовать. Особенно заметна их роль в регионах, где инерция развития в привычных парадигмах очень сильна. Но я понимаю причины таких реакций и не осуждаю. Так что мы просто выявляем таких лидеров по всей стране и помогаем им на местах формировать альтернативное информационное поле вокруг КИ, освещая их роль для современной экономики, общественной жизни и развития личности. Регионы уже показали свою способность задавать тренды и создавать прецеденты развития КИ. И моё внимание всецело туда сейчас направлено. Я очень верю в регионы.

— Одно из приоритетных направлений в настоящее время — создание закона о креативном предпринимательстве. Чёткие критерии отнесения предпринимателей к креативному сектору и ведение реестра таких субъектов позволят не только снизить налоговые отчисления и защитить интеллектуальную собственность, но и стимулировать развитие инвестиций в КИ. На какой стадии сегодня находится работа над законопроектом?

— Идёт обсуждение очередной итерации документа. Сложились две принципиальные позиции в экспертной группе: первая — закон может не учитывать все интересы, но будет решать базовые задачи в соответствии с Концепцией; вторая — закон должен учитывать интересы всех и необходимо подготовить идеальную версию. Ищем компромисс между этими двумя точками зрения.

namakonov-5

Рассчитываю, что в ближайшее время удастся договориться и действовать консолидированно. Проделана большая работа и закрыто много спорных вопросов. Хочется, чтобы закон был принят в этом году.

— Финансовая поддержка играет серьёзную роль в стимулировании развития индустрий. На государственном уровне были созданы Президентский фонд культурных инициатив (ПФКИ) и Фонд президентских грантов. На какие ещё проекты рекомендуете обратить внимание креативных предпринимателей в поиске возможных инвесторов?

— Появляется много акселераторов, формируются целевые программы в регионах. Для начинающих креативных предпринимателей и продюсеров предоставляются неплохие бюджеты. В Якутии, например, дают по миллиону рублей. Вообще, разные субъекты РФ активно развивают локальную повестку и инструменты поддержки. Поэтому не стоит привязываться к месту, где живёшь, можно мониторить регионы (паблики локальных центров развития) в поиске тех, кто делает ставку на развитие вашей индустрии, и там искать точки роста. Рекомендую для этого использовать нашу Карту креативных индустрий: map.creative-russia.ru.

Отдельно обращаю внимание на Институт развития Интернета. Может показаться, что они поддерживают только кино- или видеопроизводство, но на самом деле это касается любого контента для онлайн-среды. Агентство стратегических инициатив активно начало развивать повестку КИ. Через него точно можно получить популяризацию своих инициатив на федеральном уровне. АНО «Цифровая экономика» реализует много программ в области ИT, но они пересекаются с КИ —надо пробовать сотрудничать. И частные фонды (Потанина, Рыбакова и пр.) заслуживают внимания. Пока ни с одним таким фондом мы не работали, но они точно охотятся за идеями, и деятели КИ могут закрыть их потребность.

Да! И почитывайте Telegram-канал «Гранты РФ под микроскопом», там появляются предложения по отдельным профильным индустриям.

— Очевидно, что главный потенциал в регионах. Как и с кем ФКИ выстраивает региональное взаимодействие? Какие регионы — флагманы? Какие кейсы и проекты уже работают и их можно брать на вооружение?

— На мой взгляд, в топ-5 входят Якутия, Калининград, Ульяновск, Москва и Тюмень. Неотъемлемым условием развития КИ в регионах является формула «локальный креативный лидер + политическая воля». Лидер должен иметь управленческий опыт, быть коммуникатором, способным находить общий язык с представителями любой индустрии, и, конечно, понимать логику государственной бюрократии. За понятием «политическая воля» стоит готовность руководителей профильных ведомств, а ещё лучше губернатора, лично курировать тему. В 2021 г. даже возник тезис «губернатор — креативный продюсер». Это точно отражает необходимую логику вовлечения в развитие КИ высшего политического руководства.

