Книжный рынок и издательства   Библиотеки   Образование
и наука
  Конкурс
“Университетская книга”

Октябрь 2019
"Издательские инициативы: стратегия и тактика"

  • Лойда ГАРСИА-ФЕБО: «Наше будущее - в помощи людям»
  • Драйверы рынка и инвестиции в развитие
  • Книжный фикс-прайс: российские перспективы
  • ИФЛА-2019: диалог для изменений



МультиВход

t8

 

Интервью

Книжный рынок

Вузовские издательства

Искусство издавать

Библиотеки

Образование

Инновационные технологии

Электронные библиотеки

Культура книги

Библиогеография

Библиотехнологии

Выставки и конференции

Конкурсы и премии

Документы

Copyright.ru

КНИГА+

Год литературы

Журнал Онлайн

 

obnar-zaimstv-2019

 

ufimskiy-salon-2019

 

lit-flagman1




 

rgdb-podari-rebenku


Рассылка


Лодка "БИЧ": после шторма ищем острова. Ч. 2
27.08.2014 14:02

Уже шесть лет лодка «БИЧ» бороздит просторы бескрайнего книжного океана. Всякое бывало за эти годы: мы преодолевали цифровые бури, садились на экономические мели, попадали в руки пиратов и ловили рыбу на живца. Не раз лодка терпела крушения, разбиваясь о рифы непонимания и конфликты интересов Библиотекарей, Издателей и Читателей. Но каждый раз её удавалось поднять со дна и восстановить для следующего путешествия, потому что нас объединяла Книга.

В последний переход мы попали в серьёзный шторм, но при этом продолжали искать острова «библиотечного счастья», которые исчезали, едва появившись на горизонте…

Продолжение дискуссии. Начало читайте здесь

ОСТРОВ «КУРС НА ОБРАЗОВАНИЕ»

bich-2Ведущий – Рифат САРАЗЕТДИНОВ, Генеральный директор ИГ «Гранд-Фаир».

«Островитяне»: Екатерина КУДРИНА, ректор Кемеровского государственного университета культуры и искусств;

Наталия РЖЕВЦЕВА, директор библиотеки Севастопольского национального технического университета;

Валентина БРЕЖНЕВА, декан Библиотечно-информационного факультета Санкт-Петербургского государственного университета культуры и искусств;

Людмила КАВАЛЕРИСТ, директор библиотеки Крымского гуманитарного университета.

Екатерина КУДРИНА: По моему мнению, Год культуры будет очень странным годом для вузов культуры и искусств, поскольку нам решили вернуть исторические названия, и всем вузам культуры вменили в обязанность провести конференции и собрания по переименованию университетов в институты культуры, убрать слово «искусство» как ненужное и поменять статус. В новом законе «Об образовании в РФ» нет типов и видов учебных заведений, нет понятий «институт», «университет», «академия». Говорят, что для нас это не должно быть важно, но внутри нашего университета есть институты. Таким образом, мы в КемГУКИ будем вынуждены закрыть три научно-исследовательских института, работающих на отрасль, известных не только в Сибири, но и за рубежом.

Второе, что нас ждёт, – понижение статуса преподавателей, которые работали в университете, а теперь будут работать в институте. Кроме того, в сознании студентов университет намного престижнее института. Стартует приёмная кампания, и это вызывает тревогу: куда мы будем набирать абитуриентов: в университет или институт? Это касается всех вузов культуры.

20 лет мы стремились к тому, чтобы комплектовать отрасль теми специалистами, которые ей необходимы, открывали ряд специальностей, направлений, например, по прикладной информатике, социальной педагогике. Но поскольку для нас это непрофильные направления, сейчас осуществлять набор по ним не представляется возможным. Сначала прекратилось бюджетное финансирование, а в этом году категорически запретили набирать даже платные группы. За деньги мы можем учить студентов только тогда, когда наш учредитель устанавливает нам расценки на текущий год. Если подушевое финансирование не установлено, осуществлять набор мы не имеем права. Это тоже нас тревожит.