Кейсы запуска КИ в регионах — это лоскутное одеяло непохожих подходов и практик. В Калининграде, например, изучали опыт Гамбурга, где реализована эффективная связка между ведомствами культуры и экономики. В Якутии взяли курс на креативную интенсивность: внедрение креативных профессий на традиционных производствах — опыт Великобритании. Ульяновск напрямую выстроил экспорт своих товаров в китайские провинции. В Тюмени невероятно сильное сообщество и низовая инициатива, которая задаёт тренды. В Москве наибольшая доля креативной экономики в стране, поэтому в столице сосредоточены лучшие практики, наибольшее число успешного креативного бизнеса.

Другие регионы «опыляются» практиками коллег. В частности, это происходит через редакционный совет нашего Telegram-медиа «Красная кнопка ФКИ», который состоит из 20 руководителей центров развития КИ в регионах. Мы регулярно встречаемся и делимся опытом. В нынешнем году включился Томск, до этого было любопытно наблюдать за Нижним Новгородом, Красноярском, сейчас —за Владивостоком.

Есть ещё у меня категория «города-парадоксы»: Казань, Екатеринбург и Санкт-Петербург. При огромном потенциале и развитой среде для КИ отсутствуют бенефициары. Нет явных лидеров и не проявлена до конца политическая воля. При этом исторически невероятные условия для развития.

— Расскажите о проекте WONDERUSSIA. По каким критериям отбираете города и продукты? Как намерены развивать витрину?

—WONDERUSSIA —это онлайн-витрина локальных креативных продуктов из России. В основе сборки витрины лежит исследование конкретных городов, работа всегда ведётся в кооперации с региональным центром по развитию КИ. Мы совместно формируем пул экспертов, которые являются яркими представителями сектора на местном уровне, и проводим качественные опросы относительно того, какие продукты отражают локальную идентичность, имеют оригинальный подход. Всего пять критериев, позволяющих отфильтровать несоответствующие продукты. Накапливаем необходимый объём наименований, формируем шорт-лист и затем подключаем независимых экспертов, которые не связаны с регионом и могут по формальным критериям выделить наиболее интересные продукты. После этого копирайт, сбор фотографий и подготовка карточек для сайта.

Онлайн-витрина —наиболее адекватный сегодня формат работы с российскими креативными предпринимателями. У нас есть люди, способные сделать классный продукт, и очень мало тех, кто может выстроить систему, поставить производство продукта на поток. Чаще всего мы сталкиваемся с предпринимательством в формате жизненной терапии: в современном мире неопределённости и парадоксов своё дело даёт человеку возможность хоть чем-то управлять.

По итогам года исследований можно зафиксировать следующее: креативных продуктов в стране много, но они распределены неравномерно по регионам и скрыты от глаз широкого потребителя, предпринимательское сознание развито слабо у создателей, которые не знают о мерах государственной поддержки и часто предпочитают с этими программами не связываться: нет доверия. Решение таких вопросов должны брать на себя региональные центры развития. Шаги понятные: консолидировать сообщества, слушать их, формировать повестку, вырабатывать план действий, реализовывать, отчитываться перед теми же сообществами; с этого начинается качественное сарафанное радио и доверие. Свежий кейс, основанный на этом подходе, —реализация Корпорацией развития Республики Саха кластера «Квартал труда» в Якутске. Это сложная и длинная работа, но она того стоит.

Первые пять городов, которые мы оцифровали в рамках WONDERUSSIA, —Ульяновск, Ханты-Мансийск, Нижний Новгород, Якутск и Москва. Это города —претенденты на звание «Креативный регион» премии Russian Creative Awards по итогам 2021 г. Дальше мы планируем активно оцифровывать другие города для формирования полноценной картины развития креативного предпринимательства в стране. Каждому городу наша витрина даёт данные для формирования локальных стратегий развития и поддержки креативных предпринимателей. В очередном году планируем охватить ещё семь городов. Сейчас подали на получение гранта от ПФКИ. По нашим оценкам, к витринам уже готовы до 25 субъектов РФ.

Мы не будем переделывать витрину в собственный маркетплейс, а станем использовать её как источник данных для зарубежных агрегаторов, куда планируем выходить совместно с РЭЦ. Наша задача —отбирать те бренды и предпринимателей, которые смогут обеспечить предсказуемый объём товара для зарубежных потребителей.

— Очевидно, что искусственный интеллект (ИИ) уже реальность, новый вид сапиенсов, с которыми нам предстоит сосуществовать. Мало того что роботы управляют производством и манипулируют покупательским поведением, они уже занимаются творчеством и креативом. Как прокомментируете развитие этой сущности?

—ИИ подпитывается креаторами. Всё, что у него есть, он собрал от людей. В этом смысле это самый насмотренный автор. Его способность превращать контент в тексты, ролики, картинки, музыку —этап эволюции творческих возможностей человека. Всё-таки ИИ не вещь в себе, а продолжение человеческой мысли, человеческого сознания. Мы сегодня уже не страдаем от того, что в магазине нет кассира или вместо живого переводчика —Google. Пара лет, и привыкнем к творческой автоматике.

namakonov-6

Но вот что важно. Технологии сегодня отвечают за скорость во всех сферах жизни. Посмотрите на коммуникации: мессенджеры, почта формируют потоки технического общения, где важен предмет. Но человеку нужен человек, требуется обмен энергией, поэтому особую цену сегодня имеет личный контакт. Это теперь как бы премиум-уровень коммуникации, поскольку он стал редким и нацеленным на установление более близких отношений. С творческой автоматикой будет что-то похожее: технические быстрые вопросы станет закрывать ИИ, а от человека-автора потребуется нечто более глубокое и осмысленное.

Ещё важный аспект в работе с ИИ —умение сформулировать запрос. В отношениях «клиент —исполнитель» тот, кто ставит задачу, через обратную связь получает лучшее её понимание. Это естественный эффект предметной рефлексии. ИИ не спрашивает и не уточняет, а сразу выполняет поручение. Поэтому чтобы что-то получить от нейросети не для развлечения, а для работы, надо невероятно точно ставить задачу либо приготовиться к многочисленным итерациям запроса. Так что работа с ИИ в области творчества сегодня —это бесконечный поиск лучшего решения. Но с быстрыми техническими задачами типа иллюстрации для презентации или необычной картинки для соцсетей ИИ справляется.

В любом случае развитие ИИ —неизбежность. Меня как методолога креативного мышления это скорее радует, поскольку будет расти спрос на человеческую оригинальность и умение генерировать идеи за пределами привычных паттернов. А для каждого креатора важным становится понимание своей темы, особенностей. В этом смысле мы будем более совершенными.

— Одна из главных проблем КИ — образование, ориентированное на профстандарты традиционных специальностей. Примеры эффективного сотрудничества отраслей и образовательных учреждений имеются, но их масштабы невелики, а учебные планы неизбежно отстают от технологий. Каков, по Вашему мнению, оптимальный путь обеспечения креативного сектора необходимыми компетенциями? Какие проекты реализует ФКИ в отношении образования?

—Образование —очень важный блок развития инфраструктуры КИ. В России уже есть несколько профильных учебных заведений: частный Universal University, Школа креативных индустрий Минкультуры России, колледжи КИ Министерства просвещения РФ. Сейчас активно «перепрошивают» свои профильные факультеты или создают новые ведущие вузы: РАНХиГС, НИУ ВШЭ, РЭУ имени Г.А. Плеханова. Каждый ищет свою нишу. Отдельные программы пересекаются, а некоторые вузы делают что-то абсолютно новое. Беспокоит одно: связь образования по КИ с запросами рынка. Представьте: по практике вуз около года формирует и утверждает программу, затем набирает учащихся и только через четыре года выпустятся бакалавры. За это время всё может существенно поменяться, и это не фигура речи. По этой причине программы по КИ сегодня должны носить локальный характер, быстро собираться и запускаться, легко адаптироваться, чтобы готовить специалистов по конкретным направлениям и с определёнными компетенциями. Частным заведениям это делать проще. Крупным вузам сложнее, но другого пути нет.

Не менее важный вопрос —где взять компетентных преподавателей. Столько вузов уже намерены заниматься КИ, а кто будет учить? Знали бы Вы, как непросто собрать экспертов для обсуждения насущных вопросов, а здесь надо заниматься обучением студентов на постоянной основе, причём индивидуально, участвовать в совершенствовании программ. Например, колледжи креативных индустрий пользуются нашими исследованиями 100 Most Creative Russians и ведут переговоры с локальными лидерами, которых верифицировала ФКИ. Но не во всей стране мы ещё выявили креативных лидеров, поэтому многое зависит от развитости локальных рынков и наличия успешных практиков.