Полагаю, что переименование возможно и вернёт историческую справедливость, но серьёзно уронит имидж вуза. На нас давно поглядывают классические университеты, для них мы – хорошие факультеты культуры и искусства, которые обеспечат им новые направления. Существует риск потерять систему образования, которая за 20 лет стала известной в России и за её пределами.

Евгения ГУСЕВА, заместитель директора Департамента науки и образования, начальник отдела библиотек и архивов Минкультуры России: Действительно, есть информация о возвращении исторических наименований вузам. У меня тоже неоднозначное отношение к этому явлению: утрачиваются типология вузов, престижность, потребуется перестройка системы. Но это одна из идей, которая ликвидирует некоторые странности в названиях вузов, например «Консерватория (Университет)». Думаю, что по поводу статуса тревоги преждевременны. Согласно новому образовательному законодательству, университет – это уже не статус, а элемент названия. Тем не менее, считаю, что мнение профессионального сообщества должно быть высказано и услышано.

Валентина БРЕЖНЕВА: Для нас это плохая новость, потому что мы ведём активную приёмную кампанию, у нас хороший бюджетный набор – 75 мест по библиотечно-информационному направлению, достаточно высокий конкурс и, начиная с первого курса, мы серьёзно занимаемся профориентационной работой. Студенты с самого начала вовлечены в проектную деятельность, работу библиотек. С третьего курса почти все наши студенты уже работают в библиотеках, что, кстати, входит в противоречие с нормативными требованиями, по которым 90% студентов должны присутствовать в аудитории.

Тревожит противоречие между требованием к качеству подготовки и сохранением бюджетного набора. То есть 75 человек, которые приходят на первый курс, мы должны выпустить на четвёртом. Нас в этом отношении очень жёстко контролируют. Моё глубокое убеждение в том, что при этом возрастает «стоимость студента». Студент первого курса, который обучается в потоке, «дешевле» студента третьего или четвёртого курса, с которым работают индивидуально. Считаю, что мы должны бороться не за сохранение количества студентов, а за качество их подготовки.

Наш факультет называется библиотечно-информационным. Был период, когда наши студенты представлялись так, что учатся на информационном факультете: вроде бы и не соврали, но слукавили. Сейчас мы добились того, что студенты везде говорят, что учатся на библиотекарей. Считаю это важным достижением.

У нас есть яркое мероприятие – «Библиофест», в этом году он продлился две недели. В течение этого времени на базе библиотек наши студенты провели 14 мероприятий, причём это были только финальные этапы, а проектная работа велась в течение года.

Следует отметить, что и библиотеки меняются в лучшую сторону, становятся площадками, на которых студенты могут проявить свои творческие способности. Да и зарплата библиотекарей в Санкт-Петербурге повышается. Студент после окончания вуза может рассчитывать на зарплату 24 тыс. рублей. Программы модернизации общедоступных библиотек привели к тому, что базовые ставки выросли, при этом идут доплаты за активность.

Наталия РЖЕВЦЕВА: Крымчане и севастопольцы находятся в состоянии ожидания. Предполагается, что в Севастополе будет один университет, в состав которого войдут другие учебные заведения. Каждый раз озвучивается разное название, последний вариант – Севастопольский государственный университет. Библиотека вуза, скорее всего, тоже будет претерпевать изменения, мы к ним готовимся. Вообще, крымские библиотеки довольно продвинутые: мы читаем профессиональные издания, воплощаем жизнь разные идеи: создаём электронные каталоги, проводим воспитательную работу, различные мероприятия, занимаемся обеспечением научного и учебного процесса в университете, издательской деятельностью. Библиотека обладает виртуальной справкой, репозитарием научных трудов университета.

Вероятно, нам придётся учиться тому, как по-новому строить структуру библиотеки, потому как будут поставлены новые задачи. Меня волнует профессиональная компетентность моих сотрудников: повышение квалификации у нас не было приоритетной задачей и в Севастополе нет притока библиотечных кадров. У нас работают люди, которые пришли в библиотеку из других сфер – инженеры, педагоги, филологи, мы их обучаем сами.

К сожалению, большие проблемы с комплектованием. Мы выдаём читателям литературу из фонда, который был сформирован в 1980-е гг. С 1991 г. мы комплектовали по одному-двум экземплярам каждого наименования, а в университете учатся 6 тыс. студентов.