Также я убеждён: требуется межвузовское взаимодействие, методологи и преподаватели должны понимать, кто, чему и как учит. Пусть они спорят, критикуют друг друга, хвалят и обосновывают актуальность методов —это всех сделает лучше. Пока в среде превалирует автономность, и для меня это вроде образовательного чёрного лебедя: через три-четыре года мы увидим спектр разноподготовленных выпускников. Какими они будут? Станут ли соответствовать запросам рынка?

А вот чему срочно необходимо уделить серьёзное внимание —так это повышению квалификации госслужащих в сфере КИ. Здесь мало никогда не будет. От развитости компетенций госслужащих напрямую уже сегодня зависят интерес к сектору в регионах и понимание необходимых шагов развития.

— Вы автор бестселлера «Кроссфит мозга», поделитесь творческими планами.

—Честно говоря, времени не хватает, поскольку подготовка любой рукописи требует концентрации. «Кроссфит мозга» подразумевал ещё три книги, которые связаны с тремя «группами мышц»: насмотренностью, методами и оценкой. По каждому из этих блоков уже есть черновики, которые ждут своей очереди. Наверное, я бы действовал быстрее, будь у меня контракт на написание этих книг. Вторую и третью книги именно так я и писал. А пока этого нет, дорабатываю «Креативность для подростков» для тиража в Китай. Есть ещё хорошо проработанный драфт приключенческого романа для подростков, в основе которого тоже акцент на развитие креативного мышления. Лежат сказки по развитию креативности у детей «Пупита, Листик и Севан». Там невероятное количество материала: по контракту я написал четыре сказки —это было в пандемию, но так разогнался, что насобирал материала ещё на 15.

Писательство никуда от меня не уйдёт. У автора же главный инструмент попа —умение сидеть за письменным столом долго и упорно. А у генерального директора ФКИ основной инструмент —ноги. Надо много ходить, ездить и общаться. Ноги пока побеждают.

— Каковы Ваши читательские предпочтения по жанрам и форматам?

—Я люблю книги-исследования, методологические. Например, «Как читать книги» Мортимера Адлера или «Эффект Люцифера: почему хорошие люди превращаются в злодеев» —книгу-дневник про Стэндфорский эксперимент, когда заключёнными и охранниками сделали добровольцев из числа студентов для изучения природы поведенческих моделей. Последняя яркая книга, прочитанная мной, —«Россия 2062». С одним из её соавторов Борисом Акимовым мы сделали эфир на «Красной кнопке ФКИ». Авторы книги изучали кейсы пассионариев по всей стране, которые запустили проекты в деревнях или малых городах с целью создать благоприятную среду для жизни и туризма. Книга является частью стратегии и коммуникационной платформы с сайтом, развитым сообществом, офлайн-событиями и т.д. Сейчас пытаюсь осилить книгу британского исследователя Мартина Гилберта «Вторая мировая война». После 2022-го очень меня заинтересовал процесс формирования и разрешения межгосударственных конфликтов.

Периодически появляется в моей жизни и художественная литература, но в меньшей степени. Наверное, это профдеформация: когда по работе читаешь много исследований, хочется получить иные «окуляры» для прогнозирования возможных последствий текущих обстоятельств. Мне важно разбираться в социальных паттернах, психологии, философии, понимать течение общественных явлений, логику поведения человека и т.д. Это накладывает отпечаток на предпочтения. Но иногда художественная литература совмещает в себе творческий вымысел и ответы на практические запросы, как «Атлант расправил плечи» Айн Ренд.

Что касается форматов, то люблю бумажные книги, электронные читать совсем не могу. Предпочитаю держать в руке вещь, поэтому важны обложка, текстура бумаги. Для меня это особый фетиш: открыть книгу, перелистнуть страницу. Книга меняется со мной: я пишу на полях заметки и так вхожу в контакт с автором, очень быстро она перестаёт быть носителем печатного текста и становится частью меня. Электронный формат не даёт такого опыта.

—Спасибо!

Беседовала Елена Бейлина

Фото из  личного архива Игоря М. Намаконова.


Рубрика: Действующие лица

Год: 2023

Месяц: Июль/Август

Теги: Игорь М. Намаконов Действующие лица