В украинских образовательных стандартах не было установлено обязательного использования электронных библиотечных систем. На Украине был единственный проект, к которому библиотеки покупали доступ и пользовались им, статистика использования была неплохой. Сейчас нам предоставлены тестовые доступы к отдельным ЭБС, и идёт активная пропаганда их использования, потому что 99% преподавателей вообще не понимают, что это такое. А это значит, что ими не пользуются и студенты. Думаю, что прохождение переходного периода, лицензирование, аккредитация заставят преподавателей работать с ресурсами.

Людмила КАВАЛЕРИСТ: Наш вуз небольшой, но он очень важен для такого региона, как Южный берег Крыма, по той причине, что Ялта всегда была городом пенсионеров: молодёжь оканчивала школу и уезжала. Университет был организован на базе Ялтинского педагогического училища в 1999 г. Сегодня в вузе учатся 3 тыс. студентов, при этом более 1 тыс. бюджетных мест нам предоставило Минобрнауки России. Это и позитивное явление, и проблема, потому что эти места надо заполнить. В библиотеке 24 ставки, из которых пять – на внебюджетной основе. С этим багажом мы пришли в новые реалии, к новым требованиям по обеспеченности литературой, к необходимости выбора ЭБС с учётом того, что наш вуз неклассический: наряду с педагогическими специальностями у нас есть экономические, дизайн, музыка. В связи с этим очень важным представляется своевременное квалифицированное информирование крымских коллег, обзоры существующих ресурсов, участие в профильных мероприятиях.

Марианна ЛЕВИТОВА: Серьёзная проблема – старение кадров. В Москве средний возраст библиотекаря – 57 лет, и я как работодатель второй год подряд не могу найти выпускника с библиотечной профессией. У нас работают педагоги, психологи, юристы, экономисты. Но выпускники МГУКИ приходят не в библиотеки, а в издательства и другие структуры, и вообще, их, по словам В. Степанова, в этом году выпускается лишь пять человек.

Екатерина КУДРИНА: Сибирь в этом плане мало чем отличается от Москвы и Санкт-Петербурга. Смена поколений – серьёзный вопрос. Первое, что у нас было сделано для того, чтобы привлечь молодёжь в библиотеки, это введение грантов губернатора для молодых выпускников, которые пошли работать в учреждения культуры: им платили дополнительно по 5 тыс. рублей к окладу, давали беспроцентные ссуды и т.п.

Дефицита библиотечных кадров пока не ощущаем. В Сибири даже в некоторых классических университетах ведётся подготовка по библиотечному направлению. Выпускники, как правило, остаются в тех городах, где они учились. У нас практически 75% выпускников остаются работать в библиотеках Кемерова. Мы переподготовили много сотрудников, пришедших на работу в библиотеки с другим образованием. Кроме того, председателями государственных экзаменационных комиссий работают директора ведущих библиотек Кемеровской области, и они получают возможность отобрать себе специалистов, они же являются руководителями практики.

Главная проблема – заработная плата, но сейчас решается вопрос о том, чтобы во всей стране довести её до среднего уровня по регионам. Для студентов и выпускников крайне важны креативность, возможность реализовать себя, зарплата и коллектив. Если все эти условия их устраивают, они остаются в той библиотеке, где проходили практику, готовили курсовые и дипломные работы.

bich-2-1

Окончание дискуссии читайте здесь

Опубликовано в номере июль-август 2014

 



Какие форматы доступа на электронную периодику для вас наиболее интересны?
 

 


webbanner-08-video

 

 webbanner-07-nacproekt

 

 webbanner-01-neb

 

 webbanner-02-fz-o-kulture

 

webbanner-red-03-ebs

 

webbanner-red-04-kn-rynok

 

 webbanner-red-05period-pechat

 

 webbanner-red-06-ros-poligrafiya

 

webbanner-red-10-sost-kultury

 
Copyright © ООО Издательский дом "Университетская книга" 2011
Все права защищены.
Студия Web-diamond.ru
разработка сайтов и интернет-магазинов.